Записки нимфоманки 19

18 августа 2013 - Лев Казанцев-Куртен
article153537.jpg
 
 
(продолжение)

3

Ближе к вечеру ко мне заглянул рыжий охранник и сказал:
– На прогулку, шалава.

– Жена твоя шалава, – огрызнулась я.

– Поговори, – ответил охранник.

Я вышла из своей изрядно опостылевшей клетки и последовала за «рыжим» привычным маршрутом: коридор, люк, винтовая лестница. 

Лестница выходила в небольшое помещение дежурки, из окна которой охранник мог наблюдать за прогуливающейся девушкой. Тюрьма, она и есть тюрьма.

«Рыжий» повернулся ко мне спиной и вставил ключ в выходную дверь. Я смотрела на его рыжую шевелюру и подумала:
– И не западло ему рабынь сторожить?

Это случилось неожиданно для меня: моя рука вознеслась и… Резкий удар ребром кисти по шее поверг «рыжего» на пол. В этот удар я вложила всю мою ненависть и к Грустину, и к «Рыжему», и к месту моего заточения. 

«Рыжий» растянулся в беспамятстве. Ключ торчал в замочной скважине двери, ведущей на волю.

Я перевернула охранника на спину, расстегнула кобуру, висевшую у него на поясе, и вытащила пистолет. Им оказался настоящий «Макаров». Не хило. Отстегнув от пояса наручники, я один надела «рыжему» на руку, второй зацепила за металлические перила и отперла дверь. 

Воля встретила меня четырьмя бетонными стенами. Четыре метра не перепрыгнуть. Но зачем тогда эти решётки на окне? Они и послужили мне лестницей, позволившей взобраться на крышу, идущую вровень с забором. Спуститься вниз мне не составило труда. 

Я попала на захламлённый двор не то какого-то кафе, не то магазина. У задней двери заведения стояла грузовая «газель». 

4

Сердце моё возликовало, когда ноги коснулись земли по эту сторону забора. Но далеко ли уйдёшь в том виде, в котором я была: клочок тряпочки, едва прикрывающий письку и полупрозрачный лифчик, едва поддерживающий сиськи?

Я смотрела на «газель», на её распахнутую дверцу с водительской стороны. Сам водитель, немолодой мужчина, разгружал машину и перетаскивал картонные коробки в здание. 

Выбрав момент, я стремглав кинулась к «газели» и в мгновение ока очутилась за её рулём. 

Я могла угнать её. Но далеко ли я смогу уехать? И куда? К Гарику? Но до него нужно проехать пол-Москвы. Улица Молостовых – не ближний край. А телефон у водителя, наверняка, в кармане и через пять минут гаишники будут оповещены об угоне. И дома ли Гарик? Как с ним свяжешься без мобильника?

Я не повернула ключ зажигания с брелком в виде чёртика. Он дразнил меня красным языком: поверни, поехали, прокатимся… до тюрьмы. Нет, в тюрьму мне не хотелось. Фиг тебе, нечистый! В кабине имелся второй ряд сидений. Я перелезла на них и притаилась.

Водитель появился минут через десять. Насвистывая незнакомую мне мелодию, он сел и включил зажигание. Мне повезло, водитель был один. Меня он не заметил.

Машина выехала на улицу. 


5

– Не бойся, дядя, я тебе ничего плохого не сделаю, если ты не будешь рыпаться. Езжай себе спокойно, – приставив пистолет к затылку водителя, проговорила я. – И дай мне твой мобильник. 

Машина, слегка вильнув, выправилась и снова побежала вдоль улицы. Водитель взглянул в зеркало заднего обзора и, увидев в моих руках пистолет, спросил:
– Чего тебе нужно?

– Только то, чтобы ты довёз меня до нужного места и больше ничего, – ответила я. – Довёз и забыл обо мне навсегда. 

– Забуду… Забуду, как дурной сон, – ответил водитель и, вынув из нагрудного кармана рубашки мобильник, протянул мне.

Я позвонила Лолке. Мобильник её молчал, по городскому ответила Лолкина сестра Машка:
– Лолки нет. Она с очередным хахалем укатила в Турцию.

Это был для меня удар. Но оставался второй вариант - Гарик.

Я наморщила лоб, вспоминая номер его телефона, увиденный в записной книжке, и, потыкав пальчиком по кнопочкам, набрала его.

Гарик откликнулся после третьего гудка.

– Это Белка, милый, девочка из «Сан-Суси», – сказала я. – Узнаёшь? 

Гарик удивился:
– Тебя выпустили?

– Нет, я сбежала, как есть, голая. Ты мне поможешь? Мне нужна хоть какая одежонка, чтоб прикрыть наготу и пристанище на первые дни.

– Чёрт! Белка, я сейчас не в Москве, в командировке и буду дня через три, – явно расстроено ответил Гарик.

Меня его слова тоже не порадовали.

– Жаль, – вздохнула я. – Я рассчитывала на твою помощь.

– Что, прокол, пташка? – спросил водитель. – Кинул тебя парень?

– Не кинул, – ответила я. – Он в командировке. 

– Откуда сбежала, как вижу, голая?

– Не поверите. Из борделя для VIP-персон. Стукнула охранника и сиганула через забор. А тут ваша машина.

– Что ж ты не прихватила одежонку? 

– А она у нас есть? Даже ту, что у меня была, отобрали, суки.

– Вас там насильно, что ли, держат?

– Да, дядя. Я стукнула машину одному гаду, так, легонько царапнула его «мерс», он оценил ущерб в десять тысяч долларов. Я должна была их отработать в борделе. И отработала бы, но поняла, что живой меня оттуда не выпустят. Там же в бетон и закатают… 

– Ого! – удивился водитель. – Это, что, прямо в центре Москвы?

– В центре, в бывшем сталинском бункере. Этим персонам очень удобно после приёма у Президента заглянуть в «Сан-Суси».

– Так куда теперь поедем? – спросил меня водитель. – Мне домой налево. Развозку товара я закончил.

– Я не знаю. Туда, где можно спрятаться до ночи…

– Где такое место в Москве найдёшь? Чай, не деревня, там бы… – он не договорил.

Перед нами выросла фигура гибебедешника. Он помахал жезлом, приказывая остановиться. Водитель затормозил и вышел из машины. Дело запахло керосином. Я сняла ПМ с предохранителя и взвела курок. Нет, убивать я никого не собиралась, но и живой решила не сдаваться, если водитель выдаст меня. Попасть в милицию, где, как я убедилась, служат теперь бандиты, значило вернуться в лапы к Грустину на издевательства и пытки.

6

Водитель меня не выдал менту. Он вернулся, сел на место и мы поехали.

– Что он вас затормозил?

– Проверил документы, – ответил водитель. – Видимо, ищут кого-то. Это у них называется «План «Перехват». Так куда тебя везти?

Я промолчала. Покидать мне машину не хотелось. В ней я чувствовала себя в относительной безопасности.

Водитель тоже умолк, затем сказал:
– Вот что, девушка, заскочим ко мне домой. Я дам тебе кое-что из одежонки моей дочки. У вас сходные фигуры. И вообще… – он сделал паузу и закончил неожиданным предложением: – …можешь до пятницы перекантоваться у меня. Жена с дочкой отдыхают в деревне. Дочке идти в одиннадцатый класс. Ей нужно набраться сил перед учёбой. А я езжу к ним только на выходные.

До пятницы пожить у него меня устраивало. Как раз к пятнице, судя по моим расчётам, должен был вернуться Гарик.


(продолжение следует)



© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2013

Регистрационный номер №0153537

от 18 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0153537 выдан для произведения:
 
 
(продолжение)

3

Ближе к вечеру ко мне заглянул рыжий охранник и сказал:
– На прогулку, шалава.

– Жена твоя шалава, – огрызнулась я.

– Поговори, – ответил охранник.

Я вышла из своей изрядно опостылевшей клетки и последовала за «рыжим» привычным маршрутом: коридор, люк, винтовая лестница. 

Лестница выходила в небольшое помещение дежурки, из окна которой охранник мог наблюдать за прогуливающейся девушкой. Тюрьма, она и есть тюрьма.

«Рыжий» повернулся ко мне спиной и вставил ключ в выходную дверь. Я смотрела на его рыжую шевелюру и подумала:
– И не западло ему рабынь сторожить?

Это случилось неожиданно для меня: моя рука вознеслась и… Резкий удар ребром кисти по шее поверг «рыжего» на пол. В этот удар я вложила всю мою ненависть и к Грустину, и к «Рыжему», и к месту моего заточения. 

«Рыжий» растянулся в беспамятстве. Ключ торчал в замочной скважине двери, ведущей на волю.

Я перевернула охранника на спину, расстегнула кобуру, висевшую у него на поясе, и вытащила пистолет. Им оказался настоящий «Макаров». Не хило. Отстегнув от пояса наручники, я один надела «рыжему» на руку, второй зацепила за металлические перила и отперла дверь. 

Воля встретила меня четырьмя бетонными стенами. Четыре метра не перепрыгнуть. Но зачем тогда эти решётки на окне? Они и послужили мне лестницей, позволившей взобраться на крышу, идущую вровень с забором. Спуститься вниз мне не составило труда. 

Я попала на захламлённый двор не то какого-то кафе, не то магазина. У задней двери заведения стояла грузовая «газель». 

4

Сердце моё возликовало, когда ноги коснулись земли по эту сторону забора. Но далеко ли уйдёшь в том виде, в котором я была: клочок тряпочки, едва прикрывающий письку и полупрозрачный лифчик, едва поддерживающий сиськи?

Я смотрела на «газель», на её распахнутую дверцу с водительской стороны. Сам водитель, немолодой мужчина, разгружал машину и перетаскивал картонные коробки в здание. 

Выбрав момент, я стремглав кинулась к «газели» и в мгновение ока очутилась за её рулём. 

Я могла угнать её. Но далеко ли я смогу уехать? И куда? К Гарику? Но до него нужно проехать пол-Москвы. Улица Молостовых – не ближний край. А телефон у водителя, наверняка, в кармане и через пять минут гаишники будут оповещены об угоне. И дома ли Гарик? Как с ним свяжешься без мобильника?

Я не повернула ключ зажигания с брелком в виде чёртика. Он дразнил меня красным языком: поверни, поехали, прокатимся… до тюрьмы. Нет, в тюрьму мне не хотелось. Фиг тебе, нечистый! В кабине имелся второй ряд сидений. Я перелезла на них и притаилась.

Водитель появился минут через десять. Насвистывая незнакомую мне мелодию, он сел и включил зажигание. Мне повезло, водитель был один. Меня он не заметил.

Машина выехала на улицу. 


5

– Не бойся, дядя, я тебе ничего плохого не сделаю, если ты не будешь рыпаться. Езжай себе спокойно, – приставив пистолет к затылку водителя, проговорила я. – И дай мне твой мобильник. 

Машина, слегка вильнув, выправилась и снова побежала вдоль улицы. Водитель взглянул в зеркало заднего обзора и, увидев в моих руках пистолет, спросил:
– Чего тебе нужно?

– Только то, чтобы ты довёз меня до нужного места и больше ничего, – ответила я. – Довёз и забыл обо мне навсегда. 

– Забуду… Забуду, как дурной сон, – ответил водитель и, вынув из нагрудного кармана рубашки мобильник, протянул мне.

Я позвонила Лолке. Мобильник её молчал, по городскому ответила Лолкина сестра Машка:
– Лолки нет. Она с очередным хахалем укатила в Турцию.

Это был для меня удар. Но оставался второй вариант - Гарик.

Я наморщила лоб, вспоминая номер его телефона, увиденный в записной книжке, и, потыкав пальчиком по кнопочкам, набрала его.

Гарик откликнулся после третьего гудка.

– Это Белка, милый, девочка из «Сан-Суси», – сказала я. – Узнаёшь? 

Гарик удивился:
– Тебя выпустили?

– Нет, я сбежала, как есть, голая. Ты мне поможешь? Мне нужна хоть какая одежонка, чтоб прикрыть наготу и пристанище на первые дни.

– Чёрт! Белка, я сейчас не в Москве, в командировке и буду дня через три, – явно расстроено ответил Гарик.

Меня его слова тоже не порадовали.

– Жаль, – вздохнула я. – Я рассчитывала на твою помощь.

– Что, прокол, пташка? – спросил водитель. – Кинул тебя парень?

– Не кинул, – ответила я. – Он в командировке. 

– Откуда сбежала, как вижу, голая?

– Не поверите. Из борделя для VIP-персон. Стукнула охранника и сиганула через забор. А тут ваша машина.

– Что ж ты не прихватила одежонку? 

– А она у нас есть? Даже ту, что у меня была, отобрали, суки.

– Вас там насильно, что ли, держат?

– Да, дядя. Я стукнула машину одному гаду, так, легонько царапнула его «мерс», он оценил ущерб в десять тысяч долларов. Я должна была их отработать в борделе. И отработала бы, но поняла, что живой меня оттуда не выпустят. Там же в бетон и закатают… 

– Ого! – удивился водитель. – Это, что, прямо в центре Москвы?

– В центре, в бывшем сталинском бункере. Этим персонам очень удобно после приёма у Президента заглянуть в «Сан-Суси».

– Так куда теперь поедем? – спросил меня водитель. – Мне домой налево. Развозку товара я закончил.

– Я не знаю. Туда, где можно спрятаться до ночи…

– Где такое место в Москве найдёшь? Чай, не деревня, там бы… – он не договорил.

Перед нами выросла фигура гибебедешника. Он помахал жезлом, приказывая остановиться. Водитель затормозил и вышел из машины. Дело запахло керосином. Я сняла ПМ с предохранителя и взвела курок. Нет, убивать я никого не собиралась, но и живой решила не сдаваться, если водитель выдаст меня. Попасть в милицию, где, как я убедилась, служат теперь бандиты, значило вернуться в лапы к Грустину на издевательства и пытки.

6

Водитель меня не выдал менту. Он вернулся, сел на место и мы поехали.

– Что он вас затормозил?

– Проверил документы, – ответил водитель. – Видимо, ищут кого-то. Это у них называется «План «Перехват». Так куда тебя везти?

Я промолчала. Покидать мне машину не хотелось. В ней я чувствовала себя в относительной безопасности.

Водитель тоже умолк, затем сказал:
– Вот что, девушка, заскочим ко мне домой. Я дам тебе кое-что из одежонки моей дочки. У вас сходные фигуры. И вообще… – он сделал паузу и закончил неожиданным предложением: – …можешь до пятницы перекантоваться у меня. Жена с дочкой отдыхают в деревне. Дочке идти в одиннадцатый класс. Ей нужно набраться сил перед учёбой. А я езжу к ним только на выходные.

До пятницы пожить у него меня устраивало. Как раз к пятнице, судя по моим расчётам, должен был вернуться Гарик.


(продолжение следует)



Рейтинг: +1 566 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!