Записки нимфоманки 14

1 августа 2013 - Лев Казанцев-Куртен
article150641.jpg
 
(продолжение)

5

– Займёмся новым делом, – сказал мне Рэм на следующее утро после моего возвращения. – Точнее, я уже занимаюсь. 

– Ловишь бабу на живца? – усмехнулась я, ухватив его за расслабленный, уработавшийся за ночь член. – Не слишком я тебя измотала? Живчик твой хочет поспать. Да и я тоже не прочь вздремнуть ещё минут двести.

– Нет, вставай, дорогая, – приказал мне Рэм. – Приведи себя в порядок, позавтракаем и примемся за работу.

Я нехотя поднялась с постели. Мне и в самом деле хотелось спать после ночной гонки, устроенной мне Рэмом, но я пошла под душ. Горячие струи, чередуясь с ледяными, привели мои мозги в порядок. 

– И что за дело ты мне предлагаешь? – поинтересовалась я у Рэма за утренним кофе с тостами с абрикосовым джемом.

– Убит один человек. Возможно, не слишком хороший, но мой сослуживец по армии. Мы с ним рука об руку прошли первую чеченскую войну. Он, рискуя своей жизнью, вытащил меня раненого из самого пекла. Потом наши дорожки разбежались. Я пошёл в милицию, он занялся бизнесом. Дела у него пошли успешно. Последний раз мы виделись с ним года два назад. 

А на этих днях, пока ты была занята у Яны Леонидовны, ко мне обратилась жена Фёдора Николаева, Лера. Оказывается, Фёдор полтора месяца назад умер. Здоровяк, мог бы кулаком убить быка и вдруг скоропостижно скончался. 

Не прошло и месяца, как к ней обратился компаньон мужа, некий Логинов, с предложением продать ему долю принадлежавшую мужу за два миллиона рублей. Это раз в сорок меньше её стоимости. Лера вспомнила, что Фёдор жаловался на компаньона, что тот под прикрытием их дела занялся какими-то тёмными делишками. Какими, она не знает.

– И эта Лера подозревает, что Логинов убил её мужа? – спросила я.

– Ты догадливая, – улыбнулся Рэм. – Но её ни в милиции, ни в суде даже выслушать не хотят. А в морге один из санитаров ей шепнул, что у судебного медика милиция изъяла протокол вскрытия и приказала тому держать язык за зубами. Выходит, что дело нечисто. Придётся нам с тобой в нём по-копаться. Или трусишь?

– Надо, так надо, – ответила я.

6

Мы выяснили фамилию судмедэксперта, проводившего вскрытие Николаева, Притворов.

Притворов жил один. Жена ушла от него и забрала с собой маленькую дочку. 
Рэм решил посетить его, когда тот будет дома. Вечером мы и нагрянули к нему. Рэм на вопрос хозяина: «кто там?» ответил: «милиция» и показал ему в «глазок» «красные корочки».

Нам открыл дверь худощавый немолодой мужчина в сером костюме и при галстуке. Видимо, он собирался куда-то идти.

– Слушаю вас, – проговорил Притворов. 

– Может, пройдём в комнату, Сергей Олегович, – ответил Рэм. – Не будем же мы разговаривать у порога.

Притворов махнул рукой: проходите.

Уже в комнате Рэм резким голосом сказал:
– Вы арестованы, гражданин Притворов.
– За что? – воскликнул Притворов.
– За подложное заключение о результатах вскрытия Николаева, – ответил Рэм. – Помните?
– Я не хотел…Мне приказали… 
– Кто приказал?
– Майор Грустин. Он приказал переписать протокол с заключением, что Николаев скончался от остановки сердца.
– А что на самом деле было?
– Я не имею права разглашать. Майор категорически мне запретил.
– Тогда мы спросим его.
– А он, что, арестован?
– Отвечайте на вопрос, Притворов.
– Николаеву кто-то скрутил на сторону шею. У него специ-фический перелом шейных позвонков.
– То есть, выявив факт убийства, вы вместе с Грустиным решили его скрыть?
– Не я, майор Грустин. Моё дело маленькое.
– Напишете чистосердечное признание?

Притворов постепенно приходил в себя.
– Нет. Вы взяли Грустина, а он только спица в колеснице. Его подельники меня убьют. Я ничего вам не говорил. 
– Фамилии его подельников знаете?
– Нет. Но это кто-то выше его.
– Фамилия Логинов вам знакома?
– Нет, впервые слышу. Всё. Я буду молчать. Без адвоката я вам больше не скажу ни слова.
– Тебе, Притворов, не понадобится адвокат. Тобой займётся твой коллега, судебный медик, когда здесь обнаружат твой смердящий труп.

Притворов побледнел:
– Вы не посмеете. 
– Ещё как посмею. Николаев мой друг. За него я и тебе, и Грустину, и тем, кто над ним, пасть порву.
– Не убивайте… У меня маленькая дочка…
– Если хочешь жить, напиши всё, как было. Напишешь правду, будешь жить. 
– Напишу, – ответил Притворов.
(продолжение следует)






© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2013

Регистрационный номер №0150641

от 1 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0150641 выдан для произведения:
 
(продолжение)

7

Утром после пробуждения мы с Рэмом занялись любовью. Вечером у нас с ним был вечерний секс, после которого я видела хорошие сны. Утренний же секс меня взбадривает и настраивает на боевой лад. А дел набралось невпроворот. 

Мы выяснили у Притворова, что Николаев был убит. Секретарша Николаева Ольга показала Рэму, что последним, кто заходил к её шефу был Логинов и с ним молодой спортивного вида мужчина. 

Когда минут через пятнадцать после их ухода она заглянула в кабинет, шеф был уже мёртв. Выходило, что его убил Логинов. Но этому тщедушному очкарику не под силу было свернуть шею не то что крепкому мужику, каким был Николаев, но даже курице. Значит, это сделал спутник Логинова. Рэма заинтересовало: кто этот мужчина и откуда он появился. Ольга ответила, что раньше она никогда его не видела на фирме, не появлялся он и после смерти шефа. 

– Похоже, Логинов выполнял чей-то приказ, – сказал Рэм. – Интересно, что Фёдор подразумевал, говоря Лере о том, что его компаньон занялся тёмными делишками. Что это за делишки? Я хочу знать. 

– Так давай, спросим его, – ответила я.

Рэм покачал головой:
– Логинова пока трогать не будем. Неизвестно, как он себя поведёт. Отпустить его живым после допроса? Он может обратиться за помощью к своим покровителям или подельникам, и тогда нам самим придётся бегать от них. Ликвидировать? Его подельники насторожатся, начнут подчищать всё вокруг фирмы Фёдора. Начнём не с Логинова, начнём с майора Грустина и его связей. То, что нам с тобой известно, наводит на мысль о его причастности к каким-то нелегальным доходам, во много раз превышающих зарплату милицейского майора. Через него мы сможем выйти и на убийцу Фёдора.

Рэм не открыл Америки. Конечно, восьмикомнатная квартира в центре Москвы, трёхэтажный коттедж в Подмосковье с крытым теннисным кортом, с зимним бассейном и «мерс» последней модели были явно не по карману обычному менту. Меня удивило: неужели начальство Грустина не знает об этом?

Рэм продолжал:
– На контакт с ним пойдёшь ты. Ты должна будешь соблазнить его и выяснить, с кем он общается, послушать, о чём они говорят.

– И где я его должна буду соблазнить? – спросила я Рэма. – Где наши дорожки должны пересечься?

– Именно, на дороге. Надеюсь, ты не зря занималась на курсах экстремального вождения автомашины. 

8

Едва «мерседес» Грустина тронулся от Главка, я последовала за ним и на первом же перекрёстке, останавливая моё «рено» на красный свет, проскочила вперёд и лёгким касанием задела левое заднее крыло чёрного красавца, пожертвовав правой фарой моей крошки. Как нами и ожидалось, Грустин выскочил из машины, подскочил к «рено», рванул на себя дверцу и заорал:
– Какого чёрта!.. 

Крик его пресёкся, когда он увидел сидящую за рулём юную блондинку с наивными глазами, с длинными голыми ногами и вздымающимися под тонким топиком грудками, то есть, меня.

Я посмотрела на него, на его серый мундир с погонами и проговорила жалобным голоском:
– Простите, господин генерал. Я немного недовернула руль… Вы не ушиблись?..

Грустин пробежался глазами по моим выставленным прелестям и сказал уже почти мирно:
– Смотреть надо, красотка.

– Я смотрю, господин генерал. Я увидела ваш «мерс». Он мне так понравился. Я люблю «мерсы», – сказала я, вылезая из машины. – Вот и налетела.

– Ты, красотка, налетела на десять тысяч, – усмехнулся Грустин. – Это эксклюзивный экземпляр. В нём каждая деталь на вес золота.

– Десять тыщ рублей? – спросила я.

– Баксов, красотка, баксов, – хохотнул Грустин подлым смешком. 

– Это долларов? – переспросила я и, подняв руку ко лбу, всем прикладом рухнула на майора.

9

Я повисла на Грустине, невольно обнявшего меня. 

– Удержит или оттолкнёт? – едва успела подумать я, как ноги мои оторвались от земли, и я поплыла по воздуху. Я очутилась на сильных руках майора и благодарно обхватила его за шею.

Грустин усадил меня на переднее сидение «мерседеса». Я открыла глаза и томно прошелестела губками:
– Ой, простите, господин генерал. У меня закружилась голова.

Грустин не ответил, а полуобернувшись к стоящему за его спиной бугаю в штатском, приказал:
– Отгони драндулет этой красотки к Шарафу. Пусть он приведёт его в порядок.

Я оскорбилась, как этот мерзавец посмел назвать мою девочку драндулетом!

А Грустин добавил:
– Меня найдёшь в «Сан-Суси».

Я знала этот элитный ресторан, доступный только тем, у кого лопатник ломится от «зелени». Мне было интересно взглянуть на него изнутри. Правда, одета я была не для ресторана, тем более, такого. Но майору виднее. 

Но нас встретили, можно сказать, с распростёртыми объятиями, как самых дорогих гостей. Пожилой метрдотель спросил Грустина:
– Вам, как обычно, двенадцатый?

– Да, Петрович. 

Двенадцатый – это был не столик, как подумала я, а настоящие апартаменты в отеле, со всем тем, что должно быть в них и, конечно, с роскошной широченной кроватью, покрытой голубым шёлковым покрывалом. 

Грустин усадил меня за стол.

– Пообедаем, – сказал он. – Я как раз ехал сюда.

Не прошло и пяти минут, официант, стройный юноша арабской смазливой внешности, вкатил столик с тарелками, судками, ведёрком со льдом, из которого торчало горлышко бутылки шампанского.

– Выпьем за знакомство, красотка – предложил Грустин, когда официант открыл бутылку и разлил по фужерам. – Кстати, как тебя звать?

– Бэлла, – ответила я. Мы с Рэмом решили придерживаться легенды, близкой к обстоятельствам моей биографии. – Или просто Белка. А вас?

– Пётр Павлович или просто Пётя, – усмехнулся Грустин. – Расскажи-ка ты мне, Белочка, кто ты и что ты?

10

Я рассказала майору свою печальную историю, как я поругалась и убежала от моего любовника.

– Кто же твой любовник? – поинтересовался Грустин. 

– Бизнесмен, – ответила я. – Рэм.

– Что у него за бизнес? – продолжил допрос майор.

Я сделала круглые глаза:
– Я не интересовалась, Петя. Но он денег не жалел для меня. Вот, машинку купил…

– Значит, ты, смывшись, его кинула? – усмехнулся Грустин.

– А что, я должна с ним, старым козлом, за спасибо» спать? Вот ему! – я сложила из пальцев фигуру из трёх пальцев.

– И то дело, – Грустин снова скривил тонкие губы в усмешке. – Вход в райский сад не может быть бесплатным…

– Ага, – кивнула я, продолжая играть наивную дурочку. – Бесплатно пусть дядьки свою редиску в штанах дёргают руками.

Грустин хохотнул и положив ладонь на мою ляжку, спросил:
– И сколько ты возьмёшь с меня за час?

Я немного подумала, наморщив лоб, от этого, я знала, моё лицо делалось глуповатым, и ответила:
– Я бы взяла двести долларов, но я ваша должница…

– В счёт долга? – снова противно хохотнул Грустин. - Согласен… 


11

Шампанское мне слегка вскружило голову, лёгкая дрожь пробежала по телу, а низ живота наполнился приятным теплом. 

Рука Грустина прошлась по моему бедру до трусиков и просунулась между ног. Я сделала глубокий вдох, медленно выдохнула и, ухватив край топика, стянула его через голову.

– О, какая прелесть, – воскликнул Грустин, положив руку мне на грудь и ухватив пальцами сосок, затвердевший, словно камешек. – Возбудилась, тёлочка, повлажнела? Эт-та хорошо.

Он сжимал и отпускал грудь и теребил сосок. Затем расстегнул брючный ремень и дёрнул «молнию» ширинки. Я помогла ему извлечь напрягшийся член и, зажав его в пятерне, одобрительно проговорила:
– Хороший кобелёк…

Склонив голову, я коснулась губами глянцевого малинового кончика, облизала его вкруговую вокруг шляпки. Грустин откинулся на спинку полу-кресла и прикрыл глаза, а я всё глубже и глубже погружала член в рот, пока он не упёрся мне в горло… Я двигала его взад-вперёд и ласкала языком так, что Грустин начал блаженно постанывать. Потом он вскрикнул, и в рот мне ударила струя вязковатой жидкости. Грустин кончил. Я проглотила сперму с видимым удовольствием на лице и сказала:
– Вкусная…

Грустин самодовольно улыбнулся и нажал на зелёную кнопку-пуговку, вделанную в стену. В комнату вошёл тот же официант. 

Грустин приказал ему:
– Рашид, девочка хочет. Трахни её.

Юноша склонил голову и ответил:
– Слушаюсь, хозяин.

Он стал раздеваться. Я обрадовано и с готовностью расстегнула юбочку-пояс и стянула трусики. О сексе с таким очаровашкой я могла только мечтать. 


(продолжение следует)



(продолжение следует)


Рейтинг: +2 557 просмотров
Комментарии (2)
юрий елистратов # 4 августа 2013 в 13:56 +1
625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Лев Казанцев-Куртен # 16 августа 2013 в 17:21 0
Юрий, извините меня за молчание. Я пропал, но вернулся после сложной операции. К сожалению, пока не могу долго сидеть у компа.