Записки нимфоманки 11

article150138.jpg

 

 



(продолжение)

10

– Мне нужно отлучиться по делам, – сказал Рэм. – Ты оставайся тут, никуда не выходи, – он улыбнулся: – Впрочем, не пойдёшь же ты по городу в мужском банном халате. Спи. Ты умаялась за ночь.

Он ушёл, а я действительно уснула. На этот раз спала без снов и проспала до вечера, до самого возвращения Рэма.

– Возьми, – он бросил на кровать пакет. – Я купил тебе кое-какую одежонку.

Кое-какой одежонкой оказались джинсы, топик и пара трусиков. Я поцеловала Рэма. Поцелуй вышел затяжной, зовущий, но Рэм отстранился и сказал:
– Прежде о твоих делах. Они не ахти какие. Я кое-что разведал через своих бывших коллег. Выяснилось, что твой Миша убит. Его дом подожжен и сгорел дотла вместе с трупом хозяина. Тушить его было некому. Пожарной команды в селе нет. Перед этим у Миши отрезали член вместе с мошонкой и повесили на кол перед домом. В убийстве и поджоге подозревается некая молодая особа, любовница убитого. Домработница, проживавшая с Мишей, смогла следователю сообщить только то, что особу эту звали Белка. Может, потому, что она блондинка, может, настоящее имя её Бэлла. Сейчас составляется фоторобот подозреваемой. Надеюсь, что он будет, как и большинство фотороботов, мало похожим на эту Белку. Но в чём я точно уверен, копать будут упорно. Руководить следствием взялся сам полковник Рындин.

Сообщение Рэма повергло меня в ужас: меня разыскивает милиция! Я онемела.
Рэм посмотрел на меня и улыбнулся:
– Испугалась? Я знаю, что ты не убивала Мишу. И больше опасаюсь не того, что тебя могут найти и арестовать. Ты Рынде не нужна живая. 

На глаза у меня навернулись слёзы. Я не хотела умирать.

– Не плачь, – Рэм прижал меня к своей широкой груди. – Я не дам тебя в обиду. Нужно только предупредить твоих родителей, чтобы не заявляли в милицию о твоей пропаже. Пропавшая Бэлла может навести Рынду на след. 

– Я их предупредила, что вернусь вечером завтра, – ответила я. 
– Вот и отлично. Завтра и вернёшься. 

Я поверила Рэму, посмотрела в его открытое мужественное лицо и спросила:
– А ты кто?

– Я – частный детектив, – ответил Рэм и повалил меня на кровать. – И сейчас я вгоню в тебя кол, чтобы не убежала.

– Вгони, – воскликнула я. – и поглубже…

11

На следующий день я, как ни в чём ни бывало, вернулась домой. А ещё через день Рэм взял меня к себе в детективное агентство на работу. Впрочем, кроме него, в агентстве больше никого не было.

– Меньше народа, больше кислороду, – сказал он, – и меньше риск утечки информации. Тебе я верю. Но мне нужна не барышня за компьютером, а полноценный агент, помощница, способная в нужный момент прикрыть мне спину. Будешь учиться стрелять, водить машину и драться. 

- У меня нет машины, и не предвидится. Ты же мне не купишь её, – ответила я.

– Угонишь. Я научу, – усмехнулся Рэм. – Что предпочитаешь «мерседес», «лексус», «ауди»?

Рэм записал меня на курсы карате, вождения автотранспорта и два раза в неделю мы ходили с ним в милицейский тир стрелять.

Через полгода я уже неплохо владела приёмами карате, стреляла из пистолета, автомата и снайперской винтовки и водила машину. Угонять её не пришлось: Рэм купил мне юркое «рено».

Так началась моя новая жизнь. 

Конец второй тетрадки.


(продолжение следует).

 

© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2013

Регистрационный номер №0150138

от 29 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0150138 выдан для произведения:

 

 



(продолжение)

10

– Мне нужно отлучиться по делам, – сказал Рэм. – Ты оставайся тут, никуда не выходи, – он улыбнулся: – Впрочем, не пойдёшь же ты по городу в мужском банном халате. Спи. Ты умаялась за ночь.

Он ушёл, а я действительно уснула. На этот раз спала без снов и проспала до вечера, до самого возвращения Рэма.

– Возьми, – он бросил на кровать пакет. – Я купил тебе кое-какую одежонку.

Кое-какой одежонкой оказались джинсы, топик и пара трусиков. Я поцеловала Рэма. Поцелуй вышел затяжной, зовущий, но Рэм отстранился и сказал:
– Прежде о твоих делах. Они не ахти какие. Я кое-что разведал через своих бывших коллег. Выяснилось, что твой Миша убит. Его дом подожжен и сгорел дотла вместе с трупом хозяина. Тушить его было некому. Пожарной команды в селе нет. Перед этим у Миши отрезали член вместе с мошонкой и повесили на кол перед домом. В убийстве и поджоге подозревается некая молодая особа, любовница убитого. Домработница, проживавшая с Мишей, смогла следователю сообщить только то, что особу эту звали Белка. Может, потому, что она блондинка, может, настоящее имя её Бэлла. Сейчас составляется фоторобот подозреваемой. Надеюсь, что он будет, как и большинство фотороботов, мало похожим на эту Белку. Но в чём я точно уверен, копать будут упорно. Руководить следствием взялся сам полковник Рындин.

Сообщение Рэма повергло меня в ужас: меня разыскивает милиция! Я онемела.
Рэм посмотрел на меня и улыбнулся:
– Испугалась? Я знаю, что ты не убивала Мишу. И больше опасаюсь не того, что тебя могут найти и арестовать. Ты Рынде не нужна живая. 

На глаза у меня навернулись слёзы. Я не хотела умирать.

– Не плачь, – Рэм прижал меня к своей широкой груди. – Я не дам тебя в обиду. Нужно только предупредить твоих родителей, чтобы не заявляли в милицию о твоей пропаже. Пропавшая Бэлла может навести Рынду на след. 

– Я их предупредила, что вернусь вечером завтра, – ответила я. 
– Вот и отлично. Завтра и вернёшься. 

Я поверила Рэму, посмотрела в его открытое мужественное лицо и спросила:
– А ты кто?

– Я – частный детектив, – ответил Рэм и повалил меня на кровать. – И сейчас я вгоню в тебя кол, чтобы не убежала.

– Вгони, – воскликнула я. – и поглубже…

11

На следующий день я, как ни в чём ни бывало, вернулась домой. А ещё через день Рэм взял меня к себе в детективное агентство на работу. Впрочем, кроме него, в агентстве больше никого не было.

– Меньше народа, больше кислороду, – сказал он, – и меньше риск утечки информации. Тебе я верю. Но мне нужна не барышня за компьютером, а полноценный агент, помощница, способная в нужный момент прикрыть мне спину. Будешь учиться стрелять, водить машину и драться. 

- У меня нет машины, и не предвидится. Ты же мне не купишь её, – ответила я.

– Угонишь. Я научу, – усмехнулся Рэм. – Что предпочитаешь «мерседес», «лексус», «ауди»?

Рэм записал меня на курсы карате, вождения автотранспорта и два раза в неделю мы ходили с ним в милицейский тир стрелять.

Через полгода я уже неплохо владела приёмами карате, стреляла из пистолета, автомата и снайперской винтовки и водила машину. Угонять её не пришлось: Рэм купил мне юркое «рено».

Так началась моя новая жизнь. 

Конец второй тетрадки.


(продолжение следует).

 

Рейтинг: +3 572 просмотра
Комментарии (5)
Тая Кузмина # 31 июля 2013 в 00:21 0
Вот это поворот в судьбе!!!
Лев Казанцев-Куртен # 31 июля 2013 в 18:13 0
Да, ситуация обостряется...
юрий елистратов # 2 августа 2013 в 11:19 +1
Лихо сюжет завернул - здорово!
Лев Казанцев-Куртен # 2 августа 2013 в 12:48 0
Спасибо, Юрий.
Лев Казанцев-Куртен # 2 августа 2013 в 23:42 0
Это у Чехова: если в первом акте на стене висит ружьё, в последнем оно должно выстрелить. Почему?

Сколько в нашей жизни преходящих нашу дорогу случаев. которые могут не иметь для нас начала и
остаётся неизвестным их конец, а некоторые вообще непонятно зачем пересеклись с нашим курсом...
Конечно, что-то может отложиться в нашей памяти, повлиять на мировоззрение и на курс... Если
не сию минуту, то позднее...
А полковнику какая выгода поднимать шум и отыскивать мою "геройшу". А найти человека, которого
фактически не видел в лицо... Не поднимать же для этого всех и вся... Пропала, и хрен с ней.
Будет сидеть, как перепуганная мышка в норке.