Записки нимфоманки 10

article149939.jpg

 

 



(продолжение)

8

В салоне машины было тепло, и я стала согреваться. Избежав больших неприятностей, только сейчас я испугалась, осознав, что преследователи могли меня убить, и меня начала бить дрожь от пережитого ужаса. 

– Ты озябла? – спросил меня мужчина. Он свернул на обочину дороги и остановил машину.
– Сейчас он начнёт ко мне приставать, – обречённо подумала я, впервые в жизни мне не захотелось не секса. Я мечтала только о ванне, чтобы смыть с себя грязь.

Но мужчина лишь снял с себя рубашку, обнажив мускулистый торс, и накинул её мне на плечи.

– Прикройся. Будет теплее, – сказал он, тронул машину с места и спросил – Может, расскажешь, что с тобой случилось.

Я не стала таиться и рассказала о нападении на Мишин загородный дом, о полковнике по кличке Рында, о его бугаях, о своём бегстве, о пулях, просвистевших рядом с моей головой.

– Говоришь, полковник по кличке Рында? – переспросил он.

– Так называли между собой те, что гнались за мной, – ответила я.

– Знаю такого. Полковник Рындин из Главка. Сволочная личность. 

Светлело. Мы въехали на МКАД. Я назвала моему спасителю свой адрес, но он взглянул на меня и сказал:
– Думаю, что в таком виде тебе не стоит показываться дома, расстраивать родителей. Да и история с Рындиным мне не нравится. Побудешь у меня.

Мы остановились у серой блочной девятиэтажки. Рэм Петрович, так звали моего ново-го знакомого, попросил меня подождать его в машине, сходил домой и принёс банный халат. Хотя ещё был ранний час, но некоторые жильцы уже отправлялись на работу. 

Рэм Петрович жил на шестом этаже. Звякнув ключами, он отпер дверь. 

Это была однокомнатная квартира, обставленная с аскетической скромностью. Письменный стол с компьютером, стул, небольшой шкаф и кровать, не рассчитанная на лю-бовные приключения. Бросались в глаза не характерные для мужчины порядок и чистота.

– Пока ты будешь в ванной, я сварганю что-нибудь на завтрак, – сказал Рэм Петрович. 

Да, ванна для меня было самое желанное. Я скинула халат и ужаснулась, увидев в зеркале себя, своё тело, исполосованное царапинами, оставленными и форточкой в туалете, и кустами шиповника, сквозь которые я продиралась, спасаясь от пуль преследователей.

9

– Теперь будем лечиться, – сказал Рэм Петрович, когда мы закончили завтракать. – А то твои царапки начнут воспаляться. Неприятная штука. У меня есть волшебный бальзам. Всё заживёт, как на кошке. Снимай халат и ложись на кровать.

Я послушно легла и закрыла глаза. Мне не было стыдно и хотелось безоговорочно подчиняться этому мужчине. Его пальцы прошлись по моим рукам и ногам, коснулись живота. Я вздрогнула и замерла. 

Сначала я почувствовала лёгкий ожог, за ним по всему телу пробежала волна наслаждения. У меня перехватило дыхание и исчезли все мысли. 

Пальцы Рэма Петровича пробежали по всему животу, бокам, груди, коснулись сосков, отчего они предательски напряглись и выпрямились, а внизу, под лобком, затеплился огонёк и стал усиливаться. Сладостно напрягся мой бутон плоти и я представила, как он, раздвинув створки раковины, высунулся наружу розовой головкой. 

Я прикусила губу, чтобы удержать подступающий к горлу стон. Мне так неимоверно захотелось быть взятой моим спасителем, что руки мои помимо моей воли обвили его шею и притянули голову к груди.

– Возьми меня, – прошептала я. – Пожалуйста, возьми…

Губы Рэма Петровича обхватили мой сосок и нежно его сжали. Я не сдержалась:
– Сладко… сладко… хочу… 

Рэм Петрович положил руку мне на бугорок, раздвинул мои ноги, лёг на меня, и я ощутила его глубоко в себе. Передо мной разверзлось бездонное небо…


(продолжение следует)


 

© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2013

Регистрационный номер №0149939

от 28 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0149939 выдан для произведения:

 

 



(продолжение)

8

В салоне машины было тепло, и я стала согреваться. Избежав больших неприятностей, только сейчас я испугалась, осознав, что преследователи могли меня убить, и меня начала бить дрожь от пережитого ужаса. 

– Ты озябла? – спросил меня мужчина. Он свернул на обочину дороги и остановил машину.
– Сейчас он начнёт ко мне приставать, – обречённо подумала я, впервые в жизни мне не захотелось не секса. Я мечтала только о ванне, чтобы смыть с себя грязь.

Но мужчина лишь снял с себя рубашку, обнажив мускулистый торс, и накинул её мне на плечи.

– Прикройся. Будет теплее, – сказал он, тронул машину с места и спросил – Может, расскажешь, что с тобой случилось.

Я не стала таиться и рассказала о нападении на Мишин загородный дом, о полковнике по кличке Рында, о его бугаях, о своём бегстве, о пулях, просвистевших рядом с моей головой.

– Говоришь, полковник по кличке Рында? – переспросил он.

– Так называли между собой те, что гнались за мной, – ответила я.

– Знаю такого. Полковник Рындин из Главка. Сволочная личность. 

Светлело. Мы въехали на МКАД. Я назвала моему спасителю свой адрес, но он взглянул на меня и сказал:
– Думаю, что в таком виде тебе не стоит показываться дома, расстраивать родителей. Да и история с Рындиным мне не нравится. Побудешь у меня.

Мы остановились у серой блочной девятиэтажки. Рэм Петрович, так звали моего ново-го знакомого, попросил меня подождать его в машине, сходил домой и принёс банный халат. Хотя ещё был ранний час, но некоторые жильцы уже отправлялись на работу. 

Рэм Петрович жил на шестом этаже. Звякнув ключами, он отпер дверь. 

Это была однокомнатная квартира, обставленная с аскетической скромностью. Письменный стол с компьютером, стул, небольшой шкаф и кровать, не рассчитанная на лю-бовные приключения. Бросались в глаза не характерные для мужчины порядок и чистота.

– Пока ты будешь в ванной, я сварганю что-нибудь на завтрак, – сказал Рэм Петрович. 

Да, ванна для меня было самое желанное. Я скинула халат и ужаснулась, увидев в зеркале себя, своё тело, исполосованное царапинами, оставленными и форточкой в туалете, и кустами шиповника, сквозь которые я продиралась, спасаясь от пуль преследователей.

9

– Теперь будем лечиться, – сказал Рэм Петрович, когда мы закончили завтракать. – А то твои царапки начнут воспаляться. Неприятная штука. У меня есть волшебный бальзам. Всё заживёт, как на кошке. Снимай халат и ложись на кровать.

Я послушно легла и закрыла глаза. Мне не было стыдно и хотелось безоговорочно подчиняться этому мужчине. Его пальцы прошлись по моим рукам и ногам, коснулись живота. Я вздрогнула и замерла. 

Сначала я почувствовала лёгкий ожог, за ним по всему телу пробежала волна наслаждения. У меня перехватило дыхание и исчезли все мысли. 

Пальцы Рэма Петровича пробежали по всему животу, бокам, груди, коснулись сосков, отчего они предательски напряглись и выпрямились, а внизу, под лобком, затеплился огонёк и стал усиливаться. Сладостно напрягся мой бутон плоти и я представила, как он, раздвинув створки раковины, высунулся наружу розовой головкой. 

Я прикусила губу, чтобы удержать подступающий к горлу стон. Мне так неимоверно захотелось быть взятой моим спасителем, что руки мои помимо моей воли обвили его шею и притянули голову к груди.

– Возьми меня, – прошептала я. – Пожалуйста, возьми…

Губы Рэма Петровича обхватили мой сосок и нежно его сжали. Я не сдержалась:
– Сладко… сладко… хочу… 

Рэм Петрович положил руку мне на бугорок, раздвинул мои ноги, лёг на меня, и я ощутила его глубоко в себе. Передо мной разверзлось бездонное небо…


(продолжение следует)


 

Рейтинг: +3 694 просмотра
Комментарии (3)
Тая Кузмина # 31 июля 2013 в 00:14 0
Отчаянная девчонка. lubov5
Лев Казанцев-Куртен # 31 июля 2013 в 18:12 0
Да уж, Тая...
юрий елистратов # 2 августа 2013 в 11:16 0
Всё правильно - за спасение надо
плучить поощрение
!