Встреча

9 февраля 2014 - Ефим Неперсонов
                           

Как и многие, достигнув определённого возраста, я испытал жгучее желание оглянуться в прошлое. Вспомнить «этапы большого пути», имена и лица знакомых, которые так или иначе повлияли на меня. В наше время опору для подобных воспоминаний дают специальные сайты. На «Одноклассниках», к примеру, можно найти не только тех, с кем учился в школе, но и вузе, служил в армии. Достаточно вывесить свою фотографию и краткие анкетные данные.
Что я и сделал. Возможность отыскать тех, кто когда-то, как и ты, был юн, привлекала, страшила и бросала вызов. Интересно посмотреть, что с людьми делает время. Вдруг они сохранились лучше, чем ты? А вдруг ты, глядя на них, поймешь, как стар и не на шутку загрустишь…
Вывесил я своё фото – и забыл о нём. Вдруг, месяца через три приходит извещение, мол, дорогой Ефим, Вам написал Вячеслав Шулепин. Чтобы прочитать, пройдите по ссылке… Кто такой этот Вячеслав? Уж не Славка ли, мой товарищ по студенческим похождениям? Не может быть! Тоже сентиментальность заела? Что ж. Пройдем по ссылке.
И правда. На фотографии в плотном мужчине с седыми висками легко угадывается прежний Славка. Выцвел, правда, изрядно. Нет юношеского румянца на всю щеку. Но такой же сочный и крепкий.
Выключил я компьютер, а воспоминания не отпускают. Где там! Память вытаскивает всё новые и новые сюжеты.
Вот мы со Славкой на танцах клеим девчонок. Сначала знакомимся парами.
- Девочки! Скучаете? Мы вас развеселим. Знаете историю о том, как из одного болота в далекой Африке однажды тащили огромного бегемота?..
- Вы тащили?
- Ещё чего! Мы стояли с во-от такими ружьями и охраняли бегемота от саблезубых львов.
- Хи-хи. Такие разве бывают?
- вот когда мы с вами останемся наедине, мы вам покажем клыки, выдранные из пасти самых свирепых из них…
А потом, танцуя, показывали глазами – он на меня, я на него – и шептали на ухо:
- Знаешь, какой он крутой! У него… – и дальше называли то, что могло поразить именно эту девчонку.
Однажды Славка пригласил меня на свой день рождения. Сказал, будут две подружки. С одной из них он уже спит, а вторая – для меня. Друг тогда снимал половину дома. В этой половине было три помещения. Сени, достаточно просторные, чтобы в них кое-как разместиться вдвоем. «Гостиная», в которую входил шкаф, стол и четыре стула. И спаленка, разделенная тряпичной загородкой на две части. В каждой из них стояло по узкой кровати, и в каждую нужно было забираться прямо с порога, перелезая через спинку. Мы отлично повеселились за столом. Много пили, танцевали, практически толкаясь задницами, рядом со столом. Потом, что само собой разумелось, отправились в койки.
Представьте картинку. Четыре человека стоят у порога и по очереди лезут по кроватям. Сначала девчонки. Мы подсаживаем их под попки, помогаем поднять ножки. Возбуждаемся при этом. Забравшись в койки, они раздеваются, а мы со Славкой раздеваемся до плавок ещё за порогом. Он стоит рядом со мной, и от него пышет жаром. Я чувствую его мужскую силу. Блин… А ведь о другом надо бы думать.
И забравшись к Светке, с удовольствием оглаживая её молодое тело, я не с ней, а весь там, за тряпичной ширмой, из-за которой уже раздаются хлюпающие звуки и стоны. Как же они мне мешают! Думаю о Славкиной Нинке. Она что, такая раздолбанная. Что там так хлюпает?.. К тому же Светка мне шепчет, что у неё ещё никого не было… Я попал! Лишать человека невинности в таких условиях – это же ненормально! Что она запомнит? Да и неохота мне возиться… Всякое желание пропадает мгновенно. Я втискиваюсь рядом с ней на бок. Кладу ладонь на талию. Целую в лобик. Отпускаю тебе грехи твои… Блин!!! Она всхлипывает и благодарно прижимается ко мне.
И так мы лежим, два дурака, и слушаем, как за ширмой Славка пялит Нинку. Ритмично скрипит и позвякивает панцирная сетка. Нинка уже не стонет, а как-то странно порыкивает. Ритм нарастает. Потом там происходит что-то вроде землетрясения. Тряпичная перегородка колышется. Наверно, Славка переворачивает Нинку на живот. Ставит на колени. Ну да. Она издает гортанные и приглушенные подушкой звуки. Я уже не могу сдерживаться. Член вырастает и упирается Светке в живот. Она снова всхлипывает. Опускает руку и начинает его поглаживать. Жалеет бедняжку… Нет, ну это же нестерпимо! Кладу руки ей на плечи и пытаюсь сдвинуть вниз.
- Я не умею, – шепчет она. – Но меня уже не сдержать. Потыкавшись ей в рот, я бурно кончаю девушке на лицо. Она вскрикивает и бросается к «выходу». Бьется о спинку кровати, чертыхается. Вываливается в сени и громыхает умывальником.
Славка, гад, из-за ширмы шепчет прерывающимся голосом, изображая батюшку:
- Почто девушку обижаешь, Ефимий?..
- Не отвлекайся, – советую другу, и выбираюсь следом за Светкой. Она уже вернулась. Стоит у входной двери, закутавшись в штору, плачет и трясётся вся. Подаю ей одежду. Ловлю такси и отправляю домой, предварительно шлёпнув по попке и шепнув на ухо, чтобы больше мне не попадалась, а то так просто не отделается. Светка испуганно сверкает глазками и исчезает в машине… Потом её трахнул всё тот же Славка. И не раз пытался мне расписать, какая она тугая во всех местах. А как сосёт… Чуть не подрались из-за этого. Я ведь стараюсь не вспоминать, но вспоминается. Как, проводив Светку, я вернулся и чуть приоткрыл занавеску. Свет упал в аккурат на центр кровати. Я увидел разбросанные волосатые ляжки, между ними – Нинку. Она лежала на боку и мёртвой хваткой держала головку Славкиного члена. По сравнению с Нинкиной головой член Славки казался просто каким-то поленом с набалдашником. Как эта здоровенная штуковина размещалась у Нинки во рту? Было полное впечатление, что ни Славка не может вынуть член у Нинки изо рта, ни Нинка не может отпустить. Застрял… Странные меня посетили ощущения, доложу я вам. Я ж не голубой. А что же тогда Славкин член вызвал у меня такое восхищение, аж зубы заныли?..
Необычное было у меня отношение к другу. Когда его не было рядом, я ощущал себя мачо всех отношениях. А когда появлялся Славка, хотелось сделать свои плечи поуже, кокетничать с ним, капризничать… Я был даже рад, что мы разбежались и мне не пришлось проверить себя на голубизну. Со временем обзавелся семьей и детьми. Скоро, если всё будет хорошо, и внуки пойдут. Что стало с ним?
Мы живем в разных городах. Пока списались да съехались, прошло время.
И вот настало время «Ч».
Вячеслав Николаич, то бишь Славка, приедет в Москву, и мы встретимся на Арбате со стороны Смоленской. Стою, жду. Подруливает непонятного разлива иномарка, из неё выходит мой студенческий дружбан, весь из себя импозантный, в тонком кожаном пиджачке невероятно красивого цвета. В руке тонкий кейсик. На голове кепон рижского производства и пуговицей на затылке. Из нагрудного кармашка торчит уголок малинового платка. Мать моя женщина! Не то жиголо прикатил, не то новый Казанова. И что вы думаете? Открывается дверца с другой стороны и выходит эдакий смуглый мучачос с осиной талией, мускулатурой как из анатомички и физиономией Бандераса. И вопросительно смотрит – то на меня, то на Славку. Сына, что ли привёз показать? Но Славка, не подходя ко мне, приобнимает парня за плечи и что-то шепчет на ухо. Тот исчезает в машине, а машина за поворотом.
- Ну, здорово, братишка!
Славка открывает мне объятия. И обнимает меня не как старый друг, а как большой начальник – подчиненного, который только что выполнил ответственное задание.
- Как ты?
- А ты?
Короче, фигня всякая в таком духе продолжалась весь вечер. Мы пообедали в трактире «Арба», выпили водочки. Долго дымили за кофе. И вспоминали.
Но мне побоку были воспоминания. Меня интересовала Славкина личная жизнь. Я стал рассказывать о себе. О семье, детях. Смотрю, старый друг как-то вдруг скис, помрачнел. Вижу, что хочет сменить тему. А я, знай, своё:
- Ты с сыном приезжал? Что не познакомил?
- Это не сын. У меня нет детей. И женат никогда не был. Это… мой друг. Секретарь, если хочешь. Знаешь, – вдруг стал выкладывать он – в одно прекрасное утро я проснулся в окружении трех первоклассных телок, с которыми мы всю ночь ублажали друг друга как могли, во все щели. – Он помолчал. – И они меня, понимаешь? Так вот, проснулся я в одно, как впоследствии оказалось прекрасное утро и вдруг понял, что из всех женских щелей мне нравится больше всего одна. Та, что между ягодиц. И ещё мне нравится, когда меня имеют в зад. Одна из девиц спросила разрешения и сначала нежно ввела мне в анус палец. Я удивился, но захотелось попробовать – слышал, это для остроты ощущений рекомендуют. Знаешь, так понравилось, что я решил попробовать кое-что покруче. У них были игрушки лесбиянские, такие, двусторонние имитаторы. Так я к ним подлез по-тихому. Они и меня трахнули этой штуковиной. Всё. С тех пор я девками больше не интересуюсь…
- Хотел давно, ещё с тех пор спросить, – Славка посмотрел, не лежит ли на столе моя рука и, обнаружив её отсутствие, откинулся на спинку стула, – помнишь тот вечер, когда мы с Нинкой и Светкой зажигали у меня на хате?
- Как же не помню. Конечно, помню. Такой облом…
- Мне показалось, что тогда не Светку, а меня хотел? А? Что скажешь?
Почва начала уплывать из-под моих ног. Не хватало еще во второй половине жизни сменить ориентацию. Нет уж. Я уж лучше сохраню верность п***е.
- Ты что, братишка, звезданулся? Злой я на тебя тогда был. Вот и все дела.
- А смотрел так, что я было подумал… Ну да ладно. Если надумаешь потусоваться среди наших, – Славка сделал паузу, – вот телефончик. – Он выложил из позолоченной визитницы карточку. – Звони! О! а вот и мой Василёк.
Я оглянулся. «Бандерас» стоял на пороге заведения и, поигрывая желваками, смотрел в мою сторону. Славка уехал.
На визитке витиеватыми буквами с завитушками на конце было выбито:
«Я – Славик. Позвони мне, позвони».

© Copyright: Ефим Неперсонов, 2014

Регистрационный номер №0187418

от 9 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0187418 выдан для произведения:                            

Как и многие, достигнув определённого возраста, я испытал жгучее желание оглянуться в прошлое. Вспомнить «этапы большого пути», имена и лица знакомых, которые так или иначе повлияли на меня. В наше время опору для подобных воспоминаний дают специальные сайты. На «Одноклассниках», к примеру, можно найти не только тех, с кем учился в школе, но и вузе, служил в армии. Достаточно вывесить свою фотографию и краткие анкетные данные.
Что я и сделал. Возможность отыскать тех, кто когда-то, как и ты, был юн, привлекала, страшила и бросала вызов. Интересно посмотреть, что с людьми делает время. Вдруг они сохранились лучше, чем ты? А вдруг ты, глядя на них, поймешь, как стар и не на шутку загрустишь…
Вывесил я своё фото – и забыл о нём. Вдруг, месяца через три приходит извещение, мол, дорогой Ефим, Вам написал Вячеслав Шулепин. Чтобы прочитать, пройдите по ссылке… Кто такой этот Вячеслав? Уж не Славка ли, мой товарищ по студенческим похождениям? Не может быть! Тоже сентиментальность заела? Что ж. Пройдем по ссылке.
И правда. На фотографии в плотном мужчине с седыми висками легко угадывается прежний Славка. Выцвел, правда, изрядно. Нет юношеского румянца на всю щеку. Но такой же сочный и крепкий.
Выключил я компьютер, а воспоминания не отпускают. Где там! Память вытаскивает всё новые и новые сюжеты.
Вот мы со Славкой на танцах клеим девчонок. Сначала знакомимся парами.
- Девочки! Скучаете? Мы вас развеселим. Знаете историю о том, как из одного болота в далекой Африке однажды тащили огромного бегемота?..
- Вы тащили?
- Ещё чего! Мы стояли с во-от такими ружьями и охраняли бегемота от саблезубых львов.
- Хи-хи. Такие разве бывают?
- вот когда мы с вами останемся наедине, мы вам покажем клыки, выдранные из пасти самых свирепых из них…
А потом, танцуя, показывали глазами – он на меня, я на него – и шептали на ухо:
- Знаешь, какой он крутой! У него… – и дальше называли то, что могло поразить именно эту девчонку.
Однажды Славка пригласил меня на свой день рождения. Сказал, будут две подружки. С одной из них он уже спит, а вторая – для меня. Друг тогда снимал половину дома. В этой половине было три помещения. Сени, достаточно просторные, чтобы в них кое-как разместиться вдвоем. «Гостиная», в которую входил шкаф, стол и четыре стула. И спаленка, разделенная тряпичной загородкой на две части. В каждой из них стояло по узкой кровати, и в каждую нужно было забираться прямо с порога, перелезая через спинку. Мы отлично повеселились за столом. Много пили, танцевали, практически толкаясь задницами, рядом со столом. Потом, что само собой разумелось, отправились в койки.
Представьте картинку. Четыре человека стоят у порога и по очереди лезут по кроватям. Сначала девчонки. Мы подсаживаем их под попки, помогаем поднять ножки. Возбуждаемся при этом. Забравшись в койки, они раздеваются, а мы со Славкой раздеваемся до плавок ещё за порогом. Он стоит рядом со мной, и от него пышет жаром. Я чувствую его мужскую силу. Блин… А ведь о другом надо бы думать.
И забравшись к Светке, с удовольствием оглаживая её молодое тело, я не с ней, а весь там, за тряпичной ширмой, из-за которой уже раздаются хлюпающие звуки и стоны. Как же они мне мешают! Думаю о Славкиной Нинке. Она что, такая раздолбанная. Что там так хлюпает?.. К тому же Светка мне шепчет, что у неё ещё никого не было… Я попал! Лишать человека невинности в таких условиях – это же ненормально! Что она запомнит? Да и неохота мне возиться… Всякое желание пропадает мгновенно. Я втискиваюсь рядом с ней на бок. Кладу ладонь на талию. Целую в лобик. Отпускаю тебе грехи твои… Блин!!! Она всхлипывает и благодарно прижимается ко мне.
И так мы лежим, два дурака, и слушаем, как за ширмой Славка пялит Нинку. Ритмично скрипит и позвякивает панцирная сетка. Нинка уже не стонет, а как-то странно порыкивает. Ритм нарастает. Потом там происходит что-то вроде землетрясения. Тряпичная перегородка колышется. Наверно, Славка переворачивает Нинку на живот. Ставит на колени. Ну да. Она издает гортанные и приглушенные подушкой звуки. Я уже не могу сдерживаться. Член вырастает и упирается Светке в живот. Она снова всхлипывает. Опускает руку и начинает его поглаживать. Жалеет бедняжку… Нет, ну это же нестерпимо! Кладу руки ей на плечи и пытаюсь сдвинуть вниз.
- Я не умею, – шепчет она. – Но меня уже не сдержать. Потыкавшись ей в рот, я бурно кончаю девушке на лицо. Она вскрикивает и бросается к «выходу». Бьется о спинку кровати, чертыхается. Вываливается в сени и громыхает умывальником.
Славка, гад, из-за ширмы шепчет прерывающимся голосом, изображая батюшку:
- Почто девушку обижаешь, Ефимий?..
- Не отвлекайся, – советую другу, и выбираюсь следом за Светкой. Она уже вернулась. Стоит у входной двери, закутавшись в штору, плачет и трясётся вся. Подаю ей одежду. Ловлю такси и отправляю домой, предварительно шлёпнув по попке и шепнув на ухо, чтобы больше мне не попадалась, а то так просто не отделается. Светка испуганно сверкает глазками и исчезает в машине… Потом её трахнул всё тот же Славка. И не раз пытался мне расписать, какая она тугая во всех местах. А как сосёт… Чуть не подрались из-за этого. Я ведь стараюсь не вспоминать, но вспоминается. Как, проводив Светку, я вернулся и чуть приоткрыл занавеску. Свет упал в аккурат на центр кровати. Я увидел разбросанные волосатые ляжки, между ними – Нинку. Она лежала на боку и мёртвой хваткой держала головку Славкиного члена. По сравнению с Нинкиной головой член Славки казался просто каким-то поленом с набалдашником. Как эта здоровенная штуковина размещалась у Нинки во рту? Было полное впечатление, что ни Славка не может вынуть член у Нинки изо рта, ни Нинка не может отпустить. Застрял… Странные меня посетили ощущения, доложу я вам. Я ж не голубой. А что же тогда Славкин член вызвал у меня такое восхищение, аж зубы заныли?..
Необычное было у меня отношение к другу. Когда его не было рядом, я ощущал себя мачо всех отношениях. А когда появлялся Славка, хотелось сделать свои плечи поуже, кокетничать с ним, капризничать… Я был даже рад, что мы разбежались и мне не пришлось проверить себя на голубизну. Со временем обзавелся семьей и детьми. Скоро, если всё будет хорошо, и внуки пойдут. Что стало с ним?
Мы живем в разных городах. Пока списались да съехались, прошло время.
И вот настало время «Ч».
Вячеслав Николаич, то бишь Славка, приедет в Москву, и мы встретимся на Арбате со стороны Смоленской. Стою, жду. Подруливает непонятного разлива иномарка, из неё выходит мой студенческий дружбан, весь из себя импозантный, в тонком кожаном пиджачке невероятно красивого цвета. В руке тонкий кейсик. На голове кепон рижского производства и пуговицей на затылке. Из нагрудного кармашка торчит уголок малинового платка. Мать моя женщина! Не то жиголо прикатил, не то новый Казанова. И что вы думаете? Открывается дверца с другой стороны и выходит эдакий смуглый мучачос с осиной талией, мускулатурой как из анатомички и физиономией Бандераса. И вопросительно смотрит – то на меня, то на Славку. Сына, что ли привёз показать? Но Славка, не подходя ко мне, приобнимает парня за плечи и что-то шепчет на ухо. Тот исчезает в машине, а машина за поворотом.
- Ну, здорово, братишка!
Славка открывает мне объятия. И обнимает меня не как старый друг, а как большой начальник – подчиненного, который только что выполнил ответственное задание.
- Как ты?
- А ты?
Короче, фигня всякая в таком духе продолжалась весь вечер. Мы пообедали в трактире «Арба», выпили водочки. Долго дымили за кофе. И вспоминали.
Но мне побоку были воспоминания. Меня интересовала Славкина личная жизнь. Я стал рассказывать о себе. О семье, детях. Смотрю, старый друг как-то вдруг скис, помрачнел. Вижу, что хочет сменить тему. А я, знай, своё:
- Ты с сыном приезжал? Что не познакомил?
- Это не сын. У меня нет детей. И женат никогда не был. Это… мой друг. Секретарь, если хочешь. Знаешь, – вдруг стал выкладывать он – в одно прекрасное утро я проснулся в окружении трех первоклассных телок, с которыми мы всю ночь ублажали друг друга как могли, во все щели. – Он помолчал. – И они меня, понимаешь? Так вот, проснулся я в одно, как впоследствии оказалось прекрасное утро и вдруг понял, что из всех женских щелей мне нравится больше всего одна. Та, что между ягодиц. И ещё мне нравится, когда меня имеют в зад. Одна из девиц спросила разрешения и сначала нежно ввела мне в анус палец. Я удивился, но захотелось попробовать – слышал, это для остроты ощущений рекомендуют. Знаешь, так понравилось, что я решил попробовать кое-что покруче. У них были игрушки лесбиянские, такие, двусторонние имитаторы. Так я к ним подлез по-тихому. Они и меня трахнули этой штуковиной. Всё. С тех пор я девками больше не интересуюсь…
- Хотел давно, ещё с тех пор спросить, – Славка посмотрел, не лежит ли на столе моя рука и, обнаружив её отсутствие, откинулся на спинку стула, – помнишь тот вечер, когда мы с Нинкой и Светкой зажигали у меня на хате?
- Как же не помню. Конечно, помню. Такой облом…
- Мне показалось, что тогда не Светку, а меня хотел? А? Что скажешь?
Почва начала уплывать из-под моих ног. Не хватало еще во второй половине жизни сменить ориентацию. Нет уж. Я уж лучше сохраню верность п***е.
- Ты что, братишка, звезданулся? Злой я на тебя тогда был. Вот и все дела.
- А смотрел так, что я было подумал… Ну да ладно. Если надумаешь потусоваться среди наших, – Славка сделал паузу, – вот телефончик. – Он выложил из позолоченной визитницы карточку. – Звони! О! а вот и мой Василёк.
Я оглянулся. «Бандерас» стоял на пороге заведения и, поигрывая желваками, смотрел в мою сторону. Славка уехал.
На визитке витиеватыми буквами с завитушками на конце было выбито:
«Я – Славик. Позвони мне, позвони».
Рейтинг: 0 573 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!