ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияЭротическая проза → ВСТРЕЧА. Глава четвёртая. Кое-что о наваждениях. 18+

ВСТРЕЧА. Глава четвёртая. Кое-что о наваждениях. 18+

18 апреля 2020 - Андрей Кузнецов
article472213.jpg
                 
                                                                    Кое-что  о наваждениях.
         
На  следующий  день я завтракал один - Инга рано утром  уехала в Ярославль. После  завтрака  взял из чемодана сборник детективных романов какого-то французского автора,  собрал в сумку всё, что мне было  нужно  для  пляжа,  и пошёл  к реке  загорать. Искупавшись, прилёг  под солнышко, и  начал читать  книгу. Однако   текст детектива в голову совершенно  не лез. Перед глазами  неслась  навстречу мне голая красавица. «Видео» картинки бегуньи, словно  наваждение, торчало у  меня  перед глазами, о чём бы  другом  я не думал.
          Кое-как я начал вчитываться  в сюжет первого романа, название которого  я тут же  забыл.  Но… перед глазами снова появилась Инга. Она бежала, улыбалась,   я  же позавчера  обалдевал, видя, как  её обе дивные груди плескались и  описывали на бегу «восьмёрки»,  как бёдра  ритмично двигались,  открывая пухлый  оголённый  лобок,  завершавшийся  внизу, между бёдер пикантной  раздвоенностью…  как развевались  на ветру её длинные  красивые волосы,  и  как  сияла её  чудесная  улыбка. Жуть какая-то! У  меня при этом  в плавках член стоял, как фабричная  труба.  Я вскочил, побежал, бухнулся в воду, поплавал,  вернулся,  осушил себя  полотенцем и,  стиснув зубы,  через силу,  отчаянно гоня  от себя  волшебные видения  обнажённой женщины, снова начал вчитываться  в  текст.
          В романе  полицейский  инспектор расследовал  убийство  двух девушек, работавших в  парижском варьете. Кому было нужно убивать  красоток? В их крови нашли  смертельные дозы какого-то вещества….  Кто мог их заказать? По закону жанра автор  поначалу должен наводить  читателя  на ложные разгадки преступления. Но вот умирает после выступления ещё одна девушка… Боже,  но как же  смотрелись груди Инги на бегу! Они вздымались, опускались,  бёдра красиво двигались… Фу, ч-чёрт,  перед глазами  снова   она, букв опять ни  черта  не вижу!.. Умница,  она так  много знает,  прекрасно понимает эротическую подоплёку художественных форм и  изображений  на картинах! Нет,  читать  сегодня  детектив  невозможно!.. Да и какая  разница, кто мог убить тех девчонок? Всё равно найдут  того,  на кого читатель сначала подумает меньше  всего, а он-то, подлец,  ещё  и  маньяком  окажется. Но бёдра легко бегущей навстречу мне Инги обещают  совершенно волшебный  секс… И  глаза у неё,  серо-зелёные,  серьёзные, умные  глаза. Русалка!...  Вся  внешность говорит об  уме, глубокой и тонкой,  проницательной  натуре…  Блин,  какая  женщина!.. Я  вздыхаю,  закрываю книгу  и иду в воду  остудиться. В  воде  мой  любвеобильный  орган успокаивается. До ужина, между  прочим, остаётся  больше  семи  часов... Так много!
          Обедал я без всякого аппетита, хотя  на первое  были  мои любимые зелёные щи  из щавеля,  а  на  второе -  люля-кебаб с рисом, приготовленные даже не на уксусе,  а на натуральном белом  вине. И  всё равно   мне  есть не хотелось… После обеда, как обычно, я  ушёл на процедуры. Сегодня,  правда, мне предложили первый  сеанс  «дУша Шарко»,  и после ударов водяных струй попеременно -  ледяного холода  и  кипятка,  я  немного успокоился. Видения голой Афродиты мало-помалу  в голове погасли, исчезли; я рухнул в  постель,  почёсывая избитые струями бока,  и  проспал до ужина.
          В ужин я  сел за стол так,  чтобы  видеть входную дверь в зал столовой.  Очень медленно ел салат из помидоров со сметаной, также медленно,  не торопясь, с расстановочкой,  поглощал варёную осетрину под белым  соусом  с пюре. Наконец,  увидел,  как в зал начали входить весёлой  гурьбой  приехавшие экскурсанты с автобуса. Инга была  среди  них. Она заметила меня и помахала рукой - я тут  же  переложил борсетку на соседний  стул,  чтобы  занять ей  место рядом с собой. Вскоре она подошла к моему столику с подносом,  полным разных кушаний,  и начала выкладывать их на стол. Сев, улыбнулась и  сказала:
          -Привет!  Я  очень устала  и голодна, как  сто чертей. Как мы  поживаем?
          -Привет. Поживаем…. Вас  что,  плохо  покормили  в обед?- спросил я.
          -Не  то  слово! -ответила  моя  экскурсантка, набрасываясь  на  еду.  - В  Ярославле  завезли  в какое-то кафе. Две сосиски с горошком и лимонный  напиток  с пирожком, и всё, только  губы  помазать. Я не наелась. А экскурсия, вообще-то,   не дешёвая… Могли  бы  и  нормальным  обедом  покормить.
          -И  как  сама  экскурсия?
          -Неплохая. В Ярославле очень много церквей. Самые интересные – Церковь Богоявления и Церковь Ильи Пророка. В этой последней -  красивые росписи на стенах и потолке. Да и иконы тоже… Я  сделала  много фоток  и  аудиозаписей  экскурсоводов,  всё  это пригодится  для  моей будущей  книги. А Вы как провели  день?
          Я сделал  кислую морду,  и нехотя произнёс:
          -Читал… загорал,  купался. На процедурах решил попробовать душ Шарко. Если  у  меня после него осталось хоть одно целое ребро,  я  буду счастлив.
          Инга  весело рассмеялась,  но ответила  не сразу,  потому что активно работала  челюстями, расправлялась с набранными на раздаче салатами и двумя порциями второго: ромштексом и «зразами по -  мазурски». Прожевав и немного насытившись,  она ответила:
          -Душ Шарко - отличная  процедура  для оздоровления нервной системы.
          -Это общеизвестная цитата  из медицинской  энциклопедии?- с усмешкой спросил я.
          -Нет, этот душ  в своё время хорошо помогал  моему  покойному  мужу, -ответила Инга,  и  её взгляд сделался грустным. Я  решил пока  не уточнять  про мужа.
          Поужинав,  мы вышли  из столовой,  и пошли к корпусу, где  проживала Инга. Она забежала  в  свой  номер,  и вышла минут  через пятнадцать посвежевшей,  одетой,  вместо дорожных потёртых джинсов  и  кофточки,   в короткое лёгкое  платье. Мы пошли  прогуляться по территории, полюбоваться  дивным  летним тихим  вечером.
          -А  что  Вы сегодня  читали? - спросила  Инга. -Что- то увлекательное?
          -Детектив,  что  захватил из дома,- ответил я. -Вернее, сборник,  там  их три  штуки.
          -А  кто автор?
          -Я не помню. Детектив  совершенно не лез в голову.
          -Почему?- удивилась  она.
          -Вы будете  смеяться, -ответил я, уже  пожалев, что  сказал про плохо читаемую книгу.
          -Обещаю,  что не буду,  Лёша!- Инга  округлила  серьёзные  глава. - Так  что  Вам  мешало  наслаждаться  криминальным  чтивом?
          Я… Нет,  это не обязательно к  изложению, -заколебался  я,  понимая,  что могу показаться  глупым  в её глазах.- Просто  не было настроения.
          -Лёша, Вы  со мной неискренни¸ я же  вижу! Разве  я это заслужила? Признайтесь,  как на  духу, что  мешало читать детектив? Ну?..  Мы с  вами  друзья  или нет?
          -«Вот  ч-чёрт,  она мысли  читает!», - подумал я  и решил: будь  что будет, скажу.
          -Инга,  я Вас  вспоминал. Всё  время,  пока Вас  не  было.  Вспоминал,  как Вы  бежали… тогда. Вы  настолько  потрясающе  выглядели, что… оставили  неизгладимое впечатление. Скучал я  без Вас.
          Инга остановилась,  внимательно  посмотрела  мне в глаза, неожиданно  развернулась,  и….  пошла впереди меня «задом  наперёд», смотря  на меня  во все свои умные серьёзные  добрые глаза. Без тени  насмешки  она  вздохнула  и спросила:
          -Вы, наверное, очень  впечатлительный  человек, да?
          -Наверное,  - хмуро подтвердил я.
          -Для  мужчины это  не самый  большой  недостаток, Алёша. Мне приятно, что  я  Вам  понравилась. -Инга  снова пошла  рядом  со мной,  взяв  меня  под руку. Помолчав,  сказала:
          -Вам  известно,  что  в древнем Крите существовал обычай: на пиры царей знатные жители острова обязаны были  являться со своими красивыми  жёнами, на которых полагалось быть только…  босоножки и бусы?
          -Нет, - ответил  я
          -Обязаны были  сопровождать  своих мужей полностью  обнажёнными, понимаете?  Существовал такой  обычай. Ахейские греки - они  были  не  глупее нас. Женская нагота на Крите  была  в большой чести,  и это было естественно и  правильно.  Сколько раз  я убеждалась, что  даже  в глубокой  древности люди  были  разумнее  наших современников. Видела фотоснимки фресок на стенах развалин Кносского дворца в Крите,  это XV век  до  нашей  эры,  там  много изображений  нагих девушек, которые  пируют среди мужчин в хитонах. Ещё видела  фреску «Игры  с быком»,  где  изображены две  голые критянки. Они  забавляются,  дразня  быка, на них -только лёгкие поясочки  на талии,  куда  можно сунуть гребень или  ещё что-то, по мелочи. А спустя три  с половиной тысячи лет у нас царит  ханжеская  мораль, где  наготу  и секс полагают делом  грязным  и недостойным.  Но  мы  же  с Вами  не  лицемеры?  Так  что  успокойтесь!
          -Уже успокоился, - ответил  я с  улыбкой. Инга вдруг с серьёзным  видом  предложила:
          -А хотите, я Вам  попозирую,  а  Вы  меня  карандашиком  изобразите?  Ведь когда -то учились  рисовать?  В любой  позе: стоя,  сидя, лёжа? Голышом, конечно…
          -Во-первых, Вы  шутите, -смущённо ответил я.- Но  если  нет, то я боюсь,  у  меня  хорошо  не получится.
          -Почему  такие  сомнения?
          -Ин, ну  я же сказал,  что  Вы  мне очень понравились. Влюбился,  наверное…  А художник  должен работать  с  моделью  в  совершенно бесстрастном  состоянии.   Я же  вряд ли смогу  таким  быть,  если  Вы… разденетесь. Это честно.
          Инга заглянула  мне  в глаза.  В  её глазах я ничего не смог прочесть кроме  холодного удивления. Глубокий  взгляд серьёзных,  чуть печальных,  изумительных глаз. Посмотрев  на меня секунд десять, она  сказала:
          -Лёша, я думаю, Вы просто среагировали на меня чисто по-мужски,  как на сексуальный  объект. Скажите,  Вы  хотите  со мной  секса?  Только  честно?
          Другой женщине я бы спокойно  ответил: - «Почему бы  и  нет?»  А  тут…  мой  язык прилип к гортани,  и  я не  смог  вымолвить  ни  слова. Влюблённый  дурак,  стоял,  как школьник,  боявшийся получить неприятный ответ, боялся  потерять эту невозможную  женщину... Так   мы стояли некоторое  время молча. Инга  оперлась  спиной на  высокую стройную  сосну  и продолжала  смотреть  на  меня тем   же  серьёзным  взглядом. Я  почувствовал,  что начинаю  тонуть в  её  глазах и  стал смотреть куда-то  в  сторону. Над Клязьмой  разливался  чудесный  розовый  закат…  А  Инга стояла   и  ждала  моего ответа.
          Ч-чёрт,  мне, наверное, нужно было бы  её  сейчас просто поцеловать. А-аа… А  вдруг она  отвернёт губы?  Сожмёт их плотно, в тонкую ниточку и  скажет:- «Лёша,  не  надо»… И  опять я окажусь  дураком, блудливым  самцом и только…
          Постояв немного,  посмотрев  на меня,   Инга  опустила  глаза,  вздохнула  и  еле слышно  пробормотала:
          -Пойдёмте,  Леша,  назад.
          -А  на смотровую  площадку не хотите  сходить? - удивился я. -  Оттуда  открывается  чудесный  вид…
          -Я  уже бывала  там раньше,  любовалась,  -ответила она  с тихой  грустью, снова окидывая  меня серьёзным взглядом  зеленоватых глаз. - Пойдёмте!  Я  сегодня по  Ярославлю  порядком  находилась,  намяла  ноги,  устала, хочется  в постель,  хочется лечь и  уснуть. Давайте завтра… сходим на пляж, будем купаться,  загорать,  будем говорить,  о чём  захотите.
          И, взяв  меня  под руку,  она солнечно улыбнулась.  Мы  не  спеша   пошли  к корпусам пансионата.
          -«Зря я  её  не поцеловал», -думал я, молча шагая с моей красавицей  по по аллее в направлении  наших корпусов. –«Вот же  я  всё- таки дурак!».
                                                                          КОНЕЦ  ЧЕТВЁРТОЙ  ГЛАВЫ.
         
         
 
 
 

 
         

© Copyright: Андрей Кузнецов, 2020

Регистрационный номер №0472213

от 18 апреля 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0472213 выдан для произведения:                  
                                                                 
  Кое-что  о наваждениях.
         
На  следующий  день я завтракал один - Инга рано утром  уехала в Ярославль. После  завтрака  взял из чемодана сборник детективных романов какого-то французского автора,  собрал в сумку всё, что мне было  нужно  для  пляжа,  и пошёл  к реке  загорать. Искупавшись, прилёг  под солнышко, и  начал читать  книгу. Однако   текст детектива в голову совершенно  не лез. Перед глазами  неслась  навстречу мне голая красавица. «Видео» картинки бегуньи, словно  наваждение, торчало у  меня  перед глазами, о чём бы  другом  я не думал.
          Кое-как я начал вчитываться  в сюжет первого романа, название которого  я тут же  забыл.  Но… перед глазами снова появилась Инга. Она бежала, улыбалась,   я  же позавчера  обалдевал, видя, как  её обе дивные груди плескались и  описывали на бегу «восьмёрки»,  как бёдра  ритмично двигались,  открывая пухлый  оголённый  лобок,  завершавшийся  внизу, между бёдер пикантной  раздвоенностью…  как развевались  на ветру её длинные  красивые волосы,  и  как  сияла её  чудесная  улыбка. Жуть какая-то! У  меня при этом  в плавках член стоял, как фабричная  труба.  Я вскочил, побежал, бухнулся в воду, поплавал,  вернулся,  осушил себя  полотенцем и,  стиснув зубы,  через силу,  отчаянно гоня  от себя  волшебные видения  обнажённой женщины, снова начал вчитываться  в  текст.
          В романе  полицейский  инспектор расследовал  убийство  двух девушек, работавших в  парижском варьете. Кому было нужно убивать  красоток? В их крови нашли  смертельные дозы какого-то вещества….  Кто мог их заказать? По закону жанра автор  поначалу должен наводить  читателя  на ложные разгадки преступления. Но вот умирает после выступления ещё одна девушка… Боже,  но как же  смотрелись груди Инги на бегу! Они вздымались, опускались,  бёдра красиво двигались… Фу, ч-чёрт,  перед глазами  снова   она, букв опять ни  черта  не вижу!.. Умница,  она так  много знает,  прекрасно понимает эротическую подоплёку художественных форм и  изображений  на картинах! Нет,  читать  сегодня  детектив  невозможно!.. Да и какая  разница, кто мог убить тех девчонок? Всё равно найдут  того,  на кого читатель сначала подумает меньше  всего, а он-то, подлец,  ещё  и  маньяком  окажется. Но бёдра легко бегущей навстречу мне Инги обещают  совершенно волшебный  секс… И  глаза у неё,  серо-зелёные,  серьёзные, умные  глаза. Русалка!...  Вся  внешность говорит об  уме, глубокой и тонкой,  проницательной  натуре…  Блин,  какая  женщина!.. Я  вздыхаю,  закрываю книгу  и иду в воду  остудиться. В  воде  мой  любвеобильный  орган успокаивается. До ужина, между  прочим, остаётся  больше  семи  часов... Так много!
          Обедал я без всякого аппетита, хотя  на первое  были  мои любимые зелёные щи  из щавеля,  а  на  второе -  люля-кебаб с рисом, приготовленные даже не на уксусе,  а на натуральном белом  вине. И  всё равно   мне  есть не хотелось… После обеда, как обычно, я  ушёл на процедуры. Сегодня,  правда, мне предложили первый  сеанс  «дУша Шарко»,  и после ударов водяных струй попеременно -  ледяного холода  и  кипятка,  я  немного успокоился. Видения голой Афродиты мало-помалу  в голове погасли, исчезли; я рухнул в  постель,  почёсывая избитые струями бока,  и  проспал до ужина.
          В ужин я  сел за стол так,  чтобы  видеть входную дверь в зал столовой.  Очень медленно ел салат из помидоров со сметаной, также медленно,  не торопясь, с расстановочкой,  поглощал варёную осетрину под белым  соусом  с пюре. Наконец,  увидел,  как в зал начали входить весёлой  гурьбой  приехавшие экскурсанты с автобуса. Инга была  среди  них. Она заметила меня и помахала рукой - я тут  же  переложил борсетку на соседний  стул,  чтобы  занять ей  место рядом с собой. Вскоре она подошла к моему столику с подносом,  полным разных кушаний,  и начала выкладывать их на стол. Сев, улыбнулась и  сказала:
          -Привет!  Я  очень устала  и голодна, как  сто чертей. Как мы  поживаем?
          -Привет. Поживаем…. Вас  что,  плохо  покормили  в обед?- спросил я.
          -Не  то  слово! -ответила  моя  экскурсантка, набрасываясь  на  еду.  - В  Ярославле  завезли  в какое-то кафе. Две сосиски с горошком и лимонный  напиток  с пирожком, и всё, только  губы  помазать. Я не наелась. А экскурсия, вообще-то,   не дешёвая… Могли  бы  и  нормальным  обедом  покормить.
          -И  как  сама  экскурсия?
          -Неплохая. В Ярославле очень много церквей. Самые интересные – Церковь Богоявления и Церковь Ильи Пророка. В этой последней -  красивые росписи на стенах и потолке. Да и иконы тоже… Я  сделала  много фоток  и  аудиозаписей  экскурсоводов,  всё  это пригодится  для  моей будущей  книги. А Вы как провели  день?
          Я сделал  кислую морду,  и нехотя произнёс:
          -Читал… загорал,  купался. На процедурах решил попробовать душ Шарко. Если  у  меня после него осталось хоть одно целое ребро,  я  буду счастлив.
          Инга  весело рассмеялась,  но ответила  не сразу,  потому что активно работала  челюстями, расправлялась с набранными на раздаче салатами и двумя порциями второго: ромштексом и «зразами по -  мазурски». Прожевав и немного насытившись,  она ответила:
          -Душ Шарко - отличная  процедура  для оздоровления нервной системы.
          -Это общеизвестная цитата  из медицинской  энциклопедии?- с усмешкой спросил я.
          -Нет, этот душ  в своё время хорошо помогал  моему  покойному  мужу, -ответила Инга,  и  её взгляд сделался грустным. Я  решил пока  не уточнять  про мужа.
          Поужинав,  мы вышли  из столовой,  и пошли к корпусу, где  проживала Инга. Она забежала  в  свой  номер,  и вышла минут  через пятнадцать посвежевшей,  одетой,  вместо дорожных потёртых джинсов  и  кофточки,   в короткое лёгкое  платье. Мы пошли  прогуляться по территории, полюбоваться  дивным  летним тихим  вечером.
          -А  что  Вы сегодня  читали? - спросила  Инга. -Что- то увлекательное?
          -Детектив,  что  захватил из дома,- ответил я. -Вернее, сборник,  там  их три  штуки.
          -А  кто автор?
          -Я не помню. Детектив  совершенно не лез в голову.
          -Почему?- удивилась  она.
          -Вы будете  смеяться, -ответил я, уже  пожалев, что  сказал про плохо читаемую книгу.
          -Обещаю,  что не буду,  Лёша!- Инга  округлила  серьёзные  глава. - Так  что  Вам  мешало  наслаждаться  криминальным  чтивом?
          Я… Нет,  это не обязательно к  изложению, -заколебался  я,  понимая,  что могу показаться  глупым  в её глазах.- Просто  не было настроения.
          -Лёша, Вы  со мной неискренни¸ я же  вижу! Разве  я это заслужила? Признайтесь,  как на  духу, что  мешало читать детектив? Ну?..  Мы с  вами  друзья  или нет?
          -«Вот  ч-чёрт,  она мысли  читает!», - подумал я  и решил: будь  что будет, скажу.
          -Инга,  я Вас  вспоминал. Всё  время,  пока Вас  не  было.  Вспоминал,  как Вы  бежали… тогда. Вы  настолько  потрясающе  выглядели, что… оставили  неизгладимое впечатление. Скучал я  без Вас.
          Инга остановилась,  внимательно  посмотрела  мне в глаза, неожиданно  развернулась,  и….  пошла впереди меня «задом  наперёд», смотря  на меня  во все свои умные серьёзные  добрые глаза. Без тени  насмешки  она  вздохнула  и спросила:
          -Вы, наверное, очень  впечатлительный  человек, да?
          -Наверное,  - хмуро подтвердил я.
          -Для  мужчины это  не самый  большой  недостаток, Алёша. Мне приятно, что  я  Вам  понравилась. -Инга  снова пошла  рядом  со мной,  взяв  меня  под руку. Помолчав,  сказала:
          -Вам  известно,  что  в древнем Крите существовал обычай: на пиры царей знатные жители острова обязаны были  являться со своими красивыми  жёнами, на которых полагалось быть только…  босоножки и бусы?
          -Нет, - ответил  я
          -Обязаны были  сопровождать  своих мужей полностью  обнажёнными, понимаете?  Существовал такой  обычай. Ахейские греки - они  были  не  глупее нас. Женская нагота на Крите  была  в большой чести,  и это было естественно и  правильно.  Сколько раз  я убеждалась, что  даже  в глубокой  древности люди  были  разумнее  наших современников. Видела фотоснимки фресок на стенах развалин Кносского дворца в Крите,  это XV век  до  нашей  эры,  там  много изображений  нагих девушек, которые  пируют среди мужчин в хитонах. Ещё видела  фреску «Игры  с быком»,  где  изображены две  голые критянки. Они  забавляются,  дразня  быка, на них -только лёгкие поясочки  на талии,  куда  можно сунуть гребень или  ещё что-то, по мелочи. А спустя три  с половиной тысячи лет у нас царит  ханжеская  мораль, где  наготу  и секс полагают делом  грязным  и недостойным.  Но  мы  же  с Вами  не  лицемеры?  Так  что  успокойтесь!
          -Уже успокоился, - ответил  я с  улыбкой. Инга вдруг с серьёзным  видом  предложила:
          -А хотите, я Вам  попозирую,  а  Вы  меня  карандашиком  изобразите?  Ведь когда -то учились  рисовать?  В любой  позе: стоя,  сидя, лёжа? Голышом, конечно…
          -Во-первых, Вы  шутите, -смущённо ответил я.- Но  если  нет, то я боюсь,  у  меня  хорошо  не получится.
          -Почему  такие  сомнения?
          -Ин, ну  я же сказал,  что  Вы  мне очень понравились. Влюбился,  наверное…  А художник  должен работать  с  моделью  в  совершенно бесстрастном  состоянии.   Я же  вряд ли смогу  таким  быть,  если  Вы… разденетесь. Это честно.
          Инга заглянула  мне  в глаза.  В  её глазах я ничего не смог прочесть кроме  холодного удивления. Глубокий  взгляд серьёзных,  чуть печальных,  изумительных глаз. Посмотрев  на меня секунд десять, она  сказала:
          -Лёша, я думаю, Вы просто среагировали на меня чисто по-мужски,  как на сексуальный  объект. Скажите,  Вы  хотите  со мной  секса?  Только  честно?
          Другой женщине я бы спокойно  ответил: - «Почему бы  и  нет?»  А  тут…  мой  язык прилип к гортани,  и  я не  смог  вымолвить  ни  слова. Влюблённый  дурак,  стоял,  как школьник,  боявшийся получить неприятный ответ, боялся  потерять эту невозможную  женщину... Так   мы стояли некоторое  время молча. Инга  оперлась  спиной на  высокую стройную  сосну  и продолжала  смотреть  на  меня тем   же  серьёзным  взглядом. Я  почувствовал,  что начинаю  тонуть в  её  глазах и  стал смотреть куда-то  в  сторону. Над Клязьмой  разливался  чудесный  розовый  закат…  А  Инга стояла   и  ждала  моего ответа.
          Ч-чёрт,  мне, наверное, нужно было бы  её  сейчас просто поцеловать. А-аа… А  вдруг она  отвернёт губы?  Сожмёт их плотно, в тонкую ниточку и  скажет:- «Лёша,  не  надо»… И  опять я окажусь  дураком, блудливым  самцом и только…
          Постояв немного,  посмотрев  на меня,   Инга  опустила  глаза,  вздохнула  и  еле слышно  пробормотала:
          -Пойдёмте,  Леша,  назад.
          -А  на смотровую  площадку не хотите  сходить? - удивился я. -  Оттуда  открывается  чудесный  вид…
          -Я  уже бывала  там раньше,  любовалась,  -ответила она  с тихой  грустью, снова окидывая  меня серьёзным взглядом  зеленоватых глаз. - Пойдёмте!  Я  сегодня по  Ярославлю  порядком  находилась,  намяла  ноги,  устала, хочется  в постель,  хочется лечь и  уснуть. Давайте завтра… сходим на пляж, будем купаться,  загорать,  будем говорить,  о чём  захотите.
          И, взяв  меня  под руку,  она солнечно улыбнулась.  Мы  не  спеша   пошли  к корпусам пансионата.
          -«Зря я  её  не поцеловал», -думал я, молча шагая с моей красавицей  по по аллее в направлении  наших корпусов. –«Вот же  я  всё- таки дурак!».
                                                                          КОНЕЦ  ЧЕТВЁРТОЙ  ГЛАВЫ.
         
         
 
 
 

 
         
 
Рейтинг: +5 441 просмотр
Комментарии (6)
2777 # 19 апреля 2020 в 08:30 +1
Ну что ж Лёша такой нерасторопный, когда нужно)) видимо гормоны не много не правильно "рулят")
Андрей Кузнецов # 19 апреля 2020 в 09:56 +2
Мужчины, Тина, бывают разными. Лёша вполне расторопный, но здесь... очень сильно влюбился в Ингу, и подвергся некоторому душевному торможению своих гормонов. Такое бывает даже с отчаянными ловеласами, правда, редко. В следующей главе всё станет известно, ясно и понятно. Читайте, буду рад Вашему комментарию!))) smayliki-prazdniki-34
Тая Кузмина # 19 апреля 2020 в 20:25 0
Андрей! Писательский труд - непростое дело. Для этого требуется, как минимум, вдохновение и усидчивость. Плюс время! Ты пишешь прекрасно, раскрывая сюжет интересно, с интригой отношений, настроением. Поэтому читается хорошо. Я желаю тебе удачи! Это чудесная возможность расти в писательском деле!!!

pasha
Андрей Кузнецов # 19 апреля 2020 в 21:59 0
Спасибо, милая Таечка!
Мне интересно писать так, чтобы меня было интересно читать. Мне интересно откровенно писать о той стороне отношений двоих, которые имеют место в реальной жизни среди нормальных людей, но о которой другие писатели писать не решаются. Пусть и не пишут, а я писать буду.
Мне будет приятно, если ты будешь заходить, при наличии времени, и на следующие главы этой небольшой повести. С теплом к тебе! Жду! spasibo-20
Grecija # 3 мая 2020 в 16:05 0
Верю написанному, картина увиденного, которая поражает, может долго не давать покоя.
Андрей Кузнецов # 3 мая 2020 в 16:36 0
А я верю тебе, потому что твои замечания для меня стоят дорогОго!)))) Спасибо, Тоня! cvety-v-korzine