ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияЭротическая проза → ШАЛУНЬЯ ч.1 - пляжная зарисовка

ШАЛУНЬЯ ч.1 - пляжная зарисовка

23 февраля 2012 - юрий елистратов

 

ШАЛУНЬЯ  ч.1 - пляжная зарисовка

11 января 2012 - юрий елистратов

 


ШАЛУНЬЯ
(пляжная зарисовка)


Она – состоятельная жительница столицы. Только-только разменяла четвёртый десяток и находилась в пору зрелого цветения и убийственной неотразимости.
Дина Анатольевна, владела в Москве нотариальной конторой. Сейчас она отдыхала от юридических хитросплетений, борьбы клиентов за собственность. Сидя в креслице пляжного кафе, лениво обозревала суетящуюся и галдящую толпу на пляже.

Пляж был частный. Это небольшая, ухоженная часть суши, манила своим комфортом, обещал романтические радости.
Дина пренебрегла персональным зонтом с лежаком и переместилась в кафе, откуда ей было удобнее наблюдать за пляжем, а вернее - за спасателем.

Спасатель Федя, дожив до двадцати одного года, был самым красивым мужчиной на побережье Черного моря. Он обладал самыми красивыми глазами, губами, носом и всем остальным, но пока еще об этом не догадывался. Это была незатейливая красота юности, здоровья, нормальности.

Все остальные люди на пляже были загорелыми, но его загар был профессиональным. Это и было его основным достижением. Его загара вполне хватит на семестр университета, в котором он уже год отучился.
Заработанные деньги за лето, позволят ему, худо-бедно, протянуть ещё один учебный год.

Дина с первого дня оценила достоинства юноши. Разглядывая его, она мысленно представляла, какую красивую пару тел, они могут представлять на белоснежных простынях её номера в дорогущем отеле. На западный манер отель именовал себя клубом, что оправдывало заоблачность цен стоимости отдыха в нём.

Дина, в пору своего зрелого цветения, вполне была довольна тщательно дозированным загаром розовым цветом губной помады и такого же цвета купальником. Её изящно очерченный профиль, напоминал о пластической хирургии. Общий портрет дополняли прихотливо изогнутые брови и неестественно роскошные чёрные ресницы. Вид и форма её бюста, навевала мысли об агрессивности. Кольца с брильянтами, на её руках выглядело как оружие.

В общем, Дина являла собой прекрасный образчик усилий косметологов, массажистов столичных СПА и ювелиров.
Если голова Феди была свободна от мыслей, то у Дины, наоборот, в голове рождались различные шаловливые планы, как затащить красавчика спасателя в свою постель.

У владельцев отеля был строгий запрет своим сотрудникам, не устанавливать интимные отношения с отдыхающими женщинами в номерах клуба.
Этот запрет Дину совсем не смущал, так как к её услугам был другой местный отель. Владелец отеля был клиентом Дины в Москве и был готов услужить шикарной женщине – предоставив ей номер-люкс в любое время.

Проблема была в том, что Федя был окружён восторженными молоденькими девчонками, готовыми прыгнуть с ним в постель, по первому шевелению его бровей.
Справиться с такой конкуренцией, Дине было не под силу.

Поэтому Дина продумала план-наживку, который и изложила Феде за бокалом апельсинового сока. Для этой беседы, потребовалась помощь бармена, который за щедрые чаевые, организовал приглашение Феде от имени богатой клиентки.

Усевшись за столик Дины, Федя наотрез отказался от коктейля со спиртным.
- Вы знаете, ребята надо мной смеются, но я не пью алкоголь.
Дина подняла брови и предложила:
- Ну, тогда выпьете хоть сок.

Помешивая палочкой напиток, Федя спросил:
- Я не понимаю, зачем вы меня пригласили?
- Я немного поинтересовалась. Ты ведь студент?
- Да! Перешел на второй курс.
- Я знаю, что студенты испытывают материальные затруднения.
- Именно поэтому, я и работаю здесь спасателем.
- У меня есть возможность дать тебе работу и в Москве.

Дина дальнейшие заинтересованные расспросы Феди, резко прервала.
- Здесь неудобно обсуждать деловые вопросы. Я приглашаю Вас поужинать сегодня вечером в отеле.

Вечером в номере люкс, Дина устроилась в кресле, живописно разложив вокруг себя прозрачную шёлковую тунику.
Когда после стука в номере появился Федя, Дина воскликнула:
- Ты выглядишь просто прелестно!

Он оделся настолько прилично, насколько позволял его скудный гардероб. Тёмно-синий костюм, белая рубашка, чёрный с синими полосками галстук. Тёмные бордово-коричневые туфли.
Дина была одета не менее прелестно, на свой манер. Символическая паутинка туники, создавала впечатление, скорее отсутствие ткани, чем её наличие.

Совершенно обалдевший Федя не мог понять, действительно ли ему время от времени удавалось, разглядеть её розовые соски или нет. Ему казалось, что он их, пожалуй, видит.
- Нравится? – спросила она, сделав пируэт, как манекенщица, раскинув руки.

Невзирая на дальнейшие открытия, Федя так и не смог точно установить, было на ней под туникой что-то обтягивающее, или просто голая кожа.
- Ну, как? – настаивала она с мягкой дразнящей улыбкой – Ты ведь такой пугливый, а Федя?

- Да нет, в общем-то. Просто…
- Я не в упрёк. В этом наряде есть что-то новое, необычное. Это мой вызов. Да и забавно к тому же – если это излечимо. Если же вдруг выяснится, что ты безнадёжно застенчив, то тогда нам не сдобровать, да?

- О чём это вы?
- О твоей работе в Москве, - по лицу Дины невозможно было сказать насколько она серьёзно – Тебе придётся много показываться на публике, потом на телевидении, на приёмах. Ты будешь демонстрировать модели одежды. Одно очень известное модельное агентство нуждается в мужчинах для подиума. Я уже тебя им порекомендовала, и они тебя ждут.

Подождав, когда обалдевший Федя возьмёт себя в руки, продолжала:
- Ты надеюсь, не хочешь сделать ноги, как только придёт время действовать? Сейчас уже поставлено на карту моё имя. Это много для тебя и для меня.

- Я сделаю всё, что в моих силах. Но я же ничего этого не умею.
- Этому тебя мгновенно научат. Ходи себе просто туда-сюда!
- Я просто немного беспокоюсь.
- Немножко нервничать - вполне естественно. Иди, садись сюда. Давай выпьем. Скоро перед тобой откроются заманчивые перспективы. Тебе много предстоит. Открой шампанское.

- Я открою для вас. Но я уже говорил, что не пью.
- Не глупи, - беспечно бросила она – Шампанское пьют все!
- Надеюсь, если немножко, то вреда не будет?
- Хороший мальчик. Конечно, нет. Может быть даже понравится.

Федя взял бутылку и аккуратно наполнил два бокала, подав один ей.
- Твоё здоровье, - сказала она.
- Мм…промычал Федя – Хорошее. Вкус как у газировки.
Через два часа и после почти трёх бутылок они всё ещё сидели за небольшим столом, накрытом для ужина. Было съедено некоторое количество копчёного лосося и оставлена без внимания клубника и другие вкусности.


Дина постепенно передвигала своё кресло, пока не придвинулась вплотную к Феде, рассказывая ему всякие глупости о себе и подружках.
Он сидел, улыбаясь, опустив глаза в бокал, и медленно помешивал соломинкой шампанское, в то время как она рассказывала о его будущей жизни.

От настольной лампы исходил розовый цвет. Её голова лежала у него на плече. Её ладонь осталась у него на колене. Ну, не совсем на колене – она передвинулась несколько выше.
Её теплая осязаемость была вполне ощутима, но неназойлива. Просто так получилось, что она оказалась здесь.

Это не ускользнула от внимания Феди и ему это нравилось. Шампанское подействовало, и он избавился от чувства ответственности.
- Дина – промямлил он.
- Что Федя?
- Мне нравится шампанское.
- Я же говорила.

Они сидели, молча. Казалось, рука Дины замерла на месте, и, тем не менее, она какими-то образом переместилась чуть выше.
Потом её рука проделала остаток пути, сложилась чашечкой, и Дина совсем по-деловому, показала ему, что имеет ввиду.

Он нежно сжал ладонь машинальным, защитным жестом, но не попытался её убрать и позволил ей продолжать.
- Ты знаешь, модельные агентства и испытывают дефицит в мужчинах для подиума. От девчонок нет отбоя, а с мальчиками просто беда, - Я думаю, ты будешь хорошо смотреться на фотографиях в глянцевых журналах. А? Как ты думаешь?

Пока он без особого успеха, пытался представить там себя, Дина принялась оглаживать ему область его верного «дружка», прихватывая и то, что находилось под тонкой тканью брюк.
- Федор, дорогой…Пожалуйста пойдём в кровать.
- Ты меня любишь?
- Конечно, люблю.
- Тогда скажи.
- Я люблю тебя, - сказала она.
………………………………………………………….
- Позволь мне, - сказала Дина – Позволь всё сделать самой. Я хочу любить тебя так, как тебя ещё никто не любил.

- Я только сниму туфли, - пробормотал Федя.
- Я хочу, чтобы ты представил себя победоносным полководцем. Нефтяным магнатом. Победителем танцевального конкурса. Так себя и представляй. Откинься на подушки.
- Дина ты так добра ко мне, - смущался Федя – Даже не знаю, стою ли я тебя?

Дина заставила его замолчать своим поцелуем – медленным и нежным.
- Но Дина….
- А теперь – тихо, сказала Дина.
Федя откинул голову на кучу подушек. Она ловко сняла с него туфли и потянула за носок. Он посматривал с опаской, но не сопротивлялся.

- Ай-яй-яй, - сказала она – Кому-то не помешал педикюр.
- У мня чистые ноги.
- Я не об этом. Я имею ввиду твои ногти. Похоже, что они просто обрублены.
- Если ты собираешься меня критиковать, - обиделся он – То я лучше уйду.

При этом он даже не сдвинулся с места и, кажется, успокоился, когда она поцеловала его большой палец.
- У тебя очаровательные ноги, - сказала она. При этих словах Федя удивлённо посмотрел на свою ногу, как будто видел её впервые.

Дина забралась на кровать у его ног и поползла к нему, пока её голова не оказалась на уровне его талии. Она расстегнула его ремень и следом со свистом расстегнула молнию на брюках.
- Эй, - запротестовал он – А как ты? Разве ты не разденешься?

- Всему своё время, - успокоила она его – Сначала сосредоточимся на тебе.
-- Джина, честное слово, - зашептал он взволнованно – Ты думаешь, стоит? Что ты обо мне подумаешь?
При этом он приподнял бёдра, чтобы дать возможность стащить брюки.

- Дина, ты знаешь – я начинаю любить тебя?
Обеими руками она вцепилась в резинку его коротких трусиков и рывком стянула их вниз.
- Ой, - вскрикнула она – Такого не может быть!
………………………………………………………………………………….
Дина торжествующе помахивала гордым скипетром его величия и орудием той силы, которая правит миром, вознося ему хвалу в нежнейшей близости, интимно и пылко. Так же, как эстрадная дива, лелеет свой микрофон.
Голос Дины звучал низко и подрагивая по причине глубочайшего восторга.
………………………………………………………………………
Если Дина Анатольевна представляется вам, как дамочка примитивно сексуально озабоченная, то ошибётесь.

Девочка Дина родилась и выросла в семье интеллигентов. Получила хорошее воспитание, а потом и образование. Но её рафинированные взгляды на любовь, воспитанные наставлениями бабушки и мамы, разбились о волны двух неудачных браков.

Пережитые разочарования, отвернула её взгляды на третье замужество. Никогда! – сказала она себе. После этого решения, она стала рассматривать свои связи с мужчинами, как неизменную медицинскую процедуру достижения гормонального баланса своего тела.

Красивая, богатая деловая женщина, вращающаяся в круге обеспеченных людей, неизменно обращала на себя похотливое внимание мужчин. Зная, как юрист, всю деловую подноготную таких претендентов, она иногда допускала их недолгий доступ к своему телу, но не к своей душе.

Раз в год Дина Анатольевна разрешала себе отдых от юридической и гламурной суеты столичной жизни. Нежилась в лучах южного солнца и в спокойных волнах моря.
Обычно она отдыхала в дорогих отелях разных курортных стран. Окружённая иностранцами, она и мысли не допускала о лёгком пляжном флирте. Этому способствовала привычка западных людей, проводить отдых с жёнами.

В этом году, она позволила себе каприз, отдохнуть на берегу Чёрного моря. И именно здесь, она и увидела Федю.
К своему удивлению, её привычные ироничные взгляды на особей мужского пола, пали, оставив её в одиночестве, перед угрозой лёгкой влюблённости в молодость, крепость мускулатуры, профессиональный загар спасателя.
………………………………………………………………………..
Дина Анатольевна, не переставала удивляться своему предложению этому мальчику, с дальним прицелом привязать его к себе. Но больше всего удивлялась собственной развратности поведения рядом с этим юношей.

Но взвесив все «за» и «против», решила пошалить и угодить себе любимой по полной программе.
Шампанское делало её слабой, беззащитной, готовой к постельным глупостям. Всю её осторожность, ответственность, ироничность, сняло как рукой!
- Пойдём в постель, Федя! Мне хочется пошалить!
…………………………………………………………………………

Дина торжественно помахивала гордым скипетром его величия, символом и орудием той силы, которая правит миром. При этом возносила ему хвалу в нежнейшей близости, интимно и пылко – так же как эстрадная дива, лелеет свой микрофон.

Голос Дины звучал низко, подрагивал, и влажно пресекался по причине глубокого восторга. С помощью инструмента, который был у неё в руке, она могла выразить саму свою суть.
В эти мгновения она обращалась к нему, а не к Феде.

Дина, удивляясь себе, превозносила его гордо вознёсшийся стан и крепкий ствол, его замечательную внутреннюю твёрдость и внешнюю обходительность. Его парящую устремлённость вверх и независимую округлую цилиндричность его цилиндричности.

Её воодушевляли обширные запасы энергии, таящиеся в мягкой нижней кошелке, обрамлённой тёмно-золотистым, вьющимся руно.
Она восхищалась длинными размерами, формами, строением всех частей этого главного двигателя человеческого естества.
- Это мой любимый кусочек, - доверительно шепнула она ему и в подтверждении легко и дружески поцеловала.

Федя, за свою короткую жизнь никогда не жаловался на многословие начальников, так как был приучен не перебивать их. Но всё же, не смог удержаться от определённых неспокойных движений.
Сжимая и разжимая мышцы ягодиц, он начал лёгкие ритмичные движения тазом, вверх и вниз, скромно, но настоятельно намекая на то, что подошло время, когда комплиментов и ласк, самих по себе совершенно недостаточно.

Дина, чьи пальцы уже не могли полностью обхватить тёплую, пульсирующую колонну, придуманную, чтобы позволить смертным блаженно проводить часы досуга на ложах утех, в лесистых кущах, и на сиденьях автомобилей, сейчас осознавала, что ей нельзя медлить с дальнейшими действиями, если она хочет полностью разделить с Федей, предстоящий поток его экстаза.

- Подожди, - сказала она, отпуская его.
Дина села на пятки и одним быстрым рывком и двумя сноровистыми движениями плечь, избавилась от одежды
- Спокойнее, - сказала она и дразнящее улыбнулась, наблюдая за тем как он её рассматривает.


Маленькие, обрамлённые загаром следы от бикини на её грудях и внизу живота, напоминали три белых пятнышка света. Грудь у неё оказалась крупнее, чем думал Федя. Но это были груди хорошей формы, хорошей сохранности, не испорченные материнством, а крупные тёмно-розовые соски собирались складочками.

Федя не был слишком придирчив насчёт пропорций женского тела.
Он заметил, что её пупок представляет собой глубокое, круглое, тёмное углубление, как будто в её нежный живот ещё до загара воткнули маленький пальчик. Её талия казалась тоньше обычного лишь потому, что бёдра были немного полнее. Но для него это имело мало значения. Самое важное было, что она явно его хочет. В конечном итоге это единственное и заслуживало внимания. Именно это их и возбуждало.

Федя улыбнулся. Дина отметила это и спросила:
- Ты привык к молоденьким девочкам?
- Девочки! Они ни о чём, кроме себя, не думают. Им нужно только одно. Сам по себе я им никогда не нужен.
- Я люблю тебя за то, что ты так говоришь, - сказала Дина. Потянулась к нему и в мгновение ока восстановила то, что отважно тут же устремилось вверх в состоянии наивысшей готовности для нежной схватки.

- Тебе хорошо? – сказал он благодарно коснувшись её груди – Если ты ляжешь, я начну прямо сейчас, если хочешь. Я хочу доставить тебе большую-большую радость.
Нет-нет, - возразила она, легонько толкнув его в грудь – Ты ляжешь на спину. Так будет лучше. Мне будет проще держать всё под контролем и сделать всё, как можно лучше для тебя. Доверься мне. Только расслабься и не беспокойся.

По лицу Феди пробежала блаженно-покорная улыбка, голова опустилась на подушку, и он закрыл веки.
Дина сноровисто склонилась над ним, широко вывернув колени, осторожно опускаясь, на ту его часть, которую держала в руке и медленно насаживала себя на это.

Когда её припухшие нижние губки, увлажнённые от предвкушения ещё большего взаимного увлажнения, всосали свою желанную добычу, Федя испустил громкий вздох.
- Ничего? – озабоченно спросила Дина, попридержав медленное движение вниз. Крановщик, огромного портового крана вряд ли смог бы проявить такую же осторожность.

- Для меня полный порядок, - сказал Федя странно вздрагивающим хрюкающим голосом.
- Я буду делать всё медленно и легко, - пообещала она – Скажи если будет больно. Я прокляну себя, если согну его или что там ещё.

- Чудесно, - задыхаясь простонал Федя. Наверное так же звучал голос распластанного на операционном столе пациента, в разгар сложной операции, если бы его в этот момента спросили о передовых технологиях современной хирургии.
…………………………………………………………………..

Дина понемногу осознавала неумолимое медленное вторжение его гладкого, горячего, твёрдого, безжалостного жезла плоти, проталкивающегося, пропихивающегося, проскальзывающего всё выше и выше внутрь её беспомощной, глубочайшей, отдалённейшей нежнейшей, влажнейшей, теплейшей, открытой сущности.
Бархат, атлас, шёлк, желе…
……………………………………………………………………..
- Он уже весь там, - торжественно объявила Дина, поздравляя с этим Федю – Я никогда не ощущала ничего подобного. Вот это штука…Ах, Федя это слишком прекрасно.

Она начала долгий, медленный подъём. Федя на ощупь потянулся к её талии и, нащупав, заставил Дину двигаться ещё медленнее.
- В чём дело, Федя?
- Просто, просто, ты такая …Ой! Скользкая. Я боюсь…ты понимаешь?
- Что?
- Мне будет ужасно, если я…Ой! Дина - ничего не могу с собой поделать! – его пальцы стиснули её ягодицы.

Дина пронзительно взвизгнула от восторга и принялась тяжело колыхаться вверх и вниз, похоже решила любой ценой удержаться на скачущем диком мустанге, остервенело решив поработить его, удушить его, раздавить, расплющить, затереть…

Её тело бросалось вниз, обмякало, и опять, поднявшись, бросалось вниз, постепенно всё более страстно, мощнее быстрее в точном согласии и совершенным взаимопониманием…Всё это представляло собой изящную кривую постоянного ускорения до темно-красного нервного взрыва!

Наконец, в финале, рыча сквозь стиснутые зубы, Дина окончательно прижала к нему бугорок Венеры, исторгла бессвязные грязные ругательства и, совсем обмякшая, обильно вспотевшая, распласталась у него на груди. Меха её лёгких обдавали его шею жарким воздухом.
Уже много позже, отдышавшись Федя заговорил:
- Никогда не думал, что это может быть так!
- Я тоже … милый!

(продолжение следует)

Создано
Пос. Развилка
Юрий Елистратов
10 октября 2011 г.

 

© Copyright: юрий елистратов, 2012

Регистрационный номер №0029384

от 23 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0029384 выдан для произведения:

 

ШАЛУНЬЯ  ч.1 - пляжная зарисовка

11 января 2012 - юрий елистратов

 


ШАЛУНЬЯ
(пляжная зарисовка)


Она – состоятельная жительница столицы. Только-только разменяла четвёртый десяток и находилась в пору зрелого цветения и убийственной неотразимости.
Дина Анатольевна, владела в Москве нотариальной конторой. Сейчас она отдыхала от юридических хитросплетений, борьбы клиентов за собственность. Сидя в креслице пляжного кафе, лениво обозревала суетящуюся и галдящую толпу на пляже.

Пляж был частный. Это небольшая, ухоженная часть суши, манила своим комфортом, обещал романтические радости.
Дина пренебрегла персональным зонтом с лежаком и переместилась в кафе, откуда ей было удобнее наблюдать за пляжем, а вернее - за спасателем.

Спасатель Федя, дожив до двадцати одного года, был самым красивым мужчиной на побережье Черного моря. Он обладал самыми красивыми глазами, губами, носом и всем остальным, но пока еще об этом не догадывался. Это была незатейливая красота юности, здоровья, нормальности.

Все остальные люди на пляже были загорелыми, но его загар был профессиональным. Это и было его основным достижением. Его загара вполне хватит на семестр университета, в котором он уже год отучился.
Заработанные деньги за лето, позволят ему, худо-бедно, протянуть ещё один учебный год.

Дина с первого дня оценила достоинства юноши. Разглядывая его, она мысленно представляла, какую красивую пару тел, они могут представлять на белоснежных простынях её номера в дорогущем отеле. На западный манер отель именовал себя клубом, что оправдывало заоблачность цен стоимости отдыха в нём.

Дина, в пору своего зрелого цветения, вполне была довольна тщательно дозированным загаром розовым цветом губной помады и такого же цвета купальником. Её изящно очерченный профиль, напоминал о пластической хирургии. Общий портрет дополняли прихотливо изогнутые брови и неестественно роскошные чёрные ресницы. Вид и форма её бюста, навевала мысли об агрессивности. Кольца с брильянтами, на её руках выглядело как оружие.

В общем, Дина являла собой прекрасный образчик усилий косметологов, массажистов столичных СПА и ювелиров.
Если голова Феди была свободна от мыслей, то у Дины, наоборот, в голове рождались различные шаловливые планы, как затащить красавчика спасателя в свою постель.

У владельцев отеля был строгий запрет своим сотрудникам, не устанавливать интимные отношения с отдыхающими женщинами в номерах клуба.
Этот запрет Дину совсем не смущал, так как к её услугам был другой местный отель. Владелец отеля был клиентом Дины в Москве и был готов услужить шикарной женщине – предоставив ей номер-люкс в любое время.

Проблема была в том, что Федя был окружён восторженными молоденькими девчонками, готовыми прыгнуть с ним в постель, по первому шевелению его бровей.
Справиться с такой конкуренцией, Дине было не под силу.

Поэтому Дина продумала план-наживку, который и изложила Феде за бокалом апельсинового сока. Для этой беседы, потребовалась помощь бармена, который за щедрые чаевые, организовал приглашение Феде от имени богатой клиентки.

Усевшись за столик Дины, Федя наотрез отказался от коктейля со спиртным.
- Вы знаете, ребята надо мной смеются, но я не пью алкоголь.
Дина подняла брови и предложила:
- Ну, тогда выпьете хоть сок.

Помешивая палочкой напиток, Федя спросил:
- Я не понимаю, зачем вы меня пригласили?
- Я немного поинтересовалась. Ты ведь студент?
- Да! Перешел на второй курс.
- Я знаю, что студенты испытывают материальные затруднения.
- Именно поэтому, я и работаю здесь спасателем.
- У меня есть возможность дать тебе работу и в Москве.

Дина дальнейшие заинтересованные расспросы Феди, резко прервала.
- Здесь неудобно обсуждать деловые вопросы. Я приглашаю Вас поужинать сегодня вечером в отеле.

Вечером в номере люкс, Дина устроилась в кресле, живописно разложив вокруг себя прозрачную шёлковую тунику.
Когда после стука в номере появился Федя, Дина воскликнула:
- Ты выглядишь просто прелестно!

Он оделся настолько прилично, насколько позволял его скудный гардероб. Тёмно-синий костюм, белая рубашка, чёрный с синими полосками галстук. Тёмные бордово-коричневые туфли.
Дина была одета не менее прелестно, на свой манер. Символическая паутинка туники, создавала впечатление, скорее отсутствие ткани, чем её наличие.

Совершенно обалдевший Федя не мог понять, действительно ли ему время от времени удавалось, разглядеть её розовые соски или нет. Ему казалось, что он их, пожалуй, видит.
- Нравится? – спросила она, сделав пируэт, как манекенщица, раскинув руки.

Невзирая на дальнейшие открытия, Федя так и не смог точно установить, было на ней под туникой что-то обтягивающее, или просто голая кожа.
- Ну, как? – настаивала она с мягкой дразнящей улыбкой – Ты ведь такой пугливый, а Федя?

- Да нет, в общем-то. Просто…
- Я не в упрёк. В этом наряде есть что-то новое, необычное. Это мой вызов. Да и забавно к тому же – если это излечимо. Если же вдруг выяснится, что ты безнадёжно застенчив, то тогда нам не сдобровать, да?

- О чём это вы?
- О твоей работе в Москве, - по лицу Дины невозможно было сказать насколько она серьёзно – Тебе придётся много показываться на публике, потом на телевидении, на приёмах. Ты будешь демонстрировать модели одежды. Одно очень известное модельное агентство нуждается в мужчинах для подиума. Я уже тебя им порекомендовала, и они тебя ждут.

Подождав, когда обалдевший Федя возьмёт себя в руки, продолжала:
- Ты надеюсь, не хочешь сделать ноги, как только придёт время действовать? Сейчас уже поставлено на карту моё имя. Это много для тебя и для меня.

- Я сделаю всё, что в моих силах. Но я же ничего этого не умею.
- Этому тебя мгновенно научат. Ходи себе просто туда-сюда!
- Я просто немного беспокоюсь.
- Немножко нервничать - вполне естественно. Иди, садись сюда. Давай выпьем. Скоро перед тобой откроются заманчивые перспективы. Тебе много предстоит. Открой шампанское.

- Я открою для вас. Но я уже говорил, что не пью.
- Не глупи, - беспечно бросила она – Шампанское пьют все!
- Надеюсь, если немножко, то вреда не будет?
- Хороший мальчик. Конечно, нет. Может быть даже понравится.

Федя взял бутылку и аккуратно наполнил два бокала, подав один ей.
- Твоё здоровье, - сказала она.
- Мм…промычал Федя – Хорошее. Вкус как у газировки.
Через два часа и после почти трёх бутылок они всё ещё сидели за небольшим столом, накрытом для ужина. Было съедено некоторое количество копчёного лосося и оставлена без внимания клубника и другие вкусности.


Дина постепенно передвигала своё кресло, пока не придвинулась вплотную к Феде, рассказывая ему всякие глупости о себе и подружках.
Он сидел, улыбаясь, опустив глаза в бокал, и медленно помешивал соломинкой шампанское, в то время как она рассказывала о его будущей жизни.

От настольной лампы исходил розовый цвет. Её голова лежала у него на плече. Её ладонь осталась у него на колене. Ну, не совсем на колене – она передвинулась несколько выше.
Её теплая осязаемость была вполне ощутима, но неназойлива. Просто так получилось, что она оказалась здесь.

Это не ускользнула от внимания Феди и ему это нравилось. Шампанское подействовало, и он избавился от чувства ответственности.
- Дина – промямлил он.
- Что Федя?
- Мне нравится шампанское.
- Я же говорила.

Они сидели, молча. Казалось, рука Дины замерла на месте, и, тем не менее, она какими-то образом переместилась чуть выше.
Потом её рука проделала остаток пути, сложилась чашечкой, и Дина совсем по-деловому, показала ему, что имеет ввиду.

Он нежно сжал ладонь машинальным, защитным жестом, но не попытался её убрать и позволил ей продолжать.
- Ты знаешь, модельные агентства и испытывают дефицит в мужчинах для подиума. От девчонок нет отбоя, а с мальчиками просто беда, - Я думаю, ты будешь хорошо смотреться на фотографиях в глянцевых журналах. А? Как ты думаешь?

Пока он без особого успеха, пытался представить там себя, Дина принялась оглаживать ему область его верного «дружка», прихватывая и то, что находилось под тонкой тканью брюк.
- Федор, дорогой…Пожалуйста пойдём в кровать.
- Ты меня любишь?
- Конечно, люблю.
- Тогда скажи.
- Я люблю тебя, - сказала она.
………………………………………………………….
- Позволь мне, - сказала Дина – Позволь всё сделать самой. Я хочу любить тебя так, как тебя ещё никто не любил.

- Я только сниму туфли, - пробормотал Федя.
- Я хочу, чтобы ты представил себя победоносным полководцем. Нефтяным магнатом. Победителем танцевального конкурса. Так себя и представляй. Откинься на подушки.
- Дина ты так добра ко мне, - смущался Федя – Даже не знаю, стою ли я тебя?

Дина заставила его замолчать своим поцелуем – медленным и нежным.
- Но Дина….
- А теперь – тихо, сказала Дина.
Федя откинул голову на кучу подушек. Она ловко сняла с него туфли и потянула за носок. Он посматривал с опаской, но не сопротивлялся.

- Ай-яй-яй, - сказала она – Кому-то не помешал педикюр.
- У мня чистые ноги.
- Я не об этом. Я имею ввиду твои ногти. Похоже, что они просто обрублены.
- Если ты собираешься меня критиковать, - обиделся он – То я лучше уйду.

При этом он даже не сдвинулся с места и, кажется, успокоился, когда она поцеловала его большой палец.
- У тебя очаровательные ноги, - сказала она. При этих словах Федя удивлённо посмотрел на свою ногу, как будто видел её впервые.

Дина забралась на кровать у его ног и поползла к нему, пока её голова не оказалась на уровне его талии. Она расстегнула его ремень и следом со свистом расстегнула молнию на брюках.
- Эй, - запротестовал он – А как ты? Разве ты не разденешься?

- Всему своё время, - успокоила она его – Сначала сосредоточимся на тебе.
-- Джина, честное слово, - зашептал он взволнованно – Ты думаешь, стоит? Что ты обо мне подумаешь?
При этом он приподнял бёдра, чтобы дать возможность стащить брюки.

- Дина, ты знаешь – я начинаю любить тебя?
Обеими руками она вцепилась в резинку его коротких трусиков и рывком стянула их вниз.
- Ой, - вскрикнула она – Такого не может быть!
………………………………………………………………………………….
Дина торжествующе помахивала гордым скипетром его величия и орудием той силы, которая правит миром, вознося ему хвалу в нежнейшей близости, интимно и пылко. Так же, как эстрадная дива, лелеет свой микрофон.
Голос Дины звучал низко и подрагивая по причине глубочайшего восторга.
………………………………………………………………………
Если Дина Анатольевна представляется вам, как дамочка примитивно сексуально озабоченная, то ошибётесь.

Девочка Дина родилась и выросла в семье интеллигентов. Получила хорошее воспитание, а потом и образование. Но её рафинированные взгляды на любовь, воспитанные наставлениями бабушки и мамы, разбились о волны двух неудачных браков.

Пережитые разочарования, отвернула её взгляды на третье замужество. Никогда! – сказала она себе. После этого решения, она стала рассматривать свои связи с мужчинами, как неизменную медицинскую процедуру достижения гормонального баланса своего тела.

Красивая, богатая деловая женщина, вращающаяся в круге обеспеченных людей, неизменно обращала на себя похотливое внимание мужчин. Зная, как юрист, всю деловую подноготную таких претендентов, она иногда допускала их недолгий доступ к своему телу, но не к своей душе.

Раз в год Дина Анатольевна разрешала себе отдых от юридической и гламурной суеты столичной жизни. Нежилась в лучах южного солнца и в спокойных волнах моря.
Обычно она отдыхала в дорогих отелях разных курортных стран. Окружённая иностранцами, она и мысли не допускала о лёгком пляжном флирте. Этому способствовала привычка западных людей, проводить отдых с жёнами.

В этом году, она позволила себе каприз, отдохнуть на берегу Чёрного моря. И именно здесь, она и увидела Федю.
К своему удивлению, её привычные ироничные взгляды на особей мужского пола, пали, оставив её в одиночестве, перед угрозой лёгкой влюблённости в молодость, крепость мускулатуры, профессиональный загар спасателя.
………………………………………………………………………..
Дина Анатольевна, не переставала удивляться своему предложению этому мальчику, с дальним прицелом привязать его к себе. Но больше всего удивлялась собственной развратности поведения рядом с этим юношей.

Но взвесив все «за» и «против», решила пошалить и угодить себе любимой по полной программе.
Шампанское делало её слабой, беззащитной, готовой к постельным глупостям. Всю её осторожность, ответственность, ироничность, сняло как рукой!
- Пойдём в постель, Федя! Мне хочется пошалить!
…………………………………………………………………………

Дина торжественно помахивала гордым скипетром его величия, символом и орудием той силы, которая правит миром. При этом возносила ему хвалу в нежнейшей близости, интимно и пылко – так же как эстрадная дива, лелеет свой микрофон.

Голос Дины звучал низко, подрагивал, и влажно пресекался по причине глубокого восторга. С помощью инструмента, который был у неё в руке, она могла выразить саму свою суть.
В эти мгновения она обращалась к нему, а не к Феде.

Дина, удивляясь себе, превозносила его гордо вознёсшийся стан и крепкий ствол, его замечательную внутреннюю твёрдость и внешнюю обходительность. Его парящую устремлённость вверх и независимую округлую цилиндричность его цилиндричности.

Её воодушевляли обширные запасы энергии, таящиеся в мягкой нижней кошелке, обрамлённой тёмно-золотистым, вьющимся руно.
Она восхищалась длинными размерами, формами, строением всех частей этого главного двигателя человеческого естества.
- Это мой любимый кусочек, - доверительно шепнула она ему и в подтверждении легко и дружески поцеловала.

Федя, за свою короткую жизнь никогда не жаловался на многословие начальников, так как был приучен не перебивать их. Но всё же, не смог удержаться от определённых неспокойных движений.
Сжимая и разжимая мышцы ягодиц, он начал лёгкие ритмичные движения тазом, вверх и вниз, скромно, но настоятельно намекая на то, что подошло время, когда комплиментов и ласк, самих по себе совершенно недостаточно.

Дина, чьи пальцы уже не могли полностью обхватить тёплую, пульсирующую колонну, придуманную, чтобы позволить смертным блаженно проводить часы досуга на ложах утех, в лесистых кущах, и на сиденьях автомобилей, сейчас осознавала, что ей нельзя медлить с дальнейшими действиями, если она хочет полностью разделить с Федей, предстоящий поток его экстаза.

- Подожди, - сказала она, отпуская его.
Дина села на пятки и одним быстрым рывком и двумя сноровистыми движениями плечь, избавилась от одежды
- Спокойнее, - сказала она и дразнящее улыбнулась, наблюдая за тем как он её рассматривает.


Маленькие, обрамлённые загаром следы от бикини на её грудях и внизу живота, напоминали три белых пятнышка света. Грудь у неё оказалась крупнее, чем думал Федя. Но это были груди хорошей формы, хорошей сохранности, не испорченные материнством, а крупные тёмно-розовые соски собирались складочками.

Федя не был слишком придирчив насчёт пропорций женского тела.
Он заметил, что её пупок представляет собой глубокое, круглое, тёмное углубление, как будто в её нежный живот ещё до загара воткнули маленький пальчик. Её талия казалась тоньше обычного лишь потому, что бёдра были немного полнее. Но для него это имело мало значения. Самое важное было, что она явно его хочет. В конечном итоге это единственное и заслуживало внимания. Именно это их и возбуждало.

Федя улыбнулся. Дина отметила это и спросила:
- Ты привык к молоденьким девочкам?
- Девочки! Они ни о чём, кроме себя, не думают. Им нужно только одно. Сам по себе я им никогда не нужен.
- Я люблю тебя за то, что ты так говоришь, - сказала Дина. Потянулась к нему и в мгновение ока восстановила то, что отважно тут же устремилось вверх в состоянии наивысшей готовности для нежной схватки.

- Тебе хорошо? – сказал он благодарно коснувшись её груди – Если ты ляжешь, я начну прямо сейчас, если хочешь. Я хочу доставить тебе большую-большую радость.
Нет-нет, - возразила она, легонько толкнув его в грудь – Ты ляжешь на спину. Так будет лучше. Мне будет проще держать всё под контролем и сделать всё, как можно лучше для тебя. Доверься мне. Только расслабься и не беспокойся.

По лицу Феди пробежала блаженно-покорная улыбка, голова опустилась на подушку, и он закрыл веки.
Дина сноровисто склонилась над ним, широко вывернув колени, осторожно опускаясь, на ту его часть, которую держала в руке и медленно насаживала себя на это.

Когда её припухшие нижние губки, увлажнённые от предвкушения ещё большего взаимного увлажнения, всосали свою желанную добычу, Федя испустил громкий вздох.
- Ничего? – озабоченно спросила Дина, попридержав медленное движение вниз. Крановщик, огромного портового крана вряд ли смог бы проявить такую же осторожность.

- Для меня полный порядок, - сказал Федя странно вздрагивающим хрюкающим голосом.
- Я буду делать всё медленно и легко, - пообещала она – Скажи если будет больно. Я прокляну себя, если согну его или что там ещё.

- Чудесно, - задыхаясь простонал Федя. Наверное так же звучал голос распластанного на операционном столе пациента, в разгар сложной операции, если бы его в этот момента спросили о передовых технологиях современной хирургии.
…………………………………………………………………..

Дина понемногу осознавала неумолимое медленное вторжение его гладкого, горячего, твёрдого, безжалостного жезла плоти, проталкивающегося, пропихивающегося, проскальзывающего всё выше и выше внутрь её беспомощной, глубочайшей, отдалённейшей нежнейшей, влажнейшей, теплейшей, открытой сущности.
Бархат, атлас, шёлк, желе…
……………………………………………………………………..
- Он уже весь там, - торжественно объявила Дина, поздравляя с этим Федю – Я никогда не ощущала ничего подобного. Вот это штука…Ах, Федя это слишком прекрасно.

Она начала долгий, медленный подъём. Федя на ощупь потянулся к её талии и, нащупав, заставил Дину двигаться ещё медленнее.
- В чём дело, Федя?
- Просто, просто, ты такая …Ой! Скользкая. Я боюсь…ты понимаешь?
- Что?
- Мне будет ужасно, если я…Ой! Дина - ничего не могу с собой поделать! – его пальцы стиснули её ягодицы.

Дина пронзительно взвизгнула от восторга и принялась тяжело колыхаться вверх и вниз, похоже решила любой ценой удержаться на скачущем диком мустанге, остервенело решив поработить его, удушить его, раздавить, расплющить, затереть…

Её тело бросалось вниз, обмякало, и опять, поднявшись, бросалось вниз, постепенно всё более страстно, мощнее быстрее в точном согласии и совершенным взаимопониманием…Всё это представляло собой изящную кривую постоянного ускорения до темно-красного нервного взрыва!

Наконец, в финале, рыча сквозь стиснутые зубы, Дина окончательно прижала к нему бугорок Венеры, исторгла бессвязные грязные ругательства и, совсем обмякшая, обильно вспотевшая, распласталась у него на груди. Меха её лёгких обдавали его шею жарким воздухом.
Уже много позже, отдышавшись Федя заговорил:
- Никогда не думал, что это может быть так!
- Я тоже … милый!

(продолжение следует)

Создано
Пос. Развилка
Юрий Елистратов
10 октября 2011 г.

 

Рейтинг: 0 1163 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!