ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияЭротическая проза → ПРИКЛЮЧЕНИЯ ДЕНИСА, часть 1, глава 1. 18+

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ДЕНИСА, часть 1, глава 1. 18+

23 января 2021 - Андрей Кузнецов
article487965.jpg
                                                                                                                                                                            Он и в самом деле не был мне противен,                                                                                                                                                                             когда увез меня на уик-энд на озеро Комо                                                                                                                                                                             и там в роскошном отеле мы занимались                                                                                                                                                                             любовью… Какое противное, лживое                                                                                                                                                                                     выражение: заниматься любовью, когда                                                                                                                                                                               речь идет просто о сексе. Мы занимались                                                                                                                                                                              сексом. И это было совсем неплохо.
                                                                                        
                                                                                                                                                      Екатерина Вильмонт.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                              «Мимолётности, или,  Подумаешь,  бином  Нью тона!"                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                              
 
                                      Глава  первая. Наследник.
 

         
          Денис  Игнатов,  молодой   перспективный  научный  работник 35-ти лет,   в  последнее  время  уделял  много времени  теме  своей  деятельности  в московском  концерне новых  технологий  «Линар». Только  в  конце  апреля,  перед  «длинными майскими выходными»  с  1-го  по  9-е  мая,  он решил  навестить родного дядю,  брата  мамы,  которого  не видел  с новогодних  каникул. Он  созвонился с   дядей.  сообщил о желании  его  навестить.  и  тот  попросил Дениса   ехать не  в  его московскую квартиру,  а на дачу, в ближнее Подмосковье,  куда дядя  перебрался  ещё  в  марте,  и где готовил  рассаду  для  огорода. Однако  в самый  последний  день  апреля  Денису  позвонила  мать и.  плача,  сообщила,  что дядя  этим  утром  скончался,  о чём  ей  поведал   его друг- огородник, живший  неподалёку  и зашедший  проведать  приятеля  поутру. Дядя умер  во сне,  примерно, за пару  часов  до  визита огородника.  Все  решили,   что добрый  приветливый  бездетный вдовец, которого уважала  вся  округа,  вполне  достоин  такой  лёгкой  кончины.
 
          По окончании  скорбной церемонии похорон  мама  вручила  Денису  ключи и   сказала,  что  теперь, когда  он стал фактическим  наследником дядюшкиной подмосковной «фазенды»,  ему  нужно будет брать дачу  под  контроль, ибо  пустеющие строения  в  посёлке  могут  посещать по ночам   нежеланные  «гости».  Денис  ответил ей,  что  уже принял решение  провести на даче всё  лето. Не слишком  заботясь  об  урожае,  он  хотел  просто пожить  в  тишине  и  поработать  над  договорными статьями, готовя  их   в научные  журналы.  У его родителей  была  своя  дача, расположенная по другой  дороге, которую  должна будет  наследовать его младшая  сестра,  и  мать  не могла успевать  наблюдать сразу  за двумя   участками.   Для  Дениса  же дядина  дача  давно была  родной  летней  обителью.
 
          На этой даче Денис проводил  все свои  летние  каникулы,  и  школьные  и  техникумовские, отдыхая от московской  пыли,  шума и  суеты. Здесь  прошли  все  его лучшие  годы  детства  и ранней  юности,  ибо дядя  и  его жена,  крёстная  Дениса,  любили  племянника,  и  относились  к нему,  как  к  родному  сыну,  ибо  своих детей  им  Бог  не дал.
 
          После  похорон Денис  поехал  на дачу и свежим,  критическим  взглядом  осмотрел своё   владение. Небольшой старый домик в две комнаты,  с  печкой, ванной с санузлом,  кухней  и  террасой  ему  понравился.   На запущенном участке  в 7 соток  росли яблони, вишни и  кусты  малины.  Перед домом был когда-то розарий, сейчас розы  выродились. Всё это можно было привести  в  относительный  порядок,  затратив не слишком большие усилия, не думая  пока о сносе  старого дома  и  постройке  на его месте новомодного особняка, по крайней  мере  -  до защиты  докторской диссертации.   Посёлок  Кунавино  находился  в живописном  месте.  Недалеко располагалось большое красивое озеро с  песчаным пляжем,  берёзовыми перелесками и  сосновыми  лесами. Неплохой летний отдых,  во всяком  случае,  был гарантирован.
 
          В  ещё  крепком  бревенчатом  доме,  обшитым сосновыми  досками, выкрашенными  древесным  лаком,  большая  комната являлась  как бы  гостиной. Из неё открывалась  дверь в  крохотную спальню,  где  стояла  широкая  двуспальная  кровать с  прикроватной  тумбочкой. В большой  комнате,   вдоль одной  стены  стоял большой  кожаный  диван с  высокой  спинкой. Вдоль другой  стены  стоял древний довоенный   комод, на котором находился  небольшой  телевизор устаревшей  модели  «Сони» и  совсем  старый  радиоприёмник «Москвич». Между комодом  и диваном, возле фасадного  окна, смотрящего  на калитку, стоял пустой полированный  стол  типа  обеденного. Слева  от  дивана  располагался   небольшой  журнальный  столик, на котором  лежало  несколько старых газет и стеклянная  ваза под вязаной  салфеткой  зелёного цвета. Этот  столик  стоял под вторым  окном, смотрящим  в  сад.  справа  от окна  до самого потолка  высился  стеллаж  с книгами. Он стоял вдоль второй  торцовой стены  с  входной  дверью,  ведущей  и в  кухню,   и  в  санузел с ванной.  Возле  стеллажа  стояло к глубокое  кожаное  кресло, оформленное  в  том  же  стиле, что  и  диван. Рядом  с входной  дверью в гостиную  стояла  небольшая  печка- голландка, обложенная   изразцовыми  плитами  с цветочным рельефным  рисунком. Справа  от печки открывалась   дверь  в спальню.   В  спальне  окон не было.
 
          Решив  сменить  все замки на даче, Денис для этого пригласил лучшего механика их макетных мастерских концерна,  Сашу Ветрова, славящегося  своими «золотыми  руками»  и  умеющего чинить  любые  бытовые приборы, отменно ремонтировать домашнюю  механику,  электрику  и  сантехнику, пообещав  ему щедро  заплатить  за  работу. С закупленными  новыми  запорами  он  привёз  на  своей  «Тойоте»  Сашу,  и тот  за  пару часов  всё установил и проверил, дополнительно  осмотрев  электрохозяйство дачи  и  все  сантехнические  приборы. Найдя   всё это в  более- менее  терпимом  состоянии, Саша внял  приглашению  хозяина  отобедать с ним,  и  мужчины  расположились  на кухне  трапезничать.
 
          Саша,  сорокалетний худющий  высокий  мужик с длинными  волосами,  заправленными  в «конский  хвост»,  был  весёлым балагуром  и славился,  помимо  своих рукодельных  талантов, ещё  и  невероятным умением  завоёвывать расположение  молодых красивых девчонок предприятия.  Он  легко умудрялся «запудривать мозги» лаборанткам,  техникам,  и прочему юному  обслуживающему  персоналу женского пола. Ремонтируя  им часы, сгоревшие  фены и  замки  на сумочках,  восстанавливая  у них дома  велотренажёры  и  «беговые дорожки», он  за короткое время добивался  сексуальной  близости, о которой  предпочитал  не  распространяться,  но  о которой  не раз пробалтывались подружкам  сами  его  мимолётные  пассии. Как известно, в основе славы и успехов любого  Дон-Жуана или  Казановы всех времён лежит  элементарная  женская  зависть.  Она легко   выражается  примерно одинаковыми  мыслями  в  любопытных  женских  головках: «Что  в нём  такого, что легко позволяет ему  укладывать всех этих  баб?  И  тогда - почему не  меня   тоже?».
 
          После  двух стопок  «кристалловской» водки, Сашка, не сильно балуя  себя  закуской  в  виде  горячих мантов  с картошкой, значительно  повеселел и начал  вещать о  своих  победных близких  отношениях   с  женским  полом, чего в трезвом  виде  себе  позволял очень  редко. Обычно те, кто имеет у женщин реальный успех, об этом  не любят  распространяться,   в отличие  от тех, кто таким  успехом  не пользуется,  и  поэтому любит  молотить  языком  о своей  мнимой  мужской  неотразимости. Сашка же  выпил,  и, сидя  наедине  с Денисом, который  водку  не пил,  повёл речь  о необходимости  холостым мужчинам  «вести  регулярную жизнь и держать в  узде  гормоны».
 
          -Сань, я совсем не противник женского пола,  поверь, -говорил Денис, -  и с женщинами бываю регулярно, но когда  у  меня   идёт кураж  по научной  деятельности, - я ж кандидат  тех-наук,- то я  весь  в работе и отвлекаться  на  милых дам   совершенно  нет  желания. Ты   же  знаешь, им  нужно уделять  много внимания, там- разные общения,  а  у меня  даже порой  на них в  такие творческие  периоды  и не стоИт, такой  уж я уродился, редкий  тип  «учёного  дегенерата». Потому  и не женился до сих пор. Сейчас  мне  нужно за месяц  успеть оформить  много статей для  научных журналов,  и пока
-не до женщин,  самых даже  распрекрасных.
 
          -Да знаю, ты  у нас «научное  светило», один из немногих, -  сказал  Ветров, понемногу  хмелея  на  глазах. – Но  в  то же  время, как открыли  британские «вчёные», секс  стимулирует  научную  мозговую деятельность,  поэтому  хоронить себя  заживо  в куче бумажной  информации не-ра-ци-о-наль-но!- добавил он,  подняв  палец вверх.
 
          -Да найду я себе здесь  подругу,  Саша, не  беспокойся!  Здесь  московских дачниц  на озере  загорает туча,  найду  себе  подходящую  интеллигентную девушку! - рассмеялся  Денис,  которому  эта  тема  уже стала надоедать.
 
          -Буду  беспокоиться!- упрямо заявил Ветров.- Ты  с  ней пол-лета  проваландаешься,  пока уговоришь  тебе  дать, а  время  идёт,  сезон летит  быстро. А мужик  ты  хороший,  нрависся  мне, симпатишный,  обстановка у тебя  здесь трахать очень   позволяет. Но вы, нботаники,   почему-то всегда  таких  фи-фи выбираете, с которыми  потом  только  горох лущить,  а  горячих девчонок…боитесь,  что ли?  Не  пойму я таких,  как ты !
 
          Денис  понял,  что спешить наполнять Сашке стопку водкой  пока  не следует, Мастеру  нужно было  несколько  передохнуть. А  Ветров неожиданно  потянулся  за  своей  борсеткой  и  достал из неё  небольшую картонную коробочку,  в  которой  обычно в  аптеках продают  ампулы  с лекарствами. Но в шести  «пеналах» коробочки лежали не  ампулы,  а   шесть небольших пластиковых пузырьков  с  прозрачной жидкостью. Каждый  пузырёк  был  снабжён крышкой  с  насадкой –трубочкой. Вынув  один пузырёк, Сашка   протянул его Денису со словами:
 
          -Вот…  держи  от  меня  презент!
 
          -Что это? –поинтересовался  Денис.
 
          -Это средство быстрого возбуждения  девушек, называется «Фанданго», -  облизнув  губы,  пояснил Ветров. -  Достаточно незаметно капнуть в  чашку  с  чаем  или  бокал с  вином   девушки три- четыре капли этой  штуки, нажав  на  пузырь - и  через  пять минут девушка будет готова. В  смысле -  будет  готова прыгнуть  на  тебя  и дать понять,  что она тебя  хочет,  причём- немедля. Очень  облегчает  задачу  нашему  брату быстро её тра-та-та… Спробуй,  тебе понравится.  Я  часто её  пользую, девки потом интересуются,  мол,  что  это было?  Но… дело   уже сделано,   все  довольны,  все  смеются. Бери!  Я  тебе  и  инструкцию  могу  дать,  здесь  написато,  что  это  такое  и  из чего её  делают.
 
          -Спа-а-си-бо, - растерянно  протянул Денис,  забирая  в карман пузырёк и листочек  с инструкцией. – В  аптеках продаётся? Можно свободно  купить?
 
          -Нет,  это  заказывают  по интернету,  мне племяш заказывает  и сам получает.  Кончится,  могу  тебе после    ещё целый  коробок  заказать,  правда, вещь  не дешёвая. Ну, так  ты  ж и не бедный!
 
          -Хорошо,  как -  нибудь попробую, -сказал Денис, -наливая пол-стопки  водки Сашке.- Ты  давай,  кушай,  манты  остывают.
 
          Закончив  обед,  и  щедро  расплатившись  с мастером, Денис посадил парня  в  машину и  отвёз его  в Москву,  сдав  на  руки   его престарелой  мамаше,  несколько недовольной тем, что её   малопьющий  сын  прибыл домой не вполне в  свежем  состоянии. Денис  объяснил маме, что  Саша  с у него  на даче делал  большое  дело,  за  успех которого  они и «дёрнули». Потом  сел в  машину и  уехал   обратно на  дачу.
 
          Войдя в дом,  Денис сел на диван,  и тут  вспомнил о подарке Ветрова. Он достал из кармана пузырёк и прочитал инструкцию  к нему. В ней  говорилось,  что  препарат «Fandango- премиум» создан для  подготовки женщины  к  быстрой сексуальной близости с мужчиной,  который  заинтересован именно в  оперативном   переходе дамы  к  готовности  дать. Несколько капель этого препарата  должно  вызывать у женщин сильное сексуальное возбуждение, переходящее  в  сексуальное влечение в течении  10- 15  минут. В  течение  этого времени происходит усиление выделения влагалищной смазки и сужение мышц влагалища.  Всего три-четыре капельки Fandango, закапанных через насадку с трубочкой  на крышке  флакона  путём  сжатия пальцами  его гибкой оболочки,  в  бокал с  вином  или   соком,   обеспечивают  яркий множественный оргазм. В настоящий препарат входят  "L-аргинин" и смесь натуральных масел различных трав, способствующие выработке половых гормонов,  а  также  адаптогены, снимающие усталость.  Денис  ещё раз перечитал инструкцию и  задумался.
 
          -«Действительно,  любопытный  препарат, - подумал  он.-  В некоторых  неординарных случаях очень может  быть полезен». Имея  определённый  опыт  с  женщинами,  он знал,  что девушкам,  в принципе,  нравится  его  внешность  высокого шатена  с неглупым  выражением  лица, нравится его, со вкусом  подобранная  одежда,  нравится  его общий имидж   современного  молодого мужчины   и  умение вести  интересную остроумную беседу. Он умел чувствовать  собеседницу  и  говорить  то,  что ей бывало приятно слышать.  Когда  у  него бывало настроение расслабиться  и  посесковать, (но  только не на работе!),  его попытки  познакомиться  и потом завлечь в  койку красивую сексапильную и   неглупую девушку или  даму,  редко  заканчивались  неудачей. Но  неудачи  всё же  случались.  И  в таких  случаях  Сашкин препарат  оказался  бы  очень полезен.  Одно  дело, когда девушка  сама  настроена  на  быстрый  секс без обязательств,  и  её  подогревать нет смысла.  Другое  дело,  когда  девушка  вроде  бы  и  не против,  но…  её  тормозит воспитание, мнение  окружающих или ей просто  стыд обнажиться и  показать   свои  прелести  едва  знакомому  мужчине, доверить  свои «священные» гениталии контакту с мужскими,   от которых  возможны  последующие  неприятности.  Или  просто потому,  что сокровенные части  тела  у  неё «священны», даже  при прошлом  опыте  близости  с  кем-то.  Вот  тут  препарат   сможет помочь девушке  преодолеть разного рода  условности,  а замужней  даме – выйти  из состояния  слепого повиновения брачному  «кодексу  чести» из принципа.
 
          Денис вздохнул и   вспомнил свою  неудачную  первую любовь в  9-м  классе.  Лишившись невинности  накануне летом, отдыхая  после  8-го  класса  на этой  даче,  он   в 9-м почувствовал  себя  взрослым мужчиной.  Загордился,  стал  смотреть  на  молоденьких учительниц  своей  школы, наверняка уже  имевших половые навыки, как на теоретически возможных  своих наложниц.  Разумеется,  гормональный  тайфун, бушевавший  в  его организме  «сырого» подростка, , глушил в нём  остатки   трезвых  мыслей. Хотя  он имел в  школе репутацию   не самого глупого  ученика, имевшего к  тому же   недурную внешность.
 
          Что,  собственно,  получилось? Денис в 9-м классе  влюбился в  молодую учительницу русского  и  литературы Эльвиру Максимовну.  Но влюбился «по-современному». Решив, что  он ей  тоже  нравится  как  мужчина (вот  дурачок-то был!), он мечтал  о близости  с ней, причём,  она  ему  представлялась  очень  даже  реальной. Ему казалось,  что красавица   Эльвира как-то по особенному тепло  смотрит на него лично,  ведя  урок и объясняя  характеры  героев М.Ю Лермонтова.
 
          Боже,  как же  сладострастно он  любовался  её  стройными  ножками,  обтянутыми  прозрачным нейлоном,  когда  она,  от самых задних парт  царственно   шагала  к доске, постукивая   каблучками! Как он пытался  прочесть на  её милом  личике  следы  полового интереса  к нему, самому эрудированному  и  успешному  ученику, на которого  уже  заглядывались  его некоторые одноклассницы! Оставалось лишь выбрать момент, чтобы  на перемене набраться  наглости  и  предложить Эльвире    встретиться  на нейтральной  территории ( у него были  ключи  от квартиры незамужней племянницы  отца, которая, как этнограф,   уехала  на полгода в командировку в Новую Зеландию). Выбрать момент никак  не получалось,  потому  что каждый раз рядом  с учительницей оказывались или  её коллеги, или члены её  литературного кружка. А  тут  всему классу  Эльвира  дала  задание  написать сочинение  по повести «Княжна  Мэри», где  нужно было раскрыть образ Григория  Александровича Печорина и оценить его поведение  по отношению к  княжне.
 
          Он  тогда  не стал писать так,  как от него требовали стандартные школьные  нормы  литературного анализа. Похоже, он один из класса  не написал, как все, а довольно дерзко  изложил свою  точку зрения  на  половые отношения  в  дворянской  среде XIX  века. Причём,  с намёком  на особые тайные, негласные  любовные  отношения  с Эльвирой, какими  они  ему  виделись,  и   на то, что ему учительница  позволит именно   так  писать и оценивать  лермонтовских героев.
 
          Что он там  написал? А то,  что традиции дворянской  среды России  позапрошлого века не давали возможности молодёжи  свободно проявить страсть, желание, не позволили влюблённой   княжне просто отдаться Печорину и  испытать  оргазм, не  вступая  в брак. Печорин же  не собирался  жениться, и, потешив  своё  самолюбие, дал понять Мэри, что он её не любит,  и им не по пути  в этой  жизни. Ну  и  что? Ситуация в повести -  совершенно  идиотская, секса  нет,  такие  сюжеты совсем  не интересны современным молодым  людям.  
 
                    Эльвира Максимовна  его сочинение  в  класс не принесла,  а  тихо попросила  после  уроков  зайти  в  учительскую. Там она  сообщила  юному  «аналитику», что его сочинение  в  таком  виде  она принять не может. Образы героев Денис  выводит лишь в  плоскость примитивного   секса, чувственности, возбуждения, оргазма, что очень  однобоко,  и  не учитывает чистых  душевных порывов княжны, амбиций честолюбивого  Грушницкого,  и всю суть  подлости  Печорина, который растоптал чистую  любовь  девушки и  опозорил  её в глазах дворянского общества на кавказских водах. Сочинение  нужно переписать.
 
          Дениса  тогда вдруг  неожиданно понесло, как  горячего, амбициозного самонадеянного  подростка. Он  возмутился,  выпалив  Эльвире в  глаза, что любая девушка  в юные  годы  бессознательно мечтает  об оргазмах,  что,  прежде  всего, она  хочет   удовлетворить свою похоть, насытить плоть, испытать оргазм,  облекая естественные  желания  в  высокие  благородные чувства,  что,  в общем- то,   является  ханжеством.
 
          -Вот  сейчас,  когда  мы  сидим  в  учительской  одни,  Вы,  Эльвира Максимовна, разве  не видите  во мне  самца?  Разве  Вы  не хотите меня  здесь,  вот прямо  сейчас?   Не хотите   мне  дать? Вы - женщина,  я- мужчина,  и  в  чём  дело?  Но  только честно ответьте,  пожалуйста! – Выпалив  эту  тираду, Денис  вдруг испугался  и  похолодел  от ужаса. Вот он ляпнул! Что теперь будет? Вызовут родителей? Выгонят  из школы? Зачем  не прикусил язык? Он молча  сидел, сопел,  потупив взгляд, красный,  как рак, и  ждал  сурового приговора. Молчала  и Эльвира. На  тот момент ей  было 24 года  и она  была  не замужем.
 
          Эльвира  Максимовна  сняла  очки, и,   прищурив на  Дениса  красивые глаза, медленно,  с расстановкой, произнесла   презрительным тоном:
 
          -Честно? Дурак ты,  Игнатов! Ты  прав  только  с одной  стороны. Видимо,  успел уже  с   какой-то девицей перепихнуться,   и  возомнил себя  вторым  Зигмундом  Фрейдом. Всё  свёл  к  сексу. Ты  пока  не понял, что  во все  времена  секс  и  любовь   у нормальных людей –  два понятия  в  одном  флаконе. Если  бы  ты  написал не  только о страсти, которую зажёг в княжне Печорин, ( а  страсть - это и  есть похоть, желание близости  с  мужчиной, это инстинкт), но ещё бы написал  и  о чувстве  душевного  магнита,  сердечной  привязанности, вспыхнувшего  в   сердце юной Мэри,  её желании  стать женой, матерью  детей Печорина, то это  было  бы современно, грамотно  и человечно. И я, может,  могла  бы тебе  дать - парень  ты крепкий,  симпатичный,  а у меня сейчас никого нет,  и мужчина  мне, вообще-то … нужен.  И  я не  против секса.  Но  на  настоящего  любовника  ты  пока  не тянешь. Ни  в кого ещё  не  влюблялся?  Советую! Короче,  завтра  принесёшь мне  нормальное  сочинение,  а  сейчас - пошёл вон! И, надеюсь, о нашем  разговоре  здесь…  у  тебя  хватит  ума  никому  не  рассказывать.
 
          Потрясённый  и пристыженный,  Денис  шёл  из школы  домой, пошатываясь  от ужаса,  готовый провалиться  сквозь  землю. Он  переписал дома  сочинение  в том  ключе,  как  подсказала  ему  учительница. Дома  он часто  вспоминал  слова  Эльвиры, думая о том, что она, оказывается, могла  бы  ему  отдаться! Было  ею сказано  в  сердцах,  откровенно,  и  эта фраза  наполняло его  гордостью  и  некоторой  надеждой,  правда,   вместе  со стыдом.  В школе  он отдал Эльвире переписанное  сочинение, через день  получил за  него  «четвёрку»,  но  самое  главное -  на уроках литературы он  порой   ловил её взгляд,  в котором  проглядывало весёлое  озорство  и  лукавство. Словно Эльвира  чего-то от него  ждала…  Он не раз собирался   незаметно к ней   подойти и сообщить, что  он, Денис,  в неё по уши влюбился, и, в связи  с этим, как бы  им… упасть в  постель?  И   у него есть ключи.  Но так  и не решился  подойти. И  только  через два года, на выпускном  вечере Денис, танцуя  с Эльвирой,  и будучи  слегка  под хмельком,  сообщил ей  в  ушко,  что много раз,   и в 9-м  и  в 10-м  классе, он   собирался  предложить  ей  близость, но  боялся, что она  его  пошлёт.  Она ему  ответила с улыбкой едва  слышным, лёгким  шепотком:
 
          -Ну, ведь  не подошёл же?   И  зря, что   не подошёл. Я бы тебе  не отказала. А теперь, увы,   я  замужем.
 
          После  сказанного  красавицей Денис  чуть с  ума  не сошёл
 
 
                              КОНЕЦ ПЕРВОЙ  ГЛАВЫ
 
 
 
 
 
 
         
 
 
 
 
 
 


 
 

© Copyright: Андрей Кузнецов, 2021

Регистрационный номер №0487965

от 23 января 2021

[Скрыть] Регистрационный номер 0487965 выдан для произведения:                                                                                                                                                                             Он и в самом деле не был мне противен,                                                                                                                                                                             когда увез меня на уик-энд на озеро Комо                                                                                                                                                                             и там в роскошном отеле мы занимались                                                                                                                                                                             любовью… Какое противное, лживое                                                                                                                                                                                     выражение: заниматься любовью, когда                                                                                                                                                                               речь идет просто о сексе. Мы занимались                                                                                                                                                                              сексом. И это было совсем неплохо.
                                                                                        
                                                                                                                                                      Екатерина Вильмонт.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                              «Мимолётности, или,  Подумаешь,  бином  Нью тона!"                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                              
 
                                                                                       Глава  первая. Наследник.
 

         
          Вот уж привязалась  к нему  эта  песня Булата Окуджавы «Капли датского короля,  пейте  кавалеры!». Её  Денис  Игнатов недавно    услышал  по телевизору в старом советском   фильме «Женя, Женечка  и «Катюша», , в котором  играл Олег Даль и  другие популярные  актёры. Теперь скачущий  ритм этой  песенки, не  переставая,  назойливо болтался   в  голове Дениса, пока   он  ехал  по улицам  Москвы в  своей  Тойоте, чтобы   навестить своего родного дядю  по матери.  Дядя  был стар и  немощен, ему  было далеко за  восемьдесят.  После  смерти  жены Полины, крёстной  Дениса,  он одиноко доживал  свой  век  в  «двушке»,  возле   метро  «Новогиреево».  Заботливый племянник, Денис регулярно привозил  дяде продукты,  лекарства и необходимую  бытовую мелочёвку, отслеживая  старика.
 
          Песенка Окуджавы безмерно  раздражала,  но  отвязаться  от  неё  не получалось.  Стоило Денису чуть  отвлечься  на  дорожную обстановку,  как дурацкие «Капли короля»,  снова   начинали  сверлить ему  мозг.
 
          Денис Игнатов, в  свои 35 лет  оставался  убеждённым  холостяком. Успешный руководитель одного  из отделов  научно- технического концерна  в  Москве,  он недавно  защитил кандидатскую диссертацию,   и подумывал   о докторской.  С противоположным  полом  у  него  были вполне успешные отношения. Большой  длительностью  они  не отличались, однако  и  на  случайные  связи высокий стройный  голубоглазый шатен  не разменивался. Стервозных, также  меркантильных и  недалёких дам -  девушек  он  старательно избегал. В  его  московской «двушке»  периодически ночевали симпатичные интеллигентные брюнетки и  блондинки, которым  нравился его вкусный секс  с тонкими разнообразиями.  Обычно, вне предприятия,  красивые и просто  миловидные  женщины, солнечно  улыбаясь,  легко поддерживали с ним начальный  разговор, давая  понять,  что  были бы  не прочь продолжить знакомство. Когда  же  он приходил  на встречу с  такими,  то они намекали,  что   готовы  сразу  лечь с ним  в  постель,  без всяких   промежуточных маневров  в виде посещений  театра, музеев,  вернисажей  и  прочих светских мероприятий.  Женщины  свободно принимали его приглашения  поехать   к  нему домой,  дать себя  раздеть и уложить.  Он  не переставал удивляться  быстрой готовности  интеллигентных дам  к  сексу  с ним,   без всяких обязательств и обещаний  жениться,  о чём  Денис  сразу  предупреждал своих наложниц. Со временем  он привык к роли  героя- любовника,  которому никогда  не отказывали  в самом «сладком»,  что составляет вершину  общения двух разнополых существ,  симпатичных  друг другу.
 
          Тем  не менее, в нём, интеллектуальном  самце,  иногда  просыпался  инстинкт охотника. Порой ему  хотелось быстро совратить именно такую   девушку или взрослую  женщину, которая вела   себя  индифферентно,  и почему-то  не проявляла  особого  желания  упасть с ним  на  его  ложе.  Долгие  ухаживания  за  такими  представлялись  ему  непозволительной  роскошью, ведь  влюбляться  он давно разучился. Поэтому Денис  не раз думал о том,  что хорошо бы  иметь под рукой  нечто типа  быстрорастворимых  таблеток  или  капель, ускорителей  женской  страсти, которые  он мог бы  применить на  званом  вечере, рауте  или   на другом  мероприятии,  чтобы  ехать оттуда   домой  уже  в  сопровождении дамы, которая  вначале  вела  себя непозволительно равнодушно  по отношению  к  его особе.  Он  не привык  возвращаться  с  таких  мероприятий  один. И  вот сегодня   в его ушах назойливо свербила  песенка «Капли  датского  короля». К  чему  бы  это?
 
          Дядя  племяннику всегда  был  рад. Он  с благодарностью принял всё привезённое  Денисом, помог ему накрыть скромный стол,  и присел выпить с  ним  немного  коньяка. Дениса он сегодня ждал,  и  успел  к его  приезду пожарить мясо  с  картошкой и сделать овощной  салат.
 
          -Дядь!  А  как ты  относишься к  Булату  Окуджаве?- спросил  Денис, разрезая  куски  жаркого серебряным  ножом на  тарелке..
 
          -Плохо!- ответил дядя, помедлив.  - Гад он, и  русофоб… Когда Ельцин в  октябре 1993 года  расстреливал из танков  парламент  в  Белом  доме,  Окауджава,   и подобные  ему  популярные  мрази, разные актёришки, писаки,  очень  уж ликовали. А  Бориска - пьянь  тогда не  Белый Дом - всю честную Россию  из танков расстреливал.  Почему  ты  спросил про  него?
 
          -В  одном советском  фильме  про войну  звучит  песня,  в ней   припев такой: « Капли  датского короля, пейте  кавалеры!». Песня  на  слова  Булата  Окуджавы.  Прицепилась она  ко мне  с  утра,  играет в  башке, просто  жуть,  как достала. И как думаешь,   что это  за  капли?- Дядя Дениса был эрудированным  дедом.
 
          -Я где - то читал,  - неторопливо ответил  он, - что старый  король  Дании Христиан Девятый, дедушка  нашего Николая  Второго, придумал настойку  от простуды. Там  в  их состав  входили  анисовые  капли и ещё какая -то  дребедень, которые  останавливают  грудной  кашель.  Но  мне  кажется,  что лукавец Окуджава  имел  в виду  именно средство  от импотенции, типа  виагры. Он ведь  любил  бабам  нравиться,  когда  пел и  тренькал  на гитаре, рисовался,  хотя  с  виду  был страшный,   как чёрт. Я знаю  этот фильм. Там  героя,  молодого   солдата,  склоняет  к сексу  его боевая  подруга,  она  потом  вскоре  погибает. Вот Окуджава  и придумал  песенку для  фильма,  мол, мужик, не подкачай, для  любовной стойкости  выпей  капель датского короля, девушка  ждёт...  Ну, нет  у  меня, Дениска,   другого объяснения,  зачем  туда  вставили  эти «капли»!- добавил дядя, усмехнувшись.  - Не простуду  же  лечить! Капли  для  поддержания  потенции кавалеров, не  иначе…
 
          - А  вот  мне желательно достать  капли,  чтобы, наоборот. Чтобы   дамы  кавалерам быстро  сдавались, - ответил Денис, и  улыбнулся.
 
          -О как! А  у  тебя с этим  уже  проблемы?- удивился  дядя. –Или  научная  деятельность не оставляет  времени  на баловство?
 
          -Не  то  чтобы научная, -замялся племянник. – Просто… хочется  иметь гарантию безотказанности. Может встретиться  какая- нибудь   капризная надменная Генриетт, но в  которой  чувствуется  особая  изюминка… и мне  было бы  ей интересно «вдуть».  Замуж я никого   не зову, просто так,  «танец  в  горизонте». Но наверное,  нет в природе  таких капель, да?. Мечтать,   не  вредно.
 
          -Денис, ну почему, нынче ж 21 –й век! – усмехнулся  дядя. -  Наука  не стоит  на  месте. Намедни  по телевизору  видел  рекламу  жидкого средства, которое при добавлении  нескольких капель в  вино или  сок,   «включает» женщину  на всю катушку!   Как пламенный  мотор!  Называется… что-то на  букву «Фэ»,  а  дальше  не помню… вот проклятая  память! Ты сам   в  Интернете  поищи, думаю, найдёшь. Но это  точно капли,   по телевизору показали пузырёк  с  насадкой.
 
          -Дядь,  я  поеду! Не  скучай! Спасибо  за  ужин!  На  даче  давно  не был?- спросил Денис,  поднимаясь  из-за  стола.
 
          -С  осени  не был, - ответил дядя. –Там,   небось,   зимой снегу  навалило,  но… ноги  болят,  и  спина,    как  не моя,  и  сердце слабнет… А  ты  у  нас - занятый. Науку двигаешь  и баб трахаешь. Ладно уж!.. Помру,  сам  там  хозяйствуй! А я…  я жить уже  устал, Дениска, - скорбно  добавил  он.
 
          -Дядь, ну, прости, у  меня этот год  вообще  был чумовой, - начал  извиняться Денис,  надевая  ветровку  в  прихожей.  – Вот  соберусь,  съезжу  туда,  старую листву надо  собрать  и  пожечь, кусты  малины  привести  в порядок. А ты  не  куксись,  май  уже  начался,  скоро отвезу  тебя  туда, оживёшь там  сразу!
 
          -Хорошо бы,  если  так, - грустно ответил дядя.- Ну, будь  здоров! Звони!- добавил он, закрывая  за племянником  дверь.
 
          Через три  недели  дядя  скончался в пятнадцатой  градской  больнице. Его сердце не выдержало жаркой майской   погоды. Похоронив любимого  родственника,  Денис  стал оформлять  наследство:  дядину квартиру  и  его дачу в подмосковном  посёлке.
 
          На этой даче Денис проводил  все  летние  каникулы,  и  школьные  и  техникумовские, отдыхая от московской  пыли,  шума и  суеты. Он туда  приехал  сразу  после  похорон и свежим,  критическим  взглядом  осмотрел  дачное  хозяйство, теперь уже  его  владение. Небольшой старый домик в две комнаты,  с  печкой, ванной с санузлом,  кухней  и  террасой  ему  понравился.   На запущенном участке  в 7 соток  росли яблони, вишни и  кусты  малины, что его  тоже порадовало.. Перед домом был когда-то розарий, сейчас розы  выродились. Всё это можно было привести  в порядок,  затратив не слишком большие усилия, поэтому  продавать загородную  недвижимость смысла  не было. Посёлок  находился  в живописном  месте,  недалеко располагалось красивое озеро с  песчаным пляжем и сосновыми перелесками. Неплохой летний отдых был гарантирован.
 
          Большая  комната являлась  как бы  гостиной, из которой открывалась  дверь в  крохотную спальню,  где  стояла  широкая  двуспальная  кровать с  прикроватной  тумбочкой. Спальня  не имела  окон, лишь на  стене, над кроватью  висел  ночной  светильник. В большой  комнате  вдоль одной  стены  стоял большой  кожаный  диван с  высокой  спинкой. Вдоль другой  стены  стоял древний   комод, на котором находился  небольшой  телевизор устаревшей  модели  «Сони» и  совсем  старый  радиоприёмник «Москвич». Между комодом  и диваном, возле  окна, смотрящего  на калитку, стоял пустой полированный  стол  типа  обеденного. Слева  от  дивана  стоял   небольшой  журнальный  столик, на котором  лежало  несколько старых газет и стеклянная  ваза под вязаной  салфеткой  зелёного цвета. Этот  столик  стоял под вторым  окном, смотрящим  в  сад.  За  окном  высился  до самого потолка  стеллаж  с книгами. Он стоял вдоль второй  торцовой стены  с  входной  дверью,  ведущей  в  кухню  и  в  санузел с ванной.  Возле  стеллажа  стояло к глубокое  кожаное  кресло, оформленное  в  том  же  стиле, что  и  диван. Рядом  с входной  дверью в гостиную  стояла  небольшая  печка- голландка, обложенная   изразцовыми  плитами  с цветочным рельефным  рисунком. Справа  от печки была  дверь  в спальню. Почему  дядя  не прорубил окно   в спальню, для Дениса было загадкой. Но его радовало,  что спальня  представляла  собой  небольшой  будуарчик,  где  расположиться  с женщиной  будет  весьма  приятно.
 
          Он подошёл к  стеллажу, который  был доверху  забит  книгами. Начал  рассматривать корешки  книг,  которые  любил читать  дядя холодными  осенними  вечерами, пока  позволяло  зрение. Увидел   кое-что  из художественной  классики, но там  стояло  и  множество разных детективов  в  мягких обложках, дешёвое  чтиво,  которое Денис  терпеть  не мог. –«Больше  половины  книг  выкину, а на их место  привезу  из Москвы самые любимые,   и ещё захвачу  альбомы  репродукций, -подумал он. – Иногда  полистать  альбом мастера живописи много  приятнее, чем грузить голову Достоевским.  Лично  для  меня». 
 
          Его взгляд упал  на  растрёпанную книжку  в виде брошюры, с надорванной обложкой, упавшую  с полки. –«М.Ю. Лермонтов.  Герой  нашего времени». Москва, 1963  год.», - прочёл он название  на  обложке. Он присел  на стул, начал листать роман,  и  вспомнил,  как  за  сочинение  по образу  Печорина  он получил двойку  на уроке  литературы  в  девятом  классе.
 
          Денис  был «ранним  мальчиком». Он  уже тогда  не был девственником,  и знал, какое удовольствие    может  доставить женщина ему  в интиме В девятом классе  он  стал смотреть  на взрослых женщин глазами вожделённого юного самца. И в Эльвире  Максимовне,  недавно закончившей  педвуз  молоденькой учительнице  литературы,  он прежде  всего  видел  красивую  женщину, которая  теоретически могла  бы  ему  отдаться. Он  непроизвольно любовался  её  стройными  ножками,  обтянутыми  нейлоном,  когда  она  от задних парт  шествовала, стуча  каблучками,    к  доске. Он тщетно пытался  прочесть  на её  миловидном  лице следы  страсти   и  возможной  похоти вообще, но…  в  15  лет  он очень плохо разбирался  в  женщинах.
 
           В  сочинении  о Печорине он написал,  что совсем  неинтересно,   и необязательно разбирать  отношения  литературных героев, живших   в те  древние времена,  когда  женщина  из дворянской  среды   не  могла просто так  отдаться  мужчине,  который  ей  понравился,  и  с которым  она  мечтала  лечь в постель, чтобы  получить оргазм. Тогда   же были  нелепые запреты  на свободу   благородных женщин, не было надёжных средств  предохранения и возможности расчёта безопасных дней, девушки- дворянки  могли  лишь  мечтать  о  замужестве, выходя  замуж девственницей, забыв  про  оргазм. И  если от неё   вероятный  жених вдруг отказывался, то  в глазах общества  девушка считалась опозоренной, а  в  чём  её вина?  Подлец  Печорин  сыграл именно  на  идиотских условностях того времени.   Понимая,  что Мэри  не даст  ему  просто так,  в  то же  время не собираясь и жениться  на ней, он поступил с  Мэри  жестоко.  Сначала влюбил её  в  себя,  довёл девушку до признания  в любви  к нему с  её  стороны,  а потом  холодно  отстранился,  торжествуя  победу  над её  сердцем  и,  желавшей   оргазма,  её чувственной  плотью, жаждущей  блуда.  Короче,  мужчина  деву   опозорил.  А сам  этот Печорин, живущий  бесцельно и угорая  от своей  скуки,  гордыни  и  порочности, вызывает неприятные  эмоции. Ему  нужно было бы  посвятить себя какому-то серьёзному  делу,  которое захватило бы его целиком  и  питало бы  интерес  к жизни. Например,  литературному  труду,  истории,   изучению  своей  родословной,  своих предков. А он  растрачивал себя  на дешёвые  интриги  и  «динамил»  девственниц. Короче,  в наше время свободных  сексуальных отношений этот  роман  не  стоит анализа. То  время  ушло, устарело  и  знать об этих персонажах  сегодня  нам совсем  ни  к  чему.
 
          Эльвира Максимовна  его сочинение  не  принесла в  класс,  а  тихо попросила  после  уроков  зайти  в  учительскую. Там она  сказала  юному  «аналитику», что его сочинение  в  таком  виде  она принять не может. Образы героев Денис  вывел лишь в  плоскости  секса, чувственности, возбуждения, оргазма, что очень  однобоко,  и  не учитывает чистых  душевных порывов княжны, амбиций честолюбивого  Грушницкого,  и всю суть  подлости  Печорина, который растоптал чистую  любовь  девушки и  опозорил  её в глазах дворянского общества на кавказских водах. Сочинение  нужно переписать.
 
          Дениса  тогда вдруг,  неожиданно понесло, как  горячего, амбициозного самонадеянного  подростка. Он  возмутился,  выпалив  Эльвире в  глаза, что любая девушка  в юные  годы  бессознательно мечтает  об оргазмах,  что,  прежде  всего, она  хочет   удовлетворить свою похоть, насытить плоть, испытать оргазм,  облекая естественные  желания  в  высокие  благородные чувства,  что,  в общем- то,   является  ханжеством.
 
          -Вот  сейчас,  когда  мы  сидим  в  учительской  одни,  Вы,  Эльвира Максимовна, разве  не видите  во мне  самца?  Разве  Вы  не хотите меня  здесь,  вот прямо  сейчас?   Не хотите   мне  дать? Вы- женщина,  я- мужчина,  и  в  чём  дело?  Но  только честно ответьте,  пожалуйста! – Выпалив  эту  тираду, Денис  вдруг испугался  и  похолодел  от ужаса. Вот он ляпнул! Что теперь будет? Вызовут родителей? Выгонят  из школы? Зачем  он так  облажался и вовремя  не прикусил язык? Он молча  сидел, сопел,  потупив взгляд, красный,  как рак, и  ждал  сурового приговора. Молчала  и Эльвира. На  тот момент ей  было 24 года  и она  была  не замужем.
 
          Эльвира  Максимовна  сняла  очки, и,   прищурив на  Дениса  красивые глаза, медленно,  с расстановкой, произнесла   презрительным тоном:
 
          -Честно? Дурак ты,  Игнатов! Ты  прав  только  с одной  стороны. Видимо,  успел уже  с   какой-то девицей перепихнуться,   и  возомнил себя  вторым  Зигмундом  Фрейдом. Всё  свёл  к  сексу. Ты  пока  не понял, что  во все  времена  секс  и  любовь   у нормальных людей –  два понятия  в  одном  флаконе. Если  бы  ты  написал не  только о страсти, которую зажёг в княжне Печорин, ( а  страсть - это и  есть похоть, желание близости  с  мужчиной, это инстинкт), но ещё бы написал  и  о чувстве  душевного  магнита,  сердечной  привязанности, вспыхнувшего  в   сердце юной Мэри,  её желании  стать женой, матерью  детей Печорина, то это  было  бы современно, грамотно  и человечно. И я, может,  могла  бы тебе  дать - парень  ты крепкий,  симпатичный,  а у меня сейчас никого нет,  и мужчина  мне… нужен.   Но  на  настоящего  любовника  ты  пока  не тянешь. Ни  в кого ещё  не  влюблялся?  Советую! Короче,  завтра  принесёшь мне  нормальное  сочинение,  а  сейчас - пошёл вон! И, надеюсь, о нашем  разговоре  здесь…  у  тебя  хватит  ума  никому  не  рассказывать.
 
          Потрясённый  и пристыженный,  Денис  шёл  из школы  домой, пошатываясь  от ужаса,  готовый провалиться  сквозь  землю. Он  переписал дома  сочинение  в том  духе, как  подсказала  ему  учительница. Дома  он часто  вспоминал  слова  Эльвиры, думая о том, что она, оказывается, могла  бы  ему  отдаться! Было  ею сказано  в  сердцах,  откровенно,  и  эта фраза  наполняло его  гордостью  и  некоторой  надеждой,  правда  в  месте  со стыдом.  В школе  он отдал Эльвире переписанное  сочинение, через день  получил за  него  «четвёрку»,  но  самое  главное -  на к уроках литературы он  иногда  ловил её взгляд,  в котором  проглядывало весёлое  озорство  и  лукавство. Словно Эльвира  чего-то  ждала…  Он не раз собирался   незаметно к ней   подойти и сообщить, что  он, Денис,  в неё по уши влюбился, и, в связи  с этим, как бы  им… упасть в  постель?  Но так  и не решился  подойти. На выпускном  вечере Денис, танцуя  с Эльвирой,  и будучи  слегка  под хмельком,  сообщил ей  в  ушко,  что много раз,   и в 9-м  и  в 10-м  классе, он   собирался  предложить  ей  близость, но  боялся, что она  его  пошлёт.  Она ему  ответила едва  слышным, лёгким  шепотком:
 
          -Ну  и  зря  не подошёл. Я бы  не отказала. А теперь, увы,   я  уже  замужем.
 
 
                                                       КОНЕЦ ПЕРВОЙ  ГЛАВЫ

 
 
 
 
 
Рейтинг: +6 1021 просмотр
Комментарии (8)
Аида Бекеш # 24 января 2021 в 00:11 +2
Удачно зашла на сайт. В повести, в её первой части, идёт знакомство
с главным героем, каким он был в школе и сейчас. Начало повести есть.
Что же дальше, то узнаем.
buket-podsnezhnikov
Андрей Кузнецов # 24 января 2021 в 09:35 +1
Спасибо, Аида! Первая глава - это пролог к всей повести. Личность героя не является обычной. Занимаясь на доставшейся ему по наследству даче научной работой, отдыхая, соблазняя девушек, он в то же время ищет свою единственную, с которой хотел бы прожить жизнь и быть счастливым с ней. Однако не всё так просто... spasibo-8
Тая Кузмина # 24 января 2021 в 20:25 +1
Андрей! Ты очень работоспособный, целеустремлённый. Пишешь замечательно.
Творчество - это огромный труд. Придумать сюжет, выстроить линии поведения, уметь точно вести диалоги. Тебе это удаётся прекрасно. Удачи тебе! Пиши, твори, создавай!!

lady-3
Андрей Кузнецов # 24 января 2021 в 20:29 0
Таечка, дорогая, огромное спасибо за комментарий! Буду стараться держать марку и стреммиться соответствовать твоим оценкам! spasibo-13 buket4
Grecija # 27 января 2021 в 20:00 +1
Молодец, пиши, радуй!
Андрей Кузнецов # 27 января 2021 в 20:12 0
Спасибо, Тоня, ты радуешь тем, что читаешь моё!)))) napitki-8
Елена Бурханова # 29 января 2021 в 16:18 0
Начало хорошее, будем ждать продолжения.)))
Спасибо, Андрей
Успехов и удач!
Андрей Кузнецов # 29 января 2021 в 17:42 0
Спасибо, Леночка! Буду рад видеть тебя, читающей продолжения big_smiles_138 ! read-9 elka2