ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияЭротическая проза → Поручик Ржевский в Москве (8)

Поручик Ржевский в Москве (8)

5 ноября 2013 - Лев Казанцев-Куртен
article167832.jpg
 
(продолжение)

8
      С наступлением Рождества Москва ожила. Засновали по её улицам кареты на санном ходу и возки, развозящие москвичей по званым обедам и балам. Осветились ярким светом сотен свечей окна особняков, загремела музыка в их залах, закружились в танцах пары. А сколько не виденных ране красавиц на свой первый бал высыпало на сверкающие паркеты зал!

    Разумеется, ни один бал не обходится без нас, красавцев гусар. 

    Одним из первых устроил бал граф Н., у коего я после расставания с Лизонькой не бывал. 

    Я приехал к графу Н. прежде начала, но в зале собралось уже немало гостей. Меня встретили граф и Софья Николаевна. Граф похлопал меня по плечу, справился о здоровье моей матушки. «Не болеет», – коротко ответил я ему. «Вы давно у нас не бывали, поручик…  – проговорила Софья Николаевна. – Совсем нас забыли».

   – Простите, мадам, служба, – ответил я, целуя протянутую ею руку. – Опять-таки, нынче пост. 
   –  Вы постились? – удивилась Софья Николаевна.
   – Непременно, мадам. Замаливал грехи, – ответил я, уступая место новым гостям и переходя в залу, в коей гости сидели и прогуливались небольшими группками, беседовали, обменивались свежими слухами и сплетнями. 

    Я, не присоединяясь ни к кому, бродил одиноко, высматривая прелестные личики и соблазнительные фигурки дам и скользя глазами по обнажённым их плечикам. Иногда до моего слуха доносились обрывки разговоров:
   – Ils ont entendu, dans le prince Romain que la fille est n;e… 
   – Mais il a ainsi voulu l'h;ritier…   
   – I en cette ann;e avec succ;s a ;t; chass;, il a couvert l'ours…
   – Par Michelle, vous, en tant que toujours, ;tes maladroit…
   – Buonoparte, Buonoparte… Donnez, laissez-nous ont un entretien mieux au sujet du plus int;ressant que cet usurper…
   – A du fils de Maria le Nikolaevnas admis dans les gardes…*
 (*  – Слышали, у князя Романа родилась девочка.  – Не везёт князю…  – Я в этом году удачно поохотился, завалил медведя… – Мишель, вы, как всегда, неловки… –Буонопарте, Буонопарте… Давайте, поговорим лучше о более интересном, чем этот низверженный узурпатор… – А сына Марии Николаевны приняли в гвардию…)

    У одного кружка, в коем в центре восседала княгиня Б., с уже отжившими чертами лица сорокалетней женщины, однако всё ещё преисполненной энтузиазма и любовного вожделения, я услышал то, что меня заставило остановить мой бег.   
   – J'ai entendu, ce porutchik Rzhevskiy le parent ;troit du graphique. Il est int;ressant de le voir. Ils parlent, il amoureux de service et exquis notable. Il est correct, il est homme bel. Vous qu'il a vu 
(*  – Я слышала, что поручик Ржевский близкий родственник графа. Интересно его увидеть. Говорят, он знатный волокита и восхитительный любовник. Верно, он красавец. Вы его видели?)    

    Я взглянул на говорившую даму. У неё было  премиленькое личико с карими глазками, чёрными бровками, небольшим ротиком, над коим темнели волосики. Из низкого корсажа лимонного цвета платья соблазнительно выпячивались обольстительные полушария. И хотя ей было уже под тридцать, она не утратила той свежести, коя присуща юным созданиям. Ответила ей княгиня Б.:
   – Vous demanderez Sofia Nikolaevna, il que vous pr;senterez ; lui, par Ellen.     
  (– Попросите Софию Николаевну, она вас познакомит с ним, Элен).   
   – Je voudrais regarder seulement ; lui. Peut-;tre, des rumeurs au sujet de sa beaut; et la force amoureuse sont fortement exag;r;es.
(– Я хотела бы только посмотреть на него. Может, слухи о его красоте и любовной силе сильно преувеличены.)

    Опасаясь привлечь внимание дам, я поспешил отойти от их кружка, выискивая Софью Николаевну. Она была занята разговором с каким-то франтом в тёмно-зелёном фраке, похожем на кузнечика. Сделав ей незаметный знак о своём желании переговорить, я уселся на стул у стены подле пожилой дамы, пристально лорнетирующей собравшихся.

   – Amp;reheure, quelle obsc;nit; a commenc; ; r;gner sur les boules s;culaires, le jeune, – произнесла она, взглянув на меня сквозь стёкла лорнета. – La noblesse actuelle a perdu la dignit;, cela qu'ils avaient lieu dans les temps d'Ekaterinas. Estce que ce n'est pas vrai? 
( – Ах, какая непристойность стала царить на светских балах, молодой человек… – Нынешнее дворянство утратило то благородство, что были во времена Екатерины. Не правда ли?)
   – Je ne peux pas savoir, Madame. Vous pardonnerez, mais j'en ces p;riodes ;galise toujours n'amarre pas, – ответил я. – Mon de papa bris; ma m;re d;j; pendant la vie de Pavel d'empereur.
 (  – Не могу знать, мадам. Простите, но меня в те времена ещё даже не зачали…  Папаша мой трахнул мою мамашу уже при императоре Павле).
    Старуха ошарашено выкатила на меня бесцветные глаза и с оскорблённым видом отвернулась.

    «Кузнечик» раскланялся с Софьей Николаевной и, приложившись к её руке, отошёл, покачивая из стороны в сторону длинными фалдами фрака. Софья Николаевна посмотрела в мою сторону, и я, вскочив со стула, поспешил к ней.

   – Vous quelque chose voulez ; moi dire, porutchik? спросила меня Софья Николаевна. 
( – Вы что-то хотите мне сказать?). 
   – Parole, Madame, qui ceci bryunetka, qui se repose ; c;t; de la princesse B. ?
( – Скажите, мадам, кто эта брюнетка, что сидит подле княгини Б.? ).
    Софья Николаевна взглянула в указанном мною направлении и ответила:
 – C'est la contesse malheureuse P.
   ( – Это несчастная графиня П.).
   – Pourquoi malheureux ? – удивился я. – Il n'appara;t pas par la m;me chose.    
( – Почему несчастная? …  Она не выглядит таковой.)
   – Il est parti se marient en mai la douzi;me ann;e pour le colonel du graphique P., que fortement il a enroul; dans la bataille de Borodino. Il est devenu aveugle ;galement dans lui que le dos a ;t; endommag;. Il ne voit pas et ne marche pas. Ellen malheureux le manipule. Et il est mari; sans mari. Mais pourquoi dans lui vous ;tes-vous int;ress;, porutchik? Vous l'aurez l'intention pour tenter ? J'ai entendu parler de toi, celui vous que ceci font habilement. Lisa… – Софья Николаевна резко оборвала свою речь, и её бледное лицо вдруг сделалось розовым от смущения.  
 ( – Она вышла замуж в мае двенадцатого года за полковника графа П., коего тяжело ранило в Бородинском сражении. Он ослеп и у него повреждёна спина. Он не видит и не ходит. Бедняжка Элен ухаживает за ним. И замужем и без мужа. А почему вы ею заинтересовались, поручик? Вы намереваетесь её соблазнить? Я слышала о вас, что вы это ловко проделываете. Лиза…).
   – Que Lisa ? – быстро спросил я её.  
( – Что Лиза?).
   – Простите, поручик – помедлив, ответила Софья Николаевна, переходя на русский, – но у нас с Лизой нет секретов друг от друга. Она поведала мне о вашем aventure amoureuse. (любовном приключении) Она очень сожалела, что, испугавшись того l'extase (экстаза), что вы ей подарили, прогнала вас и ждала вас, чтобы извиниться… Но вы, к сожалению, исчезли. 
   – А вы, мадам, тоже сожалели? – спросил я, понизив голос, в коем прозвучали столь интимные нотки, что Софья Николаевна порозовела ещё сильнее. Розовым сделалось не только лицо, но и шея, и видимая часть груди.

     Она взяла меня за руку и подняла глаза. Взгляд её был столь проникновенен, что не требовал слов.

   – Вы пригласите меня сегодня на танец, поручик. Faites la faveur, (Сделайте одолжение), – ответила она дрогнувшим голосом.
   – J'ob;is, par la Madame,– склонив голову, ответил я.
( – Слушаюсь, мадам.).
    Мы подошли к кружку княгини Б. 
   – Maria Nikolaevna, vous me permettrez de te pr;senter   notre parent de porutchik Rzhevskiy, – обратилась Софья Николаевна к княгине.     
( – Мария Николаевна, разрешите мне представить вам нашего родственника поручика Ржевского.).

    Княгиня окинула меня оценивающим взглядом, согнув скобкой тонкие губы, изобразила улыбку, протянула мне руку, облечённую в тонкую нитяную перчатку и проговорила:
   – O, et nous vous a mentionn; tout r;cemment, porutchik,  
( – О, а мы только недавно поминали вас, поручик.).

    Я склонился, приложил губы к перчатке и, выпрямившись, поинтересовался: 
   – Est-ce que – comment j'ai m;rit; votre attention, Madame?
(  – Чем же я заслужил вашего внимания, мадам?). 
   – Nous avons entendu parler de votre capacit; de nous subjuguer, femmes, – ответила княгиня Б.  
( – Мы слышали о вашей способности покорять нас, женщин…).
   – Environ il y a non, Madame, je ne subjugue pas des femmes, j'adore avant toi en tant que possession du fait qui ; nous, aux hommes, est ouvert le mouvement au ciel et au bonheur paradisiacal, – воскликнул я.  
(– О нет, мадам, я не покоряю женщин, я преклоняюсь перед вами, как обладающими тем, что нам, мужчинам, открывает ход к небу и райскому блаженству…).

    Сидящие подле княгини Б. дамы прикрыли веерами заулыбавшиеся рты, но их выдавали смеющиеся глазки.

   – Сependant, le porutchik, votre langue sont pointu, – улыбнулась княгиня Б. – Vous svp vous-m;me je. Je vous invite ; mon d;ner. Jour apr;s demain. 
( – Однако, поручик, ваш язык остёр. Вы мне нравитесь. Я приглашаю вас к себе на ужин. Послезавтра.).   

    Она сняла с руки перчатку и вновь протянула мне руку, давая понять, что разговор окончен. Я обнял её ручку, коснулся губами и пальцем многозначительно щекотнул ей ладошку. Ответом моей наглости было лёгкое рукопожатие и благосклонное: – « Je vous attends, porutchik ». («жду вас, поручик»).

    Софья Николаевна представила мне ещё трёх или четырёх дам, сидевших подле княгини Б., чьи имена пролетели мимо моих ушей, и последней Элен. 

   – Un ce notre cher d'Ellen, – сказала она. – Il aujourd'hui un, porutchik. Ne refusez pas de composer aujourd'hui par lui la paire et au soin apr;s lui.   
(– А это наша милая Элен. Она сегодня одна, поручик. Не откажите составить сегодня ей пару и поухаживайте за нею.).
   – Avec le plaisir, Madame, – ответил я и, целуя ручку Элен, тоже не преминул пощекотать пальцем её ладонь и получить от неё весьма обещающее пожатие. 
(– С удовольствием, мадам,).

    Вскоре зазвучал полонез. Граф шёл первым в паре с княгиней Б., за ним шествовала Софья Николаевна с неизвестным мне полковником. Мы с Элен заняли середину.

    Первые минуты Элен была серьёзна и молчала. Я тоже молчал, следя за теми фигурами, кои граф предлагал танцующим. 

   – En toi est obtenu bien, porutchik, – наконец промолвила Элен.   
( – У вас хорошо получается, поручик).
   – Hussar, Madame, toute doit savoir: et pour sauter sur le cheval, et ;tre coup; avec l'ennemi, et pour boire le d;faut, et pour danser, et pour aimer des femmes, – ответил я.  
( – Гусар, мадам, всё должен уметь: и скакать на коне, и рубиться с врагом, и пить вино, и танцевать, и любить женщин…).

    Долго нас водил граф по залу, выдумывая всё новые и новые фигуры. 

   – Vous ;tes aujourd'hui tellement excellent, Madame, ce qui pour admirer par toi - un plaisir. J'esp;re, vous me pr;senterai le bonheur au plaisir de prise avec toi dans la mazurka? – спросил я раскрасневшуюся Элен. 
( – Вы так прекрасны сегодня, мадам, что любоваться вами – одно удовольствие. Надеюсь, вы подарите мне счастье насладиться вами в мазурке?) 
   – Vous ;tes tr;s aimable, prutchik, – ответила Элен. –  I avec le plaisir assument votre proposition. Oui, porutchik.  
( – Вы очень любезны, поручик  … Я с удовольствием принимаю ваше предложение. Да, поручик).

    Сорок минут хождения по залу с выделыванием различных па завершилось, и утомлённые танцоры разошлись, чтобы передохнуть. Дамы расселись на стулья и принялись обвевать себя веерами и делиться первыми впечатлениями о бале, часть мужчин последовали за графом в соседнюю комнату за карточные столы.

    Я, проводив Элен на её место, принялся вновь за увлекательное занятие, разглядывать дам и не заметил подошедшую ко мне Софью Николаевну. 

   – Поручик, пожалуйста, не откажите проводить меня на кухню, – попросила она. – Я должна посмотреть, как там идут дела с ужином, – попросила она.

    Мы вышли из гостиной в длинный коридор, показавшийся мне после ярко освещённого зала темноватым. Софья Николаевна взяла меня под руку.

   – Ах, поручик, как я завидую Лизе, коей вы подарили столь восхитительные восторги, – сказала она, прижавшись боком к моей руке. 

    Её неожиданное признание, право, меня несколько удивило. Она мне казалась похожей на большую холодную рыбину с таким же бесстрастным рыбьим сердцем, кое никогда не терзают похотливые помыслы. А Софья Николаевна продолжала:
   – Да, я признаюсь, что завидую своей подружке потому, что ни разу не изведала и малейшего удовольствия от соития с мужем, но только утомление и последующую боль внизу живота. Видимо, я лишена такого счастья…
   – Почему же, мадам? – остановился я, преградив ей дорогу. – Граф не сумел в вас разбудить женщину. Мало порвать девушке, простите, целку, её нужно разбудить. Вы напоминаете мне спящую царевну.
    Я взял Софью Николаевну за обнажённые плечи и привлёк к себе. Она пала мне на грудь и прошептала:
   – Так разбудите меня, поручик…

    Мне повторять не нужно, коли женщина просит. Я огляделся и увидел лестницу, ведущую на второй этаж. Она была, как и весь коридор, пуста. Я втолкнул Софью Николаевну в проход к лестнице и приказал:
   – Наклонитесь, мадам, и упритесь руками в перила.
   – Поручик… – только пробормотала Софья Николаевна, но послушно встала в позу, кою называют попросту «раком». – Право, что вы хотите со мной проделать?..

    Я, хотя сие и невежливо, но не ответил даме, а подхватил  край подола, и поднял его. Предо мною предстала голое тело, милые булочки разделённые вертикальной бороздой. Мой дружок бурно забился в рейтузах, словно пойманный карась.

    Я распялил в стороны булочки, оттягивая их кверху. Мне приоткрылись створки раковины, слегка покрытые  волосами. На внутренней стороне розовых лепестков белели жемчужины вытекшей слизи. Не отпуская булочки, я преклонил колена перед открывшейся мандой,  приложился к ней, как к святыне, вдохнул лакомый её запах и стал лизать порозовевший и напрягшийся бутон. Софья Николаевна заурчала. Видя, что она расслабилась в неге, я встал с колен и, спустив до колен рейтузы, вогнал дружка в порозовевшую вагину. 

    Софья Николаевна вскрикнула. Это был крик ликования… 

    …Кончили мы вместе. Мне пришлось поддержать обессилевшую мою любезную подругу. Она выпрямилась, и я обнял её.

    Очнувшись, Софья Николаевна прошептала:
   – Как славно… Ой, у меня течёт по ногам…

    Я протянул ей свой носовой платок. Софья Николаевна обтёрла себя.

   – Возвращайтесь, поручик, в гостиную, – сказала она, – а я пойду, приведу себя в порядок.

    …С бала я, проводив Элен, я вернулся к себе уже на рассвете. Элен, прощаясь, напомнила мне о моём обещании  приехать к ней на следующий день. Я решил как следует отоспаться и отдохнуть. 

(продолжение следует)



© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2013

Регистрационный номер №0167832

от 5 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0167832 выдан для произведения:
 
(продолжение)

8
      С наступлением Рождества Москва ожила. Засновали по её улицам кареты на санном ходу и возки, развозящие москвичей по званым обедам и балам. Осветились ярким светом сотен свечей окна особняков, загремела музыка в их залах, закружились в танцах пары. А сколько не виденных ране красавиц на свой первый бал высыпало на сверкающие паркеты зал!

    Разумеется, ни один бал не обходится без нас, красавцев гусар. 

    Одним из первых устроил бал граф Н., у коего я после расставания с Лизонькой не бывал. 

    Я приехал к графу Н. прежде начала, но в зале собралось уже немало гостей. Меня встретили граф и Софья Николаевна. Граф похлопал меня по плечу, справился о здоровье моей матушки. «Не болеет», – коротко ответил я ему. «Вы давно у нас не бывали, поручик…  – проговорила Софья Николаевна. – Совсем нас забыли».

   – Простите, мадам, служба, – ответил я, целуя протянутую ею руку. – Опять-таки, нынче пост. 
   –  Вы постились? – удивилась Софья Николаевна.
   – Непременно, мадам. Замаливал грехи, – ответил я, уступая место новым гостям и переходя в залу, в коей гости сидели и прогуливались небольшими группками, беседовали, обменивались свежими слухами и сплетнями. 

    Я, не присоединяясь ни к кому, бродил одиноко, высматривая прелестные личики и соблазнительные фигурки дам и скользя глазами по обнажённым их плечикам. Иногда до моего слуха доносились обрывки разговоров:
   – Ils ont entendu, dans le prince Romain que la fille est n;e… 
   – Mais il a ainsi voulu l'h;ritier…   
   – I en cette ann;e avec succ;s a ;t; chass;, il a couvert l'ours…
   – Par Michelle, vous, en tant que toujours, ;tes maladroit…
   – Buonoparte, Buonoparte… Donnez, laissez-nous ont un entretien mieux au sujet du plus int;ressant que cet usurper…
   – A du fils de Maria le Nikolaevnas admis dans les gardes…*
 (*  – Слышали, у князя Романа родилась девочка.  – Не везёт князю…  – Я в этом году удачно поохотился, завалил медведя… – Мишель, вы, как всегда, неловки… –Буонопарте, Буонопарте… Давайте, поговорим лучше о более интересном, чем этот низверженный узурпатор… – А сына Марии Николаевны приняли в гвардию…)

    У одного кружка, в коем в центре восседала княгиня Б., с уже отжившими чертами лица сорокалетней женщины, однако всё ещё преисполненной энтузиазма и любовного вожделения, я услышал то, что меня заставило остановить мой бег.   
   – J'ai entendu, ce porutchik Rzhevskiy le parent ;troit du graphique. Il est int;ressant de le voir. Ils parlent, il amoureux de service et exquis notable. Il est correct, il est homme bel. Vous qu'il a vu 
(*  – Я слышала, что поручик Ржевский близкий родственник графа. Интересно его увидеть. Говорят, он знатный волокита и восхитительный любовник. Верно, он красавец. Вы его видели?)    

    Я взглянул на говорившую даму. У неё было  премиленькое личико с карими глазками, чёрными бровками, небольшим ротиком, над коим темнели волосики. Из низкого корсажа голубого платья соблазнительно выпячивались обольстительные полушария. И хотя ей было уже под тридцать, она не утратила той свежести, коя присуща юным созданиям. Ответила ей княгиня Б.:
   – Vous demanderez Sofia Nikolaevna, il que vous pr;senterez ; lui, par Ellen.     
  (– Попросите Софию Николаевну, она вас познакомит с ним, Элен).   
   – Je voudrais regarder seulement ; lui. Peut-;tre, des rumeurs au sujet de sa beaut; et la force amoureuse sont fortement exag;r;es.
(– Я хотела бы только посмотреть на него. Может, слухи о его красоте и любовной силе сильно преувеличены.)

    Опасаясь привлечь внимание дам, я поспешил отойти от их кружка, выискивая Софью Николаевну. Она была занята разговором с каким-то франтом в тёмно-зелёном фраке, похожем на кузнечика. Сделав ей незаметный знак о своём желании переговорить, я уселся на стул у стены подле пожилой дамы, пристально лорнетирующей собравшихся.

   – Amp;reheure, quelle obsc;nit; a commenc; ; r;gner sur les boules s;culaires, le jeune, – произнесла она, взглянув на меня сквозь стёкла лорнета. – La noblesse actuelle a perdu la dignit;, cela qu'ils avaient lieu dans les temps d'Ekaterinas. Estce que ce n'est pas vrai? 
( – Ах, какая непристойность стала царить на светских балах, молодой человек… – Нынешнее дворянство утратило то благородство, что были во времена Екатерины. Не правда ли?)
   – Je ne peux pas savoir, Madame. Vous pardonnerez, mais j'en ces p;riodes ;galise toujours n'amarre pas, – ответил я. – Mon de papa bris; ma m;re d;j; pendant la vie de Pavel d'empereur.
 (  – Не могу знать, мадам. Простите, но меня в те времена ещё даже не зачали…  Папаша мой трахнул мою мамашу уже при императоре Павле).
    Старуха ошарашено выкатила на меня бесцветные глаза и с оскорблённым видом отвернулась.

    «Кузнечик» раскланялся с Софьей Николаевной и, приложившись к её руке, отошёл, покачивая из стороны в сторону длинными фалдами фрака. Софья Николаевна посмотрела в мою сторону, и я, вскочив со стула, поспешил к ней.

   – Vous quelque chose voulez ; moi dire, porutchik? спросила меня Софья Николаевна. 
( – Вы что-то хотите мне сказать?). 
   – Parole, Madame, qui ceci bryunetka, qui se repose ; c;t; de la princesse B. ?
( – Скажите, мадам, кто эта брюнетка, что сидит подле княгини Б.? ).
    Софья Николаевна взглянула в указанном мною направлении и ответила:
 – C'est la contesse malheureuse P.
   ( – Это несчастная графиня П.).
   – Pourquoi malheureux ? – удивился я. – Il n'appara;t pas par la m;me chose.    
( – Почему несчастная? …  Она не выглядит таковой.)
   – Il est parti se marient en mai la douzi;me ann;e pour le colonel du graphique P., que fortement il a enroul; dans la bataille de Borodino. Il est devenu aveugle ;galement dans lui que le dos a ;t; endommag;. Il ne voit pas et ne marche pas. Ellen malheureux le manipule. Et il est mari; sans mari. Mais pourquoi dans lui vous ;tes-vous int;ress;, porutchik? Vous l'aurez l'intention pour tenter ? J'ai entendu parler de toi, celui vous que ceci font habilement. Lisa… – Софья Николаевна резко оборвала свою речь, и её бледное лицо вдруг сделалось розовым от смущения.  
 ( – Она вышла замуж в мае двенадцатого года за полковника графа П., коего тяжело ранило в Бородинском сражении. Он ослеп и у него повреждёна спина. Он не видит и не ходит. Бедняжка Элен ухаживает за ним. И замужем и без мужа. А почему вы ею заинтересовались, поручик? Вы намереваетесь её соблазнить? Я слышала о вас, что вы это ловко проделываете. Лиза…).
   – Que Lisa ? – быстро спросил я её.  
( – Что Лиза?).
   – Простите, поручик – помедлив, ответила Софья Николаевна, переходя на русский, – но у нас с Лизой нет секретов друг от друга. Она поведала мне о вашем aventure amoureuse. (любовном приключении) Она очень сожалела, что, испугавшись того l'extase (экстаза), что вы ей подарили, прогнала вас и ждала вас, чтобы извиниться… Но вы, к сожалению, исчезли. 
   – А вы, мадам, тоже сожалели? – спросил я, понизив голос, в коем прозвучали столь интимные нотки, что Софья Николаевна порозовела ещё сильнее. Розовым сделалось не только лицо, но и шея, и видимая часть груди.

     Она взяла меня за руку и подняла глаза. Взгляд её был столь проникновенен, что не требовал слов.

   – Вы пригласите меня сегодня на танец, поручик. Faites la faveur, (Сделайте одолжение), – ответила она дрогнувшим голосом.
   – J'ob;is, par la Madame,– склонив голову, ответил я.
( – Слушаюсь, мадам.).
    Мы подошли к кружку княгини Б. 
   – Maria Nikolaevna, vous me permettrez de te pr;senter   notre parent de porutchik Rzhevskiy, – обратилась Софья Николаевна к княгине.     
( – Мария Николаевна, разрешите мне представить вам нашего родственника поручика Ржевского.).

    Княгиня окинула меня оценивающим взглядом, согнув скобкой тонкие губы, изобразила улыбку, протянула мне руку, облечённую в тонкую нитяную перчатку и проговорила:
   – O, et nous vous a mentionn; tout r;cemment, porutchik,  
( – О, а мы только недавно поминали вас, поручик.).

    Я склонился, приложил губы к перчатке и, выпрямившись, поинтересовался: 
   – Est-ce que – comment j'ai m;rit; votre attention, Madame?
(  – Чем же я заслужил вашего внимания, мадам?). 
   – Nous avons entendu parler de votre capacit; de nous subjuguer, femmes, – ответила княгиня Б.  
( – Мы слышали о вашей способности покорять нас, женщин…).
   – Environ il y a non, Madame, je ne subjugue pas des femmes, j'adore avant toi en tant que possession du fait qui ; nous, aux hommes, est ouvert le mouvement au ciel et au bonheur paradisiacal, – воскликнул я.  
(– О нет, мадам, я не покоряю женщин, я преклоняюсь перед вами, как обладающими тем, что нам, мужчинам, открывает ход к небу и райскому блаженству…).

    Сидящие подле княгини Б. дамы прикрыли веерами заулыбавшиеся рты, но их выдавали смеющиеся глазки.

   – Сependant, le porutchik, votre langue sont pointu, – улыбнулась княгиня Б. – Vous svp vous-m;me je. Je vous invite ; mon d;ner. Jour apr;s demain. 
( – Однако, поручик, ваш язык остёр. Вы мне нравитесь. Я приглашаю вас к себе на ужин. Послезавтра.).   

    Она сняла с руки перчатку и вновь протянула мне руку, давая понять, что разговор окончен. Я обнял её ручку, коснулся губами и пальцем многозначительно щекотнул ей ладошку. Ответом моей наглости было лёгкое рукопожатие и благосклонное: – « Je vous attends, porutchik ». («жду вас, поручик»).

    Софья Николаевна представила мне ещё трёх или четырёх дам, сидевших подле княгини Б., чьи имена пролетели мимо моих ушей, и последней Элен. 

   – Un ce notre cher d'Ellen, – сказала она. – Il aujourd'hui un, porutchik. Ne refusez pas de composer aujourd'hui par lui la paire et au soin apr;s lui.   
(– А это наша милая Элен. Она сегодня одна, поручик. Не откажите составить сегодня ей пару и поухаживайте за нею.).
   – Avec le plaisir, Madame, – ответил я и, целуя ручку Элен, тоже не преминул пощекотать пальцем её ладонь и получить от неё весьма обещающее пожатие. 
(– С удовольствием, мадам,).

    Вскоре зазвучал полонез. Граф шёл первым в паре с княгиней Б., за ним шествовала Софья Николаевна с неизвестным мне полковником. Мы с Элен заняли середину.

    Первые минуты Элен была серьёзна и молчала. Я тоже молчал, следя за теми фигурами, кои граф предлагал танцующим. 

   – En toi est obtenu bien, porutchik, – наконец промолвила Элен.   
( – У вас хорошо получается, поручик).
   – Hussar, Madame, toute doit savoir: et pour sauter sur le cheval, et ;tre coup; avec l'ennemi, et pour boire le d;faut, et pour danser, et pour aimer des femmes, – ответил я.  
( – Гусар, мадам, всё должен уметь: и скакать на коне, и рубиться с врагом, и пить вино, и танцевать, и любить женщин…).

    Долго нас водил граф по залу, выдумывая всё новые и новые фигуры. 

   – Vous ;tes aujourd'hui tellement excellent, Madame, ce qui pour admirer par toi - un plaisir. J'esp;re, vous me pr;senterai le bonheur au plaisir de prise avec toi dans la mazurka? – спросил я раскрасневшуюся Элен. 
( – Вы так прекрасны сегодня, мадам, что любоваться вами – одно удовольствие. Надеюсь, вы подарите мне счастье насладиться вами в мазурке?) 
   – Vous ;tes tr;s aimable, prutchik, – ответила Элен. –  I avec le plaisir assument votre proposition. Oui, porutchik.  
( – Вы очень любезны, поручик  … Я с удовольствием принимаю ваше предложение. Да, поручик).

    Сорок минут хождения по залу с выделыванием различных па завершилось, и утомлённые танцоры разошлись, чтобы передохнуть. Дамы расселись на стулья и принялись обвевать себя веерами и делиться первыми впечатлениями о бале, часть мужчин последовали за графом в соседнюю комнату за карточные столы.

    Я, проводив Элен на её место, принялся вновь за увлекательное занятие, разглядывать дам и не заметил подошедшую ко мне Софью Николаевну. 

   – Поручик, пожалуйста, не откажите проводить меня на кухню, – попросила она. – Я должна посмотреть, как там идут дела с ужином, – попросила она.

    Мы вышли из гостиной в длинный коридор, показавшийся мне после ярко освещённого зала темноватым. Софья Николаевна взяла меня под руку.

   – Ах, поручик, как я завидую Лизе, коей вы подарили столь восхитительные восторги, – сказала она, прижавшись боком к моей руке. 

    Её неожиданное признание, право, меня несколько удивило. Она мне казалась похожей на большую холодную рыбину с таким же бесстрастным рыбьим сердцем, кое никогда не терзают похотливые помыслы. А Софья Николаевна продолжала:
   – Да, я признаюсь, что завидую своей подружке потому, что ни разу не изведала и малейшего удовольствия от соития с мужем, но только утомление и последующую боль внизу живота. Видимо, я лишена такого счастья…
   – Почему же, мадам? – остановился я, преградив ей дорогу. – Граф не сумел в вас разбудить женщину. Мало порвать девушке, простите, целку, её нужно разбудить. Вы напоминаете мне спящую царевну.
    Я взял Софью Николаевну за обнажённые плечи и привлёк к себе. Она пала мне на грудь и прошептала:
   – Так разбудите меня, поручик…

    Мне повторять не нужно, коли женщина просит. Я огляделся и увидел лестницу, ведущую на второй этаж. Она была, как и весь коридор, пуста. Я втолкнул Софью Николаевну в проход к лестнице и приказал:
   – Наклонитесь, мадам, и упритесь руками в перила.
   – Поручик… – только пробормотала Софья Николаевна, но послушно встала в позу, кою называют попросту «раком». – Право, что вы хотите со мной проделать?..

    Я, хотя сие и невежливо, но не ответил даме, а подхватил  край подола, и поднял его. Предо мною предстала голое тело, милые булочки разделённые вертикальной бороздой. Мой дружок бурно забился в рейтузах, словно пойманный карась.

    Я распялил в стороны булочки, оттягивая их кверху. Мне приоткрылись створки раковины, слегка покрытые  волосами. На внутренней стороне розовых лепестков белели жемчужины вытекшей слизи. Не отпуская булочки, я преклонил колена перед открывшейся мандой,  приложился к ней, как к святыне, вдохнул лакомый её запах и стал лизать порозовевший и напрягшийся бутон. Софья Николаевна заурчала. Видя, что она расслабилась в неге, я встал с колен и, спустив до колен рейтузы, вогнал дружка в порозовевшую вагину. 

    Софья Николаевна вскрикнула. Это был крик ликования… 

    …Кончили мы вместе. Мне пришлось поддержать обессилевшую мою любезную подругу. Она выпрямилась, и я обнял её.

    Очнувшись, Софья Николаевна прошептала:
   – Как славно… Ой, у меня течёт по ногам…

    Я протянул ей свой носовой платок. Софья Николаевна обтёрла себя.

   – Возвращайтесь, поручик, в гостиную, – сказала она, – а я пойду, приведу себя в порядок.

    …С бала я, проводив Элен, я вернулся к себе уже на рассвете. Элен, прощаясь, напомнила мне о моём обещании  приехать к ней на следующий день. Я решил как следует отоспаться и отдохнуть. 

(продолжение следует)



Рейтинг: +2 626 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!