ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияЭротическая проза → Поручик Ржевский в Москве (5)

Поручик Ржевский в Москве (5)

2 ноября 2013 - Лев Казанцев-Куртен
article167325.jpg
 
(продолжение)

5
    Васильев-третий и его приятели увлекли Марию, и я с облегчением и без взаимных обид оставил её. Она поняла меня. Я не склонен делить одну вагину с кем-либо. Видеть, как моя любезная подруга, с коей я провёл не одну ночь в сладчайших любовных наслаждениях, предаётся забавам с другими, выше моих сил.

    Расставшись с Марией, я, наконец, получил возможность выполнить просьбу матушки, написавшей мне, что её кузен граф Н. сетует на то, что я после возвращения в Москву ни разу не бывал у него, посетить родственника. Впрочем, я воздерживался от сего визита по той причине, что, несмотря на своё славящееся хлебосольство, москвичи не меньше петербуржцев чураются незваных и непрошенных гостей. Имея же на руках письмо матери, я имел повод явиться в дом графа Н.

    Граф был намного моложе моей матушки, быстр в движениях и смешлив лицом и располагал к себе. Принял он меня приветливо, сразу провёл в кабинет и около часу расспрашивал меня о походе и сражениях, в коих мне довелось участвовать, о Париже, о Наполеоне, каким я его видел собственными глазами. Затем он пригласил меня в малую столовую залу. Стол уже был накрыт и за ним сидели две молодые дамы, коих граф представил мне.

    Дама в светло-голубом платье, бледненькая лицом, вяловатая в движениях оказалась женою графа. Звали её Софья Николаевна. Изогнув тонкие губы улыбкой, она протянула мне руку с длинными тонкими пальцами. Я прикоснулся к ней губами и, отметив насколько ледяна её рука, невольно подумал, что и в постели она, верно, холодна. Вторую даму, Елизавету Владимировну, граф представил мне, как приятельницу жены, приехавшую недавно из Петербурга погостить.

   Признаюсь, Елизавета Владимировна, едва я увидел её, пробудила во мне постыдные помыслы. Меня пленили её светло-каштановые волосы, густые и длинные, падающие ниже талии, и гладкая кожа. Лицо её украшали зеленовато-голубые глазки с пушистыми ресницами, ровный нос, маленький ротик с алыми пухлыми губками и сияющие белизной зубы. Элегантная осанка Елизаветы Владимировны, её прелестная голова на длинной шейке и гордый вид, с которым она держала её на очаровательных плечиках, пленили меня.
    Она посмотрела на меня, задержав больше, чем позволено приличиями, свой взгляд на моих рейтузах, кои даже в покойном состоянии горбатил мой дружок, и тоже протянула мне руку. Её рука была суха и тепла. Коснувшись нежной кожи, я невольно вздрогнул. Облобызав руку, я отпустил её и поднял голову. Наши взгляды встретились, и я увидел, как в глазах дамы промелькнул знакомый мне огонёк потаённого интереса и подумал о том, какова её манда, сокрытая у неё под платьем меж ног? О чём подумала Елизавета Владимировна, я не знаю, но в ту же секунду она густо порозовела, словно прочитала мои непотребные мысли. Или она такоже помыслила о моём дружке?

    Граф пригласил нас за стол. Во время всего обеда мне пришлось повторить дамам всё, что я успел поведать графу, добавив кое-что из увиденного мною на парижских дамах. Особливо обе дамы были удивлены такому новшеству парижанок, как панталоны. Они никак не могли уразуметь, для какой цели надевается сей наряд и, позабыв о стыдливости, выпытывали у меня, не мешает дамам ли сей предмет в известные минуты. 

   – Парижанки просто сошли с ума, – заметила Софья Николаевна. – Наши дамы ни за что сие не наденут на себя. Обходились ране без le pantalon и впредь обойдёмся.

    Оборвал наш разговор граф, попросивший Елизавету Владимировну поиграть на клавесине.

    Затем я попрощался с графом и дамами, получив приглашение быть в субботу в театре.

   – У нас абонирована ложа, – сказал граф.

    Разумеется, горя желанием снова увидеться с Елизаветой Владимировной, с Лизонькой, как я стал называть её про себя, в субботу я до театра приехал к графу. В графском санном возке и мне нашлось место. Граф уселся рядом с женой, мы с Лизонькой напротив. Возок был тесноват, и наши с Лизонькой колени невольно сблизились.

    После театра граф предложил сначала домой отвезти меня в Лефортово. По фиолетовому бездонному небу катилась луна. Серебром отливал недавно выпавший снег. Подмораживало. 
    Санки, шурша полозьями, быстро скользили по свежевыпавшему снегу. Мы сидели в тёмном возке.   Голубело лишь небольшое, покрытое морозным узором, окошко в дверце. Граф и дамы заговорили о театре и только что просмотренной нами пиесе. Я же, пользуясь непроглядной тьмой в возке, сняв перчатку, положил руку на Лизонькино колено, прикрытое шубкой. Лизонька вздрогнула, но продолжала разговаривать с графом. Я же отогнул полу шубки и, покачиваясь всем телом, принялся задирать её платье, пытаясь прорваться под него. Всё, что могла теперь делать Лизонька, это сжимать колени и, положив свою ручку на мою руку, удерживать меня от дальнейших поползновений. Затем её губки прикоснулись к моему уху и прошептали:
   – Поручик, о чём вы думаете сейчас?
   – О том же, о чём и вы, мадам, – ответил я.
   – Поручик, да вы развратник! – шепнула Лизонька. – А руку с моей ноги, будьте любезны, уберите. Зябко, – и добавила: – Приезжайте завтра к вечеру. Граф с графиней уедут на званый ужин к барону О. Я скажусь больной и останусь дома.
    Нашу интимную беседу прервала Софья Николаевна:
   – Поручик, что вы примолкли? Как вам понравилась наша примадонна? Не правда ли, у неё прелестный голосок?
    Думая о завтрашнем дне, я ответил:
   – Голосок? Ничего, недурственный, а вот задница у неё, признаюсь, просто великолепна, как у Васькиной кобылки.
    Граф расхохотался. 
   – Фи, поручик, – обиделась Софья Николаевна. – Il est non-joli.
   – Простите, мадам, – спохватился я. – Я сморозил глупость. Право, голосок у неё задницы не хуже.
    Граф продолжал хохотать, потом проговорил:
   – Софи, поручик, прав. Голосок у нашей птички очаровательный, но и попа у неё прелестна. 

    Возок остановился возле дома, где я снимал мансарду у купца Дронова. Попрощавшись с дамами и графом, я выскочил из возка и, весело пританцовывая, поспешил в дом.

(продолжение следует)



© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2013

Регистрационный номер №0167325

от 2 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0167325 выдан для произведения:
 

Поручик Ржевский в Москве 5

(продолжение)

Начало:
http://www.proza.ru/2013/10/29/1482

5
    Васильев-третий и его приятели увлекли Марию, и я с облегчением и без взаимных обид оставил её. Она поняла меня. Я не склонен делить одну вагину с кем-либо. Видеть, как моя любезная подруга, с коей я провёл не одну ночь в сладчайших любовных наслаждениях, предаётся забавам с другими, выше моих сил.

    Расставшись с Марией, я, наконец, получил возможность выполнить просьбу матушки, написавшей мне, что её кузен граф Н. сетует на то, что я после возвращения в Москву ни разу не бывал у него, посетить родственника. Впрочем, я воздерживался от сего визита по той причине, что, несмотря на своё славящееся хлебосольство, москвичи не меньше петербуржцев чураются незваных и непрошенных гостей. Имея же на руках письмо матери, я имел повод явиться в дом графа Н.

    Граф был намного моложе моей матушки, быстр в движениях и смешлив лицом и располагал к себе. Принял он меня приветливо, сразу провёл в кабинет и около часу расспрашивал меня о походе и сражениях, в коих мне довелось участвовать, о Париже, о Наполеоне, каким я его видел собственными глазами. Затем он пригласил меня в малую столовую залу. Стол уже был накрыт и за ним сидели две молодые дамы, коих граф представил мне.

    Дама в светло-голубом платье, бледненькая лицом, вяловатая в движениях оказалась женою графа. Звали её Софья Николаевна. Изогнув тонкие губы улыбкой, она протянула мне руку с длинными тонкими пальцами. Я прикоснулся к ней губами и, отметив насколько ледяна её рука, невольно подумал, что и в постели она, верно, холодна. Вторую даму, Елизавету Владимировну, граф представил мне, как приятельницу жены, приехавшую недавно из Петербурга погостить.

   Признаюсь, Елизавета Владимировна, едва я увидела её, пробудила во мне постыдные помыслы. Меня пленили её светло-каштановые волосы, густые и длинные, падающие ниже талии, и гладкая кожа. Лицо её украшали зеленовато-голубые глазки с пушистыми ресницами, ровный нос, маленький ротик с алыми пухлыми губками и сияющие белизной зубы. Элегантная осанка Елизаветы Владимировны, её прелестная голова на длинной шейке и гордый вид, с которым она держала её на очаровательных плечиках, пленили меня.
    Она посмотрела на меня, задержав больше, чем позволено приличиями, свой взгляд на моих рейтузах, кои даже в покойном состоянии горбатил мой дружок, и тоже протянула мне руку. Её рука была суха и тепла. Коснувшись нежной кожи, я невольно вздрогнул. Облобызав руку, я отпустил её и поднял голову. Наши взгляды встретились, и я увидел, как в глазах дамы промелькнул знакомый мне огонёк потаённого интереса и подумал о том, какова её манда, сокрытая у неё под платьем меж ног? О чём подумала Елизавета Владимировна, я не знаю, но в ту же секунду она густо порозовела, словно прочитала мои непотребные мысли. Или она такоже помыслила о моём дружке?

    Граф пригласил нас за стол. Во время всего обеда мне пришлось повторить дамам всё, что я успел поведать графу, добавив кое-что из увиденного мною на парижских дамах. Особливо обе дамы были удивлены такому новшеству парижанок, как панталоны. Они никак не могли уразуметь, для какой цели надевается сей наряд и, позабыв о стыдливости, выпытывали у меня, не мешает дамам ли сей предмет в известные минуты. 

   – Парижанки просто сошли с ума, – заметила Софья Николаевна. – Наши дамы ни за что сие не наденут на себя. Обходились ране без le pantalon и впредь обойдёмся.

    Оборвал наш разговор граф, попросивший Елизавету Владимировну поиграть на клавесине.

    Затем я попрощался с графом и дамами, получив приглашение быть в субботу в театре.

   – У нас абонирована ложа, – сказал граф.

    Разумеется, горя желанием снова увидеться с Елизаветой Владимировной, с Лизонькой, как я стал называть её про себя, в субботу я до театра приехал к графу. В графском санном возке и мне нашлось место. Граф уселся рядом с женой, мы с Лизонькой напротив. Возок был тесноват, и наши с Лизонькой колени невольно сблизились.

    После театра граф предложил сначала домой отвезти меня в Лефортово. По фиолетовому бездонному небу катилась луна. Серебром отливал недавно выпавший снег. Подмораживало. 
    Санки, шурша полозьями, быстро скользили по свежевыпавшему снегу. Мы сидели в тёмном возке.   Голубело лишь небольшое, покрытое морозным узором, окошко в дверце. Граф и дамы заговорили о театре и только что просмотренной нами пиесе. Я же, пользуясь непроглядной тьмой в возке, сняв перчатку, положил руку на Лизонькино колено, прикрытое шубкой. Лизонька вздрогнула, но продолжала разговаривать с графом. Я же отогнул полу шубки и, покачиваясь всем телом, принялся задирать её платье, пытаясь прорваться под него. Всё, что могла теперь делать Лизонька, это сжимать колени и, положив свою ручку на мою руку, удерживать меня от дальнейших поползновений. Затем её губки прикоснулись к моему уху и прошептали:
   – Поручик, о чём вы думаете сейчас?
   – О том же, о чём и вы, мадам, – ответил я.
   – Поручик, да вы развратник! – шепнула Лизонька. – А руку с моей ноги, будьте любезны, уберите. Зябко, – и добавила: – Приезжайте завтра к вечеру. Граф с графиней уедут на званый ужин к барону О. Я скажусь больной и останусь дома.
    Нашу интимную беседу прервала Софья Николаевна:
   – Поручик, что вы примолкли? Как вам понравилась наша примадонна? Не правда ли, у неё прелестный голосок?
    Думая о завтрашнем дне, я ответил:
   – Голосок? Ничего, недурственный, а вот задница у неё, признаюсь, просто великолепна, как у Васькиной кобылки.
    Граф расхохотался. 
   – Фи, поручик, – обиделась Софья Николаевна. – Il est non-joli.
   – Простите, мадам, – спохватился я. – Я сморозил глупость. Право, голосок у неё задницы не хуже.
    Граф продолжал хохотать, потом проговорил:
   – Софи, поручик, прав. Голосок у нашей птички очаровательный, но и попа у неё прелестна. 

    Возок остановился возле дома, где я снимал мансарду у купца Дронова. Попрощавшись с дамами и графом, я выскочил из возка и, весело пританцовывая, поспешил в дом.

(продолжение следует)



Рейтинг: +4 629 просмотров
Комментарии (4)
Александр Дашевский # 2 ноября 2013 в 18:36 +2
Интересно развивается событие. Буду ждать продолжение. Спасибо вам за интересные рассказы!
Лев Казанцев-Куртен # 2 ноября 2013 в 19:23 +2
Продолжим, Александр.
Галина Дашевская # 14 ноября 2013 в 01:14 +2
Лев, интересно пишите! Если бы ещё было бы больше времени на чтение.
Лев Казанцев-Куртен # 14 ноября 2013 в 13:07 +1
Да, время летит... Отрезает куски от жизни сутками...