Поручик Ржевский (8)

12 октября 2013 - Лев Казанцев-Куртен
article163921.jpg


8

    Граббе воистину поставил меня в сложное положение. Первое, как подступиться к Великой Княгине, окружённой сановными особами и генералами? А и приблизившись, чем я могу соблазнить царственную особу, чтобы она высочайше соблаговолила подставить мне свою вагину? Впору бедному поручику Ржевскому было ретироваться на глазах нагло ухмыляющегося немца. Но я не мог этого допустить.

    Выйдя из зала, я разыскал дворцового служителя и попросил у него бумагу, чернила и перо. Старик немало удивился моей неожиданной просьбе, но пригласил войти в одну и комнат. Я увидел в ней несколько конторок. Я понял, что здесь в урочные часы занимаются писцы. Встав за одну из конторок, я взял лист веленевой бумаги, выбрал перо получше и, обмакнув его в чернильницу, написал:

    «Ваше Высочество, нижайше прошу Вашей аудиенции. Вопрос жизни и смерти.
    Ваш преданнейший слуга поручик Ржевский».

    Дождавшись пока высохнут чернила, я аккуратно сложил лист и, поблагодарив любезного служителя, вернулся в зал, в коем уже звучала музыка и танцевали пары. 

    По случаю танца сановных особ и генералов вокруг Великой Княгини поубавилось, поэтому я, миновав танцующих, беспрепятственно подошёл к ней и, отдав честь, обратился:
   – Ваше Высочество, вам депеша. 

    Великая Княгиня приняла мою записку, развернула, пробежала её лёгким взором и, подняв на меня холодноватые светло-серые глаза, спросила:
   – Поручик Ржевский это вы?
   – Я, Ваше Высочество.

    Немного подумав, она попросила меня склониться и прошептала мне на ухо:
   – Когда я направлюсь из зала к выходу, следуйте за мной, поручик.

    Я с торжествующим лицом вернулся в круг моих товарищей, видевших меня подле Великой Княгини. 

    Нужно ли говорить, с каким нетерпением я ждал, когда Великая Княгиня покинет зал. И хотя я видел посылаемые мне некоторыми дамами многообещающие взгляды и знаки, ни одной я не ответил, будучи погружённый в волнительные мечтания о предстоящей встрече с царственной особой. 

    Но вот настал долгожданный миг. Великая Княгиня поднялась со своего кресла и в сопровождении своих приближённых, направилась к выходу. Я вскочил со своего места и поспешил присоединиться к ним. Следом за мной в отдалении последовали мои секунданты поручик Дорохов и капитан Николаев-пятый.

    Так мы прошли анфиладу комнат. Наконец один из  свитских генералов забежал вперёд Великой Княгини и, склонив голову, распахнул указанную ею дверь. Встав на пороге, Великая Княгиня обернулась и позвала меня:
   – Поручик Ржевский.

    Войдя в комнату, я с сожалением увидел вместо великокняжеских апартаментов скромный закуток с небольшим столиком и двумя простыми стульями. Княгиня подошла к одному из них и я любезно пододвинул его под её попу. Сев на стул она разрешила сесть и мне и произнесла:
   – Слушаю вас, поручик.
    
    Сердце, до сей минуты смятенно стучавшее в моей груди, словно перед атакой, вдруг выровняло свой скок, и я спокойно ответил: 
   – Ваше Высочество, быть может, вы посчитаете мои слова непочтительными, но сие не моя вина, я выполняю лишь волю небесных сил.

    Произнося сии слова, я перекрестился и умолк. Великая Княгиня тоже осенила себя святым крестным знамением и прикоснулась пальчиками к небольшому крестику на груди, единственному украшению на её строгом лиловом платье.

   – Продолжайте, поручик, – прервала она моё молчание.
   – Мне боязно, Ваше Высочество, – ответил я. – Обещайте, что вы после моих слов не отправите в Сибирь.
   – Говорите, поручик, – на этот раз голос Великой Княгини прозвучал повелительно.

    Вдохнув полной грудью, как перед прыжком в реку с высокого обрыва, я продолжил:
   – От вашего ответа, Ваше Высочество, зависит вся моя последующая жизнь, коя, как сообщили мне в моём сне Силы Небесные, будет полна горя и несчастия и закончится моим полным бесчестием на эшафоте по вине тёмных адовых сил. 

    Я снова перекрестился. Перекрестилась и Великая Княгиня.

   – Тому есть только лишь одно спасение моей будущности, Ваше Высочество…

    Я в нерешительности снова умолк.

   – Говорите же, поручик, – с явным нетерпением проговорила Великая Княгиня.
   – Нет!.. – воскликнул я. – Не могу!.. Пусть я кончу на эшафоте жизнь мою с клеймом «вор» на лбу, но я не могу повторить те слова, что произнесли мне Небесные Силы, и оскорбить Вас, Ваше Высочество.
   – Слова, произнесённые Небесными Силами, не могут оскорбить меня, поручик, каковы бы они ни были.
   – Я услышал глас, похожий на глас Архангела Гавриила… Он сказал мне, что отвратить от меня надвигающиеся тёмные силы может единственно…

    Я в третий раз оборвал свою страстную речь и, опустил печально голову.

   – Нет, отправьте меня, Ваше Высочество, на казнь сей минуту, но я не смею повторить услышанные слова…
   – Я вам приказываю, поручик. Глас Неба – Святой Глас, – оборвала меня Великая Княгиня.
   – Хорошо, – я посмотрел ей в глаза. – Святой Глас мне сказал, что отвратить от меня тёмные силы и спасти может только одно: моё совокупление с Вашего Высочества святой вагиной.
   – Однако… – промолвила Великая Княгиня.

    Теперь умолкла она. 

   – Сие идёт противу моего решения принять постриг, поручик. После смерти моего незабвенного супруга, могилу коего я приехала сюда посетить, ибо почил он незадолго до начала войны, когда я после родов, не имея сил, находилась в своём имении. Я тогда поклялась уйти в обитель сразу же после посещения места упокоения супруга. Я это сделала и, вернувшись в Россию, уйду в монастырь. 
   – О, как я вас понимаю, Ваше Высочество! –  вскричал я. – Поэтому, чтобы не обременять вашу душу прелюбодейным грехом, я покончу с собой. Сегодня же. Прощайте, Ваше Высочество!

    Я вскочил со стула, и ринулся было к двери, но голос Великой Княгини меня остановил:
   – Постойте, поручик. Вы хотите отяготить мою душу своим убийством, виновницей коего должна стать я?
   – О, Ваше Высочество, разве виновны вы в кознях тёмных сил? – ответил я, вернувшись на своё место.
   – Но я не имею права отказать вам в спасении вашей души, и тем самым стать невольной вашим убийцей, – печально сказала Великая Княгиня. – Сие есть неискупаемый грех. Мню, что сие есть испытание, посылаемое Небесными Силами, не столь вашей, сколь моей души.

    Великая Княгиня посмотрела на меня и, вздохнув, сказала:
   – Погодите и воздержитесь от вашего рокового шага. Я дам окончательный ответ вам завтра. Я, если дерзну помочь вам, пришлю за вами карету по вашему адресу в восемь часов вечера. 

    При сих обнадёживающих словах Великой Княгини мы расстались. Я покинул её с мокрым от слёз лицом.

    В коридоре меня ожидали секунданты.

   – Ну, Ржевский, признавайся. Получил от ворот поворот? – хохотнул Николаев-пятый.
   – Нет – ответил я, – мы договорились с нею о завтрашнем свидании. Она пришлёт за мной карету в восемь часов вечера.

(продолжение следует)



© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2013

Регистрационный номер №0163921

от 12 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0163921 выдан для произведения:
 

Поручик Ржевский 8

(продолжение)

Начало:
http://www.proza.ru/2013/10/05/1389

8

    Граббе воистину поставил меня в сложное положение. Первое, как подступиться к Великой Княгине, окружённой сановными особами и генералами? А и приблизившись, чем я могу соблазнить царственную особу, чтобы она высочайше соблаговолила подставить мне свою вагину? Впору бедному поручику Ржевскому было ретироваться на глазах нагло ухмыляющегося немца. Но я не мог этого допустить.

    Выйдя из зала, я разыскал дворцового служителя и попросил у него бумагу, чернила и перо. Старик немало удивился моей неожиданной просьбе, но пригласил войти в одну и комнат. Я увидел в ней несколько конторок. Я понял, что здесь в урочные часы занимаются писцы. Встав за одну из конторок, я взял лист веленевой бумаги, выбрал перо получше и, обмакнув его в чернильницу, написал:

    «Ваше Высочество, нижайше прошу Вашей аудиенции. Вопрос жизни и смерти.
    Ваш преданнейший слуга поручик Ржевский».

    Дождавшись пока высохнут чернила, я аккуратно сложил лист и, поблагодарив любезного служителя, вернулся в зал, в коем уже звучала музыка и танцевали пары. 

    По случаю танца сановных особ и генералов вокруг Великой Княгини поубавилось, поэтому я, миновав танцующих, беспрепятственно подошёл к ней и, отдав честь, обратился:
   – Ваше Высочество, вам депеша. 

    Великая Княгиня приняла мою записку, развернула, пробежала её лёгким взором и, подняв на меня холодноватые светло-серые глаза, спросила:
   – Поручик Ржевский это вы?
   – Я, Ваше Высочество.

    Немного подумав, она попросила меня склониться и прошептала мне на ухо:
   – Когда я направлюсь из зала к выходу, следуйте за мной, поручик.

    Я с торжествующим лицом вернулся в круг моих товарищей, видевших меня подле Великой Княгини. 

    Нужно ли говорить, с каким нетерпением я ждал, когда Великая Княгиня покинет зал. И хотя я видел посылаемые мне некоторыми дамами многообещающие взгляды и знаки, ни одной я не ответил, будучи погружённый в волнительные мечтания о предстоящей встрече с царственной особой. 

    Но вот настал долгожданный миг. Великая Княгиня поднялась со своего кресла и в сопровождении своих приближённых, направилась к выходу. Я вскочил со своего места и поспешил присоединиться к ним. Следом за мной в отдалении последовали мои секунданты поручик Дорохов и капитан Николаев-пятый.

    Так мы прошли анфиладу комнат. Наконец один из  свитских генералов забежал вперёд Великой Княгини и, склонив голову, распахнул указанную ею дверь. Встав на пороге, Великая Княгиня обернулась и позвала меня:
   – Поручик Ржевский.

    Войдя в комнату, я с сожалением увидел вместо великокняжеских апартаментов скромный закуток с небольшим столиком и двумя простыми стульями. Княгиня подошла к одному из них и я любезно пододвинул его под её попу. Сев на стул она разрешила сесть и мне и произнесла:
   – Слушаю вас, поручик.
    
    Сердце, до сей минуты смятенно стучавшее в моей груди, словно перед атакой, вдруг выровняло свой скок, и я спокойно ответил: 
   – Ваше Высочество, быть может, вы посчитаете мои слова непочтительными, но сие не моя вина, я выполняю лишь волю небесных сил.

    Произнося сии слова, я перекрестился и умолк. Великая Княгиня тоже осенила себя святым крестным знамением и прикоснулась пальчиками к небольшому крестику на груди, единственному украшению на её строгом лиловом платье.

   – Продолжайте, поручик, – прервала она моё молчание.
   – Мне боязно, Ваше Высочество, – ответил я. – Обещайте, что вы после моих слов не отправите в Сибирь.
   – Говорите, поручик, – на этот раз голос Великой Княгини прозвучал повелительно.

    Вдохнув полной грудью, как перед прыжком в реку с высокого обрыва, я продолжил:
   – От вашего ответа, Ваше Высочество, зависит вся моя последующая жизнь, коя, как сообщили мне в моём сне Силы Небесные, будет полна горя и несчастия и закончится моим полным бесчестием на эшафоте по вине тёмных адовых сил. 

    Я снова перекрестился. Перекрестилась и Великая Княгиня.

   – Тому есть только лишь одно спасение моей будущности, Ваше Высочество…

    Я в нерешительности снова умолк.

   – Говорите же, поручик, – с явным нетерпением проговорила Великая Княгиня.
   – Нет!.. – воскликнул я. – Не могу!.. Пусть я кончу на эшафоте жизнь мою с клеймом «вор» на лбу, но я не могу повторить те слова, что произнесли мне Небесные Силы, и оскорбить Вас, Ваше Высочество.
   – Слова, произнесённые Небесными Силами, не могут оскорбить меня, поручик, каковы бы они ни были.
   – Я услышал глас, похожий на глас Архангела Гавриила… Он сказал мне, что отвратить от меня надвигающиеся тёмные силы может единственно…

    Я в третий раз оборвал свою страстную речь и, опустил печально голову.

   – Нет, отправьте меня, Ваше Высочество, на казнь сей минуту, но я не смею повторить услышанные слова…
   – Я вам приказываю, поручик. Глас Неба – Святой Глас, – оборвала меня Великая Княгиня.
   – Хорошо, – я посмотрел ей в глаза. – Святой Глас мне сказал, что отвратить от меня тёмные силы и спасти может только одно: моё совокупление с Вашего Высочества святой вагиной.
   – Однако… – промолвила Великая Княгиня.

    Теперь умолкла она. 

   – Сие идёт противу моего решения принять постриг, поручик. После смерти моего незабвенного супруга, могилу коего я приехала сюда посетить, ибо почил он незадолго до начала войны, когда я после родов, не имея сил, находилась в своём имении. Я тогда поклялась уйти в обитель сразу же после посещения места упокоения супруга. Я это сделала и, вернувшись в Россию, уйду в монастырь. 
   – О, как я вас понимаю, Ваше Высочество! –  вскричал я. – Поэтому, чтобы не обременять вашу душу прелюбодейным грехом, я покончу с собой. Сегодня же. Прощайте, Ваше Высочество!

    Я вскочил со стула, и ринулся было к двери, но голос Великой Княгини меня остановил:
   – Постойте, поручик. Вы хотите отяготить мою душу своим убийством, виновницей коего должна стать я?
   – О, Ваше Высочество, разве виновны вы в кознях тёмных сил? – ответил я, вернувшись на своё место.
   – Но я не имею права отказать вам в спасении вашей души, и тем самым стать невольной вашим убийцей, – печально сказала Великая Княгиня. – Сие есть неискупаемый грех. Мню, что сие есть испытание, посылаемое Небесными Силами, не столь вашей, сколь моей души.

    Великая Княгиня посмотрела на меня и, вздохнув, сказала:
   – Погодите и воздержитесь от вашего рокового шага. Я дам окончательный ответ вам завтра. Я, если дерзну помочь вам, пришлю за вами карету по вашему адресу в восемь часов вечера. 

    При сих обнадёживающих словах Великой Княгини мы расстались. Я покинул её с мокрым от слёз лицом.

    В коридоре меня ожидали секунданты.

   – Ну, Ржевский, признавайся. Получил от ворот поворот? – хохотнул Николаев-пятый.
   – Нет – ответил я, – мы договорились с нею о завтрашнем свидании. Она пришлёт за мной карету в восемь часов вечера.

(продолжение следует)



Рейтинг: +2 584 просмотра
Комментарии (2)
Тая Кузмина # 18 октября 2013 в 21:27 +1
Ржевский может всё!!Убедить, любить, говорить...


Лев Казанцев-Куртен # 18 октября 2013 в 23:38 0
Одним словом, настоящий гусар...