Поручик Ржевский (6)

10 октября 2013 - Лев Казанцев-Куртен
article163568.jpg
 
(продолжение)

6

    Служба моя в Париже продолжалась. К августу мне удалось проткнуть не один десяток благонравных парижанок. 

    Мой дружок с готовностью нырял из одной вагины в другую до четырёх-пяти раз в сутки. Я с удовольствием ловил на себе любопытные взгляды дам, прослышавших о русском гусаре поручике Ржевском, и был готов любой из них безотложно задрать подол в ближайшем укромном уголке и полюбоваться их лоном, покрытым восхитительными волосами, прежде, чем впустить моего дружка в истекающую похотной влагой вагину. 

    Мною давно замечено, что чары вагины не зависят от положения женщины в обществе и иных прелестей тела и, в коем она находится. Более того, вагина дурнушки, служанки или бл*ди может дать возлюбленному удовольствия больше, чем оная красотки и светской дамы, строящей из себя благонравную особу. 

    Недалеко от квартиры моего полковника жили зеленщица. Ей перевалило уже далеко за третий десяток. Торговала она на рынке. Была она столь безобразна, что даже те малые доходы, кои она обретали от торговли, не могли подвигнуть её на бл*дство. Вряд ли кто прельстился бы ею.

    Я заметил сию, с позволения сказать, даму, как-то прогуливаясь по рынку, и внезапно почуял в себе столь сильный приступ вожделения к ней, что не удержался и, купив всю корзину с товаром, предложил пройти к ней и поваляться в постели.

    Она жила в тёмном подвале, в конуре, провонявшей отбросами и сыростью. И сама дама пахла совсем по иному, чем светские дамы. Запах, источаемый ею, был столь силён, что изрядно щекотал мой чувствительный нос.

    Войдя в конуру, я стащил с  неё одежду, больше похожую на тряпьё, прикрывавшее её тело с расплывшимися  грудями и почти лысый лобок. Из расщелины, обрамлённой лиловатыми лепестками, на моих глазах вытекла густая белая сметанка. Я понюхал её. О, запах, исходящий из неё был чуден!

    Раздвинув створки раковины, прелестной не менее, чем створки светской дамы, я погрузил моего дружка в вагину сей уродки и испытал неописуемый восторг, закончившийся неоднократным извержением семени.  

    Потом я, испытывая недостаточное утоление моей похоти во весь день, бывал у неё неоднократно. И получал от её вагины то, чего мне недоставало от прочих.

    Меня возбуждал переход от утончённой светской дамы, залитой духами, к простолюдинке, пахнущей потом, экскрементами и божественными соками вагины. А от неё к новой жеманнице, обволакивая её паутиной флирта и побуждая в ней помыслы о прелюбодеянии. Жеманница не понимает, что моя планомерная осада её крепости истощает её силу воли к сопротивлению, усиливает жажду наслаждения, возбуждает в ней похоть, от коей нет иного спасения, кроме как сдаться на милость победителя.

    Следует признаться, что мне не доводилось покушаться на честь жён и дочерей сановных особ, тем более, царственных. Этого не случилось только потому, что мне, поручику гусарского полка, не приходилось с ними встречаться близко. Но страстное желание познания тайны высокородной вагины меня не остановила бы, признаюсь без бравады, даже императорская корона на особе, пробудившей во мне всесожигающую похоть.

(продолжение следует)



© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2013

Регистрационный номер №0163568

от 10 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0163568 выдан для произведения:
 
(продолжение)

6

    Служба моя в Париже продолжалась. К августу мне удалось проткнуть не один десяток благонравных парижанок. 

    Мой дружок с готовностью нырял из одной вагины в другую до четырёх-пяти раз в сутки. Я с удовольствием ловил на себе любопытные взгляды дам, прослышавших о русском гусаре поручике Ржевском, и был готов любой из них безотложно задрать подол в ближайшем укромном уголке и полюбоваться их лоном, покрытым восхитительными волосами, прежде, чем впустить моего дружка в истекающую похотной влагой вагину. 

    Мною давно замечено, что чары вагины не зависят от положения женщины в обществе и иных прелестей тела и, в коем она находится. Более того, вагина дурнушки, служанки или ****и может дать возлюбленному удовольствия больше, чем оная красотки и светской дамы, строящей из себя благонравную особу. 

    Недалеко от квартиры моего полковника жили зеленщица. Ей перевалило уже далеко за третий десяток. Торговала она на рынке. Была она столь безобразна, что даже те малые доходы, кои она обретали от торговли, не могли подвигнуть её на ****ство. Вряд ли кто прельстился бы ею.

    Я заметил сию, с позволения сказать, даму, как-то прогуливаясь по рынку, и внезапно почуял в себе столь сильный приступ вожделения к ним, что не удержался и, купив всю корзину с товаром, предложил пройти к ней и поваляться в постели.

    Она жила в тёмном подвале, в конуре, провонявшей отбросами и сыростью. И сама дама пахла совсем по иному, чем светские дамы. Запах, источаемый ею, был столь силён, что изрядно щекотал мой чувствительный нос.

    Войдя в конуру, я стащил с  неё одежду, больше похожую на тряпьё, прикрывавшее её тело с расплывшимися  грудями и почти лысый лобок. Из расщелины, обрамлённой лиловатыми лепестками, на моих глазах вытекла густая белая сметанка. Я понюхал её. О, запах, исходящий из неё был чуден!

    Раздвинув створки раковины, прелестной не менее, чем створки светской дамы, я погрузил моего дружка в вагину сей уродки и испытал неописуемый восторг, закончившийся неоднократным извержением семени.  

    Потом я, испытывая недостаточное утоление моей похоти во весь день, бывал у неё неоднократно. И получал от её вагины то, чего мне недоставало от прочих.

    Меня возбуждал переход от утончённой светской дамы, залитой духами, к простолюдинке, пахнущей потом, экскрементами и божественными соками вагины. А от неё к новой жеманнице, обволакивая её паутиной флирта и побуждая в ней помыслы о прелюбодеянии. Жеманница не понимает, что моя планомерная осада её крепости истощает её силу воли к сопротивлению, усиливает жажду наслаждения, возбуждает в ней похоть, от коей нет иного спасения, кроме как сдаться на милость победителя.

    Следует признаться, что мне не доводилось покушаться на честь жён и дочерей сановных особ, тем более, царственных. Этого не случилось только потому, что мне, поручику гусарского полка, не приходилось с ними встречаться близко. Но страстное желание познания тайны высокородной вагины меня не остановила бы, признаюсь без бравады, даже императорская корона на особе, пробудившей во мне всесожигающую похоть.

(продолжение следует)



Рейтинг: +5 563 просмотра
Комментарии (6)
Тая Кузмина # 15 октября 2013 в 19:57 0
Ржевский силён!!!

Лев Казанцев-Куртен # 15 октября 2013 в 20:06 0
Жеребец!!!
Александр Дашевский # 22 октября 2013 в 20:51 +1
Ржевский ничем не брезгует. Силен!
Лев Казанцев-Куртен # 22 октября 2013 в 21:22 0
Женщинами он не брезгует...
Галина Дашевская # 24 октября 2013 в 22:26 +1
Лев, интересно пишите. Спасибо за вашу работу!
Лев Казанцев-Куртен # 24 октября 2013 в 23:52 0

Спасибо, Галина.