Ошибочка

article142642.jpg

 

 
Наконец, подошёл автобус. Я уже успел изматерить родителей за то, что они в
девятом классе перевели меня в элитную школу. Из нашего шанхайского района до центра
пилить и пилить на вонючем автобусе по колдоё`инам разбитой вдрызг дороги. И так 
я езжу два года. Блин!

К уже набитому под завязку автобусу ринулась разъярённая толпа. Первыми лезли
крепкие мужики и парни, расталкивая женщин и бабушек. Был невежлив с ними и я. Я 
торопился в школу. Мне предстояло писать годовую контрольную по математике.

Я втиснулся на вторую ступеньку, мордой ткнувшись в чей-то вылезающий из 
выреза платья бюст, и вдохнул запах тонких духов. Сзади об меня плющила буфера
тётка в плаще.

Я, держа сумку с учебниками в левой руке, правой поискал за что бы уцепиться.
Рука попала на колено стоящей передо мной женщины и прилипла к нему. Мне стало 
неудобно, но, зажатый в тиски, я ничего не мог поделать. 

Автобус тряхнуло. Моя рука невольно приподняла край подола женщины и скользнула
по её бедру выше. Я ждал, что она сейчас закричит, начнёт меня крыть. Но женщина 
промолчала. Я дерзнул прижать руку плотнее к упругому бедру, обтянутому колготками,
и погладить. Женщина не шелохнулась. Так мы и стояли: моё лицо лежало на её гладких
молочно-белых выпуклостях, а рука продолжала свой путь и пробиралась всё выше по бедру,
пока не придвинулась к самому "уголку". Я слегка повернул кисть, женщина чуть 
раздвинула ноги и позволила мне положить ладонь на "уголок". Я погладил его...

Автобус проехал две остановки. Желающих выходить не было, а сажать было некуда.
Всё это время я потирал "уголок" моей спутницы.

На подъезде к третьей остановке, пассажиры подняли шум и потребовали у водителя
остановить автобус. Он и сам знал, что на этой остановке половина пассажиров выйдет.
Рядом находился консервный завод и многие из пассажиров работали на нём. Мне пришлось
прекратить приятное занятие, скрасившее все неудобства поездки.

Я вылез из автобуса. Моя попутчица следом. Я боялся поднять голову и взглянуть
в её лицо. А когда осмелился взглянуть хотя бы краешком глаза, обомлел: передо мной
стояла наша училка по математике Клара Георгиевна. Она пришла в нашу школу недавно, 
месяц назад вместо заболевшего Бориса Петровича. 

Я пролепетал заплетающимся языком:
- Здравстуйте, Клара Георгиевна.

Клара Гергиевна узанала меня. Лицо её залила пунцовая краска.
- Здравствуй, Камышов, - сухо ответила она.

Пассажиры вышли из автобуса, ставшего просторнее, и я вернулся в салон. Клара 
Георгиевна тоже. Нам с нею было по дороге. Я стоял на задней площадке и смотрел на
убегающую из-под колёс автобуса дорогу.

 

© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2013

Регистрационный номер №0142642

от 18 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0142642 выдан для произведения:

 

 
Наконец, подошёл автобус. Я уже успел изматерить родителей за то, что они в
девятом классе перевели меня в элитную школу. Из нашего шанхайского района до центра
пилить и пилить на вонючем автобусе по колдоё`инам разбитой вдрызг дороги. И так 
я езжу два года. Блин!

К уже набитому под завязку автобусу ринулась разъярённая толпа. Первыми лезли
крепкие мужики и парни, расталкивая женщин и бабушек. Был невежлив с ними и я. Я 
торопился в школу. Мне предстояло писать годовую контрольную по математике.

Я втиснулся на вторую ступеньку, мордой ткнувшись в чей-то вылезающий из 
выреза платья бюст, и вдохнул запах тонких духов. Сзади об меня плющила буфера
тётка в плаще.

Я, держа сумку с учебниками в левой руке, правой поискал за что бы уцепиться.
Рука попала на колено стоящей передо мной женщины и прилипла к нему. Мне стало 
неудобно, но, зажатый в тиски, я ничего не мог поделать. 

Автобус тряхнуло. Моя рука невольно приподняла край подола женщины и скользнула
по её бедру выше. Я ждал, что она сейчас закричит, начнёт меня крыть. Но женщина 
промолчала. Я дерзнул прижать руку плотнее к упругому бедру, обтянутому колготками,
и погладить. Женщина не шелохнулась. Так мы и стояли: моё лицо лежало на её гладких
молочно-белых выпуклостях, а рука продолжала свой путь и пробиралась всё выше по бедру,
пока не придвинулась к самому "уголку". Я слегка повернул кисть, женщина чуть 
раздвинула ноги и позволила мне положить ладонь на "уголок". Я погладил его...

Автобус проехал две остановки. Желающих выходить не было, а сажать было некуда.
Всё это время я потирал "уголок" моей спутницы.

На подъезде к третьей остановке, пассажиры подняли шум и потребовали у водителя
остановить автобус. Он и сам знал, что на этой остановке половина пассажиров выйдет.
Рядом находился консервный завод и многие из пассажиров работали на нём. Мне пришлось
прекратить приятное занятие, скрасившее все неудобства поездки.

Я вылез из автобуса. Моя попутчица следом. Я боялся поднять голову и взглянуть
в её лицо. А когда осмелился взглянуть хотя бы краешком глаза, обомлел: передо мной
стояла наша училка по математике Клара Георгиевна. Она пришла в нашу школу недавно, 
месяц назад вместо заболевшего Бориса Петровича. 

Я пролепетал заплетающимся языком:
- Здравстуйте, Клара Георгиевна.

Клара Гергиевна узанала меня. Лицо её залила пунцовая краска.
- Здравствуй, Камышов, - сухо ответила она.

Пассажиры вышли из автобуса, ставшего просторнее, и я вернулся в салон. Клара 
Георгиевна тоже. Нам с нею было по дороге. Я стоял на задней площадке и смотрел на

 

Рейтинг: +1 1042 просмотра
Комментарии (4)
Петр Трапезников # 22 июня 2013 в 00:25 +1
Лева! И куда же ты смотрел в конце? Застеснялся? zyy

Глянь тут концовку.

super
Лев Казанцев-Куртен # 22 июня 2013 в 00:31 0
При копировании выскочила последняя строчка, Пётр.
юрий елистратов # 28 июля 2013 в 17:48 0
Прекрасный НЕЖДАНЧИК для обоих!
Лев Казанцев-Куртен # 28 июля 2013 в 19:11 0
Да, промашка вышла, Юрий...)))