Наш человек на юге.

20 января 2013 - Даниил Царев

Мы приплыли с нашей эскадрой к южным берегам России. Мы долго ходили по водам Европы и очень устали. Мы пристали к берегам Сочи.  Нас три друга. Три весёлых, отвязанных, распутных, отмороженных, беспредельных наркошных больных на всю голову извращенцев, которые не прочь светлый непорочный девственный обитель превратить в притон для озабоченных горилл и грязных нечистоплотных беременных бегемотов. Дело в том, что мы вышли в море с Мурманска, обогнули Скандинавию, приплыли в Амстердам. Где-то близ берегов Дании я познакомился в первый раз с гомосексуальными опытами. Баб не было! И пришлось! Природа звала. У нас капитан, редкостный гамадрил,  всегда на меня засматривался как-то не понятно, а тут вообще! Ущипнул меня за задницу, облизал ухо и поцеловал меня в щёку. Я покраснел… и захотел!

Мы пошли в его каюту и там зажгли. Как это было! Меня рвало на части! Ведать он был не новичком в этих делах, и весь мой опыт применял на мне как на экспонате. Я ещё долго потом ходил по короблю, как обосранный придурок. Промеж ног болело. И что самое ужасное – мне понравилось. А то! Мальчики ухуу! И с тех пор я каждую ночь развлекался, приглашая младших по званию парней в уборную у меня отсосать! Было весьма не плохо. Даже приятно.  Лёше и Диме я не предлагал свои услуги, так как понимал, что они парни в своём общем смысле серьёзные, и что меня ждёт раскалённая кочерга через ноздри, если я хоть заикнусь об этом.

В Амстердаме я познакомился с различными наркотическими средствами. Мы вгоняли в себя, что только можно и что только нельзя! Гашиш, ЛСД, Опиум, Кокаин, различные смеси лекарственных препаратов, которые сами смешивали на корабле, я даже раз вколол себе Героин.

После Амстердама мы вышли через Францию и Испанию к Средиземному морю и вплыли в Черное, а тут и Сочи как с пылу жару. Весь этот европейский путь мы промотались в безнравственном извращенном отношении к женщинам (ну а я ещё и к мужчинам), к алкоголю и наркотикам. Так что мне есть, что рассказать внукам. После Сочи мы должны были этим же путём возвращаться в Мурманск. Но не тут-то было! Нас подстерегали приключения на задницу!

Всё началось с десятого дня пребывании в Сочи. Как вы можете догадываться, все эти дни мы не были паиньками. Мы ходили по пивнушкам, покупали проституток, проститутов, курили, кололись, нюхали и всё в этом ключе. Так вот! В Сочи мы должны были стоять 2 года, времени было навалом и нам троим дали отпуск на месяцок, так прошвырнутся по городу и продолжить свою извращённо-нарко-опылительную миссию. В последний день перед отпуском на корабле нам дали пообедать гороховым пюре, рыбной котлетой и квашеной капустой. Я и Дима не собирались приобщаться к этому дерьму. Лёша ведать очень хотел кушать и даже взял наши порции. Всё это привело к тому, что он так начал пердеть на весь корабль, что уши закладывало, и начинал ходить резкий зловещий запах зелёным дымком. А потом он начал сраться! Причём он это делал громко и долго, и в конце концов за ним пришли из медпункта, отозвали его разрешение на отпуск и увели в изолятор. Нас осталось двое. Нужно было в городе где-нибудь поселится.  И мы нашли одну бабу, женщину 45 в соку ещё и попросили у неё снять комнату. Она любезно согласилась не раздумывая. Жила одна, была голодна так сказать… Мы прожили у неё пять дней и на пятый день выходя под утро из бани (Дима в это время ещё спал) я увидел её собирающую огурцы со своих грядок. Задница была у неё что надо. Мясистая, большеватенькая, сочная.           Она меня увидела, улыбнулась, бросила огурцы и пригласила меня с собой. Мы вошли в её спальню она присела на сою кровать сняла с меня полотенце и начала дрочить мне, потом сосать. Я кончал в её рот 5 минут наверно, пока она не начала блевать на меня от моей грязной морячковой спермы вперемешку с мочой, так как я хотел очень писать когда она меня начала извращать. Она была огонь баба. Это явилось находкой для меня и на следущий день я рассказал Диме про это. А он мне в ответ рассказал что в тот же вечер, когда он уже пошёл в баню, она к нему пришла и они занялись с ней сексом. Это было всего ничего, но что я услышал от него потом меня поразило до мозжечка в моей половой голове! Он рассказал, как после их бурного часа секса он проснулся в часа два ночи от дикого шума лошади из сарая. Он тихо пробрался туда и увидел, как она голая отсасывает у жеребца! Дима спрятался в сене и начал дрочить! Она сасала у него час. Где-то через час жеребец кончил  животным гейзером, он её обслюнявил всю! И она отползая, потушила свечку и стороной фитиля начала дрочить сама себе! В это время Дима уже обкончался, он досмотрел это зоо-шоу и ушёл дальше спать. В это  день мы подошли к ней уже вдвоём и начали её раздевать. Она не сопротивлялась и всем видам показывала что к ней надо так почаще подходить. Там мы привели ещё 5 дней, купаясь, загорая, трахая нашу хозяйку.

Однажды утром мы втроём завтракали, и Дима будучи ненасытным парнягой начал к ней клеиться. Она была утром как огурчик. Зелёная и прыщавая и поэтому не хотела заниматься плотскими страстями. Но Дима хотел. Я просто наблюдал за ними молча и ничего не говорил. Тогда она ему дала пощёчину, а он ей, она взяла половник и начала его бить им по голове, на что он ей со всей дури ударил кулаком по лицу и начал пинать. Она упала и начала кусать ему ногу, тогда он упал но быстро встал и продолжил пинать её. Видя что она не подыхает он поднял её и начал стоя всё окровавленную душить, она улыбалась и плевала в его глаза и лицо кровью и соплями. Тогда он берёт самый здоровенный нож который можно было найти у неё на столе (похожий на мачете) и начал им ударять её им. Он нанёс ей наверно 50 ранений, как только она начала падать ещё 10 и потом начал её добивать посудой, кидая в неё чашками, кастрюлями вилками. Я был в шоке. Я видел всё это и у меня не было слов. Вся кухня превратилась в девчёное место в крупном масштабе. Она была вся в крови, а Дима стоял и хохотал.

 

Прошёл час после того как я встал с открытым ртом со стула. Дима всё ржал. Я дал ему со всей своей дури пощёчину, и он резко перестал угорать. Я ему сказал, что он мол тряпка и собрался с мыслями, так как кухня была мягко так сказать не убрана. В груде посуды и всякой кухонной утвари мы нашли размазанное тело хозяйки и вынесли не заметно в сарай и прикрыли его сеном, после чего начали убираться на кухне. К вечеру мы закончили уборку место преступления. Всё это время мы молчали. И вот наступила ночь! Мы завернули тело в простыню и закапали его во дворе дома. Нас никто не видел. Мы считали себя победителями, но нам к сожалению пришлось вернуться на преждевременную службу на корабль. Но перед этим мы зашли в бар, пропустили пару стаканчиков и отмудохали сексапильную официантку в туалете.

Так после этой истории прошло десять дней, как вдруг ночью меня разбудил Дима. Он был испуганный, потный, непонятный такой. Глаза были у него красные, он заикался, говорил невнятно. Я испугался, когда его увидел. Я видел сон с азиатскими двойняшками и капитаном. Мы не на шутку веселились, как меня разбудил этот псих! Я спрашивал у него, что случилось. Он говорил, что ему плохо. Я хотел было его отвести в мед. пункт, но он говорил не надо. Я потрогал его лоб, у него была температура. Он был чем то испуган. Когда я его спросил, чего ты испугался, он рассказал сногсшибательную историю, как он все эти десять дней ходил ночью с корабля в тот дом, выкапывал хозяйку и занимался с тухлым, гнойным, разлагающимся телом сексом. Он рассказал, как не мог забыть мягонькое нежное тело той бабы и каждую ночь трахал холодное грязное червивое тело, приставляя, что оно живое. Так же, он сказал, что вместе с тем,  он чувствует дискомфорт. Что у него болит живот, голова, гениталии. У него трясутся руки, речь была несвязанная и непонятная, температура, как он сам сказал, со второго дня сорок градусов. Я не замечал это, не обращал внимания, так как Дима всегда был странным парнем, и этот его облик мне всегда казался стандартным, повседневным, шаблонным. Было ясно, что он заразил себя по самые помидоры. Я сомневался, что он выживет, но надо было пытаться его вытаскивать из лап чёрной нечисти.

На следующий день нам выписали ещё дополнительный отпуск, и я рассказал всё Лёше, и мы втроём отправились в город, разузнавать о каком-нибудь колдуне. В больницу вести Диму было самоубийством. Хотя Лёша не доверял моей идее вести его к всяким магам. Мы зашли в бар, где круглые сутки ошивались всякие бывалые матёрые подонки, негодяи и ублюдки города, которые могли знать о подобных людях. Там все друг друга знали, никаких секретов друг от друга у них не было. Я рассказал всю историю бармену. Он выслушал нас. Дима буквально уже был в агонии, у него всё болело, он тое дело засыпал. Бармен сказал, что нам повезло, и он знает человека, который знаком с человеком, который может помочь. Разливающий попросил подождать его, что тот парень приедет к вечеру за выпивкой и шлюхами. Мы так и сделали. Пропустили бутылок 6, а поздно вечером приехал тот парняга. Его звали Никита. Длинный, худощавый, вытянутый, острый на язычок, активный молодой человек. Бармен рассказал ему о нас, и Никита подошёл к нам. Он сказал, что деревня из которой он приехал довольно далеко от города, и если Дима не доживёт до приезда, он нас высадит прямо с трупом. Нам терять было нечего, мы согласились на эти условия. И захватив неисчерпаемый запас табака, алкоголя, наркотиков и потаскух мы отправились на повозках с лошадьми в путь. Как мы только не узнавали, кто этот колдун, и как он лечит- всё было бесполезно! Никита говорил, что по приезду вы всё увидите и узнаете - это такое правило. Он переводил разговоры на другую тему. Расспрашивал от куда мы, где служим и так далее. Он даже не спрашивал нас о Диме. Мы ехали всю ночь. За эту ночь, мы кормили Диму семечками, давали курить, пить водку, он даже пару раз нюхнул крэк. И за эту ночь он ещё больше поплохел: перестал разговаривать(только стонал), тело его покрылось красной коркой и прыщиками, нос кровоточил, не спадала температура, глаза слезились, язык распух, вены на лбу надулись. Однозначно, он стал овощем.

Уже к вечеру мы явились в маленькую деревушку. Никита привёз нас в дом того колдуна. Ведать этот врачующий был не шарлатан. Возле его дома была очередь. Шлюх Никита отправил в сарай дожидаться вечера, наркотики и выпивку в погреба, затем сказал нам, чтобы мы пошли за ним в дом через чёрный вход. Я и Лёша взяли Диму и потащили в хату. Мы зашли сразу в спальню того парня. Из комнаты, как раз вышел посетитель и ассистенты колдуна закрыли дверь на засов. Никита взял меня за руку и подвёл к этому человек. Я его так и не увидел, он лежал на кровати под одеялом. Я только удивился, что он был маленького роста и не шевелился. Я испугался. Никита сказал ассистентам, чтоб помогли Лёше положить Диму на соседнюю кушетку и сказать, всем тем людям на улице, что мол Константин больше не принимает. Никита сказал нам с Лёшей, что именно этот человек вылечит Диму от всех земных и космических нечистей. Мы скептически на него посмотрели, а он многозначительно странно и пугающе улыбнулся.

К этой сцене на улице уже стемнело. Никита позвал нас на кухню поужинать. Мифический Константин по-прежнему оставался под одеялом. Мы почти не ели. Мы боялись, и нам оставалась только догадываться, куда мы попали, и что эти извращенцы могут с нами троими сделать. Сам Никита ничего не ел. Он заварил чифир и перелил его в банку. К нему долил самогон, пиво, рассола, травы какой-то насыпал туда, посластил это всё дело, блюхнул туда ещё чего-то, перемешал и поставил около печи нагреваться. Мы смотрели на него, как на психа. Он сказал, мол давайте выйдем курнём чего-нибудь, послушайте рассказ. Покуривая марихуану под звёздным ясным небом, с мухами и деревенским вонючим запахом, мы слушали рассказ.

Этого колдуна звали Костя Котлицин. Он даже был не колдун, а точнее целитель. Он был лысоватым беззубым слепо-глухо-немым парализованным карликом. Он был овощем, только у него не было агонии, как у Димы. Ему было 30 лет и, по словам Никиты, он с рождения был таким. Он был сыном местного алкаша и его  несовершеннолетней любовницы-проститутки. Родители у него давным-давно умерли, а сам Костя пожинает их плоды. Вся деревня заметила, что он притягивает к себе различных больных и вылечивает их. Котлицина взяли на поруки близкие родственники и за счёт его божественного дара и энергии зарабатывают деньги.

Нужно было провести пару недель у них в доме, чтобы вылечить Диму. Лечить надо было этим пойлом, которое приготавливал на кухне Никита, баней, ну и энергией Котлицина. Нужно было дотрагиваться до него, лежать с ним, целовать ну и так далее.

Все эти две недели мы не заходили в дом. Я и Лёша жили в сарае с проститутками из бара. Только по ночам, мы слышали, как кричит Дима, весь дом ходуном ходит. Однажды мы видели, как его парят в бане. Туда же привели Костю и их тёрли друг об друга. Мы видели, как из дома, выносились вёдра блювотины, какие-то окровавленные тряпки. Мы полностью доверяли Котлицину, Никите, так как живя в деревни, мы много послушали историй о здешних чудесных выздоровлениях. Суть была в том, что Костя являлся несчастным человеком. В нём хранилась большая энергия. Он лечил всех, но себя поднять на ноги не мог. Это его «немая» доброта, сила и энергия могла со временем человека зарядить на новые светлые физические и умственные начала. Ему никто не мог помочь. Котлицин –  обречённое существо по аксиоме. Но это ему не мешает дарить всем со временем радость и положительные чувства, от того, что серьёзно у людей, которые лечились у него, просыпалось любовь к жизни - искрения и чистая…

И Дима был не исключением. Через некоторое время ребята из дома вынесли его и положили его на повозку. Глаза у него были здоровыми. Красноты и всяких болячек на лице уже не было. Мы подошли к нему. Он говорил шёпотом. Сказал, что ему уже лучше. Я хотел зайти в дом и сказать спасибо Косте, но Никита сказал не надо этого делать, так как он опять «под одеялом». Набирает в себе энергию для других нуждающихся. Ещё он сказал, что нас сегодня отвезёт обратно в городок. И мы уехали от туда. Мы ехали тогда втроём на этой повозке и думали, как же может изменить тебя одна история из жизни.  Нас ждал обратный путь в Мурманск. Но я не хотел вести себя так, как вёл себя до этой истории. Что-то во мне перевернулось. Я хотел забыть свой поганый, ничтожный образ жизни. Тем более я был обречён. Я был болен, я не доживу до 30. Мой организм оскорблен и изнасилован моими безбашенными принципами антибытия. Я хотел уйти в себя и закончить жизнь в тихом месте от всей этой червяной возни. И я это сделал. Без всяких пороков и негодяйских действий доехал до родины и умер. Лёша покончил жизнь самоубийством, чувствуя, что и я чувствовал перед моей кончиной.  Дима же умер в глубокой старости. Рядом с ним были его дети и внуки. Котлицин выбил из него тогда все пороки этого мира. Мы были ему благодарны. Мы так же были благодарны, тому кто держит на нашей земле таких людей. Мир не изменился. Он оставался по-прежнему эпатажный, гламурный, пошлый , грязный, отвратительный и гнойный. Мы просто перестали быть его стандартными единицами. Стали созидать и творить вокруг себя. И мы знали, что был, есть и будет такой человек…наш человек на юге. 

 

Порочному миру и его обитателям людишкам-зверятам моё зеркальное отражение перемен бытия…(2010)

© Copyright: Даниил Царев, 2013

Регистрационный номер №0110998

от 20 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0110998 выдан для произведения:

Мы приплыли с нашей эскадрой к южным берегам России. Мы долго ходили по водам Европы и очень устали. Мы пристали к берегам Сочи.  Нас три друга. Три весёлых, отвязанных, распутных, отмороженных, беспредельных наркошных больных на всю голову извращенцев, которые не прочь светлый непорочный девственный обитель превратить в притон для озабоченных горилл и грязных нечистоплотных беременных бегемотов. Дело в том, что мы вышли в море с Мурманска, обогнули Скандинавию, приплыли в Амстердам. Где-то близ берегов Дании я познакомился в первый раз с гомосексуальными опытами. Баб не было! И пришлось! Природа звала. У нас капитан, редкостный гамадрил,  всегда на меня засматривался как-то не понятно, а тут вообще! Ущипнул меня за задницу, облизал ухо и поцеловал меня в щёку. Я покраснел… и захотел!

Мы пошли в его каюту и там зажгли. Как это было! Меня рвало на части! Ведать он был не новичком в этих делах, и весь мой опыт применял на мне как на экспонате. Я ещё долго потом ходил по короблю, как обосранный придурок. Промеж ног болело. И что самое ужасное – мне понравилось. А то! Мальчики ухуу! И с тех пор я каждую ночь развлекался, приглашая младших по званию парней в уборную у меня отсосать! Было весьма не плохо. Даже приятно.  Лёше и Диме я не предлагал свои услуги, так как понимал, что они парни в своём общем смысле серьёзные, и что меня ждёт раскалённая кочерга через ноздри, если я хоть заикнусь об этом.

В Амстердаме я познакомился с различными наркотическими средствами. Мы вгоняли в себя, что только можно и что только нельзя! Гашиш, ЛСД, Опиум, Кокаин, различные смеси лекарственных препаратов, которые сами смешивали на корабле, я даже раз вколол себе Героин.

После Амстердама мы вышли через Францию и Испанию к Средиземному морю и вплыли в Черное, а тут и Сочи как с пылу жару. Весь этот европейский путь мы промотались в безнравственном извращенном отношении к женщинам (ну а я ещё и к мужчинам), к алкоголю и наркотикам. Так что мне есть, что рассказать внукам. После Сочи мы должны были этим же путём возвращаться в Мурманск. Но не тут-то было! Нас подстерегали приключения на задницу!

Всё началось с десятого дня пребывании в Сочи. Как вы можете догадываться, все эти дни мы не были паиньками. Мы ходили по пивнушкам, покупали проституток, проститутов, курили, кололись, нюхали и всё в этом ключе. Так вот! В Сочи мы должны были стоять 2 года, времени было навалом и нам троим дали отпуск на месяцок, так прошвырнутся по городу и продолжить свою извращённо-нарко-опылительную миссию. В последний день перед отпуском на корабле нам дали пообедать гороховым пюре, рыбной котлетой и квашеной капустой. Я и Дима не собирались приобщаться к этому дерьму. Лёша ведать очень хотел кушать и даже взял наши порции. Всё это привело к тому, что он так начал пердеть на весь корабль, что уши закладывало, и начинал ходить резкий зловещий запах зелёным дымком. А потом он начал сраться! Причём он это делал громко и долго, и в конце концов за ним пришли из медпункта, отозвали его разрешение на отпуск и увели в изолятор. Нас осталось двое. Нужно было в городе где-нибудь поселится.  И мы нашли одну бабу, женщину 45 в соку ещё и попросили у неё снять комнату. Она любезно согласилась не раздумывая. Жила одна, была голодна так сказать… Мы прожили у неё пять дней и на пятый день выходя под утро из бани (Дима в это время ещё спал) я увидел её собирающую огурцы со своих грядок. Задница была у неё что надо. Мясистая, большеватенькая, сочная.           Она меня увидела, улыбнулась, бросила огурцы и пригласила меня с собой. Мы вошли в её спальню она присела на сою кровать сняла с меня полотенце и начала дрочить мне, потом сосать. Я кончал в её рот 5 минут наверно, пока она не начала блевать на меня от моей грязной морячковой спермы вперемешку с мочой, так как я хотел очень писать когда она меня начала извращать. Она была огонь баба. Это явилось находкой для меня и на следущий день я рассказал Диме про это. А он мне в ответ рассказал что в тот же вечер, когда он уже пошёл в баню, она к нему пришла и они занялись с ней сексом. Это было всего ничего, но что я услышал от него потом меня поразило до мозжечка в моей половой голове! Он рассказал, как после их бурного часа секса он проснулся в часа два ночи от дикого шума лошади из сарая. Он тихо пробрался туда и увидел, как она голая отсасывает у жеребца! Дима спрятался в сене и начал дрочить! Она сасала у него час. Где-то через час жеребец кончил  животным гейзером, он её обслюнявил всю! И она отползая, потушила свечку и стороной фитиля начала дрочить сама себе! В это время Дима уже обкончался, он досмотрел это зоо-шоу и ушёл дальше спать. В это  день мы подошли к ней уже вдвоём и начали её раздевать. Она не сопротивлялась и всем видам показывала что к ней надо так почаще подходить. Там мы привели ещё 5 дней, купаясь, загорая, трахая нашу хозяйку.

Однажды утром мы втроём завтракали, и Дима будучи ненасытным парнягой начал к ней клеиться. Она была утром как огурчик. Зелёная и прыщавая и поэтому не хотела заниматься плотскими страстями. Но Дима хотел. Я просто наблюдал за ними молча и ничего не говорил. Тогда она ему дала пощёчину, а он ей, она взяла половник и начала его бить им по голове, на что он ей со всей дури ударил кулаком по лицу и начал пинать. Она упала и начала кусать ему ногу, тогда он упал но быстро встал и продолжил пинать её. Видя что она не подыхает он поднял её и начал стоя всё окровавленную душить, она улыбалась и плевала в его глаза и лицо кровью и соплями. Тогда он берёт самый здоровенный нож который можно было найти у неё на столе (похожий на мачете) и начал им ударять её им. Он нанёс ей наверно 50 ранений, как только она начала падать ещё 10 и потом начал её добивать посудой, кидая в неё чашками, кастрюлями вилками. Я был в шоке. Я видел всё это и у меня не было слов. Вся кухня превратилась в девчёное место в крупном масштабе. Она была вся в крови, а Дима стоял и хохотал.

 

Прошёл час после того как я встал с открытым ртом со стула. Дима всё ржал. Я дал ему со всей своей дури пощёчину, и он резко перестал угорать. Я ему сказал, что он мол тряпка и собрался с мыслями, так как кухня была мягко так сказать не убрана. В груде посуды и всякой кухонной утвари мы нашли размазанное тело хозяйки и вынесли не заметно в сарай и прикрыли его сеном, после чего начали убираться на кухне. К вечеру мы закончили уборку место преступления. Всё это время мы молчали. И вот наступила ночь! Мы завернули тело в простыню и закапали его во дворе дома. Нас никто не видел. Мы считали себя победителями, но нам к сожалению пришлось вернуться на преждевременную службу на корабль. Но перед этим мы зашли в бар, пропустили пару стаканчиков и отмудохали сексапильную официантку в туалете.

Так после этой истории прошло десять дней, как вдруг ночью меня разбудил Дима. Он был испуганный, потный, непонятный такой. Глаза были у него красные, он заикался, говорил невнятно. Я испугался, когда его увидел. Я видел сон с азиатскими двойняшками и капитаном. Мы не на шутку веселились, как меня разбудил этот псих! Я спрашивал у него, что случилось. Он говорил, что ему плохо. Я хотел было его отвести в мед. пункт, но он говорил не надо. Я потрогал его лоб, у него была температура. Он был чем то испуган. Когда я его спросил, чего ты испугался, он рассказал сногсшибательную историю, как он все эти десять дней ходил ночью с корабля в тот дом, выкапывал хозяйку и занимался с тухлым, гнойным, разлагающимся телом сексом. Он рассказал, как не мог забыть мягонькое нежное тело той бабы и каждую ночь трахал холодное грязное червивое тело, приставляя, что оно живое. Так же, он сказал, что вместе с тем,  он чувствует дискомфорт. Что у него болит живот, голова, гениталии. У него трясутся руки, речь была несвязанная и непонятная, температура, как он сам сказал, со второго дня сорок градусов. Я не замечал это, не обращал внимания, так как Дима всегда был странным парнем, и этот его облик мне всегда казался стандартным, повседневным, шаблонным. Было ясно, что он заразил себя по самые помидоры. Я сомневался, что он выживет, но надо было пытаться его вытаскивать из лап чёрной нечисти.

На следующий день нам выписали ещё дополнительный отпуск, и я рассказал всё Лёше, и мы втроём отправились в город, разузнавать о каком-нибудь колдуне. В больницу вести Диму было самоубийством. Хотя Лёша не доверял моей идее вести его к всяким магам. Мы зашли в бар, где круглые сутки ошивались всякие бывалые матёрые подонки, негодяи и ублюдки города, которые могли знать о подобных людях. Там все друг друга знали, никаких секретов друг от друга у них не было. Я рассказал всю историю бармену. Он выслушал нас. Дима буквально уже был в агонии, у него всё болело, он тое дело засыпал. Бармен сказал, что нам повезло, и он знает человека, который знаком с человеком, который может помочь. Разливающий попросил подождать его, что тот парень приедет к вечеру за выпивкой и шлюхами. Мы так и сделали. Пропустили бутылок 6, а поздно вечером приехал тот парняга. Его звали Никита. Длинный, худощавый, вытянутый, острый на язычок, активный молодой человек. Бармен рассказал ему о нас, и Никита подошёл к нам. Он сказал, что деревня из которой он приехал довольно далеко от города, и если Дима не доживёт до приезда, он нас высадит прямо с трупом. Нам терять было нечего, мы согласились на эти условия. И захватив неисчерпаемый запас табака, алкоголя, наркотиков и потаскух мы отправились на повозках с лошадьми в путь. Как мы только не узнавали, кто этот колдун, и как он лечит- всё было бесполезно! Никита говорил, что по приезду вы всё увидите и узнаете - это такое правило. Он переводил разговоры на другую тему. Расспрашивал от куда мы, где служим и так далее. Он даже не спрашивал нас о Диме. Мы ехали всю ночь. За эту ночь, мы кормили Диму семечками, давали курить, пить водку, он даже пару раз нюхнул крэк. И за эту ночь он ещё больше поплохел: перестал разговаривать(только стонал), тело его покрылось красной коркой и прыщиками, нос кровоточил, не спадала температура, глаза слезились, язык распух, вены на лбу надулись. Однозначно, он стал овощем.

Уже к вечеру мы явились в маленькую деревушку. Никита привёз нас в дом того колдуна. Ведать этот врачующий был не шарлатан. Возле его дома была очередь. Шлюх Никита отправил в сарай дожидаться вечера, наркотики и выпивку в погреба, затем сказал нам, чтобы мы пошли за ним в дом через чёрный вход. Я и Лёша взяли Диму и потащили в хату. Мы зашли сразу в спальню того парня. Из комнаты, как раз вышел посетитель и ассистенты колдуна закрыли дверь на засов. Никита взял меня за руку и подвёл к этому человек. Я его так и не увидел, он лежал на кровати под одеялом. Я только удивился, что он был маленького роста и не шевелился. Я испугался. Никита сказал ассистентам, чтоб помогли Лёше положить Диму на соседнюю кушетку и сказать, всем тем людям на улице, что мол Константин больше не принимает. Никита сказал нам с Лёшей, что именно этот человек вылечит Диму от всех земных и космических нечистей. Мы скептически на него посмотрели, а он многозначительно странно и пугающе улыбнулся.

К этой сцене на улице уже стемнело. Никита позвал нас на кухню поужинать. Мифический Константин по-прежнему оставался под одеялом. Мы почти не ели. Мы боялись, и нам оставалась только догадываться, куда мы попали, и что эти извращенцы могут с нами троими сделать. Сам Никита ничего не ел. Он заварил чифир и перелил его в банку. К нему долил самогон, пиво, рассола, травы какой-то насыпал туда, посластил это всё дело, блюхнул туда ещё чего-то, перемешал и поставил около печи нагреваться. Мы смотрели на него, как на психа. Он сказал, мол давайте выйдем курнём чего-нибудь, послушайте рассказ. Покуривая марихуану под звёздным ясным небом, с мухами и деревенским вонючим запахом, мы слушали рассказ.

Этого колдуна звали Костя Котлицин. Он даже был не колдун, а точнее целитель. Он был лысоватым беззубым слепо-глухо-немым парализованным карликом. Он был овощем, только у него не было агонии, как у Димы. Ему было 30 лет и, по словам Никиты, он с рождения был таким. Он был сыном местного алкаша и его  несовершеннолетней любовницы-проститутки. Родители у него давным-давно умерли, а сам Костя пожинает их плоды. Вся деревня заметила, что он притягивает к себе различных больных и вылечивает их. Котлицина взяли на поруки близкие родственники и за счёт его божественного дара и энергии зарабатывают деньги.

Нужно было провести пару недель у них в доме, чтобы вылечить Диму. Лечить надо было этим пойлом, которое приготавливал на кухне Никита, баней, ну и энергией Котлицина. Нужно было дотрагиваться до него, лежать с ним, целовать ну и так далее.

Все эти две недели мы не заходили в дом. Я и Лёша жили в сарае с проститутками из бара. Только по ночам, мы слышали, как кричит Дима, весь дом ходуном ходит. Однажды мы видели, как его парят в бане. Туда же привели Костю и их тёрли друг об друга. Мы видели, как из дома, выносились вёдра блювотины, какие-то окровавленные тряпки. Мы полностью доверяли Котлицину, Никите, так как живя в деревни, мы много послушали историй о здешних чудесных выздоровлениях. Суть была в том, что Костя являлся несчастным человеком. В нём хранилась большая энергия. Он лечил всех, но себя поднять на ноги не мог. Это его «немая» доброта, сила и энергия могла со временем человека зарядить на новые светлые физические и умственные начала. Ему никто не мог помочь. Котлицин –  обречённое существо по аксиоме. Но это ему не мешает дарить всем со временем радость и положительные чувства, от того, что серьёзно у людей, которые лечились у него, просыпалось любовь к жизни - искрения и чистая…

И Дима был не исключением. Через некоторое время ребята из дома вынесли его и положили его на повозку. Глаза у него были здоровыми. Красноты и всяких болячек на лице уже не было. Мы подошли к нему. Он говорил шёпотом. Сказал, что ему уже лучше. Я хотел зайти в дом и сказать спасибо Косте, но Никита сказал не надо этого делать, так как он опять «под одеялом». Набирает в себе энергию для других нуждающихся. Ещё он сказал, что нас сегодня отвезёт обратно в городок. И мы уехали от туда. Мы ехали тогда втроём на этой повозке и думали, как же может изменить тебя одна история из жизни.  Нас ждал обратный путь в Мурманск. Но я не хотел вести себя так, как вёл себя до этой истории. Что-то во мне перевернулось. Я хотел забыть свой поганый, ничтожный образ жизни. Тем более я был обречён. Я был болен, я не доживу до 30. Мой организм оскорблен и изнасилован моими безбашенными принципами антибытия. Я хотел уйти в себя и закончить жизнь в тихом месте от всей этой червяной возни. И я это сделал. Без всяких пороков и негодяйских действий доехал до родины и умер. Лёша покончил жизнь самоубийством, чувствуя, что и я чувствовал перед моей кончиной.  Дима же умер в глубокой старости. Рядом с ним были его дети и внуки. Котлицин выбил из него тогда все пороки этого мира. Мы были ему благодарны. Мы так же были благодарны, тому кто держит на нашей земле таких людей. Мир не изменился. Он оставался по-прежнему эпатажный, гламурный, пошлый , грязный, отвратительный и гнойный. Мы просто перестали быть его стандартными единицами. Стали созидать и творить вокруг себя. И мы знали, что был, есть и будет такой человек…наш человек на юге. 

 

Порочному миру и его обитателям людишкам-зверятам моё зеркальное отражение перемен бытия…(2010)

Рейтинг: +2 583 просмотра
Комментарии (1)
Руслан Дгебия # 8 ноября 2013 в 05:02 0
Офигеть. Наконец есть что почитать.