Математика в постели

27 сентября 2013 - Лев Казанцев-Куртен
article161686.jpg
 
(Камышов и другие. Предыдущий рассказ "Ошибочка")

Начало нового учебного года ознаменовалось тем, что нам сменили классного руководителя - вместо старенькой исторички Клавдии Тихоновны назначили молодую математичку Клару Георгиевну. Ничего худшего судьба мне не могла подкинуть в последний школьный год. Наверняка, математичка не забыла, что в конце прошлого учебного года я в набитом автобусе залез к ней рукой под юбку...

Клара Георгиевна вошла в класс и первое, что я услышал, было:
- Камышов, твои знания по математике ниже плинтуса. Не наляжешь на предмет в этом году, останешься без аттестата.

Первая же контрольная закончилась для меня жирной двойкой красного цвета. Лишь одно было отрадно, что не только ко мне залетел в тетрадку жирный "гусь", а и к Люське Вакиной и Лёхе Иноземцеву.

- У кого двойки, тем придётся контрольную работу переписать завтра после пятого урока, - "обрадовала" нас Клара Георгиевна.

На следующий день.
- Вакина, садись за первую парту в среднем ряду, Иноземцев - за третью, Камышов может остаться на своей "камчатке", - распорядилась Клара Георгиевна.

Она прошла вдоль парт, перед каждым из нас положила по машинописному листочку с заданием и села боком за последнюю парту в третьем ряду, через проход от меня. 

Мы принялись за работу. Я опустил глаза в листок с задачкой, потом взглянул на Клару Георгиевну. Мой взгляд упал на её вздёрнутую юбку, обнажившую округлые колени, облитые телесного цвета капроном. И если бы только их...

Алгебра, и та, что была в моей голове, выпорхнула из неё, словно птичка из открывшейся клетки. Смысл задачки не укладывался в мозгу. Какая к чёрту задачка!.. А время шло... А Клара Георгиевна шевелила ногами, играла коленями... 

Первой, конечно, написала Вакина. Она положила тетрадку на учительский стол и вышла.
Иноземцев тоже уложился в срок и покинул класс.

Я сидел голодный и унылый.
- Как дела, Камышов? - спросила меня Клара Георгиевна. - Урок заканчивается.

Я промолчал, глядя в пустую тетрадку. Черновик тоже был чист.
Клара Георгиевна подсела ко мне. Её нога прижалась к моей. Плотно.

Клара Георгиевна посмотрела в тетрадку, взглянула на черновик, в листок с заданием и обескураженно сказала:
- Извини, Камышов, в задаче опечатка. Здесь должен вместо минуса стоять плюс.

Она отвела левую руку мне за спину. Её, вздутая под жакетиком грудь, упруго вжалась в меня, отчего мне судорогой перехватило горло, а нога дёрнулась по капрону.
Клара Георгиевна поставила палочку, превратив "минус" в "плюс", и сказала:
- Возьми задание и реши задачу дома. Завтра мне покажешь и объяснишь её решение.

Из школы я направился прямиком к Витьке Шаповалову. Он собирался поступать в университет на физико-математический факультет и такие задачки щёлкал, как орешки. 
Витька решил задачку за две минуты. И не только решил, но внятно объяснил мне ход её решения.

Клара Георгиевна посмотрела, как я справился с заданием, и сказала:
- Ведь можешь, Камышов. Но мне придётся тебя подтянуть. Будешь приходить ко мне домой заниматься два раза в неделю. Я сделаю из тебя математика.

Желания становиться математиком у меня не было, но спорить с Кларой Георгиевной я не стал.
Занятия были назначены на шесть часов вечера во вторник и пятницу.

На первое занятие я пришёл к Кларе Георгиевне в малосемейку за десять минут до назначенного времени. Позвонил в дверь. Ответом мне была тишина.

Клара Георгиевна появилась ровно в шесть. Она торопливо шла по длинному скучному коридору. В руке у неё была красная распухшая хозяйственная сумка.

- Извини, Камышов, задержалась в магазине, - сказала она, отпирая ключом дверь.
Мы вошли. Крохотная прихожая. Небольшая комната - шкатулка. Острый запах знакомых духов
и женщины.

На окне весёлые шторы. У окна письменный стол. На нём идеальный порядок. Слева лампа под зелёным стеклянным абажуром. Рядом стакан из малахита с разноцветными карандашами и ручками. Справа на углу прямоугольное зеркальце в золотистом багете на подставке. У стены
книжный шкаф, вдоль стены диван. У противоположной от окна стены платяной шкаф. На полу ворсистый ковёр. Всё.

- Садись за стол, доставай тетрадь, - сказала Клара Георгиевна. - Вот тебе задание. Прочитай. Вдумайся. А я пока переоденусь. Не оборачивайся.

Она отошла к платяному шкафу. Послышалось шуршание ткани. Я взглянул в зеркальце и увидел в нём Клару Георгиевну в розовой комбинации с кружевами. Взявшись за нижний кружавчатый край комбинации, Клара Георгиевна выскользнула из неё.

Во мне заколотилось сердце. Оно вдруг сделалось таким огромным, что заполнило меня всего и билось так, что, казалось, от его биения вздувались барабанные перепонки. Спроси меня в этот момент таблицу умножения, я не вспомнил бы.

А Клара Гергиевна, заведя руки за спину, расстегнула лифчик, скатившийся по рукам, и накинула халат. Халат был красивый, шёлковый: на тёмно-синем фоне рассыпались красные цветы.

- Ну, Камышов, прочитал условия задачи? - спросила Клара Гергиевна, встав за моей спиной.
-Нет ещё, - выдавил я из себя.
- Ну ты и тупой, Камышов,- раздалось у меня над самым ухом. 

Клара Георгиевна склонилась и её грудь мягко легла мне на плечо. Я не успел обидеться потому, что вслед за этими обидными словами вдруг услшал:
- Камышов, тебе нравятся девочки? Ты же засматриваешься на их ножки, заглядываешь под их платьица? И не только к девочкам...

Вопрос был для меня неожиданным.
- Что же ты молчишь, Камышов?

Я слегка запрокинул голову и повернулся к Кларе Георгиевне. Её щека коснулась моей.
- Да, - смущённо пролепетал я. 
- И женщины тебе не безразличны? Да?
- И женщины, - ответил я. - Например, вы... - вырвалось у меня.

Клара Георгиевна обхватила мою голову, повернула её так, что чуть не вывернула её из позвонков, и впилась в мои губы.
Поцелуй наш был недолог.

...- Погоди. Я надену на него защитный костюм, прошептала Клара Георгиевна, разрывая откуда-то взявшийся пакетик с презервативом...

...Её пальцы нежно скользнули по моему затвердевшему и вытянувшемуся в несгибаемую стойку стволу, облекая его в тончайшую рзиновую оболочку...

...Этими же пльчиками она указала мне дорогу в рай...

...- Ну ты, Камышов, и даёшь, - выдохнула Клара Георгиевна, выходя из блаженного небытия. - Кто это успел тебя совратить? Только не говори мне, что ты в первый раз...

Я не стал спорить: пусть думает, что хочет. Правде она вряд ли поверила - слишком всё здорово получилось, а выдумывать любовную историю у меня не было желания.

- Ладно, не говори, - сказала Клара Георгиевна. - Это хорошо, что ты не хвасташься своими победами над нами, слабыми женщинами... А теперь, мой милый, давай займёмся алгеброй...

...Минут сорок длился дополнительный урок. То, в чём я не мог разобраться столько времени, в эти минуты прояснилось...

Клара Георгиевна бросила учебник и тетрадку на пол и положила руку на моего дружка, немедленно изъявившего желание ещё попрыгать... 
Теперь Клара Георгиевна оседлала меня...

Истекли два с небольшим часа, что были предназначены для занятия. Я оделся.
Клара Гергиевна, провожая меня, поцеловала и сказала:
- В пятницу продолжим занятия...


© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2013

Регистрационный номер №0161686

от 27 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0161686 выдан для произведения:
 
(Камышов и другие. Предыдущий рассказ "Ошибочка")

Начало нового учебного года ознаменовалось тем, что нам сменили классного руководителя - вместо старенькой исторички Клавдии Тихоновны назначили молодую математичку Клару Георгиевну. Ничего худшего судьба мне не могла подкинуть в последний школьный год. Наверняка, математичка не забыла, что в конце прошлого учебного года я в набитом автобусе залез к ней рукой под юбку...

Клара Георгиевна вошла в класс и первое, что я услышал, было:
- Камышов, твои знания по математике ниже плинтуса. Не наляжешь на предмет в этом году, останешься без аттестата.

Первая же контрольная закончилась для меня жирной двойкой красного цвета. Лишь одно было отрадно, что не только ко мне залетел в тетрадку жирный "гусь", а и к Люське Вакиной и Лёхе Иноземцеву.

- У кого двойки, тем придётся контрольную работу переписать завтра после пятого урока, - "обрадовала" нас Клара Георгиевна.

На следующий день.
- Вакина, садись за первую парту в среднем ряду, Иноземцев - за третью, Камышов может остаться на своей "камчатке", - распорядилась Клара Георгиевна.

Она прошла вдоль парт, перед каждым из нас положила по машинописному листочку с заданием и села боком за последнюю парту в третьем ряду, через проход от меня. 

Мы принялись за работу. Я опустил глаза в листок с задачкой, потом взглянул на Клару Георгиевну. Мой взгляд упал на её вздёрнутую юбку, обнажившую округлые колени, облитые телесного цвета капроном. И если бы только их...

Алгебра, и та, что была в моей голове, выпорхнула из неё, словно птичка из открывшейся клетки. Смысл задачки не укладывался в мозгу. Какая к чёрту задачка!.. А время шло... А Клара Георгиевна шевелила ногами, играла коленями... 

Первой, конечно, написала Вакина. Она положила тетрадку на учительский стол и вышла.
Иноземцев тоже уложился в срок и покинул класс.

Я сидел голодный и унылый.
- Как дела, Камышов? - спросила меня Клара Георгиевна. - Урок заканчивается.

Я промолчал, глядя в пустую тетрадку. Черновик тоже был чист.
Клара Георгиевна подсела ко мне. Её нога прижалась к моей. Плотно.

Клара Георгиевна посмотрела в тетрадку, взглянула на черновик, в листок с заданием и обескураженно сказала:
- Извини, Камышов, в задаче опечатка. Здесь должен вместо минуса стоять плюс.

Она отвела левую руку мне за спину. Её, вздутая под жакетиком грудь, упруго вжалась в меня, отчего мне судорогой перехватило горло, а нога дёрнулась по капрону.
Клара Георгиевна поставила палочку, превратив "минус" в "плюс", и сказала:
- Возьми задание и реши задачу дома. Завтра мне покажешь и объяснишь её решение.

Из школы я направился прямиком к Витьке Шаповалову. Он собирался поступать в университет на физико-математический факультет и такие задачки щёлкал, как орешки. 
Витька решил задачку за две минуты. И не только решил, но внятно объяснил мне ход её решения.

Клара Георгиевна посмотрела, как я справился с заданием, и сказала:
- Ведь можешь, Камышов. Но мне придётся тебя подтянуть. Будешь приходить ко мне домой заниматься два раза в неделю. Я сделаю из тебя математика.

Желания становиться математиком у меня не было, но спорить с Кларой Георгиевной я не стал.
Занятия были назначены на шесть часов вечера во вторник и пятницу.

На первое занятие я пришёл к Кларе Георгиевне в малосемейку за десять минут до назначенного времени. Позвонил в дверь. Ответом мне была тишина.

Клара Георгиевна появилась ровно в шесть. Она торопливо шла по длинному скучному коридору. В руке у неё была красная распухшая хозяйственная сумка.

- Извини, Камышов, задержалась в магазине, - сказала она, отпирая ключом дверь.
Мы вошли. Крохотная прихожая. Небольшая комната - шкатулка. Острый запах знакомых духов
и женщины.

На окне весёлые шторы. У окна письменный стол. На нём идеальный порядок. Слева лампа под зелёным стеклянным абажуром. Рядом стакан из малахита с разноцветными карандашами и ручками. Справа на углу прямоугольное зеркальце в золотистом багете на подставке. У стены
книжный шкаф, вдоль стены диван. У противоположной от окна стены платяной шкаф. На полу ворсистый ковёр. Всё.

- Садись за стол, доставай тетрадь, - сказала Клара Георгиевна. - Вот тебе задание. Прочитай. Вдумайся. А я пока переоденусь. Не оборачивайся.

Она отошла к платяному шкафу. Послышалось шуршание ткани. Я взглянул в зеркальце и увидел в нём Клару Георгиевну в розовой комбинации с кружевами. Взявшись за нижний кружавчатый край комбинации, Клара Георгиевна выскользнула из неё.

Во мне заколотилось сердце. Оно вдруг сделалось таким огромным, что заполнило меня всего и билось так, что, казалось, от его биения вздувались барабанные перепонки. Спроси меня в этот момент таблицу умножения, я не вспомнил бы.

А Клара Гергиевна, заведя руки за спину, расстегнула лифчик, скатившийся по рукам, и накинула халат. Халат был красивый, шёлковый: на тёмно-синем фоне рассыпались красные цветы.

- Ну, Камышов, прочитал условия задачи? - спросила Клара Гергиевна, встав за моей спиной.
-Нет ещё, - выдавил я из себя.
- Ну ты и тупой, Камышов,- раздалось у меня над самым ухом. 

Клара Георгиевна склонилась и её грудь мягко легла мне на плечо. Я не успел обидеться потому, что вслед за этими обидными словами вдруг услшал:
- Камышов, тебе нравятся девочки? Ты же засматриваешься на их ножки, заглядываешь под их платьица? И не только к девочкам...

Вопрос был для меня неожиданным.
- Что же ты молчишь, Камышов?

Я слегка запрокинул голову и повернулся к Кларе Георгиевне. Её щека коснулась моей.
- Да, - смущённо пролепетал я. 
- И женщины тебе не безразличны? Да?
- И женщины, - ответил я. - Например, вы... - вырвалось у меня.

Клара Георгиевна обхватила мою голову, повернула её так, что чуть не вывернула её из позвонков, и впилась в мои губы.
Поцелуй наш был недолог.

...- Погоди. Я надену на него защитный костюм, прошептала Клара Георгиевна, разрывая откуда-то взявшийся пакетик с презервативом...

...Её пальцы нежно скользнули по моему затвердевшему и вытянувшемуся в несгибаемую стойку стволу, облекая его в тончайшую рзиновую оболочку...

...Этими же пльчиками она указала мне дорогу в рай...

...- Ну ты, Камышов, и даёшь, - выдохнула Клара Георгиевна, выходя из блаженного небытия. - Кто это успел тебя совратить? Только не говори мне, что ты в первый раз...

Я не стал спорить: пусть думает, что хочет. Правде она вряд ли поверила - слишком всё здорово получилось, а выдумывать любовную историю у меня не было желания.

- Ладно, не говори, - сказала Клара Георгиевна. - Это хорошо, что ты не хвасташься своими победами над нами, слабыми женщинами... А теперь, мой милый, давай займёмся алгеброй...

...Минут сорок длился дополнительный урок. То, в чём я не мог разобраться столько времени, в эти минуты прояснилось...

Клара Георгиевна бросила учебник и тетрадку на пол и положила руку на моего дружка, немедленно изъявившего желание ещё попрыгать... 
Теперь Клара Георгиевна оседлала меня...

Истекли два с небольшим часа, что были предназначены для занятия. Я оделся.
Клара Гергиевна, провожая меня, поцеловала и сказала:
- В пятницу продолжим занятия...


Рейтинг: +1 1030 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!