ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияЭротическая проза → Летом на даче. Маленькая повесть. Глава 2-я.

Летом на даче. Маленькая повесть. Глава 2-я.

15 сентября 2018 - Андрей Кузнецов
article424852.jpg
                         Глава  вторая. Картина Камиля Коро «Купание  Дианы»
 

          Лендкрузер  мягко подкатил к озеру.  Мы  вылезли из машины  и  подошли к воде.  Картина того,  что мы увидели,  зачаровала нас с Кириллом.
          Вокруг не было ни  души. Над широким серебристым зеркалом озера    разливалась  тишина. Жёлтый  диск лунынеподвижно висел в небе, бросая на воду ребристый  отсвет в виде  бледной лунной  дорожки. На далёком противоположном  берегу светились крохотные  светлячки огней. Вокруг разливалась такая благодать,  что  мне вдруг показалось: вот взмахни я  сейчас руками и   - всё, я полечу над  этим озером, полечу  куда-то ввысь,  к звёздам,  которые стали много ярче в  спускающейся  на землю летней  ночи. Романтика открывшейся  нам красоты настраивала на совершенно невероятное, благостное  состояние.
          Неожиданно я услышал сзади  мягкий  хлопок автомобильной  дверцы. Мы с Кирилом,  как по команде, оба обернулись и… застыли, как истуканы с раскрытыми ртами,   увидев в сумерках, как из машины вылезла  совершенно голая Лиля. О, это была  не просто «картина  маслом»! Нечто похожее на обнажённую богиню охоты в картине  КамиляКоро «Купаание  Дианы». Но только  наша «Диана»  двигалась!  Соблазнительно  колыша выдающимися  полушариями  грудей, она приближалась к нам с затаённой  улыбкой. Мне    хватило доли  секунды, чтобы рассмотреть  всю её голую  невероятную красоту. Чёрные  волосы на голове были  стянуты в тугой тяжёлый  пучок. Тёмные соски  на крупных ареолах качались в ритм шагов босых стройных длинных ножек. На выпуклом аккуратном животике темнела маленькая  ямочка пупка.  А  под животиком  дерзко темнел узкий  треугольник интимных волос. Причём, этот треугольник был выстрижен в виде латинской  буквы  «V», и он упирался в круглую лунку начала щели, впадины между наружными половыми губками, уходящими вниз между изящными  бёдрами… Не успели мы с Кириллом  впасть в тихий шок,  как Лиля  поравнялась с нами,  и, чуть коснувшись моего плеча, тихо произнесла:
          -Ну что,  мальчики, искупаемся? Природа  шепчет… раздевайтесь и пошли,  здесь хороший  заход в воду, песочек.
          И быстрыми шагами пошла в воду, на  ходу  играя ягодичками и расплёскивая ступнями воду. Мы с Кириллом  переглянулись от такой  неожиданности,  замерли на полсекунды, а потом  рванулись к  машине  раздеваться. Ещё через пару секунд мы, оба голые,  уже спешили к  воде  за нашей «Дианой». А  она уже плыла, энергично раздвигая руками массы  воды, стараясь не  замочить волосы  на голове. Издав диковатый клич  индейцев- ирокезов, Кирилл помчался  догонять её.
          Я не стал спешить за Лилей, спокойно заходя в воду и раздумывая о причине, по которой  она не  стала надела  перед поездкой  на озеро купальник,  и  так дерзко выступила  перед нами голышом. В принципе, что такого? Современная  женщина  без комплексов…  сегодня  ночью многие купаются голышом;  многие из них, красавиц,  и днём бы  так  купались, если бы  не маленькие дети  и строгие мамаши на  пляже. Никого вокруг нет, мы для неё уже стали  своими… Ладно, поплыли!
          Стараясь попасть  на  «лунную дорожку»,  я увидел, как впереди Кирилл догнал Лилю. Они о чём-то поговорили, о чём - я не понял, далеко они были  от меня. Потом Лиля поплыла в сторону,  а Кирилл пошёл назад, к берегу, периодически ныряя,  с фырканьем  выплёвывая воду, выскакивая  на поверхность. Я нырять не  стал,  проплыл  вперёд, а потом  лёг на спинку и немного посмотрел в небеса, лениво перевернувшись, чувствуя,  что моё мужское  возбуждение  от вида  нагой Лилианы уже пошло на убыль,  тихо поплыл  к берегу. Выходя на сушу,  услышал сзади  тяжёлые шаги  Кирилла,  который, похоже, накупался.
           -Костя, полотенце мы не захватили? -спросил он меня, прыгая то на одной, то на  другой   ноге, чтобы   вытряхнуть воду  из ушей.
          -Там  только для Лили полотенце, неудобно ей потом  мокрое давать, - ответил я, двигая руками  в  режиме судорожной физзарядки.. -Попрыгай, Кир, быстро обсохнешь.
          -Ладно, пока пощеголяем «Тарзанами»,  - весело ответил Кирилл,  вглядываясь в озеро,  где  ещё  плавала Лиля.
          Но вот и она не спеша выбралась  из воды и  подошла к нам.
          -Ффу-уу, как  я славно искупалась, -воскликнула Лиля.- Вода- чудо!  Ребята, дайте  мне  полотенчик!
          Я открыл заднюю дверцу машины и подал Лиле  полотенце, которое  она просто накинула себе  на плечи, предоставляя нам любоваться всем её неприкрытым и нагим. Открытая дверца автоматически включила плафон  освещения  салона. Я  хотел было её закрыть, но Лиля  задержала  мою руку со словами:
          -Костик, там в сумке лежит  бутылка с виски и бутерброды. Давайте по глоточку… и я бы  ещё хлебца с колбаской  куснула, проголодалась  немножко.
          При виде освещённой плафоном  салона  наготы Лилиного тела,  наши с Кириллом  природные органы снова начали подниматься, и прикрывать их руками не было никакого смысла,  если  и женский  орган красавицы был  на виду.  Разумеется,  беседовать  на эту тему было не комильфо. Из сумки была  извлечена початая  бутылка виски, три  маленьких стаканчика и  свёрток  с бутербродами Мы, не закрывая  дверцы,  при тусклом  свете  салона  выпили по пятьдесят виски и начали жевать бутерброды с пахучей  колбасой, весело переглядываясь. Потом налили  и  махнули  ещё  по второй, доели бутерброды и Лиля,  чуть отступив  назад,  сладко прищурилась и  промолвила:
          -Ох,  мальчишки!..  Как же  мне с вами здорово! Так  хочется  со всеми… поцеловаться. Будем  целоваться?
          Нам оставалось  только обрадоваться  такому  предложению  продолжить экскурсию  на озеро. Лиля быстро забралась на  заднее  сиденье  машины,  и Кирилл  тут  же  юркнул к ней,  захлопнув дверцу. Свет в  салоне  погас. Мне  оставалось  сесть  на  переднее сиденье  и слушать,  как образовавшаяся парочка предалась поцелуям и прочим утехам, шумно дыша и постанывая. В панорамное  зеркало мне была  видна  согнутая  в колене ножка Лили, которая ритмично  двигалась и  шевелилась в процессе сближения Кирилла и  Лили. Раз или  два женщина сдавленно  охнула,  видимо испытав известный финал своего ответного участия  в  процессе…
          Потом они затихли. Кирилл вылез из салона, захлопнул дверцу  и  пошёл к воде. Я  сидел неподвижно и ждал,  что будет дальше. Через пару минут я  услышал голос Лили:
          -Костя!  Жду...
          Когда  я открыл заднюю дверцу,  то увидел Лилю, лежавшую  на спине,  на диване салона, раскинув  ножки и вопросительно смотревшую  на меня, заложив руки за голову. В глаза бросились раскинутые  чарующие  груди… Правая  её нога была заброшена   на  спинку сиденья, левая  же согнута в колене и спущена  на пол. Панорама раскрывшегося   подчёрным остроконечьем волос, лона, меня  жутко возбудила и  встряхнула. Ещё бы!.. Широко  разошедшаяся бороздка половой  щели блестела  влагой… Совсем недавно  сжимавшие мужской фалл Кирилла  багровые наружные губки припухли  и стали  похожи  на  два толстеньких валика… Острый конус взвинченного оргазмами небольшого  клитора,  высунувшегося из недр щели, чуть подрагивал,  и также  сиял капелькой бесстыдной  влаги...  сморщенные внутренние губы, напоминавшие лепестки  смятого бутона розы,  открывали  широко раздавшийся тёмный  овал створа влагалища. И  всё  это меня ожидало, звало к себе  и  в  себя. Передо мной  лежала  сама бесстыдная Царица Вожделение, раскрывшаяся настежь,  как  книга природной сущности взаимного бытия, Царица Ночи, жаждущая крепких объятий, сочных поцелуев и горячих соединений «мужского» Ин и «женского»  Янь в  скользкой  подвижности взаимного проникновения.
          Я быстро оказался  в объятиях Лилечки, и  мы оба  заплескались во встречных  волнах сладких удовольствий. И  сколько это длилось,  я не помню. Её роскошная грудь была передана  мне во временное пользование,  и я насладился  ею сполна, целуя соски, пожимая, тиская, и  всё  её такое…
           После  очередного оргазма,  Лиля прошептала мне  в ушко:
          -Наш Кирюшка там  не утонул? Может,  хватит?  Ты  доволен или как? Продолжим?
          -Доволен, -прошептал я, чувствуя,  усталость.
          -Тогда вылезаем и  идём в водичку,  наведём гигиену. Потом  одеваемся  и едем домой,  -  сказала она, выпуская  меня  из своих истекающих  соками недр.
          Мы  выбрались из машины и пошли в воду. Увидели,  как  Кирилл  уже плыл к  берегу, устало выбрасывая руки по воде.
          -Мы на этом,  надеюсь… не успокоимся?- спросил я Лилю.
          -А  это…  как вы сами захотите, - весело  ответила  она.  - Сначала  выпьем чаю с мёдом, а потом видно будет. Гулять – так  гулять.
         
          Чай мы  с Кириллом  устроились пить на веранде, наслаждаясь дымком  из серебристого самовара и душистым запахом липового мёда. Лиля в  это время постелила нам всем  на полу комнаты, раскинув простыни  на  толстых поролоновых ковриках. После  чего  появилась  на пороге террасы   в распахнутом  настежь халатике, слегка накинутом  на  голое тело,  и  сказала:
          -Джентльменов  прошу  зайти…
          -Гетт-е-ера!- восхищённо  прошептал Кирилл. Мы  поднялись  из-за стола  и пошли навстречу хозяйке. А в комнате  разделись  и  улеглись  на полу. Подошедшая  Лиля быстро сбросила  халат и расположилась  между  нами, тихо прошептав:
          -Ну, вот и я. А теперь  вы   можете  поделить меня  между  собой  на-двое.- И, рассмеявшись, обняла за  шею каждого, и  принялась  нас жарко целовать…
 
          …Как  и  что мы  потом делали в остатке  ночи и предрассветных сумерках – писать не буду, пусть читатель включит  воображение.  Утром Лиля поднялась раньше нас,  и разбудила  весёлым возгласом:
          -Рота, подъём!
          Мы с Кириллом  не сразу ощутили себя  ротой,  которой  предлагался  подъём, но запахи жареной картошки и домашних бифштексов, доносившихся с  кухни,  быстро взбодрили  нас обоих.  И мы,  натянув лишь штаны, побежали   ополаскиваться на участок  под  душ. Лиля  принесла  нам в кабинку полотенца, тюбик пасты  и  по зубной  щётке,  после  чего наше  настроение  поднялось до  небес.
          После вкусного  завтрака я сразу сообщил нашей хозяюшке, что нам  пора  ехать:  наши отчёты по  Владимирским раскопкам давно ждут. Она вышла  за калитку нас  проводить. Поцеловав меня в щёчку,  прошептала:
          -Костя,  приезжай ко мне погостить, пока погода  стоит. Но лучше  приезжай один, сам  понимаешь… Жду.
          Отъехав, мы до самого Горьковского шоссе  ехали  молча. А повернув на Москву, первым нарушил тишину Кирилл.
          -Ну,  женщина, а?  Амазонка!.. Совершенно без комплексов, умница!  Как она классно  вчера провела  с  нами ночь! Интересные  у  тебя  однокурсницы, Костя!
          -Это уж такая  женщина, Кирюша, -отозвался я, вспоминая  моменты  вчерашней  ночи,   и  на озере,  и  в  доме. –Не только  современная амазонка, но она  ещё  и  учёный, и художница какая! Тарелочки её видел! Фиг подумаешь, что  их расписывала не профи. А акварели?  Одни  натюрморты  чего стоят!… Большой  лист,  с георгинами и чашкой  чая,   в специфическом затуманенном влажном  «размыве»  помнишь?  Акварель, если  не  знаешь,  по технике исполнения – это совершенно уникальный  тип графики. Там нужно уметь точно прикинуть,  сколько  на кисть взять водного раствора краски, чтобы бросить его  на  бумагу и не разлить,  чтобы  не потекло. И чтобы не  было похоже  на гуашь,  сухой кистью  и дурак  сможет рисовать.
          -Да,  помню, -сказал Кирилл, прибавляя скорость. -  Но  я имел ввиду её  редкую сексуальность. В этом  плане  она - вообще  отпад! И  сколько грации в сексе, изящества, ни грамма пошлости. А   тем  не менее, разврат  налицо, -  добавил он,  и  засмеялся.
          -Ты шутишь или  серьёзно? -спросил я его.
          -Разумеется,  шучу, -ответил Кирилл.- Старая восточная пословица гласит: «Красивая женщина  или  глупа или  развратна». Разврат в  понятии упёртых арабских феодалов даже  современных нам  - дерзкое бесстыдство и  сексуальная  раскованность, что означает порочность и прочую женскую непорядочность. Но мы же с тобой  не феодалы?  Именно раскованность в сексе, и дерзкое бесстыдство возбуждает белого мужчину не одну  сотню лет.
          -Философ ты! -усмехнулся  я в ответ. -Сильно  тряханула вчера  на берегу тебя  Лилька своей дерзостью?
          -Так  было, чем  ей  тряхануть-то,  и ты сам тоже заторчал, когда она выбежала  из машины  купаться, -парировал мою «язвинку» Кирилл и  засмеялся.
          -Знаешь,  -сказал я после  некоторой  паузы. - интересно пронаблюдать метаморфозы общественных нравов во времени.
          -В каком  смысле?
          -В  прямом,  -пояснил я. -  В  XIXвеке женщины драпировались с ног до головы в  платья, рюши и так далее.  Тема секса была строжайше  табуирована. В  начале ХХ века в нарядах- то же самое, но!..  Первая мировая  война, массовая гибель мужчин  начинает снимать табу с темы секса, поднимая «страсть» выше  понятия  «любовь». А страсть,  как сам понимаешь, это зов  инстинкта,  это похоть.
          -Ну, и -  дальше твоя мысль? -спросил Кирилл.
          -В тридцатых прошлого века врачи объявили  летний спорт очень важным  для  здоровья и сохранения  молодости. И  женщины одели  спортивную форму: маечки, короткие трусики…  А  это - и  весьма обнажённые  шейка,  руки и ножки, и  сексуальный  вид,  и соответствующая  реакция  мужиков. Тут же  и  купальники в обтяжку, с обнажёнными  бёдрами и  верхом  грудей - ну точно не дурацкие юбочки с  рюшами и панталоны  до колен для  плаванья. Свободный  секс  постепенно  и тихо пробивает в  обществе  себе  дорогу.  Так продолжается  до середины  пятидесятых,  но тема секса пока продолжает  быть закрытой. В середине  шестидесятых врачи объявляют   о пользе  секса для  здоровья  женщины  и  желательном  при этом  оргазме.  Но  уже  в 1946 году, в послевоенной  Франции зарытый женский  купальник резко,  «взрыовопасно» меняется  на  модель бикини,  которая с годами становился всё более  узким и более  открытой. В результате, как  ты  знаешь, в  конце  шестидесятых наступает секс- революция,  где сам процесс отделяется  от темы любви, а  медики всё настойчивей  советуют  женщинам  заниматься  сексом так, как она  сама решит, как сама с кем  сделает свой  выбор. А тема секса в  деликатном ракурсе уже не  табу при  общении в  узких компаниях. Забавно, правда?  А  ещё  появляются  и растут  как  грибы  курсы вумбилдинга и  глубокого минета... То-есть, тема женского оргазма становится всё  более актуальной,  как бы  там ханжи- моралисты  не  брызгали  слюной.
          -Хоть что-то хорошее есть  в нашем  сложном прогрессе развития, -отозвался Кирилл,  и  мы дружно рассмеялись, понимая,  что современная молодая современная  женщина - учёный  всё равно  остаётся прежде  всего  женщиной.
         
                                                     КОНЕЦ  ВТОРОЙ  ГЛАВЫ
 
 
 

© Copyright: Андрей Кузнецов, 2018

Регистрационный номер №0424852

от 15 сентября 2018

[Скрыть] Регистрационный номер 0424852 выдан для произведения:                          Глава  вторая. Картина Камиля Коро «Купание  Дианы»
 

          Лендкрузер  мягко подкатил к озеру.  Мы  вылезли из машины  и  подошли к воде.  Картина того,  что мы увидели,  зачаровала нас с Кириллом.
          Вокруг не было ни  души. Над широким серебристым зеркалом озера    разливалась  тишина. Жёлтый  диск лунынеподвижно висел в небе, бросая на воду ребристый  отсвет в виде  бледной лунной  дорожки. На далёком противоположном  берегу светились крохотные  светлячки огней. Вокруг разливалась такая благодать,  что  мне вдруг показалось: вот взмахни я  сейчас руками и   - всё, я полечу над  этим озером, полечу  куда-то ввысь,  к звёздам,  которые стали много ярче в  спускающейся  на землю летней  ночи. Романтика открывшейся  нам красоты настраивала на совершенно невероятное, благостное  состояние.
          Неожиданно я услышал сзади  мягкий  хлопок автомобильной  дверцы. Мы с Кирилом,  как по команде, оба обернулись и… застыли, как истуканы с раскрытыми ртами,   увидев в сумерках, как из машины вылезла  совершенно голая Лиля. О, это была  не просто «картина  маслом»! Нечто похожее на обнажённую богиню охоты в картине  КамиляКоро «Купаание  Дианы». Но только  наша «Диана»  двигалась!  Соблазнительно  колыша выдающимися  полушариями  грудей, она приближалась к нам с затаённой  улыбкой. Мне    хватило доли  секунды, чтобы рассмотреть  всю её голую  невероятную красоту. Чёрные  волосы на голове были  стянуты в тугой тяжёлый  пучок. Тёмные соски  на крупных ареолах качались в ритм шагов босых стройных длинных ножек. На выпуклом аккуратном животике темнела маленькая  ямочка пупка.  А  под животиком  дерзко темнел узкий  треугольник интимных волос. Причём, этот треугольник был выстрижен в виде латинской  буквы  «V», и он упирался в круглую лунку начала щели, впадины между наружными половыми губками, уходящими вниз между изящными  бёдрами… Не успели мы с Кириллом  впасть в тихий шок,  как Лиля  поравнялась с нами,  и, чуть коснувшись моего плеча, тихо произнесла:
          -Ну что,  мальчики, искупаемся? Природа  шепчет… раздевайтесь и пошли,  здесь хороший  заход в воду, песочек.
          И быстрыми шагами пошла в воду, на  ходу  играя ягодичками и расплёскивая ступнями воду. Мы с Кириллом  переглянулись от такой  неожиданности,  замерли на полсекунды, а потом  рванулись к  машине  раздеваться. Ещё через пару секунд мы, оба голые,  уже спешили к  воде  за нашей «Дианой». А  она уже плыла, энергично раздвигая руками массы  воды, стараясь не  замочить волосы  на голове. Издав диковатый клич  индейцев- ирокезов, Кирилл помчался  догонять её.
          Я не стал спешить за Лилей, спокойно заходя в воду и раздумывая о причине, по которой  она не  стала надела  перед поездкой  на озеро купальник,  и  так дерзко выступила  перед нами голышом. В принципе, что такого? Современная  женщина  без комплексов…  сегодня  ночью многие купаются голышом;  многие из них, красавиц,  и днём бы  так  купались, если бы  не маленькие дети  и строгие мамаши на  пляже. Никого вокруг нет, мы для неё уже стали  своими… Ладно, поплыли!
          Стараясь попасть  на  «лунную дорожку»,  я увидел, как впереди Кирилл догнал Лилю. Они о чём-то поговорили, о чём - я не понял, далеко они были  от меня. Потом Лиля поплыла в сторону,  а Кирилл пошёл назад, к берегу, периодически ныряя,  с фырканьем  выплёвывая воду, выскакивая  на поверхность. Я нырять не  стал,  проплыл  вперёд, а потом  лёг на спинку и немного посмотрел в небеса, лениво перевернувшись, чувствуя,  что моё мужское  возбуждение  от вида  нагой Лилианы уже пошло на убыль,  тихо поплыл  к берегу. Выходя на сушу,  услышал сзади  тяжёлые шаги  Кирилла,  который, похоже, накупался.
           -Костя, полотенце мы не захватили? -спросил он меня, прыгая то на одной, то на  другой   ноге, чтобы   вытряхнуть воду  из ушей.
          -Там  только для Лили полотенце, неудобно ей потом  мокрое давать, - ответил я, двигая руками  в  режиме судорожной физзарядки.. -Попрыгай, Кир, быстро обсохнешь.
          -Ладно, пока пощеголяем «Тарзанами»,  - весело ответил Кирилл,  вглядываясь в озеро,  где  ещё  плавала Лиля.
          Но вот и она не спеша выбралась  из воды и  подошла к нам.
          -Ффу-уу, как  я славно искупалась, -воскликнула Лиля.- Вода- чудо!  Ребята, дайте  мне  полотенчик!
          Я открыл заднюю дверцу машины и подал Лиле  полотенце, которое  она просто накинула себе  на плечи, предоставляя нам любоваться всем её неприкрытым и нагим. Открытая дверца автоматически включила плафон  освещения  салона. Я  хотел было её закрыть, но Лиля  задержала  мою руку со словами:
          -Костик, там в сумке лежит  бутылка с виски и бутерброды. Давайте по глоточку… и я бы  ещё хлебца с колбаской  куснула, проголодалась  немножко.
          При виде освещённой плафоном  салона  наготы Лилиного тела,  наши с Кириллом  природные органы снова начали подниматься, и прикрывать их руками не было никакого смысла,  если  и женский  орган красавицы был  на виду.  Разумеется,  беседовать  на эту тему было не комильфо. Из сумки была  извлечена початая  бутылка виски, три  маленьких стаканчика и  свёрток  с бутербродами Мы, не закрывая  дверцы,  при тусклом  свете  салона  выпили по пятьдесят виски и начали жевать бутерброды с пахучей  колбасой, весело переглядываясь. Потом налили  и  махнули  ещё  по второй, доели бутерброды и Лиля,  чуть отступив  назад,  сладко прищурилась и  промолвила:
          -Ох,  мальчишки!..  Как же  мне с вами здорово! Так  хочется  со всеми… поцеловаться. Будем  целоваться?
          Нам оставалось  только обрадоваться  такому  предложению  продолжить экскурсию  на озеро. Лиля быстро забралась на  заднее  сиденье  машины,  и Кирилл  тут  же  юркнул к ней,  захлопнув дверцу. Свет в  салоне  погас. Мне  оставалось  сесть  на  переднее сиденье  и слушать,  как образовавшаяся парочка предалась поцелуям и прочим утехам, шумно дыша и постанывая. В панорамное  зеркало мне была  видна  согнутая  в колене ножка Лили, которая ритмично  двигалась и  шевелилась в процессе сближения Кирилла и  Лили. Раз или  два женщина сдавленно  охнула,  видимо испытав известный финал своего ответного участия  в  процессе…
          Потом они затихли. Кирилл вылез из салона, захлопнул дверцу  и  пошёл к воде. Я  сидел неподвижно и ждал,  что будет дальше. Через пару минут я  услышал голос Лили:
          -Костя!  Жду...
          Когда  я открыл заднюю дверцу,  то увидел Лилю, лежавшую  на спине,  на диване салона, раскинув  ножки и вопросительно смотревшую  на меня, заложив руки за голову. В глаза бросились раскинутые  чарующие  груди… Правая  её нога была заброшена   на  спинку сиденья, левая  же согнута в колене и спущена  на пол. Панорама раскрывшегося   подчёрным остроконечьем волос, лона, меня  жутко возбудила и  встряхнула. Ещё бы!.. Широко  разошедшаяся бороздка половой  щели блестела  влагой… Совсем недавно  сжимавшие мужской фалл Кирилла  багровые наружные губки припухли  и стали  похожи  на  два толстеньких валика… Острый конус взвинченного оргазмами небольшого  клитора,  высунувшегося из недр щели, чуть подрагивал,  и также  сиял капелькой бесстыдной  влаги...  сморщенные внутренние губы, напоминавшие лепестки  смятого бутона розы,  открывали  широко раздавшийся тёмный  овал створа влагалища. И  всё  это меня ожидало, звало к себе  и  в  себя. Передо мной  лежала  сама бесстыдная Царица Вожделение, раскрывшаяся настежь,  как  книга природной сущности взаимного бытия, Царица Ночи, жаждущая крепких объятий, сочных поцелуев и горячих соединений «мужского» Ин и «женского»  Янь в  скользкой  подвижности взаимного проникновения.
          Я быстро оказался  в объятиях Лилечки, и  мы оба  заплескались во встречных  волнах сладких удовольствий. И  сколько это длилось,  я не помню. Её роскошная грудь была передана  мне во временное пользование,  и я насладился  ею сполна, целуя соски, пожимая, тиская, и  всё  её такое…
           После  очередного оргазма,  Лиля прошептала мне  в ушко:
          -Наш Кирюшка там  не утонул? Может,  хватит?  Ты  доволен или как? Продолжим?
          -Доволен, -прошептал я, чувствуя,  усталость.
          -Тогда вылезаем и  идём в водичку,  наведём гигиену. Потом  одеваемся  и едем домой,  -  сказала она, выпуская  меня  из своих истекающих  соками недр.
          Мы  выбрались из машины и пошли в воду. Увидели,  как  Кирилл  уже плыл к  берегу, устало выбрасывая руки по воде.
          -Мы на этом,  надеюсь… не успокоимся?- спросил я Лилю.
          -А  это…  как вы сами захотите, - весело  ответила  она.  - Сначала  выпьем чаю с мёдом, а потом видно будет. Гулять – так  гулять.
         
          Чай мы  с Кириллом  устроились пить на веранде, наслаждаясь дымком  из серебристого самовара и душистым запахом липового мёда. Лиля в  это время постелила нам всем  на полу комнаты, раскинув простыни  на  толстых поролоновых ковриках. После  чего  появилась  на пороге террасы   в распахнутом  настежь халатике, слегка накинутом  на  голое тело,  и  сказала:
          -Джентльменов  прошу  зайти…
          -Гетт-е-ера!- восхищённо  прошептал Кирилл. Мы  поднялись  из-за стола  и пошли навстречу хозяйке. А в комнате  разделись  и  улеглись  на полу. Подошедшая  Лиля быстро сбросила  халат и расположилась  между  нами, тихо прошептав:
          -Ну, вот и я. А теперь  вы   можете  поделить меня  между  собой  на-двое.- И, рассмеявшись, обняла за  шею каждого, и  принялась  нас жарко целовать…
 
          …Как  и  что мы  потом делали в остатке  ночи и предрассветных сумерках – писать не буду, пусть читатель включит  воображение.  Утром Лиля поднялась раньше нас,  и разбудила  весёлым возгласом:
          -Рота, подъём!
          Мы с Кириллом  не сразу ощутили себя  ротой,  которой  предлагался  подъём, но запахи жареной картошки и домашних бифштексов, доносившихся с  кухни,  быстро взбодрили  нас обоих.  И мы,  натянув лишь штаны, побежали   ополаскиваться на участок  под  душ. Лиля  принесла  нам в кабинку полотенца, тюбик пасты  и  по зубной  щётке,  после  чего наше  настроение  поднялось до  небес.
          После вкусного  завтрака я сразу сообщил нашей хозяюшке, что нам  пора  ехать:  наши отчёты по  Владимирским раскопкам давно ждут. Она вышла  за калитку нас  проводить. Поцеловав меня в щёчку,  прошептала:
          -Костя,  приезжай ко мне погостить, пока погода  стоит. Но лучше  приезжай один, сам  понимаешь… Жду.
          Отъехав, мы до самого Горьковского шоссе  ехали  молча. А повернув на Москву, первым нарушил тишину Кирилл.
          -Ну,  женщина, а?  Амазонка!.. Совершенно без комплексов, умница!  Как она классно  вчера провела  с  нами ночь! Интересные  у  тебя  однокурсницы, Костя!
          -Это уж такая  женщина, Кирюша, -отозвался я, вспоминая  моменты  вчерашней  ночи,   и  на озере,  и  в  доме. –Не только  современная амазонка, но она  ещё  и  учёный, и художница какая! Тарелочки её видел! Фиг подумаешь, что  их расписывала не профи. А акварели?  Одни  натюрморты  чего стоят!… Большой  лист,  с георгинами и чашкой  чая,   в специфическом затуманенном влажном  «размыве»  помнишь?  Акварель, если  не  знаешь,  по технике исполнения – это совершенно уникальный  тип графики. Там нужно уметь точно прикинуть,  сколько  на кисть взять водного раствора краски, чтобы бросить его  на  бумагу и не разлить,  чтобы  не потекло. И чтобы не  было похоже  на гуашь,  сухой кистью  и дурак  сможет рисовать.
          -Да,  помню, -сказал Кирилл, прибавляя скорость. -  Но  я имел ввиду её  редкую сексуальность. В этом  плане  она - вообще  отпад! И  сколько грации в сексе, изящества, ни грамма пошлости. А   тем  не менее, разврат  налицо, -  добавил он,  и  засмеялся.
          -Ты шутишь или  серьёзно? -спросил я его.
          -Разумеется,  шучу, -ответил Кирилл.- Старая восточная пословица гласит: «Красивая женщина  или  глупа или  развратна». Разврат в  понятии упёртых арабских феодалов даже  современных нам  - дерзкое бесстыдство и  сексуальная  раскованность, что означает порочность и прочую женскую непорядочность. Но мы же с тобой  не феодалы?  Именно раскованность в сексе, и дерзкое бесстыдство возбуждает белого мужчину не одну  сотню лет.
          -Философ ты! -усмехнулся  я в ответ. -Сильно  тряханула вчера  на берегу тебя  Лилька своей дерзостью?
          -Так  было, чем  ей  тряхануть-то,  и ты сам тоже заторчал, когда она выбежала  из машины  купаться, -парировал мою «язвинку» Кирилл и  засмеялся.
          -Знаешь,  -сказал я после  некоторой  паузы. - интересно пронаблюдать метаморфозы общественных нравов во времени.
          -В каком  смысле?
          -В  прямом,  -пояснил я. -  В  XIXвеке женщины драпировались с ног до головы в  платья, рюши и так далее.  Тема секса была строжайше  табуирована. В  начале ХХ века в нарядах- то же самое, но!..  Первая мировая  война, массовая гибель мужчин  начинает снимать табу с темы секса, поднимая «страсть» выше  понятия  «любовь». А страсть,  как сам понимаешь, это зов  инстинкта,  это похоть.
          -Ну, и -  дальше твоя мысль? -спросил Кирилл.
          -В тридцатых прошлого века врачи объявили  летний спорт очень важным  для  здоровья и сохранения  молодости. И  женщины одели  спортивную форму: маечки, короткие трусики…  А  это - и  весьма обнажённые  шейка,  руки и ножки, и  сексуальный  вид,  и соответствующая  реакция  мужиков. Тут же  и  купальники в обтяжку, с обнажёнными  бёдрами и  верхом  грудей - ну точно не дурацкие юбочки с  рюшами и панталоны  до колен для  плаванья. Свободный  секс  постепенно  и тихо пробивает в  обществе  себе  дорогу.  Так продолжается  до середины  пятидесятых,  но тема секса пока продолжает  быть закрытой. В середине  шестидесятых врачи объявляют   о пользе  секса для  здоровья  женщины  и  желательном  при этом  оргазме.  Но  уже  в 1946 году, в послевоенной  Франции зарытый женский  купальник резко,  «взрыовопасно» меняется  на  модель бикини,  которая с годами становился всё более  узким и более  открытой. В результате, как  ты  знаешь, в  конце  шестидесятых наступает секс- революция,  где сам процесс отделяется  от темы любви, а  медики всё настойчивей  советуют  женщинам  заниматься  сексом так, как она  сама решит, как сама с кем  сделает свой  выбор. А тема секса в  деликатном ракурсе уже не  табу при  общении в  узких компаниях. Забавно, правда?  А  ещё  появляются  и растут  как  грибы  курсы вумбилдинга и  глубокого минета... То-есть, тема женского оргазма становится всё  более актуальной,  как бы  там ханжи- моралисты  не  брызгали  слюной.
          -Хоть что-то хорошее есть  в нашем  сложном прогрессе развития, -отозвался Кирилл,  и  мы дружно рассмеялись, понимая,  что современная молодая современная  женщина - учёный  всё равно  остаётся прежде  всего  женщиной.
         
                                                     КОНЕЦ  ВТОРОЙ  ГЛАВЫ
 
 
 
 
Рейтинг: +2 667 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!