ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияЭротическая проза → Летом на даче. Маленькая повесть. Глава 1-я.

Летом на даче. Маленькая повесть. Глава 1-я.

13 сентября 2018 - Андрей Кузнецов
article424727.jpg
Глава  первая. Встреча с однокурсницей.
 

          Как  известно,  ЦУМ,  Центральный  универсальный  магазин в Москве находится в  самом  центре, по адресу ул. Петровка, дом 2. Это один из самых дорогих и фешенебельных  магазинов в столице. Вот там,  на  первом этаже  ЦУМа,   мы  с ней  и столкнулись.
            -Простите!-  пробормотал  я  высокой  стройной брюнетке в длинном  летнем лёгком  однотонном  коричневом платье без рукавов, легонько толкнув её  плечом перед эскалатором. Разумеется,  нечаянно. В  этот  жаркий летний  день все снующие посетители магазина были  одеты в лёгкие одежды,  и эта  дама в огромных  солнечных очках не  составила  исключение. Я уже собрался  продолжить свой  путь в сторону отдела мужских сорочек, как дама ахнула и  схватила  меня  за рукав  со  словами:
            -Костя? Вершинин? -Она приподняла  очки и внимательно посмотрела  на  меня. -  Это  ты… или я ошиблась?
            Я  остановился,  сразу узнав Лилию Довбуш,   первую красавицу с нашего потока историко - архивного  института . И,  следуя  своей  ироничной  манере, ответил:
            -Нет,  Лилечка,  это  не  я. Это кто-то похожий  на  меня.
            -Да ну  тебя к  чёрту!-  весело ответила  Лиля.- Костька!  Я тебя  сто лет  не  видела! Как ты живёшь?
            -Я  всё живу, -ответил я,  стараясь  сохранить  серьёзную  мину,  но  мне  это так  и  не удалось.- Продолжаю  коптить небо ядовитыми  выбросами  углекислого газа и сигаретного дыма. Иногда.
            -О,  Господи, ты  всё  такой  же приколист! -ответила Лиля,  обнажая в  улыбке великолепный  ряд белоснежных зубов.   - Что-то  хочешь купить    себе здесь?
            -Галстук,- ответил я.- Завтра  банкет  в  честь защиты Горского,  нужно прибарахлиться,  чтобы   выглядеть.
            -Са-а-нька Горский  защищается?- ахнула  Лиля. - Вот новость!  Самый тугодум был на  нашем  курсе,  и вот  уже завтра  он - кандидат!..  А  я  и  не  знала. Слушай, ты  потом за  галстуком сюда  зайдёшь. Пошли,  посидим где- ни будь, а? Здесь  недалеко за углом  есть  неплохая  кафешечка. Хочу, как  в наши  студенческие годы,  бокальчик  шампанского и  розеточку  пломбира. Костенька, уже  восемь лет прошло, целая  вечность!
            Кафе оказалось  действительно в двух шагах. Мы  расположились на «свежем» воздухе ( если  воздух  центра столицы, густо набитый  выхлопными газами,  действительно можно было  считать  таковым),  на веранде,  под широким зонтом, скрывшим нас  от палящего солнца.  Официант  принёс  нам по высоченному  бокалу французского шампанского и серебристые розетки с разноцветным  пломбиром.  Мы  с  Лилей,   радостно вперив  глаза  друг в друга,  завели поначалу сумбурный  и бестолковый, очень  радостный диалог,  какой  бывает у  старых знакомых, давно  не видевших друг друга,  тем более,  бывших студентов  -однокашников ( Кто где и как,  кого из наших видел, чем сам занят,  и  т.д.).  Затем Лиля  коротко  рассказала  о себе,  а  я, слушая  её,  не  сводил глаз с  её шикарной тяжёлой  груди примерно  4-го размера,  которая  при  очень стройной  фигуре, скрывалась  за коричневой  тканью платья с  глубоким  вырезом,  не оставлявшем сомнения, что бюстгальтер Лиля  забыла   дома. Она  оставалась  такой  же  бесспорной  монументальной  красавицей, как  и  в  студенческие годы.
            Лиля была  родом  из научной  семьи,  а семья  была родом  с Закарпатья,  которая   уже  давно «пустила  корни»  в Москве. Её мама- гуцулка,  отец- венгр, оба  уже  на пенсии,  но ещё  продолжают работать в гуманитарной  сфере. Сама Лилия Довбуш, по мужу-Горчилкина,  готовилась  защищать  кандидатскую   по теме  палеоистории древних ариев - праславян. Я о себе  рассказал,  что пока только выбираю  тем для  «диссеры», но  тоже  из истории столкновений  древних славян и готов в начале нашего тысячелетия. Но пока  не определился. И  далее спросил:
            -Как твой Глеб? Уже, небось,  «докторскую»  строчит?
            -М-мм... Глеб уже  не  мой, -ответила Лиля,  смакуя  мороженое  после  глотка  шампанского.  - Мы  разошлись. Совсем  недавно.  И  никакой  «докторской». Он ушёл из науки.  У него сейчас в Лондоне  антикварный  бизнес,  а  я -здесь,  в Москве, наслаждаюсь  свободой.   Дочке  шесть  лет, она  на  даче,  с моими  родителями. А  ты  ещё  не обзавёлся  семьёй?
            -Два пустых гражданских брака  не  сделали  из меня убеждённого  семьянина, -ответил я.  - Наоборот. Так  что  я  сегодня тоже, хм…   вольный  орёл. Но ты, я думаю,  с такой  внешностью, долго    в  «девках»  не  засидишься.  А  мне спешить  некуда. 
            -Я?  В «девках»?- удивилась  Лиля, вскинув  бровки. - Небогат  нынче выбор среди  вашего  брата, -добавила  она  со вздохом.  -Чего ж  тогда  и мне спешить?
            -Но ведь любовник же  есть?- спросил я, снова концентрируя  взгляд  на  смуглой коже  пикантной раздвоенности  её шикарных  грудей,  которую вполне позволял видеть глубокий  вырез платья.
            -Любовник есть.- просто ответила  она.
            -И, надеюсь, у  тебя  с ним горячие отношения?
            -Просто  отношения... Вершинин,  чего ты  такой  любопытный, а?- вдруг нахмурилась  она.  – Ну  тя  на фиг! Это  мой сосед по даче. Он художник. Я летом обитаю  на даче,  мы  с ним дружим. Человек сложной  судьбы, талантлив, но часто впадает в  депрессию, низкая самооценка. Он травку  курит.
            -Травку?!!!  То - есть марихуану?- удивился я.
            -Ну, не повилику же!  Её, родимую.
            -То- есть, он  как бы…  наркоман, -попытался  уточнить я.
            -Да. Ему  бывает нужна  поддержка,  психологическая  стабилизация,  - ответила Лиля. -  А я, Костик, живая женщина, давно не девственница, и  моё тело не отлито из чугуна или бронзы.
            -Значит,  ты  его любишь и, тесно общаясь с ним,  помогаешь ему  преодолевать творческие  неудачи,  я  так  понимаю?- не  унимался  я. –Но насколько  блестящ   любовник из наркомана…  это  я себе плохо представляю.
            -Нет, я  его не люблю. Просто сочувствую. Он мечтает продать свои  работы  за границу, прославиться, у него необычная  манера  письма. Но за границей он никому  не нужен, потому  что  не авангардист. А любовь… Любовь у  меня  была лишь  с Глебом, - грустно вздохнула красавица. – В одно прекрасное время поняли, что  оба изменились, стали  разными,  чувств  не  осталось, и смысла  жить на показ нет. Глеб часто приезжает из Англии, берёт дочь к  себе  на пару недель, проводит  с ней  много времени  и материально помогает нам с Нателлкой   очень не хило.  А  я  теперь - свободная личность,  пишу  «диссертуху», у меня  профессор Фомин в  руководителях, если помнишь такого. Потом,   я  ещё  и  художница, да и не одного направления. А   ещё у меня  на  даче  сад, огород, маленький  ландшафт - дизайн, рыбки  в  бассейне… Клумбы, альпийская  горка. А сосед…да, конечно, не ахти любовник, зато рядом, за забором,  это удобно. - Она улыбнулась, но вдруг спохватилась, посмотрела на  наручные часики, округлила свои чёрные, как уголь,  глаза  и  воскликнула:
            -Ой,  Костя,  мне  нужно бежать!.. У  меня время  автопарковки  заканчивается. Я сюда, на Кузнецкий, только   в «Художественный  салон» приезжала: красок  купить, кисточеки,  бумагу… А в   ЦУМ заглянула  по привычке бабьего  шопоголизма. Но зато тебя  встретила. Ты знаешь  что? Ты  приезжай ко мне  на дачу,  как найдёшь  время, а?  У  меня  там хорошо,  сам увидишь. Пока тепло и  солнце. - Она торопливо залезла в сумочку, вынула оттуда скромную  визитную карточку и сказала:
            -Вот  здесь мои  телефоны, звони! Как соберёшься приехать, обязательно  позвони,  чтоб я тебя  встретила.   Уж навести,  пожалуйста,   одинокую женщину, с которой шесть  лет когда-то  парился на потоке  в  историко - архивном,  сделай  милость! Чао!
            Она  вскочила,  чмокнула  меня в  щёчку, и быстро зацокала  каблучками высоченных лабутенов   в  сторону Детского Мира. Я  посмотрел ей  вслед. Лиля обернулась,  послала мне воздушный  поцелуй  и  снова помчалась вперёд.  Я  допил шампанское,  доел мороженое, расплатился  с  официантом  и  неторопливо зашагал  к  ближайшей  станции метро, решив  по дороге. что галстук  к  своему  костюму  куплю завтра, где -нибудь в  другом бутике - возвращаться  в  ЦУМ не  хотелось. Лилька!  Вот уж похорошела-то!  Врёт небось,  наверняка у неё  не сосед-наркоман,  а  два-три  роскошных богатых любовника,  при  её  такой –то внешности.  Мне  было на тот момент  тридцать  два. Значит,  и  ей  примерно столько же. Женщина  в самом  расцвете ума и  внешности… Когда –то она  мне  так  нравилась!..  Да и  вообще  все  наши парни  на неё  «облизывались». А  подхватил её  Глеб Горчилкин.
            Позвонил я Лиле  через три дня,  случайно найдя  в борсетке  её визитку. Сказал, что,  возможно,  в ближайшие неделю –две  смогу  её  навестить. После  археологических раскопок во Владимире у меня будут  отгулы,  вот тогда…
            -Ты ведь поедешь из Владимира  по Горьковскому шоссе? - спросила  Лиля  в  трубке  смартфона. – Вот и  сможешь  заехать. На Новой Купавне съезжаешь  влево,  на  Бисеровское  шоссе, по нему   дотянешь  до садового товарищества «Чайка», выезжаешь на  центральную улицу и  найти меня  потом будет очень  просто. Короче,  давай, жду тебя.
            Я изучил по карте  путь до Лилиной  дачи, и решился  навестить однокурсницу на  обратном  пути. Закончив  работы во Владимире, где на пологом  берегу Клязьмы сотрудники нашего НИИ  вели  раскопки   стоянки  балтославян VII века, мы с  молодым сотрудником  Кириллом повезли  отчёты  по изысканиям в  Москву. Я предложил ему  по пути  заехать к одной  моей  знакомой  на дачу, провести  время и  расслабиться  после  напряжённой  работы. Кирилл согласился,  промолвив:
            -А  у неё  подруги   для  меня  не  найдётся? Было бы  неплохо провести  время в режиме «спарринга». -   Подругу я  ему  обещать  не мог, добавив, что мы  едем просто в гости, на дачу, где рядом  находится красивое, на редкость чистое  Бисеровское озеро, сказочная природа и  вообще…
            Остановившись по дороге в небольшом  городке Новая Купавна, я позвонил Лиле, предупредил её, что уже  мчим к ней, выяснил что  нам прикупить из её предпочтений спиртного, добавив фрукты и  пластиковое ведро готовой маринованной баранины для  шашлыка. После этого мы свернули на Бисеровское  шоссе. Въехав на  центральную улочку садового товарищества «Чайка», Кирилл остановил свой  «ландкрузер»  возле дома, номер которого нам сообщила Лиля.
            Хозяйка дачи нас встретила солнечной улыбкой. Смотрелась она  более.  чем изумительно: очень  короткие джинсовые шортики с заведомо грубо, по моде,  обрезанными краями, красная, очень   короткая маечка- топ,  обнажавшая нежный  загорелый животик, красная  бейсболка и  простые  шлёпки- вьетнамки. Стягивая резиновые  перчатки  с рук и ставя к бочке с  водой маленькие грабельки,  которыми она  что-то скребла  на клумбе  с  флоксами, Лилия, вся длинноногая, весьма загорелая  и элегантная, пошла к нам навстречу, и я  представил ей  своего  коллегу.
            Лиля  провела  нас с Кириллом  на веранду небольшого двухэтажного дачного домика, где нас уже ждал  пустой стол,  покрытый цветастой  клеёночкой. Решив этот стол сделать банкетным, мы, все трое,  начали  хлопотать по приготовлению ужина, разжигать мангал, нанизывать мясо на  шампуры, резать овощи  на  салат,  и всё такое прочее, что обычно готовится  к трапезе  на дачном  просторе.
            -Костя,  твоя дама -  это обалдеть!- тихо шептал мне Кирилл, любуясь Лилей, вдалеке  от нас вытягивающей  петрушку  и  укроп с грядки для  салата. – Блин,  вот это  Голливуд! Ножки прелесть,  стройные, ровные, точёные, шейка, личико,  кожа –атлас,  а какие   груди! Такие мощные груди  при таком  стройном теле  - это вообще  триумф Природы!  Женщина!  И, говоришь, она  разведена?
            -Да. Самая красивая была на потоке, -так же  тихо отвечал я.- Выбрала  себе  самого умного из нас. Я  даже  влюбляться  в  неё  себе  не позволял. бесполезное  дело.
            Вскоре мы  сели пировать. Шашлык из баранины просто кружил  нам запахами голову,  зелень тоже благоухала,  свежий салат из  помидор- огурчиков, яичек и густо сдобренного чесночком,  довольно быстро исчез из салатницы.  Начав с тёмно-бордового «Твиши», которым мы запивали  шашлык, все  потом перешли на более крепкие возлияния. И  если  Лиля  пила, в  основном,  свой  любимый виски, то мы  с Кириллом налегали  на  армянский  коньяк. И жизнь вокруг постепенно становилась совсем  замечательной.
            Разговоры  вначале  шли  про профессиональные дела. Мы  все  трое работали  в области изучения древних периодов  истории языческих славян, и  оживлённо обсуждали различные теории происхождения  наших предков, включая самые  невероятные  и  даже  фейковые. Лиля была  сторонница  арктической  теории  прихода  в Европу  предков  индоевропейцев и  сейчас  работала  над диссертацией, посвящённой находке на берегу Дона  в 1954 году. Тогда под Воронежем в древнейшем захоронении Маркина гора  был найден прекрасно сохранившийся скелет 20-летнего человека, который  был погребен на берегу Дона на Маркиной горе около 28- 30 тысяч лет назад. Этот скелет  является уникальным, так как позволяет точно датировать возраст представителя одного из древнейших европейских народов. А генетический код этого человека  соответствует генетическому коду современных европейцев. К настоящему времени комплекс «Костёнки» под Воронежем признан мировыми археологами самым древним местом обитания человека современного типа, европеоида.
            -Нет, ребята,  вы  представляете?- бурно восклицала Лиля, рассказывая о находке.- Более сорока  тысяч лет назад!  Результаты новейших изысканий доказали, что человек современного европеоидного типа возник к 50–40 тысячелетию до н.э.,  изначально обитал исключительно в пределах Русской равнины, и только потом расселился по территории всей Европы. Учёные  сделали вывод, что именно Российская территория была колыбелью европейской цивилизации. Согласно новейшим исследованиям, около 30 тысяч лет назад в Европу  с Уральских гор, пришла первая  волна переселенцев! И  это то когда  Арктида  на Северном  Полюсе  уже  погрузилась  в  океан!.
            Оживлённые  разговоры о наших раскопках во Владимире Лиля тут же  дополнила  своим сообщением о  находке 20 лет  назад  здесь, на  берегу Бисеровсеого озера,  стоянки  древних людей каменного века эпохи палеолита, о найденных кремниевых наконечниках стрел   и костяных  гарпунов для рыбной  ловли.   Но самое интересное  для  меня  было  другое. Мне  любопытно  исподволь  было наблюдать за Кириллом.
            Перед тем,  как сесть  за стол,  Лиля переоделась в  лёгкий  халатик. И  Кирилл,  по мере  потребления  горячительного,  всё  более откровеннее пожирал её  глазами, ибо в халатике она выглядела  ещё  более соблазнительно,  с  его глубоким вырезом,  открывающим большую часть её невероятно округлых грудей,   и  обнажёнными  красивыми руками. Захмелевший парень  не раз пытался  перевести разговор во фривольную тему,  связанную  с женственностью и сексапильностью лучших представительниц  прекрасного пола, но… Лиля каждый раз деликатно уходила от этих тем. Я  так  понял,  что она, дама весьма неглупая, категорически не хотела муссировать «скользкую» тему флирта,  женского обаяния, естественной женской  эротики в присутствии Кирилла, человека случайного,  которого  она видела впервые и с которым  держалась  на некоторой дистанции. Несмотря  на все  отчаянные  попытки парня поболтать  о современных раскованных  сексуальных красавицах (имея, конечно ввиду, что Лиля была дамой  свободной и внешне очень соблазнительной), Лиля  виртуозно и  изящно перевела  разговор на современное  искусство вообще  и взгляды на него  корифеев эстетики. Пользуясь случаем,  она  сказала, что многие творческие  натуры  в свободное  время  занимаются изобразительным искусством  для  души. Она, например,  расписывает  керамические настенные тарелочки,  и  пригласила  нас с Кириллом  в  комнаты домика. Там  она   показала висевшие на стенах  очень красивые тарелки с изображением буколистических пастушек на лоне  природы - подражания художникам эпохи  Возрождения, цветов  и аквариумных рыбок. Лилия похвалилась,  что коллекцию её тарелочек приобрело посольство Чехии  в  Москве. Она  также  показала  нам  свои, почти  профессионально исполненные акварели и пастели, рисунки карандашом  и пером с тушью. В основном, это были натюрморты с  изображениями цветов  и фруктов. А  потом  пригласила  нас подышать вечерним воздухом,  пройтись по участку и посмотреть, как она устроила крохотный  ландшафт на всего семи   сотках из двенадцати.  Мы  подивились  на два красивых водопада, обрамлённых природным  камнем и  на небольшой декоративный пруд-бассейн, по краям которого росли  настоящие осока  и камыши, а в воде  плавали  ландшафтные золотые  рыбки. Покормив рыбок, полюбовавшись клумбами, альпийской  горкой  и водопадами,  мы уселись  на лавочке  и  устремили  свои, не  вполне трезвые взоры в  небо, где уже загорались  первые  тусклые звёзды.
            -Ребята, а чувствуете, какой  спускается  тёплый вечер? - вдруг спросила Лиля. – Не хотите  прогуляться  на озеро? Там, между прочим,  очень красиво. Берёзовая роща,  а дальше - дубовая.
            -Так почему сразу  не подъехать  на машине  прямо к  воде?- спросил Кирилл. –А там  можно и  погулять по бережку среди  берёзок.
            -На машине,  так  на машине,  - ответила Лиля, пожав плечами. –Заводи, поехали.
            Мы уселись в  машину, прихватив с собой бутылку с  остатками   виски и бутербродами с сырокопчёной колбасой. Я сел  на заднее сиденье, Лиля села рядом с  Кириллом. Он запустил мотор,  и машина  медленно поползла по улочке садового кооператива в  направлении озера.
            - Всё время едем прямо и  только прямо,  - сказала Лиля.
 
                                       КОНЕЦ ПЕРВОЙ  ГЛАВЫ.
 

 
 

© Copyright: Андрей Кузнецов, 2018

Регистрационный номер №0424727

от 13 сентября 2018

[Скрыть] Регистрационный номер 0424727 выдан для произведения: Глава  первая. Встреча с однокурсницей.
 

          Как  известно,  ЦУМ,  Центральный  универсальный  магазин в Москве находится в  самом  центре, по адресу ул. Петровка, дом 2. Это один из самых дорогих и фешенебельных  магазинов в столице. Вот там,  на  первом этаже  ЦУМа,   мы  с ней  и столкнулись.
            -Простите!-  пробормотал  я  высокой  стройной брюнетке в длинном  летнем лёгком  однотонном  коричневом платье без рукавов, легонько толкнув её  плечом перед эскалатором. Разумеется,  нечаянно. В  этот  жаркий летний  день все снующие посетители магазина были  одеты в лёгкие одежды,  и эта  дама в огромных  солнечных очках не  составила  исключение. Я уже собрался  продолжить свой  путь в сторону отдела мужских сорочек, как дама ахнула и  схватила  меня  за рукав  со  словами:
            -Костя? Вершинин? -Она приподняла  очки и внимательно посмотрела  на  меня. -  Это  ты… или я ошиблась?
            Я  остановился,  сразу узнав Лилию Довбуш,   первую красавицу с нашего потока историко - архивного  института . И,  следуя  своей  ироничной  манере, ответил:
            -Нет,  Лилечка,  это  не  я. Это кто-то похожий  на  меня.
            -Да ну  тебя к  чёрту!-  весело ответила  Лиля.- Костька!  Я тебя  сто лет  не  видела! Как ты живёшь?
            -Я  всё живу, -ответил я,  стараясь  сохранить  серьёзную  мину,  но  мне  это так  и  не удалось.- Продолжаю  коптить небо ядовитыми  выбросами  углекислого газа и сигаретного дыма. Иногда.
            -О,  Господи, ты  всё  такой  же приколист! -ответила Лиля,  обнажая в  улыбке великолепный  ряд белоснежных зубов.   - Что-то  хочешь купить    себе здесь?
            -Галстук,- ответил я.- Завтра  банкет  в  честь защиты Горского,  нужно прибарахлиться,  чтобы   выглядеть.
            -Са-а-нька Горский  защищается?- ахнула  Лиля. - Вот новость!  Самый тугодум был на  нашем  курсе,  и вот  уже завтра  он - кандидат!..  А  я  и  не  знала. Слушай, ты  потом за  галстуком сюда  зайдёшь. Пошли,  посидим где- ни будь, а? Здесь  недалеко за углом  есть  неплохая  кафешечка. Хочу, как  в наши  студенческие годы,  бокальчик  шампанского и  розеточку  пломбира. Костенька, уже  восемь лет прошло, целая  вечность!
            Кафе оказалось  действительно в двух шагах. Мы  расположились на «свежем» воздухе ( если  воздух  центра столицы, густо набитый  выхлопными газами,  действительно можно было  считать  таковым),  на веранде,  под широким зонтом, скрывшим нас  от палящего солнца.  Официант  принёс  нам по высоченному  бокалу французского шампанского и серебристые розетки с разноцветным  пломбиром.  Мы  с  Лилей,   радостно вперив  глаза  друг в друга,  завели поначалу сумбурный  и бестолковый, очень  радостный диалог,  какой  бывает у  старых знакомых, давно  не видевших друг друга,  тем более,  бывших студентов  -однокашников ( Кто где и как,  кого из наших видел, чем сам занят,  и  т.д.).  Затем Лиля  коротко  рассказала  о себе,  а  я, слушая  её,  не  сводил глаз с  её шикарной тяжёлой  груди примерно  4-го размера,  которая  при  очень стройной  фигуре, скрывалась  за коричневой  тканью платья с  глубоким  вырезом,  не оставлявшем сомнения, что бюстгальтер Лиля  забыла   дома. Она  оставалась  такой  же  бесспорной  монументальной  красавицей, как  и  в  студенческие годы.
            Лиля была  родом  из научной  семьи,  а семья  была родом  с Закарпатья,  которая   уже  давно «пустила  корни»  в Москве. Её мама- гуцулка,  отец- венгр, оба  уже  на пенсии,  но ещё  продолжают работать в гуманитарной  сфере. Сама Лилия Довбуш, по мужу-Горчилкина,  готовилась  защищать  кандидатскую   по теме  палеоистории древних ариев - праславян. Я о себе  рассказал,  что пока только выбираю  тем для  «диссеры», но  тоже  из истории столкновений  древних славян и готов в начале нашего тысячелетия. Но пока  не определился. И  далее спросил:
            -Как твой Глеб? Уже, небось,  «докторскую»  строчит?
            -М-мм... Глеб уже  не  мой, -ответила Лиля,  смакуя  мороженое  после  глотка  шампанского.  - Мы  разошлись. Совсем  недавно.  И  никакой  «докторской». Он ушёл из науки.  У него сейчас в Лондоне  антикварный  бизнес,  а  я -здесь,  в Москве, наслаждаюсь  свободой.   Дочке  шесть  лет, она  на  даче,  с моими  родителями. А  ты  ещё  не обзавёлся  семьёй?
            -Два пустых гражданских брака  не  сделали  из меня убеждённого  семьянина, -ответил я.  - Наоборот. Так  что  я  сегодня тоже, хм…   вольный  орёл. Но ты, я думаю,  с такой  внешностью, долго    в  «девках»  не  засидишься.  А  мне спешить  некуда. 
            -Я?  В «девках»?- удивилась  Лиля, вскинув  бровки. - Небогат  нынче выбор среди  вашего  брата, -добавила  она  со вздохом.  -Чего ж  тогда  и мне спешить?
            -Но ведь любовник же  есть?- спросил я, снова концентрируя  взгляд  на  смуглой коже  пикантной раздвоенности  её шикарных  грудей,  которую вполне позволял видеть глубокий  вырез платья.
            -Любовник есть.- просто ответила  она.
            -И, надеюсь, у  тебя  с ним горячие отношения?
            -Просто  отношения... Вершинин,  чего ты  такой  любопытный, а?- вдруг нахмурилась  она.  – Ну  тя  на фиг! Это  мой сосед по даче. Он художник. Я летом обитаю  на даче,  мы  с ним дружим. Человек сложной  судьбы, талантлив, но часто впадает в  депрессию, низкая самооценка. Он травку  курит.
            -Травку?!!!  То - есть марихуану?- удивился я.
            -Ну, не повилику же!  Её, родимую.
            -То- есть, он  как бы…  наркоман, -попытался  уточнить я.
            -Да. Ему  бывает нужна  поддержка,  психологическая  стабилизация,  - ответила Лиля. -  А я, Костик, живая женщина, давно не девственница, и  моё тело не отлито из чугуна или бронзы.
            -Значит,  ты  его любишь и, тесно общаясь с ним,  помогаешь ему  преодолевать творческие  неудачи,  я  так  понимаю?- не  унимался  я. –Но насколько  блестящ   любовник из наркомана…  это  я себе плохо представляю.
            -Нет, я  его не люблю. Просто сочувствую. Он мечтает продать свои  работы  за границу, прославиться, у него необычная  манера  письма. Но за границей он никому  не нужен, потому  что  не авангардист. А любовь… Любовь у  меня  была лишь  с Глебом, - грустно вздохнула красавица. – В одно прекрасное время поняли, что  оба изменились, стали  разными,  чувств  не  осталось, и смысла  жить на показ нет. Глеб часто приезжает из Англии, берёт дочь к  себе  на пару недель, проводит  с ней  много времени  и материально помогает нам с Нателлкой   очень не хило.  А  я  теперь - свободная личность,  пишу  «диссертуху», у меня  профессор Фомин в  руководителях, если помнишь такого. Потом,   я  ещё  и  художница, да и не одного направления. А   ещё у меня  на  даче  сад, огород, маленький  ландшафт - дизайн, рыбки  в  бассейне… Клумбы, альпийская  горка. А сосед…да, конечно, не ахти любовник, зато рядом, за забором,  это удобно. - Она улыбнулась, но вдруг спохватилась, посмотрела на  наручные часики, округлила свои чёрные, как уголь,  глаза  и  воскликнула:
            -Ой,  Костя,  мне  нужно бежать!.. У  меня время  автопарковки  заканчивается. Я сюда, на Кузнецкий, только   в «Художественный  салон» приезжала: красок  купить, кисточеки,  бумагу… А в   ЦУМ заглянула  по привычке бабьего  шопоголизма. Но зато тебя  встретила. Ты знаешь  что? Ты  приезжай ко мне  на дачу,  как найдёшь  время, а?  У  меня  там хорошо,  сам увидишь. Пока тепло и  солнце. - Она торопливо залезла в сумочку, вынула оттуда скромную  визитную карточку и сказала:
            -Вот  здесь мои  телефоны, звони! Как соберёшься приехать, обязательно  позвони,  чтоб я тебя  встретила.   Уж навести,  пожалуйста,   одинокую женщину, с которой шесть  лет когда-то  парился на потоке  в  историко - архивном,  сделай  милость! Чао!
            Она  вскочила,  чмокнула  меня в  щёчку, и быстро зацокала  каблучками высоченных лабутенов   в  сторону Детского Мира. Я  посмотрел ей  вслед. Лиля обернулась,  послала мне воздушный  поцелуй  и  снова помчалась вперёд.  Я  допил шампанское,  доел мороженое, расплатился  с  официантом  и  неторопливо зашагал  к  ближайшей  станции метро, решив  по дороге. что галстук  к  своему  костюму  куплю завтра, где -нибудь в  другом бутике - возвращаться  в  ЦУМ не  хотелось. Лилька!  Вот уж похорошела-то!  Врёт небось,  наверняка у неё  не сосед-наркоман,  а  два-три  роскошных богатых любовника,  при  её  такой –то внешности.  Мне  было на тот момент  тридцать  два. Значит,  и  ей  примерно столько же. Женщина  в самом  расцвете ума и  внешности… Когда –то она  мне  так  нравилась!..  Да и  вообще  все  наши парни  на неё  «облизывались». А  подхватил её  Глеб Горчилкин.
            Позвонил я Лиле  через три дня,  случайно найдя  в борсетке  её визитку. Сказал, что,  возможно,  в ближайшие неделю –две  смогу  её  навестить. После  археологических раскопок во Владимире у меня будут  отгулы,  вот тогда…
            -Ты ведь поедешь из Владимира  по Горьковскому шоссе? - спросила  Лиля  в  трубке  смартфона. – Вот и  сможешь  заехать. На Новой Купавне съезжаешь  влево,  на  Бисеровское  шоссе, по нему   дотянешь  до садового товарищества «Чайка», выезжаешь на  центральную улицу и  найти меня  потом будет очень  просто. Короче,  давай, жду тебя.
            Я изучил по карте  путь до Лилиной  дачи, и решился  навестить однокурсницу на  обратном  пути. Закончив  работы во Владимире, где на пологом  берегу Клязьмы сотрудники нашего НИИ  вели  раскопки   стоянки  балтославян VII века, мы с  молодым сотрудником  Кириллом повезли  отчёты  по изысканиям в  Москву. Я предложил ему  по пути  заехать к одной  моей  знакомой  на дачу, провести  время и  расслабиться  после  напряжённой  работы. Кирилл согласился,  промолвив:
            -А  у неё  подруги   для  меня  не  найдётся? Было бы  неплохо провести  время в режиме «спарринга». -   Подругу я  ему  обещать  не мог, добавив, что мы  едем просто в гости, на дачу, где рядом  находится красивое, на редкость чистое  Бисеровское озеро, сказочная природа и  вообще…
            Остановившись по дороге в небольшом  городке Новая Купавна, я позвонил Лиле, предупредил её, что уже  мчим к ней, выяснил что  нам прикупить из её предпочтений спиртного, добавив фрукты и  пластиковое ведро готовой маринованной баранины для  шашлыка. После этого мы свернули на Бисеровское  шоссе. Въехав на  центральную улочку садового товарищества «Чайка», Кирилл остановил свой  «ландкрузер»  возле дома, номер которого нам сообщила Лиля.
            Хозяйка дачи нас встретила солнечной улыбкой. Смотрелась она  более.  чем изумительно: очень  короткие джинсовые шортики с заведомо грубо, по моде,  обрезанными краями, красная, очень   короткая маечка- топ,  обнажавшая нежный  загорелый животик, красная  бейсболка и  простые  шлёпки- вьетнамки. Стягивая резиновые  перчатки  с рук и ставя к бочке с  водой маленькие грабельки,  которыми она  что-то скребла  на клумбе  с  флоксами, Лилия, вся длинноногая, весьма загорелая  и элегантная, пошла к нам навстречу, и я  представил ей  своего  коллегу.
            Лиля  провела  нас с Кириллом  на веранду небольшого двухэтажного дачного домика, где нас уже ждал  пустой стол,  покрытый цветастой  клеёночкой. Решив этот стол сделать банкетным, мы, все трое,  начали  хлопотать по приготовлению ужина, разжигать мангал, нанизывать мясо на  шампуры, резать овощи  на  салат,  и всё такое прочее, что обычно готовится  к трапезе  на дачном  просторе.
            -Костя,  твоя дама -  это обалдеть!- тихо шептал мне Кирилл, любуясь Лилей, вдалеке  от нас вытягивающей  петрушку  и  укроп с грядки для  салата. – Блин,  вот это  Голливуд! Ножки прелесть,  стройные, ровные, точёные, шейка, личико,  кожа –атлас,  а какие   груди! Такие мощные груди  при таком  стройном теле  - это вообще  триумф Природы!  Женщина!  И, говоришь, она  разведена?
            -Да. Самая красивая была на потоке, -так же  тихо отвечал я.- Выбрала  себе  самого умного из нас. Я  даже  влюбляться  в  неё  себе  не позволял. бесполезное  дело.
            Вскоре мы  сели пировать. Шашлык из баранины просто кружил  нам запахами голову,  зелень тоже благоухала,  свежий салат из  помидор- огурчиков, яичек и густо сдобренного чесночком,  довольно быстро исчез из салатницы.  Начав с тёмно-бордового «Твиши», которым мы запивали  шашлык, все  потом перешли на более крепкие возлияния. И  если  Лиля  пила, в  основном,  свой  любимый виски, то мы  с Кириллом налегали  на  армянский  коньяк. И жизнь вокруг постепенно становилась совсем  замечательной.
            Разговоры  вначале  шли  про профессиональные дела. Мы  все  трое работали  в области изучения древних периодов  истории языческих славян, и  оживлённо обсуждали различные теории происхождения  наших предков, включая самые  невероятные  и  даже  фейковые. Лиля была  сторонница  арктической  теории  прихода  в Европу  предков  индоевропейцев и  сейчас  работала  над диссертацией, посвящённой находке на берегу Дона  в 1954 году. Тогда под Воронежем в древнейшем захоронении Маркина гора  был найден прекрасно сохранившийся скелет 20-летнего человека, который  был погребен на берегу Дона на Маркиной горе около 28- 30 тысяч лет назад. Этот скелет  является уникальным, так как позволяет точно датировать возраст представителя одного из древнейших европейских народов. А генетический код этого человека  соответствует генетическому коду современных европейцев. К настоящему времени комплекс «Костёнки» под Воронежем признан мировыми археологами самым древним местом обитания человека современного типа, европеоида.
            -Нет, ребята,  вы  представляете?- бурно восклицала Лиля, рассказывая о находке.- Более сорока  тысяч лет назад!  Результаты новейших изысканий доказали, что человек современного европеоидного типа возник к 50–40 тысячелетию до н.э.,  изначально обитал исключительно в пределах Русской равнины, и только потом расселился по территории всей Европы. Учёные  сделали вывод, что именно Российская территория была колыбелью европейской цивилизации. Согласно новейшим исследованиям, около 30 тысяч лет назад в Европу  с Уральских гор, пришла первая  волна переселенцев! И  это то когда  Арктида  на Северном  Полюсе  уже  погрузилась  в  океан!.
            Оживлённые  разговоры о наших раскопках во Владимире Лиля тут же  дополнила  своим сообщением о  находке 20 лет  назад  здесь, на  берегу Бисеровсеого озера,  стоянки  древних людей каменного века эпохи палеолита, о найденных кремниевых наконечниках стрел   и костяных  гарпунов для рыбной  ловли.   Но самое интересное  для  меня  было  другое. Мне  любопытно  исподволь  было наблюдать за Кириллом.
            Перед тем,  как сесть  за стол,  Лиля переоделась в  лёгкий  халатик. И  Кирилл,  по мере  потребления  горячительного,  всё  более откровеннее пожирал её  глазами, ибо в халатике она выглядела  ещё  более соблазнительно,  с  его глубоким вырезом,  открывающим большую часть её невероятно округлых грудей,   и  обнажёнными  красивыми руками. Захмелевший парень  не раз пытался  перевести разговор во фривольную тему,  связанную  с женственностью и сексапильностью лучших представительниц  прекрасного пола, но… Лиля каждый раз деликатно уходила от этих тем. Я  так  понял,  что она, дама весьма неглупая, категорически не хотела муссировать «скользкую» тему флирта,  женского обаяния, естественной женской  эротики в присутствии Кирилла, человека случайного,  которого  она видела впервые и с которым  держалась  на некоторой дистанции. Несмотря  на все  отчаянные  попытки парня поболтать  о современных раскованных  сексуальных красавицах (имея, конечно ввиду, что Лиля была дамой  свободной и внешне очень соблазнительной), Лиля  виртуозно и  изящно перевела  разговор на современное  искусство вообще  и взгляды на него  корифеев эстетики. Пользуясь случаем,  она  сказала, что многие творческие  натуры  в свободное  время  занимаются изобразительным искусством  для  души. Она, например,  расписывает  керамические настенные тарелочки,  и  пригласила  нас с Кириллом  в  комнаты домика. Там  она   показала висевшие на стенах  очень красивые тарелки с изображением буколистических пастушек на лоне  природы - подражания художникам эпохи  Возрождения, цветов  и аквариумных рыбок. Лилия похвалилась,  что коллекцию её тарелочек приобрело посольство Чехии  в  Москве. Она  также  показала  нам  свои, почти  профессионально исполненные акварели и пастели, рисунки карандашом  и пером с тушью. В основном, это были натюрморты с  изображениями цветов  и фруктов. А  потом  пригласила  нас подышать вечерним воздухом,  пройтись по участку и посмотреть, как она устроила крохотный  ландшафт на всего семи   сотках из двенадцати.  Мы  подивились  на два красивых водопада, обрамлённых природным  камнем и  на небольшой декоративный пруд-бассейн, по краям которого росли  настоящие осока  и камыши, а в воде  плавали  ландшафтные золотые  рыбки. Покормив рыбок, полюбовавшись клумбами, альпийской  горкой  и водопадами,  мы уселись  на лавочке  и  устремили  свои, не  вполне трезвые взоры в  небо, где уже загорались  первые  тусклые звёзды.
            -Ребята, а чувствуете, какой  спускается  тёплый вечер? - вдруг спросила Лиля. – Не хотите  прогуляться  на озеро? Там, между прочим,  очень красиво. Берёзовая роща,  а дальше - дубовая.
            -Так почему сразу  не подъехать  на машине  прямо к  воде?- спросил Кирилл. –А там  можно и  погулять по бережку среди  берёзок.
            -На машине,  так  на машине,  - ответила Лиля, пожав плечами. –Заводи, поехали.
            Мы уселись в  машину, прихватив с собой бутылку с  остатками   виски и бутербродами с сырокопчёной колбасой. Я сел  на заднее сиденье, Лиля села рядом с  Кириллом. Он запустил мотор,  и машина  медленно поползла по улочке садового кооператива в  направлении озера.
            - Всё время едем прямо и  только прямо,  - сказала Лиля.
 
                                       КОНЕЦ ПЕРВОЙ  ГЛАВЫ.
 

 
Рейтинг: +1 111 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!