ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияЭротическая проза → Исповедь массажиста. В трёх частях.

Исповедь массажиста. В трёх частях.

13 февраля 2012 - Ефим Ташлицкий
article26009.jpg

 

Исповедь массажиста. В трёх частях

1.

Я люблю смотреть на то, как она ложиться на массажный стол, томно, медленно, предвкушая это божественное действо - массаж. Уставшее после работы, напряженного дня, ее тело податливо, оно расстилается на белоснежной простыне и как будто говорит - делай со мной, что хочешь, мне уже все равно. На молодой женщине, от прикосновения к которой можно кончить через минуту, только полоска бикини сиреневого цвета, сквозь ажурную легкость которого видны волоски лобка. В небольшой, но уютной комнате, витает запах невообразимо заманчивого дорогого шампуня. К нему я добавляю нежный запах миндального масла, которое уже ластится у меня на ладонях, готовых к поглаживанию гладкого, как розовый лепесток, тела. Приступим.

Понятие "спина" у массажистов начинается от середины ягодиц, так что приходится приспустить и бикини простыней, прикрывающих пока что ноги, почти обнажив ту линию, которую один певец назвал "тонким шрамом на любимой попе". Теплые ладони начинают скользить снизу вверх от ягодиц до шеи, ущемляя в конце мышцы на воротниковой зоне. При этом пациентка начинает издавать легкие, поощрительно-возбуждающие стоны, которые совпадают со стонами в эротических фильмах, когда героиня, покрытая мужчиной, произносит:"Yes! Yes!", только не так громко и, поначалу, не так эмоционально.

После нескольких массажных приемов - тело полностью мое, оно подчиняется только тому, что делаю я. Для него исчезает время и пространство, остается сплошной кайф от разминаний и потягушек, которыми настоящий массажист владеет в совершенстве. К тому же сегодня особый случай - мне заказан эротический массаж с полной возможностью импровизировать, дабы моя подопечная получила предельно высшее наслаждение. И тут нужно все умение и мастерство, особый настрой и особая энергетика, здесь на карту поставлен твой престиж. Причем надо сделать все так, чтобы не было и намека на легкую грубость, или не дай бог хамства. Любое движение, прием, даже если он касается тех самых органов, как снаружи, так и внутри, выглядели бы безобидным массажем, а не сексуальным домогательством. А, каково я загнул! Но ведь это работа! Продолжим?

2.

Руки, запястья, локти, подбородок, губы; иногда колени и ступни ног, – вот инструменты, которые приготовлены для эротического массажа. Всякие селиконово-пластмассовые штучки так не возбуждают, как живые руки и другие части тела человека. Они созданы для этого природой, потому что нас на земле двое – мужчина и женщина. Один другому доставляет наслаждение самим собой.
- А чувства? – Спросите вы.
- О! – Это у массажиста во время работы спрятано так далеко, что даже шпагой не достанешь. Хотя иногда…
… Уже размята спина, плечи, руки. Переходя на запястья, ладони и нежные пальцы моей пациентки, вдруг слышу голос бесконечного удовлетворения: «А вот это, пожалуйста, – до утра». Она поворачивает голову на легкой подушечке, обнажая слегка горящие влажные щеки, к которым прилипли шелковистые волосы. Глаза прикрыты, и отчетливо видны длинные манящие ресницы. Они необыкновенно контрастируют с красивыми, налитыми вишневым соком губами. Поцеловать их – райское наслаждение и в тоже время яд, который поражает вас в самое сердце, и вы не способны потом думать ни о чем, только о ней и желании бесконечно целовать эти губы.

Трясу головой от наваждения, возвращаясь к реальности.

Приспускаю бикини, но легкие движения женского тела просят снять их совсем. Остаться совершенно свободной даже от аксессуаров – это ли не полный комфорт и наслаждение, пробуждающее первобытное состояние, когда кажется, что ты в том самом райском саду, где даже фиговый листок – обуза!
На ее теле появилась легкая «гусиная кожа», первый признак начала возбуждения и предвкушения чего-то необыкновенно приятного и волнующего. Интуитивно отмечаю про себя, что она не была с мужчиной, по крайней мере недели три, а может и больше. «Мы с ним поссорились, - угадывая мои мысли, почти шепчет она, - и твой приход для меня спасенье». В ее интонации как бы прозвучало – я жду, начинай.

Слегка подогретое миндальное масло обильно стекает на ладонь моей правой руки. Она начинает легко скользить вдоль позвоночника вниз и вплывает в промежность между ногами. Приятный протяжный разрешающий продолжать стон, и ладонь скользит под лобком к середине живота. Руку обжигает невероятно трепетная теплота. Ладонь, ощущая тяжесть тела, медленно гладит поддающийся пах, передвигая и веером расправляя пальцы к левой стороне, затем вправо. Мои движения плавные и наполнены отдаваемой энергией, что приводит пациентку в беспредельный восторг!
- Еще раз, пожалуйста, - просит она.
Рука, ладонь, пальцы, повторяя прием, ныряют между ягодиц внутрь. При этом теперь пальцы специально «прорабатывают» сладостные отверстия, одно из которых известный поэт назвал – «знакомящее с миром».*
Не прерывая эту своеобразную подготовку к «высокой степени безумства», перехожу к массажу ног. Они, как говорят теперь «растущие от ушей», необыкновенно красивы. Молодая лань бы позавидовала.

В голове пронеслось – мне надо платить ей за массаж всех этих прелестей. Но платит она, значит моя работа многого стоит. Хорошо, что она не видит сейчас мою, одобрительную по отношению к себе, улыбку.

Сливаясь энергетически с пациенткой, начинаю поглаживать ноги, акцентируя внимание на эрогенных зонах, под коленками и внутри, ближе к ягодицам. Ладони и большие пальцы разминают нежные мышцы так, чтобы добиться предельного возбуждения. Для этого надо едва касаться кожи, но не летать над ней, а чувствовать ее. Вести возбуждающий кровоток к самым интимным местам женского тела. Там два пальца, большой и безымянный, начинают медленно массировать мышцы обоих отверстий. Все тонет в греховном соке.

В ответ чувствую почти незаметное встречное движение тела, которое как бы призывает – не останавливаться. Уже подготовленная к такому невероятно страстному состоянию, женщина судорожно вздрагивает, и вдруг буквально тает, всей тяжестью опускаясь на ласкающую ее ладонь. Кажется, что даже массажный стол напряженно застыл, боясь помешать состоянию, которое так грубо названо – оргазмом.
Снова все исчезло: время, пространство, свет, мир. На несколько минут – нирвана!

Мягким полотенцем, как можно нежнее, вытираю остатки масла и всего остального.

Теперь можно повернуть пациентку на спину. Но сначала, специальным колесиком выключателя, довожу освещение комнаты до полумрака...

------------------
-----------------------

* Стихотворение И. Бродского - "Дебют".


3.

Порой я ненавижу человеческую кожу, которая доводит меня до тошноты. Да это и понятно. Работая с этим «покрытием» часами, неделями, годами – вырабатывается порой неадекватная реакция на него. Но если ты, как массажист, профессионал, то каждый раз настрой должен быть максимально благоприятный, иначе пациент не получит того кайфа, того блаженства, того здоровья, которое сулит массаж.
Представьте себе волейболиста или футболиста, или теннисиста, и каких-нибудь других «истов», которые играют с мячами, ракетками, шайбами. Приходит время, когда им противно брать в руки мячи, ракетки, булавы. Смотреть они на них не могут, блевать им хочется от одного только запаха спортивного инвентаря и спортзала в том числе.
Тренировки сводят их с ума. Наступает момент, когда даже упоминание обо всем этом выводит человека из себя. А каково врачам гинекологам? А хирургам? А проституткам, берущим в очередной раз в руки, пятый по счету за прошедший вечер, член какого-нибудь грузина из базарной лавки?
Однако когда перед тобой лежит такое! Под твоими руками – совершенство, которое создано не иначе как самим Господом богом, женщина, близость с которой делает тебя самым счастливым человеком на свете, потому что все остальное в мире, буквально все такая ерунда, такая мелочь! Ты – мужчина, а она слеплена для тебя! Вот то единственное, что волнует, чем надо дорожить, что надо лелеять, именно это дарит тебе фантастическое, ни с чем не сравнимое, блаженство. Мир – фигня! Работа – еще большая фигня! Общественное мнение, которое мешает тебе растворятся в женщине, видеть и ощущать ее божественную наготу – бред! Прав был великий бард, который однажды спел: «Нет ни лета, ни зимы, ни весны, а есть любовь…».



Впитай меня в изгибы губ твоих,
В изгибы тела раствори желанья,
И наших душ взаимное слиянье,
Апофеозом станет для двоих,
Скользящих вверх дельфиновым прыжком,
И ввинчиваясь в волны сладострастья,
На зависть всем богам, не знавшим счастья,
Любовь трепещет на ветру флажком.

Соленый пот стекает словно мед,
И обжигает губы вкус греховный,
Спрессован мир до точки смехотворной,
И по вселенной только стон идет.
О, время – сгинь! Не остужай тела,
Не прерывай течение блаженства.
Пусть будут вечны муки ласки женской,
И … К черту неотложные дела!

Не пытайтесь угадать, кто сочинил эти строки, – их написал я! Тем и горжусь.

Продолжим?

Повернув пациентку на спину, подкладываю под ее чудную головку мягкую подушечку. При этом мои руки тонут в ее шелковистых возбуждающих волосах, которые теперь распущены и рассыпаны по краю массажного стола бесподобным, магическим веером.
В полумраке ее тело, лежащее в удивительно спокойной и томной позе, до того естественно, до того… Долго пытался найти в языке слово, которое бы передавало те чувства, те эмоции, те эпитеты, которыми можно было бы наградить это желанное тело ангела. Не нашел, потому что, какие бы высокопарные слова тут ни скажешь, все будет серо, буднично и просто.
- Ну, почему мы остановились, – прощебетал ручеек ее голоса – не стесняйся, у тебя волшебные руки, делай все, что захочешь, я тебе доверяю, мне очень приятно.
Она перешла на шепот. Поскольку я стоял у ее изголовья, женщина взяла мои ладони в свои и аккуратно положила их на груди. Даже при таком, не очень ярком освещении, был виден необыкновенный цвет радужек вокруг сосков. На них был налет какого-то необыкновенно нежного влажного глянца, и трудно было удержаться, чтобы не облизать его, глубоко обрабатывая языком кружочки ярко-розового цвета, обрамлявшие крупные восхитительные, стоящие, как бутоны цветков, соски. Признаюсь откровенно – ни до, ни после, я никогда в жизни не видел такой красивой, наполненной эротическим естеством и желанием груди. Они лежали на женщине как таинственные египетские пирамиды, которые скрывают внутри себя великие тайны любви и огненного блаженства. Они влекли к себе могучим магнетизмом, потому что познание этих тайн и ощущение потрясающего убийственного чувства, которое выплескивается из тебя мощным гейзером – это и есть смысл жизни! Под ним и за ним – два земных бога – Мужчина и Женщина!

Сначала легкий массаж ключицы, кость которой пропускаю между двумя пальцами – от шеи пальцы скользят друг другу навстречу, медленно и протяжно. Через минуту ладони переходят к подножию пирамид и спиралевидными движениями легко разминают груди, заканчивая прием на соске, нежно потягивая его и растирая, как легко растирают сигарету или папиросу, готовясь раскурить ее. Ладони слегка сжимают податливую грудь, и потом как бы подбирают ее под себя, подтягивая эту чудотворную массу в сторону подбородка. После чего в ход идут губы и язык, который как язычок змеи вибрирует на самой верхушке соска, слегка смачивая его. После этого приема по всему телу пациентки расходятся сполохи молнии, задевая при этом каждую нервную клетку. Молния спускается к лобку и там загорается лампочка желания, которая мгновенно нагревается, распространяя тепло, как внутри тела, так и за его пределами.
Плавный переход к животу, который невесомо массируется по часовой стрелке. Ладони уходящие вниз задевают жестковатые волосы, окружающие заветное для любви место. Это невероятно приятная жесткость волос. Это особая жесткость завитушек заводит так, чтобы потом, когда пальцы провалятся в сладостную, нагретую до критической температуры «ванну», ощутить прилив, не поддающейся описанию волны беспредельного удовлетворения!
Поочередно массируются полусогнутые ноги, «ляжки» обвиваются двумя руками снизу и начинается так называемое «валяние». При этом ласковые и медленные движения ладоней заканчивается прямо во влагалище. Это вызывает бурную реакцию пациентки, которая как бы, понарошку, пытается уйти от возбуждения, но сама призывает повторять прием еще и еще раз, добиваясь апофеоза и зная точно, что произойдет через несколько секунд.

Ее широко раздвинутые и отведенные назад ноги ложатся мне на предплечья, мои ладони дотягиваются до сосков, а губы, губы начинают ласкать внутренние и задние части бедер. Разминание губами рта движется спиралью, достигая больших и малых половых губ, и заканчивается возле влагалища. Наступает время и подбородка, которым также массируется вся вульва. Язык, вибрируя, нащупывает головку клитора, губы втягивают его, как втягивают в рот спелую вишню, и начинают осторожно массировать. Это продолжается несколько минут, пока стон пациентки, переходящий в легкий рык львицы, не возвестит о том, что «это» снова свершилось.
Укрываю умиротворенную и обессилевшую пациентку простыней, и опускаюсь на заранее приготовленный стул, энергетически высушенный как шмоток остатков от яблока после соковыжималки. Несколько минут полная тишина, и только слышно как восстанавливается дыхание – и у нее, и у меня. Потом она, завернувшись простыней, устраивается на просторном диване, кивком головы указывая мне на тумбочку, где лежат деньги за массаж. Она больше не моя, ее потусторонний взгляд устремляется в окно, где за всем тем, что тут происходило, наблюдал загулявший вечер.
Собрав «вещички» и умывшись в ванной, выхожу на улицу, сажусь в машину, и глубоко вздохнув, открываю записную книжку: кто у нас тут следующий. Вслух читаю запись: «Марина, семьдесят лет, радикулит», мать твою! Вечер, заглянув в мою машину и увидев запись начал дико хохотать порывистым ветром. Я закусил, пахнувшую грехом губу, и покатил дальше.

 * * *

 

© Copyright: Ефим Ташлицкий, 2012

Регистрационный номер №0026009

от 13 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0026009 выдан для произведения:

 

Исповедь массажиста. В трёх частях

1.

Я люблю смотреть на то, как она ложиться на массажный стол, томно, медленно, предвкушая это божественное действо - массаж. Уставшее после работы, напряженного дня, ее тело податливо, оно расстилается на белоснежной простыне и как будто говорит - делай со мной, что хочешь, мне уже все равно. На молодой женщине, от прикосновения к которой можно кончить через минуту, только полоска бикини сиреневого цвета, сквозь ажурную легкость которого видны волоски лобка. В небольшой, но уютной комнате, витает запах невообразимо заманчивого дорогого шампуня. К нему я добавляю нежный запах миндального масла, которое уже ластится у меня на ладонях, готовых к поглаживанию гладкого, как розовый лепесток, тела. Приступим.

Понятие "спина" у массажистов начинается от середины ягодиц, так что приходится приспустить и бикини простыней, прикрывающих пока что ноги, почти обнажив ту линию, которую один певец назвал "тонким шрамом на любимой попе". Теплые ладони начинают скользить снизу вверх от ягодиц до шеи, ущемляя в конце мышцы на воротниковой зоне. При этом пациентка начинает издавать легкие, поощрительно-возбуждающие стоны, которые совпадают со стонами в эротических фильмах, когда героиня, покрытая мужчиной, произносит:"Yes! Yes!", только не так громко и, поначалу, не так эмоционально.

После нескольких массажных приемов - тело полностью мое, оно подчиняется только тому, что делаю я. Для него исчезает время и пространство, остается сплошной кайф от разминаний и потягушек, которыми настоящий массажист владеет в совершенстве. К тому же сегодня особый случай - мне заказан эротический массаж с полной возможностью импровизировать, дабы моя подопечная получила предельно высшее наслаждение. И тут нужно все умение и мастерство, особый настрой и особая энергетика, здесь на карту поставлен твой престиж. Причем надо сделать все так, чтобы не было и намека на легкую грубость, или не дай бог хамства. Любое движение, прием, даже если он касается тех самых органов, как снаружи, так и внутри, выглядели бы безобидным массажем, а не сексуальным домогательством. А, каково я загнул! Но ведь это работа! Продолжим?

2.

Руки, запястья, локти, подбородок, губы; иногда колени и ступни ног, – вот инструменты, которые приготовлены для эротического массажа. Всякие селиконово-пластмассовые штучки так не возбуждают, как живые руки и другие части тела человека. Они созданы для этого природой, потому что нас на земле двое – мужчина и женщина. Один другому доставляет наслаждение самим собой.
- А чувства? – Спросите вы.
- О! – Это у массажиста во время работы спрятано так далеко, что даже шпагой не достанешь. Хотя иногда…
… Уже размята спина, плечи, руки. Переходя на запястья, ладони и нежные пальцы моей пациентки, вдруг слышу голос бесконечного удовлетворения: «А вот это, пожалуйста, – до утра». Она поворачивает голову на легкой подушечке, обнажая слегка горящие влажные щеки, к которым прилипли шелковистые волосы. Глаза прикрыты, и отчетливо видны длинные манящие ресницы. Они необыкновенно контрастируют с красивыми, налитыми вишневым соком губами. Поцеловать их – райское наслаждение и в тоже время яд, который поражает вас в самое сердце, и вы не способны потом думать ни о чем, только о ней и желании бесконечно целовать эти губы.

Трясу головой от наваждения, возвращаясь к реальности.

Приспускаю бикини, но легкие движения женского тела просят снять их совсем. Остаться совершенно свободной даже от аксессуаров – это ли не полный комфорт и наслаждение, пробуждающее первобытное состояние, когда кажется, что ты в том самом райском саду, где даже фиговый листок – обуза!
На ее теле появилась легкая «гусиная кожа», первый признак начала возбуждения и предвкушения чего-то необыкновенно приятного и волнующего. Интуитивно отмечаю про себя, что она не была с мужчиной, по крайней мере недели три, а может и больше. «Мы с ним поссорились, - угадывая мои мысли, почти шепчет она, - и твой приход для меня спасенье». В ее интонации как бы прозвучало – я жду, начинай.

Слегка подогретое миндальное масло обильно стекает на ладонь моей правой руки. Она начинает легко скользить вдоль позвоночника вниз и вплывает в промежность между ногами. Приятный протяжный разрешающий продолжать стон, и ладонь скользит под лобком к середине живота. Руку обжигает невероятно трепетная теплота. Ладонь, ощущая тяжесть тела, медленно гладит поддающийся пах, передвигая и веером расправляя пальцы к левой стороне, затем вправо. Мои движения плавные и наполнены отдаваемой энергией, что приводит пациентку в беспредельный восторг!
- Еще раз, пожалуйста, - просит она.
Рука, ладонь, пальцы, повторяя прием, ныряют между ягодиц внутрь. При этом теперь пальцы специально «прорабатывают» сладостные отверстия, одно из которых известный поэт назвал – «знакомящее с миром».*
Не прерывая эту своеобразную подготовку к «высокой степени безумства», перехожу к массажу ног. Они, как говорят теперь «растущие от ушей», необыкновенно красивы. Молодая лань бы позавидовала.

В голове пронеслось – мне надо платить ей за массаж всех этих прелестей. Но платит она, значит моя работа многого стоит. Хорошо, что она не видит сейчас мою, одобрительную по отношению к себе, улыбку.

Сливаясь энергетически с пациенткой, начинаю поглаживать ноги, акцентируя внимание на эрогенных зонах, под коленками и внутри, ближе к ягодицам. Ладони и большие пальцы разминают нежные мышцы так, чтобы добиться предельного возбуждения. Для этого надо едва касаться кожи, но не летать над ней, а чувствовать ее. Вести возбуждающий кровоток к самым интимным местам женского тела. Там два пальца, большой и безымянный, начинают медленно массировать мышцы обоих отверстий. Все тонет в греховном соке.

В ответ чувствую почти незаметное встречное движение тела, которое как бы призывает – не останавливаться. Уже подготовленная к такому невероятно страстному состоянию, женщина судорожно вздрагивает, и вдруг буквально тает, всей тяжестью опускаясь на ласкающую ее ладонь. Кажется, что даже массажный стол напряженно застыл, боясь помешать состоянию, которое так грубо названо – оргазмом.
Снова все исчезло: время, пространство, свет, мир. На несколько минут – нирвана!

Мягким полотенцем, как можно нежнее, вытираю остатки масла и всего остального.

Теперь можно повернуть пациентку на спину. Но сначала, специальным колесиком выключателя, довожу освещение комнаты до полумрака...

------------------
-----------------------

* Стихотворение И. Бродского - "Дебют".


3.

Порой я ненавижу человеческую кожу, которая доводит меня до тошноты. Да это и понятно. Работая с этим «покрытием» часами, неделями, годами – вырабатывается порой неадекватная реакция на него. Но если ты, как массажист, профессионал, то каждый раз настрой должен быть максимально благоприятный, иначе пациент не получит того кайфа, того блаженства, того здоровья, которое сулит массаж.
Представьте себе волейболиста или футболиста, или теннисиста, и каких-нибудь других «истов», которые играют с мячами, ракетками, шайбами. Приходит время, когда им противно брать в руки мячи, ракетки, булавы. Смотреть они на них не могут, блевать им хочется от одного только запаха спортивного инвентаря и спортзала в том числе.
Тренировки сводят их с ума. Наступает момент, когда даже упоминание обо всем этом выводит человека из себя. А каково врачам гинекологам? А хирургам? А проституткам, берущим в очередной раз в руки, пятый по счету за прошедший вечер, член какого-нибудь грузина из базарной лавки?
Однако когда перед тобой лежит такое! Под твоими руками – совершенство, которое создано не иначе как самим Господом богом, женщина, близость с которой делает тебя самым счастливым человеком на свете, потому что все остальное в мире, буквально все такая ерунда, такая мелочь! Ты – мужчина, а она слеплена для тебя! Вот то единственное, что волнует, чем надо дорожить, что надо лелеять, именно это дарит тебе фантастическое, ни с чем не сравнимое, блаженство. Мир – фигня! Работа – еще большая фигня! Общественное мнение, которое мешает тебе растворятся в женщине, видеть и ощущать ее божественную наготу – бред! Прав был великий бард, который однажды спел: «Нет ни лета, ни зимы, ни весны, а есть любовь…».



Впитай меня в изгибы губ твоих,
В изгибы тела раствори желанья,
И наших душ взаимное слиянье,
Апофеозом станет для двоих,
Скользящих вверх дельфиновым прыжком,
И ввинчиваясь в волны сладострастья,
На зависть всем богам, не знавшим счастья,
Любовь трепещет на ветру флажком.

Соленый пот стекает словно мед,
И обжигает губы вкус греховный,
Спрессован мир до точки смехотворной,
И по вселенной только стон идет.
О, время – сгинь! Не остужай тела,
Не прерывай течение блаженства.
Пусть будут вечны муки ласки женской,
И … К черту неотложные дела!

Не пытайтесь угадать, кто сочинил эти строки, – их написал я! Тем и горжусь.

Продолжим?

Повернув пациентку на спину, подкладываю под ее чудную головку мягкую подушечку. При этом мои руки тонут в ее шелковистых возбуждающих волосах, которые теперь распущены и рассыпаны по краю массажного стола бесподобным, магическим веером.
В полумраке ее тело, лежащее в удивительно спокойной и томной позе, до того естественно, до того… Долго пытался найти в языке слово, которое бы передавало те чувства, те эмоции, те эпитеты, которыми можно было бы наградить это желанное тело ангела. Не нашел, потому что, какие бы высокопарные слова тут ни скажешь, все будет серо, буднично и просто.
- Ну, почему мы остановились, – прощебетал ручеек ее голоса – не стесняйся, у тебя волшебные руки, делай все, что захочешь, я тебе доверяю, мне очень приятно.
Она перешла на шепот. Поскольку я стоял у ее изголовья, женщина взяла мои ладони в свои и аккуратно положила их на груди. Даже при таком, не очень ярком освещении, был виден необыкновенный цвет радужек вокруг сосков. На них был налет какого-то необыкновенно нежного влажного глянца, и трудно было удержаться, чтобы не облизать его, глубоко обрабатывая языком кружочки ярко-розового цвета, обрамлявшие крупные восхитительные, стоящие, как бутоны цветков, соски. Признаюсь откровенно – ни до, ни после, я никогда в жизни не видел такой красивой, наполненной эротическим естеством и желанием груди. Они лежали на женщине как таинственные египетские пирамиды, которые скрывают внутри себя великие тайны любви и огненного блаженства. Они влекли к себе могучим магнетизмом, потому что познание этих тайн и ощущение потрясающего убийственного чувства, которое выплескивается из тебя мощным гейзером – это и есть смысл жизни! Под ним и за ним – два земных бога – Мужчина и Женщина!

Сначала легкий массаж ключицы, кость которой пропускаю между двумя пальцами – от шеи пальцы скользят друг другу навстречу, медленно и протяжно. Через минуту ладони переходят к подножию пирамид и спиралевидными движениями легко разминают груди, заканчивая прием на соске, нежно потягивая его и растирая, как легко растирают сигарету или папиросу, готовясь раскурить ее. Ладони слегка сжимают податливую грудь, и потом как бы подбирают ее под себя, подтягивая эту чудотворную массу в сторону подбородка. После чего в ход идут губы и язык, который как язычок змеи вибрирует на самой верхушке соска, слегка смачивая его. После этого приема по всему телу пациентки расходятся сполохи молнии, задевая при этом каждую нервную клетку. Молния спускается к лобку и там загорается лампочка желания, которая мгновенно нагревается, распространяя тепло, как внутри тела, так и за его пределами.
Плавный переход к животу, который невесомо массируется по часовой стрелке. Ладони уходящие вниз задевают жестковатые волосы, окружающие заветное для любви место. Это невероятно приятная жесткость волос. Это особая жесткость завитушек заводит так, чтобы потом, когда пальцы провалятся в сладостную, нагретую до критической температуры «ванну», ощутить прилив, не поддающейся описанию волны беспредельного удовлетворения!
Поочередно массируются полусогнутые ноги, «ляжки» обвиваются двумя руками снизу и начинается так называемое «валяние». При этом ласковые и медленные движения ладоней заканчивается прямо во влагалище. Это вызывает бурную реакцию пациентки, которая как бы, понарошку, пытается уйти от возбуждения, но сама призывает повторять прием еще и еще раз, добиваясь апофеоза и зная точно, что произойдет через несколько секунд.

Ее широко раздвинутые и отведенные назад ноги ложатся мне на предплечья, мои ладони дотягиваются до сосков, а губы, губы начинают ласкать внутренние и задние части бедер. Разминание губами рта движется спиралью, достигая больших и малых половых губ, и заканчивается возле влагалища. Наступает время и подбородка, которым также массируется вся вульва. Язык, вибрируя, нащупывает головку клитора, губы втягивают его, как втягивают в рот спелую вишню, и начинают осторожно массировать. Это продолжается несколько минут, пока стон пациентки, переходящий в легкий рык львицы, не возвестит о том, что «это» снова свершилось.
Укрываю умиротворенную и обессилевшую пациентку простыней, и опускаюсь на заранее приготовленный стул, энергетически высушенный как шмоток остатков от яблока после соковыжималки. Несколько минут полная тишина, и только слышно как восстанавливается дыхание – и у нее, и у меня. Потом она, завернувшись простыней, устраивается на просторном диване, кивком головы указывая мне на тумбочку, где лежат деньги за массаж. Она больше не моя, ее потусторонний взгляд устремляется в окно, где за всем тем, что тут происходило, наблюдал загулявший вечер.
Собрав «вещички» и умывшись в ванной, выхожу на улицу, сажусь в машину, и глубоко вздохнув, открываю записную книжку: кто у нас тут следующий. Вслух читаю запись: «Марина, семьдесят лет, радикулит», мать твою! Вечер, заглянув в мою машину и увидев запись начал дико хохотать порывистым ветром. Я закусил, пахнувшую грехом губу, и покатил дальше.

 * * *

 

Рейтинг: +2 2066 просмотров
Комментарии (1)
юрий елистратов # 29 ноября 2012 в 20:14 0
Даааааааааааааааааа!
Интересное описание массажа!
Массажиста жаль - только оральное удовлетворение.....
cry