ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияЭротическая проза → ХОЛОДНОЕ СЕРДЦЕ Повесть. Часть вторая Глава пятая 18+

ХОЛОДНОЕ СЕРДЦЕ Повесть. Часть вторая Глава пятая 18+

21 марта 2019 - Андрей Кузнецов
article443235.jpg
                                                         Глава  пятая.  Мисс Глория  делает визит.
      

             Артёму,  в который раз,  снился один и тот же сон. Он стоит  в их квартире в Дадонтово,  видит, как открывается дверь ванной  комнаты… Откуда бесшумно выходит его Юля. Она полностью обнажена, лишь  на плече висит небольшое полотенце  нежно-василькового цвета. Юля улыбается и говорит:
          -Милый, теперь твоя очередь. Ополоснись,  и ляжем.
          Он делает к ней  шаг навстречу, хочет  обнять  любимую, но вдруг видит,  что Юля… растворяется в  воздухе и исчезает. Он стоит в  пустой квартире, в которой они вместе  прожили  почти  полгода. На душе горько. Он очень соскучился по Юле.
          Артём просыпается и  видит  себя в комнате,  в которой  уже провёл два года. Эта комната без окон, освещается круглые сутки  люминисцентными  лампами,   и похожа она,   скорее,  на больничную палату  для  тяжелобольных. Серо-голубые пустые гладкие стены, голубоватый свет ламп, белый потолок- всё это уже давно действует ему  на нервы. Но именно на такую реакцию его нервной системы,  похоже,  и был расчёт руководства канадской разведывательной базы «гринбойз», чтобы  Артёму надоело упорствовать,  и он сам,  добровольно захотел нажать кнопки кодового  замка футляра, чтобы его безопасно вскрыть и передать канадской агентуре   матрицу электронного мозга российского глубинного робота. А  ведь неплохо придумали российские инженеры! Блок  может безопасно вскрыть лишь тот,  кто его запечатывал.  Кроме последовательности  букв, цифр и символов, он   его  откроет ещё  и  оттисками своих пальцев. Артём хорошо  помнил порядок набора кнопок  на панели  футляра. но, главное, он помнил,  что в  левое окошко нужно  нажать правым безымянным  пальцем, а в  правое- левым, указательным. Отпечатки пальцев должны опознаться  электронной  защитой футляра.  Начни кто-то  чужой наобум кнопки жать,  наугад пальцы в окошки пихать, и бац! –всё,  футляр взорвётся.  Не факт, что пальцы не оторвёт. Нн-да, единственная надежда  пленного российского капитан- лейтенанта  освободиться, вырваться  отсюда -  это обмен.  Обмен на какого-то разведчика «гринов» средней  руки,  «засыпавшегося» в России.
 
          Часы на стене показывают  22-00. Часть стены напротив койки медленно сдвинулась вправо. Из двери, что  открывалась  в  другой  стене, бесшумно, как тень,  появляется фигура  Макса, служителя, или, как здесь он именуется, стюарда. С сильным английским акцентом, он произносит:
          -Мистер Гордеефф,  Вам  пора  на прогулка,  дышать свежий воздух!
          Артём знает, что если  бы Макс  застал его спящим, он всё равно бы  его разбудил. Год назад «грины»  решили давать ему возможность ежедневно, ночью, выходить на  открытую узкую веранду на 15 минут и дышать свежим воздухом. Веранду ограничивал барьер  высотой  полтора  метра  из прозрачного толстого пластика. За  барьером- неизвестность. Его предупредили: если он вздумает перемахнуть через барьер, то полетит  в пропасть. Как проверить? Может, там за барьером,   всего-то  пара метров до земли, а если нет? От этих канадцев можно всего ожидать. Но, похоже, за барьером, действительно не один десяток  метров высоты, и шефы «гринбойз», базирующиеся, по его предположениям, в России, где-то вблизи  черноморского побережья,  вполне логично надеются, что русский  пленник  не совсем дурак, чтобы просто так  испытывать судьбу.
          Артём, как обычно,  выходит на веранду и садится  за маленький  столик, на котором всегда   стоит бутылка охлаждённого тоника и стакан. Он наливает в стакан кисловатую жидкость, медленно выпивает,  закуривает... Докурив, тушит  окурок  в хрустальной  пепельнице. Сегодня он особенно  сильно  носом  потянул  в себя ночной  воздух. Запах йода  подсказал ему, что его держат недалеко от  берега моря.  Временами он даже слышит шум прибоя. Вот сейчас он посидит, подышит, и  через пять-семь минут Макс его  снова пригласит вернуться в  «камеру». За ним задвинется часть стены. Возможно, скоро к ночи  явится его постоянный собеседник и агитатор - «доброжелатель», аспирант канадского военморфлота  Жан Рибо,  уроженец франкоязычной провинции Квебек. Они общаются и на французском, и  на русском,  уже почти  два года. Рибо спокойным голосом   уговаривает Артёма добровольно вскрыть футляр, Артём  так же  спокойно отказывается. Рибо  приходит или в обычной сорочке с цветным галстуком  или  в чёрной  морской форме, где галстук тоже   чёрный - формы военных морских офицеров во всём мире внешне  немного похожи. Но, возможно,  Жан  Рибо сегодня не  явится. И лейтенант первого класса,  Джеймс  Филдинг, изредка  сменяющий Рибо, такой же сука- «доброжелатель»,  тоже  не придёт. Тогда Артём, выйдя с веранды, сядет в кресло, будет читать вечерние русские газеты или книгу. Содержание большинства книг его обычно раздражает,  и  через три-четыре минуты чтения  он обычно её закрывает и возвращает  на полку. Долго читать он может только стихи,  и  то далеко не всех  поэтов. Если только  Бальмонта, Бродский,  Игорья Северянина.  На «воле»  он стихами  вообще  не увлекался,   а вот здесь…Бальмонт, Игорь Северянин. Такие поэты  позволяют  ему  забыться и  улететь в иной  мир из этой  чёртовой камеры. А  потом,  часов  так  в  12 ночи,   он накроется лёгким одеялом с головой  и постарается уснуть. Свет в  его комнате  уже два года  не гасится  никогда. Это делается также в целях «желания добра»  упёртому русскому офицеру.
          Дверь в торце комнаты снова открылась и в проеме, бесшумно, как тень,  появился стюард Макс.
          -Мистер Гордеефф, к Вам посетительница.
          Сразу  же из-за спины стюарта в комнату шагнула стройная молодая темнокожая женщина в ослепительно - белом брючном костюме. Узкие брючки белого комплекта незнакомки туго обтягивали изящные  ножки, обутые  в чёрные туфельки на высоком  каблуке -шпильке. Дама была скорее мулаткой, чем негритянкой, решил, стряхивая сон, Артем.  И,  как был в пижамной куртке и спортивных трусах (в чем обычно  и спал),  он поднялся навстречу вошедшей. Макс  бесшумно исчез.
          -Добрая ночь, мистьер ГордеЕфф, -произнесла мулатка низким бархатным сопрано, уже  с испанским акцентом.-Простите за столь поздний визит, что Вас  потревожила. Очень простите!..
          -Если позволите брюки надеть, то смогу простить, - шутливо ответил Артем, и улыбнулся, получив от темнокожей гостьи  ответную широкую улыбку, обнажившую два ряда ослепительно белых ровных зубов.
          -О, да, брюки -это нам важно!—ответила мулатка,  и,  не выдержав, рассмеялась.
 
          Артем моментально натянул пижамные брюки и предложил  молодой женщине стул.
          -Присаживайтесь, -  сказал он. -Чем обязан?
          Женщина церемонно протянула Артему руку и представилась:
          -Глория Мендес, лейтенант спецвойск США.  А  Вы и есть тот Артем ГордеЕфф, капитан-лейтенант военно-морских сил России, я не ошиблась?
          -Не ошиблись, тот самый,-ответил  Артем, легонько  пожимая смуглые пальчики тонкой ручки  мулатки, решив не удостаивать  эту  тёмнокожую  ручку поцелуем.- Очень приятно.
          -Боюсь, что  Вы не совсем искренне говорите, что Вам очень приятно меня видеть, -усмехнулась Глория, снова блеснув белизной зубов.- Наверное, думаете, что  вместо мужчин— офицеров к Вам теперь прислали женщину-офицера, чтобы уговаривать стать негодяем,  предать Родину и  вскрыть футляр секретного блока. Разве не так? -задала она вопрос и хитро посмотрела на  Артема.
          Гордеев пожал плечами. Он и в самом деле так подумал. Может, признаться ей  честно? Но тогда, если не дура, она  начнёт «плести кружева», что, мол, нет, это  неправда, это, мол, Ваш свободный  выбор, помогать  нашим канадским друзьям или нет, у нас чтут  идеалы  демократии и так далее. Просто… ну,  как бы, ей   стало интересно посмотреть на русского разведчика, и  всё! Что, интересно, скажет?
          Артём  спокойным тоном ответил.
          -Миссис Глория, а  что  я должен был думать? (мисс, -  тут же поправила его мулатка,-я  не замужем). - Ко мне сюда приходят только  затем, чтобы уговорить. Решил,  что и Вы  не исключение.
          -А вот  и напрасно!- воскликнула Глория, обхватив тонкими ручками изящное колено. -Вскрывать или не вскрывать футляр - это  Ваш свободный  выбор - помогать  нашим канадским друзьям или нет. У нас  на Западе чтут  идеалы  демократии, между прочим. Мне просто захотелось познакомиться с русским разведчиком, ведь вы такие  легендарные!  Я  смотрела  ваш сериал «Семнадцать мгновений  весны», там разведчика играет красивый русский  актёр,  забыла фамилию. Но Вы внешне  очень напоминаете  его.
          -Спасибо. Но, мисс Глория,  я не разведчик,  я  военный  инженер, - сказал Артём. - А  когда  сопровождал блок искусственного супер-интеллекта (эти слова он произнёс с гордостью), то  и вовсе был в роли  экспедитора. Ваши «канадские друзья», они  что?  На морду- платок с хлороформом, в рот-кляп, мешок на голову,  руки-ноги  связали, в машину, и  сюда, в  «санаторий».  Старые методы шпионских блокбастеров.
          -Думайте, что  хотите,  -весело махнула изящная  мулатка тонкой ручкой с длинными ноготками, покрытых белым  перламутром маникюра. - Лучше скажите, как Вам  здесь?  Как кормят, как с нормами гигиены, водят ли гулять и дышать морским воздухом?
          Артём кратко ответил, как есть, добавив с усмешкой, что  здесь, похоже, сломался  выключатель света - он не гаснет круглыми сутками уже  два года,  неудобно засыпать.  Глория ответила,  что на период, когда она гостит  здесь, со светом  постарается  вопрос  решить.
          -Так  всё-таки, как Вас  кормят? -решила уточнить мулатка - Вы  не стесняйтесь, рассказывайте!
          -Как? -переспросил Артём - На завтрак овсянка, яйцо всмятку  и сок.  В обед-  лист зелёного салата, горячий бульон с гренками, спагетти с тушёнкой или пицца, и тоже сок. На ужин- творожная запеканка, ломтик сыра, и кофе со сливками. Хлеб белый, подсушенный, один кусочек. И так  каждый день. Всё это безвкусно, не солёно, пресно и уже надоело. Но я -не  в ресторане… Что дают, то и жую.
          -Да  уж, -усмехнулась Глория. -так даже в  самой  Канаде  не питаются. Специальная для Вас  диета…
          -«Ну да,  здесь ещё  и ассортиментом блюд  пытаются давить на психику, чтоб перестал упрямиться»,-подумал Артём.
          -Мистер Артём!-решительно заявила Глория. -Я хочу, чтобы  Вы  не видели во мне  врага.  Мы  вполне смогли бы иметь приятельские отношения мужчины и женщины из  разных стран. Поэтому я буду заказывать сюда в  Вашу комнату хороший обед, чтобы  мы  посидели за вкусной едой,  по Вашему выбору,  и  поговорить  «на душах», как у вас, русских говорят. Дружеский обед в  Вашу честь.
          -По душам, -поправил её Артём и подумал:
          -«Ну да, хитра девица. Агитация в виде лёгкой беседы  среди вкусных блюд, это понятно, не лаптем  щи  хлебаем…».
          Глория решительно вырвала  из своего блокнотика лист, достала  из сумочки авторучку и придвинула всё это Артёму со словами:
          -Пишите всё,  что хотели бы завтра видеть на столе! Не волнуйтесь, всё,  по чему Вы  соскучились, нам  приготовят в лучшем  ближайшем ресторане здесь, на побережье, и Вы будете облизать пальцы, я Вас  уверяю. Пишите же, -добавила она удивлённому  Артёму,  -всё,  что пожелаете, вкусного, нам  приготовят. И  мне тоже будет приятно попробовать еду, которую  любят русские. А теперь -  до свидания! Я завтра приду в 14-00, обычные обед и ужин отменяются.
           -«Ну, ладно, девочка! Я  счас тебе  уж напишу!», -злорадно подумал Артём и начал заполнять лист бумаги названиями блюд.
          На следующий  день, без четверти два дня,  стюард Макс раздвинул стол в комнате Артёма и, вместе с глухонемым косоглазым юношей, кавказской  внешности, начал вносить  холодные  закуски. Артём  сидел на кровати  и наблюдал, как  на столе, покрытом  чистой скатертью, появлялись одно за другим, блюда, от которых у него пошла слюна до пола: осетрина горячего копчения,  настоящий крабовый салат, ломтики окорока, буженина, солёные огурчики, вазочки с чёрной  и красной  икрой, тонко порезанные ломтики душистого чёрного хлеба… Ровно в  два часа в комнату вошла улыбающаяся Глория в белом платье  свободного покроя, поприветствовала Артёма и села  за раздвинутый стол, жестом приглашая капитан-лейтенанта присесть. Макс принёс на стол бутылку красного грузинского Каберне и  небольшой графинчик водки,  а следом  за ним косоглазый кавказец  подал  на серебряном блюде два  длинных шампура дымящегося  шашлыка из баранины. Артём, окинув взглядом стол, убедился, что всё, что он заказал вчера, уже стояло на столе, даже азу по-татарски. Макс и  глухонемой юноша тихо удалились,  а Глория, положив  себе  на тарелку шашлык, предложила Артёму  открыть вино. И  перейти  на «ты».
          Беседа за столом с изысканной  снедью  получилась непринуждённой и порадовала Артёма. Они начали говорить о  вполне отвлечённых предметах  и проговорили до вечера, смакуя под шашлык и азу  вино и выпивая. Глория попросила Артёма немного рассказать о себе, и он скупо поведал, как  ещё с детства увлёкся конструированием  электронных устройств, как занимался в Доме детского творчества и собирал несложные роботы,  как потом специализировался в этом направлении  и учился в Военно-морской  инженерной  Академии, продолжая работать по  закрытой морской тематике. О своей конкретной работе Артём не сказал  мулатке ни слова, и попросил её рассказать о себе. Та охотно согласилась.
          Глория  оказалась  внучкой   кубинского эмигранта Эмилио Мендес, который бежал с Кубы  в начале  60-х,  вместе  с недовольными  режимом Кастро, группой  кубинцаев.
          -Дедушка с семьёй ночью плыл на надувном матрасе до берегов Майами, - рассказывала она.- Бабушка, его жена, сорвалась  и  утонула вместе  с грудным ребёнком,  а деду,  вместе  с двумя  маленькими сыновьями, удалось  доплыть до США. Старший из сыновей, Фернандо Мендес,  стал  моим отцом.  Он в юности перебрался в Канаду, закончил университет в Торонто и женился на украинке из эмигрантов,  Олесе Велычко. У них родились я и мой брат Рикардо. Таким образом, мои дед и папа были чернокожими неграми, мама - белая,  а  я получилась мулатка. Мама научила меня говорить по-русски…
          -Красивая получилась  у твоих родителей мулатка, - весело заключил  несколько прихмелевший Артём. -Но странно,  зачем неграм  было бежать  с  Кубы? Я знаю, что революция на Кубе защищала  бедных угнетённых,  в  том числе  и чернокожих…
          -Не все негры  на Кубе были бедными, -вздохнув, ответила Глория.- У деда были в собственности  две бензоколонки и  ремонтная автомастерская. Собственность «барбудосы»  отняли и национализировали,  дед обиделся, вот и решили бежать в страну, где частный  бизнес разрешён. Даже в СССР некоторое время было разрешено иметь своё дело,  при НЭПе, а на Кубе Фидель частников сразу запретил.  Я получила образование в Военно-морской академии США в городе Аннаполис, если ты  слышал о такой. Выпустилась младшим лейтенантом, стала лейтенантом спецвойск¸ гражданка США. Но, наверное, прежде всего я- женщина,  - добавила Глория и улыбнулась.- И научилась в красивых офицерах видеть мужчин. Могу добавить, что ты, Артём,  мне симпатичен. Иначе я бы не стала  тут с тобой  сидеть и распивать русскую водку. Кстати, замечательный  напиток, лучше всех виски и рома.
          -«Ох, хорошо поёт «птичка», чертовски обаятельна! Но и  мы  не лыком шиты»»,-подумал Артём, а вслух спросил:
          -На своей  исторической родине, на Кубе,   не бывала?
          -Пару раз ездила по турпутёвке, даже встречалась с папиными родственниками, -ответила Глория. -Что сказать?  Живут бедно, питаются плохо… бобы, кукуруза…мясо -редко. Ездят на подлатанных битых  советских машинах, на «Волгах», «Москвичах». Но веселы, танцуют, не унывают. Россия же перестала помогать своим кубинским  «братьям», куда им деваться?
          -Хватит,  напомогались, -усмехнулся Артём.-Долг в  30 миллиардов  простили и то хорошо. Я  лично вообще считаю так. Если ты захватил власть в стране вооружённым путём, то подумай, чем потом кормить страну, а не жди помощи  «доброго дяди».
          -Так  экономическая блокада же была, вот СССР  и  выручал Фиделя, -возразила Глория. Артёму показалось,  что она  не испытывает вражды  к революционному  режиму, но мало ли  что  может сказать американская  разведчица русскому упрямцу, выполняя  задание?
          В шесть вечера сытого и  нетрезвого Артёма неудержимо потянуло в сон. Глория  вызвала Макса, остатки трапезы были быстро  удалены, и комната приняла  свой аскетический прежний вид. Тихо удалилась и  сама Глория, а Артём повалился спать.
 
          … Проснулся он уже ночью.  В комнате горел мягкий  приглушённый свет, совсем не такой  яркий, как обычно. Скорее, это был полумрак. Он услышал лёгкий вздох и поднял глаза  вверх. Рядом с его подушкой  стояла Глория в длинном, до пят, белоснежном атласном халате, перетянутом  пояском. Увидев, что Артём проснулся, мулатка потянула поясок…  и полы халата широко раскинулись в стороны. Пленник увидел  изумительной  красоты,  смуглое  обнажённое  тело мулатки…
          Артём неподвижно застыл от неожиданности. Он ещё не очнулся от крепкого сна после обильной  еды  и возлияний. С  изумлением  взирал  он на  прелести голого тела, которое в полумраке  комнаты казалось телом негритянки. Выпуклые крепкие груди, выдававшиеся из стройной фигуры  Глории смотрелись потрясающе! Маленькие сосочки были похожи  на иссиня- чёрные угольки. Тонкая талия… Изумительно- выпуклый  животик чуть выдавался вперёд, а под ним узкий  треугольник лобка украшал небольшой кустик курчавых завитушек. Чёрного цвета  валики наружных губ разделялись узкой  щёлкой,  внутри которой ярко  горела нежно-малиновым пламенем сочная  мякоть свёрнутых в тугой жгутик внутренних лепестков… Красивые основания бёдер были внизу пикантно  разделены интимой «площадкой» губ и  щели,   просвет между бёдрами был нестерпимо соблазнителен… Потное  тело мулатки блестело, словно облитое маслом.
          Глория  нагнулась, откинула одеяло и помогла  покорному сонному Артёму  снять пижамную курточку, потом сама  стянула трусы. Раздев пленника, она прилегла  на постель, прижалась  к нему всем гибким телом, оплела ножками ягодицы парня, и стала терзать его,  ещё не проснувшееся,  достоинство. Артём  почуял носом  сильный перегар,  исходящий  от голой  мулатки. Глория  пробормотала:
          -Прости, Артём…  я напилась… давай приятно  завершим… нашу встречу!
          Введя в себя,   необходимую для  «приятного завершения» банкета интимную часть Артёма, Глория стала медленно подбирать ритм для  соответствия движений мужчины  её желаниям. Артём понял,  что  сопротивляться  бесполезно.
          -«Когда ж она успела  так  накачаться?»,- недоумевал  он, монотонно отвечая на ритмы и сильные толчки снизу темнокожего тела,  чувствуя на шее стиснутые в замок крепкие тонкие руки, колющую боль от периодически впивающихся в  спину острых  ноготков Глории и нарастающую радость  предстоящего внутреннего взрыва, которую  он так давно не испытывал и не ощущал.
          …Из  Североморска Денису перенаправили радиодонесение  агента Геворка Казаряна. В ней  мнимый глухонемой  помощник  стюарда Макса сообщал, что недавно на базу «гринов»  прибыла  молодая  темнокожая женщина,  офицер американских спецслужб, которая  начала активно общаться  с Артёмом. На всякий  случай Денис не стал сообщать эту  новость Юле.
 
                                                          КОНЕЦ  ПЯТОЙ ГЛАВЫ (вторая  часть)
 
 
 

© Copyright: Андрей Кузнецов, 2019

Регистрационный номер №0443235

от 21 марта 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0443235 выдан для произведения:                                                          Глава  пятая.  Неприятные  разговоры.
      

             Посидев с полчаса,  они составили приблизительную структуру культурного  раздела местного сайта.  Молодым  пользователям  ненавязчиво предлагалось  узнать о классических шедеврах прошлого в  литературе,  в музыке и  изобразительном искусстве, которые сильными мира  сего, управляющими планетарными процессами в выгодную для  себя  сторону, старательно замалчивались и не допускались  в  школах и прочих  учебных заведениях  до серьёзного усвоения подрастающим  поколением. Управители  планеты  стремились  к насаждению  всеобщего невежества в  плане  мировой  культуры, что давно  справедливо возмущало истинных ценителей  прекрасного, озабоченных упадком общей культуры и  образованности в мире.
 
          Потом они  покатались,  потом  Юра проводил Юлию  до её  дома,  возле которого они  обменялись  телефонами  для  согласования будущих  действий. Через два дня  она  позвонила ему  и попросила  встретиться. Ярин  подъехал в парк к той же лавочке,  где они с девушкой набрасывали  на планшете план начальных работ. Юля его уже  ждала, сидя  возле стоящего  за  спинкой  лавочки  велосипеда. Она радостно сообщила, что ей  удалось договориться  с  администрацией  сайта «Комар точка ру» об открытии для  них,  Юлии  и Юрия,  нового раздела, который  должен был увеличить посещаемость сайта  и поднять его рейтинг. Работу раздела разрешили начать в День Знаний,  1-го сентября. Далее Юля  сказала,  что завтра уезжает  на родину, в Дадонтово,  навестить  родителей  и  сестру,  два года  назад  вышедшую замуж. Будет отсутствовать примерно пару недель,  и  весело  посоветовала Ярину не скучать. Из родительского дома она собиралась  привезти несколько книг, занимательно рассказывающих о писателях, историях   создания известных книг, и разных курьёзах в мировой литературе; материал можно будет использовать в создаваемом  ими культурного раздела.  Юра в ответ  сообщил, что скучать ему  будет некогда. Он тоже  собирается на  недельку  в  в Москву,  отвезти отчёт о работе представителя  фирмы, и также захватить занимательную литературу  о классической  музыке, композиторах, рассказы о художниках и их картинах.
 
          -«На  недельку, до  второго»? – шутливо спросила  Юля. –Это замечательно, что Вы  тоже  привезёте исходный  материал.  Значит,  содержание  раздела  не придётся  высасывать из пальца. Можно,  конечно, понабрать кое-что из сети, но потом придётся  столько сидеть и компилировать статьи! И оно нам  надо?  А материал в самом начале  должен быть лёгким  и занимательным, иначе  местная  молодёжь пошлёт нас  «лесом».
 
          -Что касается живописи,  то  у  меня  найдутся истории  создания  и «мадонн  и  бесстыдных Венер», -весело сказал  Ярин,   вспомнив цитату Юли из высказывания художника Александра Бенуа. – Причём,  о «Венерах» материала будет  побольше.
 
          -Ну,  и правильно, -отозвалась с улыбкой Юля. – Эротика является  большой  частью  мировой  изобразительной  эстетики. И, хотя богини Рубенса и нимфы Франсуа Буше  фигурами весьма  полноваты, и не  отвечают нормам современной  сексапильности, но сама женская нагота есть некоторый синоним красоты  и  свободы. Это будет  вполне приемлемо в информации о творчестве старых мастеров Голландии, Фландрии, Италии, Франции…
 
          -Ага, а если  ещё рассказать,  почему  в каждой западной стране в XV –XVIII веках каждый крупный мастер считал своим долгом  написать полотно  на  тему «Вакханалия», где красиво изображались деревенские вольности  и пьяные безобразия…
 
          -А если  я  ещё сюда  привезу,   и  мы с Вами  разместим  на сайте,  материал о современном художнике- графике Владимире Шорохове, -  смеясь, энергично добавила Юля. -  Который одной линией пера, обмакнутого в тушь, может легко изобразить изящную женскую фигурку, обнажённую  или  полу- , и, порой,  с такими пикантными  подробностями, что мама не горюй… Но тем  не менее, это не порно,  а маленькие  шедевры!
 
          -Вобщем… готовимся! -подвёл итог Ярин,  и предложил девушке  погонять «перед разлукой» по аллеям парка.
 
          -Па-а-ехали!- ответила  она, махнула рукой  и села в  своё узенькое  седло с острым «клювиком»  передней  луки, о некоторой  тайной  функции которого Юра  не догадывался.
 
          На  следующий день они  разъехались по  родным пенатам.  Ярин в дорогу собрался  быстро и  легко купил билет на вечерний  рейс  до Москвы  в  аэропорту  Краснодара. Ближе  к ночи перед отъездом  к нему приехала,   изголодавшаяся  за две «постных» ночи,  Элла. Как обычно,  после первых  вагинальных эксцессов,  она царственно возлежала  на  спине, отдыхая и  распаляя Ярина распутным  великолепием  своего  тела, вдохновляя своего уставшего мужчину  на новые половые  подвиги. Подложив под попочку  подушку,  эта ненасытная  бесстыдница лежала, широко разметав  по двуспальной кровати аппетитные  ножки,  высоко подняв свой холмик межбедренного  «сокровища», украшенного широкой  полоской тёмно-русых редких красивых волос. Эту  позу  она  любила  принимать для  того,  чтобы  Юра  поклонялся этому   языческому  «алтарю»  звериной женской похоти, и услаждал  его  всем  своим упругим, что  у него имелось.  Ему  предлагалось  на  выбор: полизать, пососать или  укусить влажный, дрожащий  багровый «гвоздик»  клитора. Или медленно  пройтись язычком  вдоль, сбегающей вниз, блестевшей  влагой ложбине  половой  щели… А  когда  она пальчиками  растягивала  в стороны лепестки малых губ так, чтобы  её  любовник проникся видом округлости  торжественного входа  в  тесную тёплую женскую сущность, то утомлённый Ярин,  снова начинал  терять  голову  от дикого возбуждения при  виде  этой  амбразуры  страсти. Он наливался  новым  желанием,  и резво  кидался на створ влагалища  с воздетым  средним  пальцем  правой  руки,  ударно вонзая  его  в дыру до упора. Элла  тут  же  прихватывала  член своего  кавалера,  заворачивала  его   крайнюю плоть, обнажая  «боеголовку»,  и, выведя  из своей  «сокровищницы» малоэффективный палец, производила  его замену на назначенное  Природой мужское  естество. И  процесс  новой  близости  повторялся  в  новом  пламенном  исполнении, где они опять  становились немного сумасшедшими  и  счастливыми, забывая обо всём  на  свете.
 
          Об этом свидании,  накануне  своего отъезда,  Ярин с  тоской  вспоминал, ночуя  в своей московской  холостяцкой  «однушке», силясь заснуть, обнимая  вместо сладкого горячего тела Эллы, вторую подушку.  Он чувствовал свою  сексозависимость от  врачихи,  и до поры  не представлял, как будет жить дальше, когда  Судьба им скомандует  расстаться. Вряд ли  он быстро найдёт подходящую замену этой  белокурой, невероятно  бесстыдной сучке, которая  как никто,  умела  превращать его, размеренного, уравновешенного мужчину в дикого неуёмного кентавра или сатира, после секса  с которой  он чувствовал себя  заново родившимся.
 
          На фирме Юрий сдал отчёт,  получил комплект документации для нового образца оптикотрона - блока  для самопрограммирования   работы узлов глубоководного полярного робота  - собрал в  чемодан необходимую литературу  для сайта  просвещения, и уже  собрался покупать билет  до Краснодара, как шеф неожиданно вызвал его в кабинет  для  разговора.
 
          В кабинете Влад Серов, исполнительный  директор фирмы, пригласил Ярина присесть в мягкое  кресло напротив  своего широкого  стола,  напоминавшего один из столичных  аэродромов. Помолчал,  прищурился  и  спросил:
 
          -Юр, как тебе жизнь в  Камаринске? Не надоело влачить существование полномочного представителя?
 
          -Почему  это  «влачить?» - удивился Ярин,  и на его лице появилось выражение несправедливо уличённого  в воровстве туалетной бумаги  из общественного «заведения». –В мой  адрес  есть нарекания? На «Сигме» у меня ни с кем  конфликтов не было. Со всеми сотрудниками ровные деловые отношения.
 
          -А  с медработниками  заводской  поликлиники? -снова прищурился Серов и закурил душистую сигарету.- Тоже ровные  и  абсолютно  деловые? –В голове Ярина, при этих словах  шефа,   пронёсся ледяной   вихрь путаных  мыслей.
 
          -«Это какая  же  блядь выследила  и донесла?»-подумал он и, по выражению лица исполнительного директора понял, что запираться  бесполезно.
 
          -Работники спецполиклиники…  не влияют на качество выпускаемой заводом продукции, -пробормотал Ярин, еле шевеля губами  и  заливаясь  краской  стыда.
 
          -Смотря какие  работники, - тихо проговорил Серов. –Но ты  молодец, что не врёшь мне  и  не «крутишь дурака». Не переживай, об этом знаю пока только  один я. Медсестра твоей  Эллочки… забыл  её фамилию…   позвонила  мне  прямо сюда,  в кабинет, и  доложила. что её  врач –терапевт Элла Борисовна Вербицкая  шьётся с представителем нашей фирмы Юрием Яриным, который  разрушает семью местного олигарха и мецената города, всеми  уважаемого почётного гражданина Камаринска,   доктора  медицинских наук Василия Вербицкого  Чёрт её знает,  как она  узнала,  может, ваш  телефонный  разговор подслушала. Но я точно понял,  что она никому в клинике ничего  не сказала. Не дура, понимает, что самой  может «пряников» обломиться,  муж-то не дворник, репутация!.. Просто посоветовала тебя  заменить  и тихо  отозвать в  Москву. Я  пока тоже никому  ничего не говорил, ждал,  когда  ты  приедешь -огласка никому не нужна. Сильно ты к ней прикипел, Юрик?
 
          -Сильно, -только и мог хрипло выдохнуть Ярин.
 
          -Понимаю.., -ответил Влад. –Сам  такой  же  самец. Но  что-то делать надо. Мы –то   тобой  довольны, ты  сумел такой  конфуз  разрулить! Наши мудаки – конструкторы  накосячили тогда, два года  назад,  с хренову тучу в  чертежах, на заводе из-за этого  дорогущую лазерную технологическую оснастку псу под хвост пустили, станок с  программным управлением, за миллион «зелени»  загубили. А  ты  сумел грамотно внести  поправки в чертежи  «сборки»,  тем самым большую часть техоснастки спас и выпуск изделий не остановил –мы это всё помним,  Юра! Но тут  такая штука, блин горелый!
 
             Серов  закурил новую сигарету  и продолжил:
         
          - Что может произойти? Олигарх, так или иначе, узнаёт. Он поднимает пургу  в Администрации города,  и  ещё на «Сигме», требует  тебя убрать,  да ещё и денежную  компенсацию  с  директора завода  за  моральный  ущерб позора закажет. Это же  миллиардер! Затем -смотри!  Директор «Сигмы» наезжает на нас и  грозится разорвать контракт, чтоб  заключить его с конкурентами. Деньги  ему  компенсировать - это самое  малое… Весело? И это не  я придумал, это я знаю, как бывает.
 
          Ярин молчал, красный,   как сваренный лангуст  в поварне элитного ресторана,  он сидел, низко опустив голову.  А  Влад добавил:
 
          -И  замена тебе  просится. Ко мне уже два раза ведущий  инженер Селиванов приходил,  ему на пенсию скоро,  хочет  на непыльную работу перейти, думает, что представителем на  «Сигме»  сидеть - самое то! А он у нас  десять лет торчит, пень пнём, от него толку по делу,  как от козла - сгущёнки. Ни хрена не справится в критическом случае. Я пока ему ничего не обещал. Что делать - ума не приложу… Ладно бы ты там  с обычной  молодкой  закрутил…  южный город,  девок  полно, яркие, смачные, фигуристые… Клей  да  трахай! Нет, тебя  на  медперсонал завода  потянуло!
 
          Юрий  хорошо знал, что светлая голова шефа позволяла ему предвидеть многие сложные ситуации  задолго до их реального воплощения.
 
          -Короче,  так! Вернёшься - с Эллой все дела  прекращаешь! Неважно,  что  у вас  там,  любовь  или  любвеобильность. Найдёшь, что  ей  сказать - на кону  твоя  карьера. А я тихо  позвоню этой  стервозе -  медсестре со своего мобильника. Номер её у меня  отметился,  так  что, дозвонюсь, поблагодарю  за  сигнал и  скажу,  что  господина Ярина  мы отзываем. Как бы!.. –добавил он громко, делая  страшные глаза, видя, что Юрий совсем  сник. – Скажу ей , что пока подбираем тебе  замену. А ты  езжай  и работай, как ни в чём не бывало. Но своей Элле  расскажи,  что медсестра её по-крупному сдала, и у нас  с тобой  был разговор. Если она  не совсем дура, то найдёт способ поквитаться с  завистницей. Добьётся,  не мытьём - катаньем,   её увольнения… например, анализы потеряла  или кардиограмму какую… либо карточку чью.   И  пусть гуляет  в городскую полуклинику. Но  и там  ей  не придёт в  голову Эллу  срамить,  потому что  с  олигархом шутки плохи- обвинят в  клевете, мало не покажется. А  ты  пока поработаешь  на фирму вдали  от Родины. Элле  скажи, чтоб с тобой  прекращала любое  телефонное  общение,  только  по СМС. И  чтоб  с айфоном в поликлинике   не расставалась, на  столе в кабинете  не оставляла.  Билеты на лайнер уже купил?
 
          -Только собираюсь сейчас ехать, - глухо ответил Ярин.
 
          -Тогда держи «краба»  и - счастливого пути, - проговорил Влад, протягивая Ярину широкую ладонь.
 
          -Спасибо Вам большое! - проговорил Юрий, крепко пожимая руку шефа, растрогавшись  и пряча заслезившиеся вдруг глаза.- С  меня  коньяк.
 
          -Конечно! И  не  дагестанскую «палёнку», а непременно французский «Реми Мартин», двадцатилетней  выдержки.
 
          Ярин поспешно вышел из кабинета Серова,  и по телефону вызвал Яндекс - такси:  заехать домой  за чемоданом, позвонить матери  и  постараться любым рейсом сразу  вылететь в  Краснодар.
 
          Сидя в салоне «Суперджета», Юрий в который  раз проигрывал в голове «запись»  беседы  с шефом. И думал, как  же ему  построить разговор с Эллой при встрече, которой теперь  придётся едва ли не гримироваться,  заходя  в его подъезд- у медсестры ещё  хватит ума  подослать «папарацци»  с камерой, чтобы получить фотодокументы «левых» заходов своей  врачихи. Но что он  точно знает -  совсем расстаться  с ней,  с её телом, с её  языческим «алтарём»  между ножек, со струящимися с лобка  чУдными  волосками,  с её бесстыжим  взглядом, он  не сможет. Пока не сможет…
 
          Вернувшись в квартиру  и  вызвав по телефону свою   приходящую домработницу,  он, пока она  вытирала   пыль и  поливала цветочки, отправил Элле СМС-ку, информируя,  что вернулся. Она  ответила ему  так же, написав,  что сегодня ближе  к девяти вечера придёт  на ночь.
 
          Встреча любовников  была  бурной, но разговор в  паузе после их изначальных судорог оргазма, был тоже  серьёзный. Юра  рассказал любовнице о беседе  с шефом фирмы. Элла  слушала  его молча,  прикусив нижнюю губку, напряжённо глядя  в потолок. Потом, когда Ярин закончил излагать информацию,  сухо сказала, со злостью в  голосе:
 
          -С-сволочь Лаврова…Завистница, точно. У  меня  муж кто?.. А  её  муж бросил. И  детей  Бог не дал.  Ну, ладно. Будет в  горбольнице утки за дедушками  выносить…Уж  я постараюсь.
 
          -Ты  бы лучше  постаралась надеть   шапку-невидимку, когда ко мне  в подъезд заходишь, -ответил Ярин. – У твоей  Лавровой  ума хватит фотолюбителей  подослать фиксировать твои  визиты. Или надевай парик, тёмные очки,  и костыль подмышку...
 
          -Юр, у тебя  есть ключ от чёрного входа  в подъезд?- спросила Элла, пропустив  мимо ушей  предложение любовника.
                   
          -Есть, -ответил  Ярин.- Отдать тебе?
 
          -Только, чтобы  сделать  дубликат, -ответила она. -  Подъеду на  такси  с другой  стороны дома, открою… а эти любители пусть воробышков  с парадного входа  фоткают. Но,   может, ты  испугался  и хочешь  расстаться?
 
          -Я без тебя  не смогу, -ответил Юра, обнимая  за шею  свою белокурую красавицу.
 
          -А  я тем более не смогу,  - ответила она, целуя в щёчку любовника.
 
          Неожиданно Ярину пришло в  голову  спросить  Эллу  кое о чём .  Не ожидая  от себя  самого, он вдруг спросил её:
 
          -Элл!  А ты  в  курсе,  что инженер заводской  лаборатории Нестеров, работая  возле  камеры  радиационных испытаний с выпускными  изделиями,  подхватил  сильную дозу?  Облучился. Получил 250 рентген. И  теперь у  него… на «полшестого». До меня  дошли  слухи. Жена  его в Москву хочет везти на тот случай, что потенция вдруг восстановится.
 
          -Нет, не слышала, - отозвалась Элла.- Ну  и дурак  он. Им для  работы  возле камеры  выдают специальные  защитные  костюмы, прошитые свинцовой  сеточкой, чего же он так?
 
          -Выдают. Но, я  слышал,  сеточка у него поломалась... как раз в том, «священном»  месте. Ну, не обратил внимания, в голове работа, блоки, контакты,  согласующие устройства. Бывает.
 
          -Бывает,  а жене что теперь делать?  -сердито спросила Элла. - Фаллоимитатор покупать? Какие же вы, мужики, безалаберные! Его проблемы…
 
          -Элл, а знаешь… - вдруг сказал  Юра  вкрадчивым голосом. – Я  ведь тоже  периодически бываю там,   возле  той камеры, проверяю  циклограммы, показания  приборов на выходе  изделий. Это входит  в мои обязанности...  пусть выборочно, но приходится  проверять. И  мне тоже  выдают  костюм  со свинцовой  сеточкой.
 
          -Зачем ты  мне  всё это рассказываешь?- встрепенулась Элла.- У  тебя  вроде  никаких признаков импотенции нет, не морочь мне голову!
 
          -Пока нет, но ты же врач и знаешь,  что радиация  в организме накапливается, - ответил Юра  с хмурым  выражением  лица. -  Мне костюмы  всегда разные  выдают,  может у которых сеточки были  не в порядке. Сегодня  у меня  стоИт, а  завтра  вдруг…ать - и нету!
 
          -Юрка,  чего ты  болтаешь! -возмутилась Элла шутливо улыбнувшись, но в её голосе  Ярин уловил тревожные  нотки. – Тебя бы сначала головные боли  мучили, тошнота, рвота, но ты же  здоров как бык, меня-то,  терапевта, не обманешь!
 
          -А ты  и  не  лечила облучённых, зачем зря говоришь? -тут же  отпарировал Юра. - Ты мне  лучше  скажи, скажи, что будем делать, если у меня  проявится признаки облучения и мы…  не сможем? Ну, вот скажи!
 
          Элла  нахмурила  бровки  и пробурчала:
 
          -Что будем  делать?… Юр,  я , вообще-то мужняя жена. Не сможешь- расстанемся. Или ты будешь   со мной  в  постели  в домино играть? Я вернусь в  семью,  к  мужу,  буду  с ним  спать. Это, вообще-то мой  супружеский долг.  Я Василию   законная жена  и Настюшке  мать.
 
          -Но ты  же  с ним  не можешь? Он  для  тебя… коротковат, сама говорила.-, -возразил Юрий, который  был неприятно удивлён ответом  любовницы.
 
           -Ну что,  поедем  с ним  в Москву,  настою, чтобы  ему там член  удлинили… хотя  бы  на  пару сантиметров. В  столице умелые медики,   всё  могут, - ответила Элла,  глядя   в потолок.
 
          -А  он у тебя  часто  и  дома не бывает, всё время  в разъездах. Нового  любовника будешь  заводить?- саркастически  заметил Ярин,  внимательно смотря  на  Эллу. Он  всё  более  удивлялся таким ответам женщины,  не веря  своим  ушам.
 
          -Ну да, нового… найдёшь  тут! - усмехнулась Элла. -  «Доброжелатели»  быстро  засекут.  Кругом  глаза, оказывается… Нет уж, к мужу  вернусь,  зачем  испытывать судьбу? Как -ни  будь приспособлюсь к нему. Он  у меня -родной…. Ну  а  что? - И,  словно спохватившись,  тут  же спросила:
 
          -Юр,  но это  же  пока тебе  не грозит, зачем  ты  фантазируешь? Ведь  у тебя  пока нет симптомов, ты  же  здоров, правда? Вон как  меня  сегодня отшпорил, за  милую  душу! Давай,  иди  ко мне, я  так снова хочу!
 
          Ярин,  который на самом деле  никогда  не заходил на  заводе  в корпус с камерой  радиационных испытаний,  который  никогда не надевал противорадиационный  костюм  с сеточкой,  которому  все результаты  испытаний  приносили  девушки- лаборантки в главный  корпус,  почувствовал себя  рядом  с разоткровеннившейся подругой как-то  очень  кисло. Ему  вообще  стало больно, обидно и нехорошо. Если  бы  знать раньше - он давно бы  устроил Элле этот тест-драйв на «вшивость». Тогда  бы  с ней  и  расстался, придумав любую причину и, возможно, не было б сегодня этого неприятного разговора  в Москве с Серовым. А теперь… у него  было ощущение, что он проглотил большой комок наждачной бумаги крупного зерна. В висках стучали молоточки. Он сморщился и ответил:
 
          -Элл,  давай  в  другой раз, а?  Сегодня у меня  был  трудный  день. Разговор с  шефом, нервотрёпка, самолёт… Давай  потом. А  сейчас будем  спать.
 
          -Спать? -удивилась блондинка,  вскинув пушистые бровки. -Ты  по мне  не соскучился?
 
          -Соскучился. Честно!.. Но давай   уже будем  спать.
 
          -Как  скажешь, -проговорила Элла  недовольным тоном,  и, зевнув, повернулась  к  любовнику  спиной. Вскоре  она  уже  посапывала, видя, наверное,  первый  сон. А Юрий  так  и не  смог заснуть.  Его била  дрожь. Надо же…  Оказывается, Элла  всё это время  использовала  его,  по большому  счёту,  как  зубочистку!  Как секс-биоробота с рабочим штуцером. Жестоко!..
 
          Так  и не сомкнув ни на минуту глаз, он  в  5  утра, как обычно, разбудил Эллу:
 
          -Поднимайся,  тебе  пора  вызывать такси.
 
                                 КОНЕЦ ПЯТОЙ  ГЛАВЫ.
 
 
Рейтинг: +2 303 просмотра
Комментарии (2)
Grecija # 27 марта 2019 в 12:06 0
Позновательно и интересно читать.Такова жизнь...
Андрей Кузнецов # 27 марта 2019 в 20:46 0
Тоня, большое спасибо, если сюжет действительно увлёк!)))) spasibo-3