Аллейка

26 января 2012 - Вадим Спет
article19561.jpg

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ СОЧИНСКОГО ЛОВЕЛАСА 60-х

Есть в санатории Ворошилова небольшой сквер, часть которого состоит из магнолиевых деревьев и болотных кипарисов. В своё время там стояло много скамеек, причём все они были расположены таким образом, что сидя на скамейке, ты не встречаешься глазами с сидящими на других скамейках.
В своё время молодёжь облюбовала этот скверик, тем более, что располагался он рядом с жилым микрорайоном работников санатория. И часто вечерами, проводив своих дам домой, ребята собирались здесь на "спевки"... Звучали песни "для души", переодически перемежаясь с залихвацкими, для "разрядки", хулиганскими песнями... Магнолиевая аллея затем для краткости стала зваться "Аллейкой".
Остальная большая часть сквера представляла собой огромный розарий с чайными
прекрасными розами, рассекаемый пешеходными дорожками, обрамлёнными барьером
из самшита. Кусты из самшита настолько прочные, что мы часто пользовались ими, как креслами. Среди роз возвышались большие кусты Лавра благородного, а ближе к дороге, которая огибала сквер с востока и севера, росли Груши-Дубовки с высокими ребристыми стволами /предмет мечтаний всех мальчишек/.
С юга посредине розария, выстроилась банановая колония с широкими лопастыми листьями-покрывалами. В детстве Апполон часто заглядывал под банановые листы, где на огромных рельефных плодоножках висели "плоды-цветы" с виду напоминавшие крупный орех величиной с голову. По мере роста большие лепески поднимались и под ними появлялись целые гирлянды цветов-кувшинок на 2/3 заполненные нектаром /вкусной сладкой жидкостью для привлечения насекомых опылителей/. 20-30 таких цветков-кувшинок по окружности, да ещё в 2 ряда позволяли удовлетворить аппетит любого ребёнка...
Надо отдать должное ландшафтным дизайнерам, задумавших и создавших это чудо природы, к тому же очень удобное для отдыха отдыхающих санатория! Сам сквер чем-то напоминал остров, возвышающийся над дорогой /с 3-х сторон/ и с 4-ой санаторной столовой и спортплощадкой, уровнем ниже. Дорогу обрамляли Гималайские кедры, а
спортплощадку Болотные кипарисы.
Вечером, когда солнце опускалось ниже платанов с юга, на спортплащадке разворачивались волейбольные баталии на 2-х площадках со зрителями в 2-3 ряда. А городошная площадка слыла одной из лучших в городе. Стоящая на растяжках в углу перекладина никогда не пустовала. Всё было сделано добротно, чисто и аккуратно.
В этот вечер Апполон встречался с Дорой из Днепропетровска /они познакомились на пляже/, одной из близняшек. Купание в "белых плавках" её не привлекло и они отправились на "спевку" в "Аллейку".
На трёх скамейках собралось 12-15 ребят /среди них: "Кися", "Блеки", "Мерин","Куля", "Намикос", "Седя","Пителюся", "Усик", "Шахмат"и "Вантюля"/ во главе с Сан Санычем и звучала "Луна":

Хор мальчиков - А-а-а, а-а-а, а-а-а, а...!
Хор девочек - Ум-па-ла, ла-ла-ла, ла-ла-ла, ла!

Луна-а-а-а!
Плыви в ночно-о-м просторе-е-е...,
Лучи купая-я-а в море-е-е...
Прекрасная-я-а лун-на-а!

Лун-на-а-а-а!
Как этот лик чудесе-е-ен...
А вечер так прелесе-е-ен...,
Как этот дивный са-а-а-а-ад!

Ум-па-ла, ла-ла-ла, ла-ла-ла, ла!

Мы двое в темной аллее-е-е
И ночь любовью полна-а-а,
Заря-я-а на востоке аллее-е-ет...
Спускается в море луна-а-а-а...

И сразу..., прервав "Луну", затянул свою "Волыну" Сан Саныч на мотив "Марины":

Когда впервые я сказал: "Волына-а-а!"
Забилось сердце часто, очень сильно.
В глазам моих надежда промелькнула,
Что в "Спутник" на "Волыну" попаду.

Работает затейником там Ваня!
Красивый, статный, скромный па-а-рень.
Один из зачинателей "Волыны"
Он говорит великие слова:

Волына, волына, волына-а-а!
Ты счастье и радость моя-я-а!
Волына, волына, волына-а-а!
Тебя полюбил навсегда-а-а...

На всём большом Кавказском побережье-е-е
Наперечёт все знает "кабаки-и".
Но ходит, как и прежде, в "7-ой корпус"
И жрёт полусырые шашлыки-и-и.

Он провожает женщин нежным взглядом...
Особенно с массивным толстым... тазом
Кидает им предлинную "затраву",
Что за "Волыну" жизнь готов отдать.

Волына, волына, волына-а-а!
Ты счастье и радость моя-я-а!
Волына, волына, волына-а-а!
Тебя полюбил навсегда-а-а...

Королём "Волыны" все его считают
И отлично знают Ванюшу-физрука...
В Москве и Ленинграде, и Целинограде
В Хосте, на Мацесте и даже на Бзугу...
Замена-а-а!

Дора была в восторге от спевки, но на спевке были одни мужики. И Апполон предложил ей прогуляться по скверу.
Была обычная тёмная южная ночь. Звёзды так низко сверкали, что
, казалось, протяни руку и одна из них окажется в руке... Песни продолжали литься из Аллейки, но уже не так громко... Песчаная дорожка скрипела под ногами... Скамейки уже были пусты /в санатории "Отбой" в 23-00/, и они выбрали одну в дальнем углу под широкой веткой гималайского кедра... Уже "прошла" роса и скамейка оказалась влажной...
Апполон, не долго думая, предложил Доре колени... Дора подумала и..., поскольку романтика ночи располагала, приняла предложение, положив руку на Его плечо.
А Апполон, как бы не замечая близости девы, продолжал свой рассказ о традиции спевок..., о парке санатория и его удивительных растениях и достопримечательностях...
Дора расслабилась, ей эмпонировал молодой романтический кавалер, ей было с ним интересно... и комфортно...
Апполон всегда испытывал к "хохлушкам" особенный интерес. Они, как правило, были чисты, красивы и добры. В них совершенно отсутствовал московский "снобизм" и потребительство. В то же время они обычно отличались своей труднодоступностью, что всегда подзадоривало общительного Апполона. Он никогда не повторялся и к кажной новой знакомой искал свой подход(!)
Дора первый раз посетила Сочи, всё ей было "в диковинку", и она только закончила первый курс института... Внутренне она была очень рада знакомству с таким обходительным и обаятельным молодым человеком, что сразу прониклась доверием и радушием к нему... Высокий стройный и сильный... он сразу привлёк её внимание на пляже... А сестре запретила даже смотреть в его сторону...
Тем временем ласковые руки Апполона уже гладили её обнажённые руки, а Он всё восхищался такой необычно красивой "ямкой Красоты"!...
У себя дома Дора не очень была избалована вниманием представительных мужчин, а ровесники и однокурсники были слишком прямолинейны, хотя они с сестрой были из "красивого десятка"... Ей было стыдно признаться, что она не знает "ямки красоты", поэтому Дора всеми силами старалась подыгрывать Апполону...
Искушённый в любовной прелюдии, Апполон уже незаметно "обвивал" образами и витиеватыми понятиями любовной "игры" явно малоопытную Дору и как бы случайно касался её эротических зон, вызывая непреодолимое возбуждение...
Апполон не любил применять силу и психологическое давление на своих знакомых.
Он доводил их до полного изнеможения, когда они уже сами готовы были бросаться на него... И только тогда... Он, как бы поддаваясь напору девы, шёл ей навстречу... В таких случаях дама чувствовала себя победителем, что так немаловажно в любовном поединке.
Опыт и наблюдательность посказывали, что Дора имеет некоторый опыт общения с мужчинами и что она уже не девочка...
Её руки сами стали расстёгивать пуговицы белоснежной капроновой рубашки Апполона, гуляя по волосатой груди... А Его рука ласково гладила её ушко, нашёптывая стихи Баратынского:
"Юность кончена..., приходит
Дерзкой зрелости пора.
И рука смелее бродит
Вдоль прелестного бедра...

Не одна, вспылив вначале,
Мне сдавалась ослабев...
Лесть и хитрость побеждала
Ложный стыд и милый гнев.

Но с прошедшими годами
Прелесть чувства умерла...
Где вы сладкие томленья!?
Робость юного осла..."

У Доры, тем временем, участилось дыхание, заблестели в темноте глаза, по телу пошли непонятные конвульсии... Она уже полностью не осознавала себя, своих действий, поступков... Ею овладела непреодолимое желание завладеть "этой мужской крепостью", подчинить его себе..., свои инстинктам..., прорывающимся вот-вот наружу
Дора чувствовала под собой, поднимающуюся силу, и она невольно заёрзала на коленях
Апполона... Юбка-колокол вздыбилась высоко... Специфический запах предательски выдавал её "с потрохами"...
Рука Апполона опустилась под юбку и медленно поползла по внутренней стороне бедра, мягко массируя поверхность... Губы Доры сами по
тянулись к губам красавца с некоторым стоном... и вожделением... Мягкие и влажные они прильнули к его непреступным и так привлекательным губам, уступая напору... голубой красавицы с карими глазами...
Мягкое нажатие на желанный холмик, вызвало у Доры трепетную дрожь по телу...
Она часто задышала..., трикотажные трусики мигом слетели..., а руки её уже быстро расправлялись с Его модными джинсами /купленными у "фориков" в Туапсе/...
Его руки мягко легли на бёдра снаружи и притянули её нетерпеливую часть прямо на выпрыгнувшего Федю, быстро нашедшего свою укромную "пещеру"... И... налетевший вихрь... подхватил обоих... в едином ритме устремил к очередной падающей звезде...
Корма уходила... и возвращалась, притянутая бурным течением... Дора выгибалась..., то выпрямлялась, танцуя среди волн..., металась из стороны в сторону... Едва сдерживаемый крик прорывался подспудно наружу... Вдруг она заспешила, зачастила и шумный выдох со стоном всё-таки вырвался наружу... Дора сразу как-то обмякла на гребне волны..., повернулась..., и поцелуи благодарности посыпались на его грудь...
Апполон был сражён той же волной и впивал наслажденье от бурного
выплеска...
А ночь невозмутимо продолжала сыпать падающими звёздами... и спешащими куда-то
светлячками, разносящими морской фосфор по укромным углам ночной природы июльского Сочи...
Продолжение следует...


 

© Copyright: Вадим Спет, 2012

Регистрационный номер №0019561

от 26 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0019561 выдан для произведения:

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ СОЧИНСКОГО ЛОВЕЛАСА 60-х

Есть в санатории Ворошилова небольшой сквер, часть которого состоит из магнолиевых деревьев и болотных кипарисов. В своё время там стояло много скамеек, причём все они были расположены таким образом, что сидя на скамейке, ты не встречаешься глазами с сидящими на других скамейках.
В своё время молодёжь облюбовала этот скверик, тем более, что располагался он рядом с жилым микрорайоном работников санатория. И часто вечерами, проводив своих дам домой, ребята собирались здесь на "спевки"... Звучали песни "для души", переодически перемежаясь с залихвацкими, для "разрядки", хулиганскими песнями... Магнолиевая аллея затем для краткости стала зваться "Аллейкой".
Остальная большая часть сквера представляла собой огромный розарий с чайными
прекрасными розами, рассекаемый пешеходными дорожками, обрамлёнными барьером
из самшита. Кусты из самшита настолько прочные, что мы часто пользовались ими, как креслами. Среди роз возвышались большие кусты Лавра благородного, а ближе к дороге, которая огибала сквер с востока и севера, росли Груши-Дубовки с высокими ребристыми стволами /предмет мечтаний всех мальчишек/.
С юга посредине розария, выстроилась банановая колония с широкими лопастыми листьями-покрывалами. В детстве Апполон часто заглядывал под банановые листы, где на огромных рельефных плодоножках висели "плоды-цветы" с виду напоминавшие крупный орех величиной с голову. По мере роста большие лепески поднимались и под ними появлялись целые гирлянды цветов-кувшинок на 2/3 заполненные нектаром /вкусной сладкой жидкостью для привлечения насекомых опылителей/. 20-30 таких цветков-кувшинок по окружности, да ещё в 2 ряда позволяли удовлетворить аппетит любого ребёнка...
Надо отдать должное ландшафтным дизайнерам, задумавших и создавших это чудо природы, к тому же очень удобное для отдыха отдыхающих санатория! Сам сквер чем-то напоминал остров, возвышающийся над дорогой /с 3-х сторон/ и с 4-ой санаторной столовой и спортплощадкой, уровнем ниже. Дорогу обрамляли Гималайские кедры, а
спортплощадку Болотные кипарисы.
Вечером, когда солнце опускалось ниже платанов с юга, на спортплащадке разворачивались волейбольные баталии на 2-х площадках со зрителями в 2-3 ряда. А городошная площадка слыла одной из лучших в городе. Стоящая на растяжках в углу перекладина никогда не пустовала. Всё было сделано добротно, чисто и аккуратно.
В этот вечер Апполон встречался с Дорой из Днепропетровска /они познакомились на пляже/, одной из близняшек. Купание в "белых плавках" её не привлекло и они отправились на "спевку" в "Аллейку".
На трёх скамейках собралось 12-15 ребят /среди них: "Кися", "Блеки", "Мерин","Куля", "Намикос", "Седя","Пителюся", "Усик", "Шахмат"и "Вантюля"/ во главе с Сан Санычем и звучала "Луна":

Хор мальчиков - А-а-а, а-а-а, а-а-а, а...!
Хор девочек - Ум-па-ла, ла-ла-ла, ла-ла-ла, ла!

Луна-а-а-а!
Плыви в ночно-о-м просторе-е-е...,
Лучи купая-я-а в море-е-е...
Прекрасная-я-а лун-на-а!

Лун-на-а-а-а!
Как этот лик чудесе-е-ен...
А вечер так прелесе-е-ен...,
Как этот дивный са-а-а-а-ад!

Ум-па-ла, ла-ла-ла, ла-ла-ла, ла!

Мы двое в темной аллее-е-е
И ночь любовью полна-а-а,
Заря-я-а на востоке аллее-е-ет...
Спускается в море луна-а-а-а...

И сразу..., прервав "Луну", затянул свою "Волыну" Сан Саныч на мотив "Марины":

Когда впервые я сказал: "Волына-а-а!"
Забилось сердце часто, очень сильно.
В глазам моих надежда промелькнула,
Что в "Спутник" на "Волыну" попаду.

Работает затейником там Ваня!
Красивый, статный, скромный па-а-рень.
Один из зачинателей "Волыны"
Он говорит великие слова:

Волына, волына, волына-а-а!
Ты счастье и радость моя-я-а!
Волына, волына, волына-а-а!
Тебя полюбил навсегда-а-а...

На всём большом Кавказском побережье-е-е
Наперечёт все знает "кабаки-и".
Но ходит, как и прежде, в "7-ой корпус"
И жрёт полусырые шашлыки-и-и.

Он провожает женщин нежным взглядом...
Особенно с массивным толстым... тазом
Кидает им предлинную "затраву",
Что за "Волыну" жизнь готов отдать.

Волына, волына, волына-а-а!
Ты счастье и радость моя-я-а!
Волына, волына, волына-а-а!
Тебя полюбил навсегда-а-а...

Королём "Волыны" все его считают
И отлично знают Ванюшу-физрука...
В Москве и Ленинграде, и Целинограде
В Хосте, на Мацесте и даже на Бзугу...
Замена-а-а!

Дора была в восторге от спевки, но на спевке были одни мужики. И Апполон предложил ей прогуляться по скверу.
Была обычная тёмная южная ночь. Звёзды так низко сверкали, что, казалось, протяни руку и одна из них окажется в руке... Песни продолжали литься из Аллейки, но уже не так громко... Песчаная дорожка скрипела под ногами... Скамейки уже были пусты /в санатории "Отбой" в 23-00/, и они выбрали одну в дальнем углу под широкой веткой гималайского кедра... Уже "прошла" роса и скамейка оказалась влажной...
Апполон, не долго думая, предложил Доре колени... Дора подумала и..., поскольку романтика ночи располагала, приняла предложение, положив руку на Его плечо.
А Апполон, как бы не замечая близости девы, продолжал свой рассказ о традиции спевок..., о парке санатория и его удивительных растениях и достопримечательностях...
Дора расслабилась, ей эмпонировал молодой романтический кавалер, ей было с ним интересно... и комфортно...
Апполон всегда испытывал к "хохлушкам" особенный интерес. Они, как правило, были чисты, красивы и добры. В них совершенно отсутствовал московский "снобизм" и потребительство. В то же время они обычно отличались своей труднодоступностью, что всегда подзадоривало общительного Апполона. Он никогда не повторялся и к кажной новой знакомой искал свой подход(!)
Дора первый раз посетила Сочи, всё ей было "в диковинку", и она только закончила первый курс института... Внутренне она была очень рада знакомству с таким обходительным и обаятельным молодым человеком, что сразу прониклась доверием и радушием к нему... Высокий стройный и сильный... он сразу привлёк её внимание на пляже... А сестре запретила даже смотреть в его сторону...
Тем временем ласковые руки Апполона уже гладили её обнажённые руки, а Он всё восхищался такой необычно красивой "ямкой Красоты"!...
У себя дома Дора не очень была избалована вниманием представительных мужчин, а ровесники и однокурсники были слишком прямолинейны, хотя они с сестрой были из "красивого десятка"... Ей было стыдно признаться, что она не знает "ямки красоты", поэтому Дора всеми силами старалась подыгрывать Апполону...
Искушённый в любовной прелюдии, Апполон уже незаметно "обвивал" образами и витиеватыми понятиями любовной "игры" явно малоопытную Дору и как бы случайно касался её эротических зон, вызывая непреодолимое возбуждение...
Апполон не любил применять силу и психологическое давление на своих знакомых.
Он доводил их до полного изнеможения, когда они уже сами готовы были бросаться на него... И только тогда... Он, как бы поддаваясь напору девы, шёл ей навстречу... В таких случаях дама чувствовала себя победителем, что так немаловажно в любовном поединке.
Опыт и наблюдательность посказывали, что Дора имеет некоторый опыт общения с мужчинами и что она уже не девочка...
Её руки сами стали расстёгивать пуговицы белоснежной капроновой рубашки Апполона, гуляя по волосатой груди... А Его рука ласково гладила её ушко, нашёптывая стихи Баратынского:
"Юность кончена..., приходит
Дерзкой зрелости пора.
И рука смелее бродит
Вдоль прелестного бедра...

Не одна, вспылив вначале,
Мне сдавалась ослабев...
Лесть и хитрость побеждала
Ложный стыд и милый гнев.

Но с прошедшими годами
Прелесть чувства умерла...
Где вы сладкие томленья!?
Робость юного осла..."

У Доры, тем временем, участилось дыхание, заблестели в темноте глаза, по телу пошли непонятные конвульсии... Она уже полностью не осознавала себя, своих действий, поступков... Ею овладела непреодолимое желание завладеть "этой мужской крепостью", подчинить его себе..., свои инстинктам..., прорывающимся вот-вот наружу
Дора чувствовала под собой, поднимающуюся силу, и она невольно заёрзала на коленях
Апполона... Юбка-колокол вздыбилась высоко... Специфический запах предательски выдавал её "с потрохами"...
Рука Апполона опустилась под юбку и медленно поползла по внутренней стороне бедра, мягко массируя поверхность... Губы Доры сами потянулись к губам красавца с некоторым стоном... и вожделением... Мягкие и влажные они прильнули к его непреступным и так привлекательным губам, уступая напору... голубой красавицы с карими глазами...
Мягкое нажатие на желанный холмик, вызвало у Доры трепетную дрожь по телу...
Она часто задышала..., трикотажные трусики мигом слетели..., а руки её уже быстро расправлялись с Его модными джинсами /купленными у "фориков" в Туапсе/...
Его руки мягко легли на бёдра снаружи и притянули её нетерпеливую часть прямо на выпрыгнувшего Федю, быстро нашедшего свою укромную "пещеру"... И... налетевший вихрь... подхватил обоих... в едином ритме устремил к очередной падающей звезде...
Корма уходила... и возвращалась, притянутая бурным течением... Дора выгибалась..., то выпрямлялась, танцуя среди волн..., металась из стороны в сторону... Едва сдерживаемый крик прорывался подспудно наружу... Вдруг она заспешила, зачастила и шумный выдох со стоном всё-таки вырвался наружу... Дора сразу как-то обмякла на гребне волны..., повернулась..., и поцелуи благодарности посыпались на его грудь...
Апполон был сражён той же волной и впивал наслажденье от бурного выплеска...
А ночь невозмутимо продолжала сыпать падающими звёздами... и спешащими куда-то
светлячками, разносящими морской фосфор по укромным углам ночной природы июльского Сочи...
Продолжение следует...


 

Рейтинг: 0 1484 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!