Председатель

22 июня 2012 - Акраш Руинди

 

   Раздвигая лучами облака, несмелое весеннее солнце, старалось хоть как-то обогреть землю. Зима в этот год выдалась на редкость, холодная. По краю застывшего поля, озабоченно поглядывая на землю, шли два человека и о чем-то горячо спорили. Один из них, видавший виды невысокого роста, с редкой седой бородой, человек, остановившись, наклонился к земле и, взяв в руки кусок почвы, растер его между ладонями. Затем  немного погодя протянул полученную массу напарнику.

   - Ну, что убедился, Бахром, сейчас пахать еще нельзя. Недели полторы потерпеть надо. Другой человек, грузный, высокий, с надменным выражением лица, приставив ладонь ко лбу, с хозяйской миной, разглядывал поле.

   -Так-то оно так, Шукур ака, но как бы  нам, как и в прошлом году не опоздать с посевной, - произнес толстяк и, отряхнув руки, пошел к дороге. Его недавно на общем собрании, по предложению представителя райкома партии избрали председателем колхоза. До этого он работал заведующим животноводческой фермой и надо сказать поднял ее. Бывший председатель Мансур ака, человек с высшим техническим образованием в сельском деле был абсолютный профан.

   Его поставили во главе колхоза по протекции его двоюродного брата, который занимал в столице ответственный партийный пост.  Человек мягкий и неконфликтный он, прислушиваясь к мнению любого человека, мог натворить такое, после чего его, как положено, вызывали на ковер в райком партии и долго, и нудно песочили.

   - Сдалась мне эта работа, - выходя от начальства, ругал он самого себя, - работал бы на своем заводе и горя не знал бы. Но вот однажды, у него случился инфаркт, и он, ссылаясь на болезнь, благополучно уволился, то есть освободил место другому.

   Новый председатель в противовес предшественнику, был человеком сельским. Знал и землю, и ее выкрутасы. Учась в школе, как говорится, с младых ногтей познал он все прелести полевых работ. По причине малого роста сына и некрепкого его сложения, отец смастерил ему легкий кетмень, чтобы пацан хоть как-то поспевал за своими, более мощными, одноклассниками. Однако после пятнадцати лет Бахром,  резко вытянулся и окреп.

  Теперь он уже не уступал товарищам, а коих и превзошел, в силе и росте. Теперь уже никто, включая признанных авторитетов, не рисковал разговаривать с ним с позиции силы.

 

 

                                                                     

    Он поступил в училище и вскоре получил свидетельство, гласящее, что Бахром, не простой чапальщик полей и уборщик хлопка, а настоящий мастер по обработке земли и выращивания сельхоз культур. Поэтому правление колхоза сразу же назначило его заведовать животноводческой фермой.

   - Да я же в коровах ничего не смыслю, как я буду руководить таким хозяйством? – пытался он вразумить правление.

   - Да в них не надо ничего смыслить, - смеялся бывший завгар, ныне работавший завпотицефермой, - бык производитель за тебя с коровами разберется. Вот у меня петухи сами с курами разбираются. Тут партийный руководитель колхозной ячейки, видя смущение молодого человека, встал со своего привычного места, и строго оглядев присутствующих, громко сказал:

  - Мы что сюда смеяться пришли, или делом заниматься? Человек, можно сказать, толково выразился, он специалист по растениям, а мы его к животным назначить хотим. Забыли, каких бед чуть не натворил, сапожник Замир ака, прекрасный человек, добрый и семьянин хороший, но это же, не повод назначать его энергетиком колхоза.

   А ведь он отнекивался, даже по пьянее чуть не повесился, когда новый агрегат по очистке кукурузы по своему незнанию спалил. До сих пор, бедный, рассчитаться с колхозом не может. И сапожника у нас в колхозе не осталось, теперь набойку сделать в центр ехать надо.

   А дело было так:  тогда еще, в бытность Мансур аки, за не именем электрика, кто-то на правлении колхоза, смеха ради, или на полном серьезе предложил назначить колхозного сапожника главным энергетиком.

   - Он мне вчера электрическую плитку отремонтировал, - отстаивая свою точку зрения, кричал механик Рихситулла, - так она и есть свидетель его знаний. Кто у нас в колхозе в плитках разбирается, только сапожник. Поднялся невероятный шум, одни поддерживали механика, другие, наоборот, были категорически против такого решения.

   - А кто обувь ремонтировать будет? – истошно орал многодетный Палван. Наконец председатель встал со своего места и, подняв руку, добился-таки относительной тишины.

  - Если бы было все так легко и просто, то я сейчас стоял бы за своим шлифовальным станком и горя бы не знал, - тихо произнес он.

    Но меня направила партия сюда и я пошел. Пошел, как ранее двадцатипятитысячники шли организовывать колхозы. А что делать, на заводе худо-бедно,  шлифовальщики есть. Один мой учитель Хромов Василь Давидыч, четырех классных шлифовальщика обучил. Правда одному пальцы оторвало, но он сам виноват, вина выпил и за станок стал.

   Так вот партия послала меня к вам работать.

 

                                                                    

    Поэтому и мы должны решать вопросы таким образом, чтобы человек находился на самом трудном участке. Конечно, сапожник специальность ценная и нам будет трудно без него. А кукурузу чистить вручную легко?

     Вон женщины без рук остались, в холоде чистить ее руками – ад кромешный. Ваши же жены мучаются. А наладь сапожник агрегат, что уже три года стоит без движения, мы бы избавились от этой каторги, чистить вручную.

   После этой вразумительной речи председателя правления колхоза, большинством голосов сапожник на следующий же день должен был приступить к своим новым обязанностям. Он всю ночь после собрания глаз не сомкнул, то нервно ходил по спальне, то выходил на кухню и прямо из чайника  пил давно остывший чай. Вскоре послышался тревожный голос жены:

  - Ака, что вы не спите? Накиньте хоть на себя чапан, простудитесь. Тут сапожник никогда не посвящавший жену в свои проблемы, рассказал ей о решении правления.

   - Нашли из-за чего переживать, голова у вас умная как-нибудь разберетесь, - успокаивала она мужа, - а сейчас идите спать, отдохните хорошенько.

   На следующий день с помощью двух колхозников агрегат по очистке кукурузы был вытащен со склада и установлен во дворе.

   - Завтра запущу, - решил новоиспеченный электрик после того, как вытер пыль с самого агрегата и щитов управления. Он соединил какие-то концы агрегата со щитом, и любовно оглядев плоды трудов, спокойно пошел домой.

  - Мальчишек не подпускайте, - по-хозяйски скомандовал он сторожу склада и вышел со двора. На следующий день он, помолившись, включил рубильник. Послышался громкий гул, затем из щита полетели искры, раздался громкий хлопок и все стихло.

     Агрегат сгорел, так и не дав никакой продукции. Срочно собралось правление и, подсчитав убытки, велело бухгалтерии поставить всю сумму в начет виновника, то есть сапожника.

   У Бахрома, после того как он приступил к обязанностям заведующего фермой, таких коллизий не случалось. Он навел должный порядок, убрал с фермы вороватых людей, пригласил новых, и дела стали выправляться. Поэтому лучшей кандидатуры на пост председателя народ не видел.

   - Да, надо подождать с посевом кукурузы, агроном Шукур ака прав, - думал Бахром, - закинешь в землю зерно, а оно замерзнет. Конечно же, было бы хорошо отчитаться в райкоме о завершении посевной, но рисковать не буду.

    В прошлом году получил нагоняй за якобы срыв посевной кампании, зато получил неплохой урожай. Если бы сапожник не сжег агрегат, все зерно сдал бы государству и премию получил. Конечно, все не сдал бы, в колхозе оставил, животноводство тоже не последнее дело.

                                                                     

   Надо найти хорошего электрика, но где его найдешь? Сколько раз обращался начальству, а те, нет у нас электриков, сам выкручивайся. Поеду как-нибудь в столицу, может быть повезет, и найду там специалиста. Сказано сделано. Ровно, через неделю сэкономив бензин на старый «Газик», председатель поехал в центр.

  - Хоть какая-то родня жила бы, а то и остановиться негде, - невесело рассуждая, Бахром подъезжал к городу. Остановив машину у базара, он пошел искать чайхану.

  - Перекушу и на поиски, а там что будет, - прохаживаясь по базарным рядам, - думал Бахром.

   - Чтобы мои глаза тебя больше не видели, - раздавался крик их чайханы. Вслед за криком оттуда выскочил молодой взъерошенный человек, и на ходу поправляя рубашку, уныло пошел в сторону трамвайной остановки.  Проводив взглядом бедолагу, Бахром вошел в чайхану.

   - Ну, надоел он мне, спасу нет. Во двор чего только не натаскал, - не дом, а приемник металлолома, - жаловался чайханщик в белом переднике людям, сидящим на курпачах.

   - А вы, уважаемый, его в училище определите, может быть, толк получится? – советовал завсегдатай чайханы.

   - Какое училище его выдержит? Он уже учился в техникуме. Однажды остался там на ночь, и какие-то эксперименты начал, все их провода испортил, правда, телевизор починил. Так это преподаватели не вспомнили, а за провода мне пришлось платить.

   Вот и сейчас учинил дома такое, что невестка чуть разума не лишилась. Этот балбес хотел ей в помощь какой-то агрегат соорудить, чтобы он и посуду мыл и белье стирал одновременно. Женщина перепутала кнопки, и все белье стало дырявым. Что делать с ним ума не приложу.

   Прослушав тираду чайханщика, Бахром подошел к нему и сказал:

- Акажон, если вы не будете против, может быть, я вашего сына к себе возьму? У нас в колхозе места много, для всяких там экспериментов, а я вижу он человек  толковый. Пусть занимается у нас сколько душе угодно.

   - А вы кем работаете, уважаемый? Чайханщик от удивления раскрыл рот.

   - Я председатель колхоза, и набираю людей мыслящих не стандартно, - смело врал Бахром. Немного подумав, чайханщик согласился.

   - Только ко мне никаких претензий и денежных штрафов, платить ничего не буду.

   - Какие тут могут быть разговоры, - обрадовано воскликнул председатель, - никаких штрафов, наоборот, если ваш сынок сделает полезное дело для колхоза, мы ему премию дадим. Вечером за чаем состоялся разговор председателя колхоза с Муратом, сыном чайханщика. Тот, выслушав предложение Бахрома, загорелся ехать в колхоз. О такой перспективе он мечтал давно.                                     

 

   - Материалы и оборудование мне предоставят, никакого контроля не будет, сочиняй, сколько хочешь. А отремонтировать агрегат и провести кое-где проводку, не проблема. Наутро, с благословения чайханщика председатель с новым электриком тронулись в путь. По дороге Бахром рассказал о тех проблемах, с которыми столкнулся колхоз, не имея грамотного энергетика.

   - Бахром ака, - весело говорил, Азамат, -  да мы с вами такое изобретем, что все вокруг ахнут. В помощники новому энергетику дали двух смышленых ребят, и тот, засучив рукава, стал работать в колхозе. Кукурузообрабатывающий агрегат восстановили, сапожнику долги простили.

  Одним из загнивающих на глазах Бахрома производств оставался птичник. Бывший завгар, ничего не смысливший в курах, - поедая ежедневно до слез опротивевшую яичницу, довел производство яиц до плачевного состояния. Как-то они вместе с председателем приехавшим осмотреть курятник, уныло глядели на покосившееся помещение.

  - Что же ты за фермой совсем не смотришь? - спросил Бахром у заведующего. Тот, умоляюще глядя шефу в глаза, произнес:

   - Освободите меня от кур, переведите опять в гараж, а то я здесь свихнусь. Итак, каждый вечер, возвращаясь, домой захожу туда, бензину понюхать, да на железки поглядеть. Умоляю вас, переведите подальше от этих перьев.

  Председатель ничего, не ответив завгару, уехал домой. Утром Бахром встал несколько раньше обычного. Не позавтракав, стал собираться в дорогу.

   - Вы куда в такую рань? - выбежав из дому, спросила жена.

   - В город поеду, в чайхану, наверняка, у чайханщика еще сыновья есть, - с надеждой в голосе прокричал он жене и, махнув рукой сел за баранку.

 

© Copyright: Акраш Руинди, 2012

Регистрационный номер №0057530

от 22 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0057530 выдан для произведения:

 

   Раздвигая лучами облака, несмелое весеннее солнце, старалось хоть как-то обогреть землю. Зима в этот год выдалась на редкость, холодная. По краю застывшего поля, озабоченно поглядывая на землю, шли два человека и о чем-то горячо спорили. Один из них, видавший виды невысокого роста, с редкой седой бородой, человек, остановившись, наклонился к земле и, взяв в руки кусок почвы, растер его между ладонями. Затем  немного погодя протянул полученную массу напарнику.

   - Ну, что убедился, Бахром, сейчас пахать еще нельзя. Недели полторы потерпеть надо. Другой человек, грузный, высокий, с надменным выражением лица, приставив ладонь ко лбу, с хозяйской миной, разглядывал поле.

   -Так-то оно так, Шукур ака, но как бы  нам, как и в прошлом году не опоздать с посевной, - произнес толстяк и, отряхнув руки, пошел к дороге. Его недавно на общем собрании, по предложению представителя райкома партии избрали председателем колхоза. До этого он работал заведующим животноводческой фермой и надо сказать поднял ее. Бывший председатель Мансур ака, человек с высшим техническим образованием в сельском деле был абсолютный профан.

   Его поставили во главе колхоза по протекции его двоюродного брата, который занимал в столице ответственный партийный пост.  Человек мягкий и неконфликтный он, прислушиваясь к мнению любого человека, мог натворить такое, после чего его, как положено, вызывали на ковер в райком партии и долго, и нудно песочили.

   - Сдалась мне эта работа, - выходя от начальства, ругал он самого себя, - работал бы на своем заводе и горя не знал бы. Но вот однажды, у него случился инфаркт, и он, ссылаясь на болезнь, благополучно уволился, то есть освободил место другому.

   Новый председатель в противовес предшественнику, был человеком сельским. Знал и землю, и ее выкрутасы. Учась в школе, как говорится, с младых ногтей познал он все прелести полевых работ. По причине малого роста сына и некрепкого его сложения, отец смастерил ему легкий кетмень, чтобы пацан хоть как-то поспевал за своими, более мощными, одноклассниками. Однако после пятнадцати лет Бахром,  резко вытянулся и окреп.

  Теперь он уже не уступал товарищам, а коих и превзошел, в силе и росте. Теперь уже никто, включая признанных авторитетов, не рисковал разговаривать с ним с позиции силы.

 

 

                                                                     

    Он поступил в училище и вскоре получил свидетельство, гласящее, что Бахром, не простой чапальщик полей и уборщик хлопка, а настоящий мастер по обработке земли и выращивания сельхоз культур. Поэтому правление колхоза сразу же назначило его заведовать животноводческой фермой.

   - Да я же в коровах ничего не смыслю, как я буду руководить таким хозяйством? – пытался он вразумить правление.

   - Да в них не надо ничего смыслить, - смеялся бывший завгар, ныне работавший завпотицефермой, - бык производитель за тебя с коровами разберется. Вот у меня петухи сами с курами разбираются. Тут партийный руководитель колхозной ячейки, видя смущение молодого человека, встал со своего привычного места, и строго оглядев присутствующих, громко сказал:

  - Мы что сюда смеяться пришли, или делом заниматься? Человек, можно сказать, толково выразился, он специалист по растениям, а мы его к животным назначить хотим. Забыли, каких бед чуть не натворил, сапожник Замир ака, прекрасный человек, добрый и семьянин хороший, но это же, не повод назначать его энергетиком колхоза.

   А ведь он отнекивался, даже по пьянее чуть не повесился, когда новый агрегат по очистке кукурузы по своему незнанию спалил. До сих пор, бедный, рассчитаться с колхозом не может. И сапожника у нас в колхозе не осталось, теперь набойку сделать в центр ехать надо.

   А дело было так:  тогда еще, в бытность Мансур аки, за не именем электрика, кто-то на правлении колхоза, смеха ради, или на полном серьезе предложил назначить колхозного сапожника главным энергетиком.

   - Он мне вчера электрическую плитку отремонтировал, - отстаивая свою точку зрения, кричал механик Рихситулла, - так она и есть свидетель его знаний. Кто у нас в колхозе в плитках разбирается, только сапожник. Поднялся невероятный шум, одни поддерживали механика, другие, наоборот, были категорически против такого решения.

   - А кто обувь ремонтировать будет? – истошно орал многодетный Палван. Наконец председатель встал со своего места и, подняв руку, добился-таки относительной тишины.

  - Если бы было все так легко и просто, то я сейчас стоял бы за своим шлифовальным станком и горя бы не знал, - тихо произнес он.

    Но меня направила партия сюда и я пошел. Пошел, как ранее двадцатипятитысячники шли организовывать колхозы. А что делать, на заводе худо-бедно,  шлифовальщики есть. Один мой учитель Хромов Василь Давидыч, четырех классных шлифовальщика обучил. Правда одному пальцы оторвало, но он сам виноват, вина выпил и за станок стал.

   Так вот партия послала меня к вам работать.

 

                                                                    

    Поэтому и мы должны решать вопросы таким образом, чтобы человек находился на самом трудном участке. Конечно, сапожник специальность ценная и нам будет трудно без него. А кукурузу чистить вручную легко?

     Вон женщины без рук остались, в холоде чистить ее руками – ад кромешный. Ваши же жены мучаются. А наладь сапожник агрегат, что уже три года стоит без движения, мы бы избавились от этой каторги, чистить вручную.

   После этой вразумительной речи председателя правления колхоза, большинством голосов сапожник на следующий же день должен был приступить к своим новым обязанностям. Он всю ночь после собрания глаз не сомкнул, то нервно ходил по спальне, то выходил на кухню и прямо из чайника  пил давно остывший чай. Вскоре послышался тревожный голос жены:

  - Ака, что вы не спите? Накиньте хоть на себя чапан, простудитесь. Тут сапожник никогда не посвящавший жену в свои проблемы, рассказал ей о решении правления.

   - Нашли из-за чего переживать, голова у вас умная как-нибудь разберетесь, - успокаивала она мужа, - а сейчас идите спать, отдохните хорошенько.

   На следующий день с помощью двух колхозников агрегат по очистке кукурузы был вытащен со склада и установлен во дворе.

   - Завтра запущу, - решил новоиспеченный электрик после того, как вытер пыль с самого агрегата и щитов управления. Он соединил какие-то концы агрегата со щитом, и любовно оглядев плоды трудов, спокойно пошел домой.

  - Мальчишек не подпускайте, - по-хозяйски скомандовал он сторожу склада и вышел со двора. На следующий день он, помолившись, включил рубильник. Послышался громкий гул, затем из щита полетели искры, раздался громкий хлопок и все стихло.

     Агрегат сгорел, так и не дав никакой продукции. Срочно собралось правление и, подсчитав убытки, велело бухгалтерии поставить всю сумму в начет виновника, то есть сапожника.

   У Бахрома, после того как он приступил к обязанностям заведующего фермой, таких коллизий не случалось. Он навел должный порядок, убрал с фермы вороватых людей, пригласил новых, и дела стали выправляться. Поэтому лучшей кандидатуры на пост председателя народ не видел.

   - Да, надо подождать с посевом кукурузы, агроном Шукур ака прав, - думал Бахром, - закинешь в землю зерно, а оно замерзнет. Конечно же, было бы хорошо отчитаться в райкоме о завершении посевной, но рисковать не буду.

    В прошлом году получил нагоняй за якобы срыв посевной кампании, зато получил неплохой урожай. Если бы сапожник не сжег агрегат, все зерно сдал бы государству и премию получил. Конечно, все не сдал бы, в колхозе оставил, животноводство тоже не последнее дело.

                                                                     

   Надо найти хорошего электрика, но где его найдешь? Сколько раз обращался начальству, а те, нет у нас электриков, сам выкручивайся. Поеду как-нибудь в столицу, может быть повезет, и найду там специалиста. Сказано сделано. Ровно, через неделю сэкономив бензин на старый «Газик», председатель поехал в центр.

  - Хоть какая-то родня жила бы, а то и остановиться негде, - невесело рассуждая, Бахром подъезжал к городу. Остановив машину у базара, он пошел искать чайхану.

  - Перекушу и на поиски, а там что будет, - прохаживаясь по базарным рядам, - думал Бахром.

   - Чтобы мои глаза тебя больше не видели, - раздавался крик их чайханы. Вслед за криком оттуда выскочил молодой взъерошенный человек, и на ходу поправляя рубашку, уныло пошел в сторону трамвайной остановки.  Проводив взглядом бедолагу, Бахром вошел в чайхану.

   - Ну, надоел он мне, спасу нет. Во двор чего только не натаскал, - не дом, а приемник металлолома, - жаловался чайханщик в белом переднике людям, сидящим на курпачах.

   - А вы, уважаемый, его в училище определите, может быть, толк получится? – советовал завсегдатай чайханы.

   - Какое училище его выдержит? Он уже учился в техникуме. Однажды остался там на ночь, и какие-то эксперименты начал, все их провода испортил, правда, телевизор починил. Так это преподаватели не вспомнили, а за провода мне пришлось платить.

   Вот и сейчас учинил дома такое, что невестка чуть разума не лишилась. Этот балбес хотел ей в помощь какой-то агрегат соорудить, чтобы он и посуду мыл и белье стирал одновременно. Женщина перепутала кнопки, и все белье стало дырявым. Что делать с ним ума не приложу.

   Прослушав тираду чайханщика, Бахром подошел к нему и сказал:

- Акажон, если вы не будете против, может быть, я вашего сына к себе возьму? У нас в колхозе места много, для всяких там экспериментов, а я вижу он человек  толковый. Пусть занимается у нас сколько душе угодно.

   - А вы кем работаете, уважаемый? Чайханщик от удивления раскрыл рот.

   - Я председатель колхоза, и набираю людей мыслящих не стандартно, - смело врал Бахром. Немного подумав, чайханщик согласился.

   - Только ко мне никаких претензий и денежных штрафов, платить ничего не буду.

   - Какие тут могут быть разговоры, - обрадовано воскликнул председатель, - никаких штрафов, наоборот, если ваш сынок сделает полезное дело для колхоза, мы ему премию дадим. Вечером за чаем состоялся разговор председателя колхоза с Муратом, сыном чайханщика. Тот, выслушав предложение Бахрома, загорелся ехать в колхоз. О такой перспективе он мечтал давно.                                     

 

   - Материалы и оборудование мне предоставят, никакого контроля не будет, сочиняй, сколько хочешь. А отремонтировать агрегат и провести кое-где проводку, не проблема. Наутро, с благословения чайханщика председатель с новым электриком тронулись в путь. По дороге Бахром рассказал о тех проблемах, с которыми столкнулся колхоз, не имея грамотного энергетика.

   - Бахром ака, - весело говорил, Азамат, -  да мы с вами такое изобретем, что все вокруг ахнут. В помощники новому энергетику дали двух смышленых ребят, и тот, засучив рукава, стал работать в колхозе. Кукурузообрабатывающий агрегат восстановили, сапожнику долги простили.

  Одним из загнивающих на глазах Бахрома производств оставался птичник. Бывший завгар, ничего не смысливший в курах, - поедая ежедневно до слез опротивевшую яичницу, довел производство яиц до плачевного состояния. Как-то они вместе с председателем приехавшим осмотреть курятник, уныло глядели на покосившееся помещение.

  - Что же ты за фермой совсем не смотришь? - спросил Бахром у заведующего. Тот, умоляюще глядя шефу в глаза, произнес:

   - Освободите меня от кур, переведите опять в гараж, а то я здесь свихнусь. Итак, каждый вечер, возвращаясь, домой захожу туда, бензину понюхать, да на железки поглядеть. Умоляю вас, переведите подальше от этих перьев.

  Председатель ничего, не ответив завгару, уехал домой. Утром Бахром встал несколько раньше обычного. Не позавтракав, стал собираться в дорогу.

   - Вы куда в такую рань? - выбежав из дому, спросила жена.

   - В город поеду, в чайхану, наверняка, у чайханщика еще сыновья есть, - с надеждой в голосе прокричал он жене и, махнув рукой сел за баранку.

 

Рейтинг: 0 880 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!