Мэгги

24 апреля 2014 - Алена Викторова
Маккалоу Колин
«Поющие в терновнике», отрывок (моё прочтение)

 
Мэгги…
На этой двуспальной кровати она казалась такой крохотной, такой худенькой, что архиепископу Ральфу пришлось запрятать в дальний уголок памяти еще и эту боль — позднее надо будет извлечь ее на свет, и обдумать, и стерпеть.
«Мэгги, бедная моя, исстрадавшаяся, потерпевшая крушение Мэгги… я всегда буду тебя любить, но я не могу дать тебе того, что дал, хоть и против своей воли, Люк О'Нил».
А причина всего — крикливый комочек мяса — лежала в плетеной колыбели у дальней стены и знать не знала тех, что обступили ее и разглядывали.
Новорожденная сердито кричала, кричала безумолку.
Наконец сиделка подняла ее вместе с колыбелью и унесла в комнату, которая отныне стала детской.
…………
—Мне пора, Мэгги,— негромко сказал Ральф. Ее глаза холодно блеснули, губы искривила недобрая гримаса.

—Так я и знала! Забавно, как мужчины всегда спешат удрать от меня и забиться в щель! Он поморщился…
…………
—Не надо так зло, Мэгги. Мне невыносимо уехать и помнить тебя такой. Прежде, что бы с тобой ни случилось, ты всегда оставалась милой и нежной, и это было мне в тебе всего дороже. Не изменяй себе, пусть все, что произошло, тебя не ожесточит. Я понимаю: наверно, это ужасно, что Люк так невнимателен, даже не приехал, но не изменяй себе. Тогда бы ты перестала быть моей Мэгги.
Но она все смотрела на него чуть ли не с ненавистью.
—А, перестаньте, Ральф! Совсем я не ваша Мэгги и никогда вашей не была. Вы меня не хотели, это вы толкнули меня к нему, к Люку. Что я, по-вашему, святая? Или, может, монахиня? Ничего подобного! Я самая обыкновенная женщина, и вы испортили мне жизнь! Сколько лет я вас любила, и никто больше не был мне нужен, и я вас ждала… я изо всех сил старалась вас забыть, а потом вышла за него замуж, потому что мне показалось — он немножко похож на вас, а он вовсе меня не хочет, и я ему не нужна. Неужели это такие уж непомерные требования к мужчине, когда хочешь быть ему нужной и желанной?
Она всхлипнула, но тотчас овладела собой; впервые он заметил на ее лице страдальческие морщинки и понял: этих следов не изгладят ни отдых, ни возвращенное здоровье.
—Люк неплохой человек и даже не без обаяния,— продолжала Мэгги.— Мужчина как мужчина. Все вы одинаковы, этакие огромные волосатые мотыльки, изо всех сил рветесь к какому-нибудь дурацкому огоньку, бьетесь о прозрачное стекло и никак его не разглядите. А уж если ухитритесь пробраться сквозь стекло, так лезете прямо в огонь и сгораете, и конец.
А ведь рядом тень и прохлада, есть и еда, и любовь, и можно завести новых маленьких мотыльков. Но разве вы это видите, разве вы этого хотите? Ничего подобного! Вас опять тянет к огню и вы бьетесь, бьетесь до бесчувствия, пока не сгорите!
Он не знал, что сказать, она вдруг повернулась к нему новой, прежде неведомой стороной. Было в ней это всегда или появилось оттого, что она исстрадалась, несчастна, брошена? Мэгги — и вдруг говорит такое? Он почти и не слышал ее слов, его слишком потрясло, что она способна так говорить, и потому он не понял, что это кричит в ней одиночество и сознание вины. 

—А помнишь, в тот вечер, когда я уезжал из Дрохеды, ты подарила мне розу?— спросил он с нежностью.
—Да, помню.
Голос ее прозвучал безжизненно, гневный огонь в глазах погас. Теперь она смотрела как человек, который уже ни на что не надеется, глазами, ничего не говорящими, стеклянными, как глаза ее матери.
—Эта роза и сейчас со мной, в моем требнике. И каждый раз, как я вижу розу такого цвета, я думаю о тебе. Я люблю тебя, Мэгги. Ты — моя роза, твой прекрасный человеческий образ и мысль о тебе всегда со мной.
И опять опустились углы ее губ, а глаза вспыхнули гневно, почти ненавидяще.
—Образ, мысль! Человеческий образ и мысль! Вот именно, только это я для вас и значу! Вы просто романтик, глупый мечтатель, вот вы кто, Ральф де Брикассар! Вы ровно ничего не смыслите в жизни, вы ничуть не лучше этого самого мотылька! То-то вы и стали священником! Будь вы обыкновенный человек, вы бы не умели жить обыкновенной жизнью, вот как Люк не умеет, хоть он-то и обыкновенный! Говорите — любите меня, а сами понятия не имеете, что значить любить, просто повторяете заученные слова, потому что воображаете — это красиво звучит! Ума не приложу, почему вы, мужчины, еще не исхитрились совсем избавиться от нас, женщин? Вам ведь без нас было бы куда приятней, правда? Надо бы вам изобрести способ жениться друг на друге, вот тогда бы вы блаженствовали! 
.............
 
—Не говори так, Мэгги! Прошу тебя, дорогая, не надо!
—Уходите! Видеть вас не хочу! И вы кое-что забыли про ваши драгоценные розы, Ральф: у них есть еще и острые, колючие шипы!
Он вышел, не оглядываясь.
 

 
*24, APRIL
 
Музыка - Генри Манчини

© Copyright: Алена Викторова, 2014

Регистрационный номер №0210889

от 24 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0210889 выдан для произведения:

Маккалоу Колин

«Поющие в терновнике», отрывок (моё прочтение)


—Не надо так зло, Мэгги. Мне невыносимо уехать и помнить тебя такой… не изменяй себе. Тогда бы ты перестала быть моей Мэгги.

Но она все смотрела на него чуть ли не с ненавистью.

—А, перестаньте, Ральф! Совсем я не ваша Мэгги и никогда вашей не была. Вы меня не хотели, это вы толкнули меня к нему, к Люку. Что я, по-вашему, святая? Или, может, монахиня? Ничего подобного! Я самая обыкновенная женщина, и вы испортили мне жизнь! Сколько лет я вас любила, и никто больше не был мне нужен, и я вас ждала… я изо всех сил старалась вас забыть, а потом вышла за него замуж, потому что мне показалось — он немножко похож на вас, а он вовсе меня не хочет, и я ему не нужна. Неужели это такие уж непомерные требования к мужчине, когда хочешь быть ему нужной и желанной?

—Люк неплохой человек и даже не без обаяния,— продолжала Мэгги.— Мужчина как мужчина. Все вы одинаковы, этакие огромные волосатые мотыльки, изо всех сил рветесь к какому-нибудь дурацкому огоньку, бьетесь о прозрачное стекло и никак его не разглядите. А уж если ухитритесь пробраться сквозь стекло, так лезете прямо в огонь и сгораете, и конец. А ведь рядом тень и прохлада, есть и еда, и любовь, и можно завести новых маленьких мотыльков. Но разве вы это видите, разве вы этого хотите? Ничего подобного! Вас опять тянет к огню, и вы бьетесь, бьетесь до бесчувствия, пока не сгорите!

Он не знал, что сказать, она вдруг повернулась к нему новой, прежде неведомой стороной. Было в ней это всегда или появилось оттого, что она исстрадалась, несчастна, брошена? Мэгги — и вдруг говорит такое? Он почти и не слышал ее слов, его слишком потрясло, что она способна так говорить, и потому он не понял, что это кричит в ней одиночество и сознание вины.

---- А помнишь, в тот вечер, когда я уезжал из Дрохеды, ты подарила мне розу?— спросил он с нежностью.

—Да, помню.

Голос ее прозвучал безжизненно, гневный огонь в глазах погас. Теперь она смотрела как человек, который уже ни на что не надеется, глазами, ничего не говорящими, стеклянными, как глаза ее матери.

—Эта роза и сейчас со мной, в моем требнике. И каждый раз, как я вижу розу такого цвета, я думаю о тебе. Я люблю тебя, Мэгги. Ты — моя роза, твой прекрасный человеческий образ и мысль о тебе всегда со мной.

И опять опустились углы ее губ, а глаза вспыхнули гневно, почти ненавидяще.

—Образ, мысль! Человеческий образ и мысль! Вот именно, только это я для вас и значу! Вы просто романтик, глупый мечтатель, вот вы кто, Ральф де Брикассар! Вы ровно ничего не смыслите в жизни, вы ничуть не лучше этого самого мотылька! То-то вы и стали священником! Будь вы обыкновенный человек, вы бы не умели жить обыкновенной жизнью, вот как Люк не умеет, хоть он-то и обыкновенный! Говорите — любите меня, а сами понятия не имеете, что значить любить, просто повторяете заученные слова, потому что воображаете — это красиво звучит! Ума не приложу, почему вы, мужчины, еще не исхитрились совсем избавиться от нас, женщин? Вам ведь без нас было бы куда приятней, правда? Надо бы вам изобрести способ жениться друг на друге, вот тогда бы вы блаженствовали!

—Не говори так, Мэгги! Прошу тебя, дорогая, не надо!

—Уходите! Видеть вас не хочу! И вы кое-что забыли про ваши драгоценные розы, Ральф: у них есть еще и острые, колючие шипы!

Он вышел, не оглядываясь.

 

*24, APRIL

Рейтинг: +11 354 просмотра
Комментарии (17)
Елена Нацаренус # 25 апреля 2014 в 00:23 +1
О, сколько раз я смотрела этот фильм из за Ричарда Чемберлена! А книга оказалась ещё интереснее! БРАВО!
Отличное прочтение! Заслушалась...

Тогда мы не подозревали, что ему женщины были и в реальной жизни не нужны.
Алена Викторова # 25 апреля 2014 в 16:27 0
Спасибо, Елена!
38 kissfor
Надежда Рыжих # 26 апреля 2014 в 12:47 +1
Классно! super
Алена Викторова # 26 апреля 2014 в 17:48 0
СПАСИБО,Надежда!
smileded faa725e03e0b653ea1c8bae5da7c497d
Татьяна Лаптева # 28 апреля 2014 в 17:17 +1
Алена Викторова # 8 июня 2014 в 15:37 0
Спасибо, Таня! smayliki-prazdniki-582 ura
Марина Лантана # 8 июня 2014 в 02:08 +1
И фильм смотрела не раз, и книгу перечитывала не раз, спасибо , Аленушка, мне очень понравилось твое прочтение, заслушалась, БлагоДарю от души!!!!!
Алена Викторова # 8 июня 2014 в 15:38 0
Очень рада визиту и вниманию твоему, Мариночка!
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Надежда Ш. # 10 июня 2014 в 09:44 +1
Алена!очень давно я читала этот роман!Мне понравилась работа!спасибо,все чудесно!
Алена Викторова # 10 июня 2014 в 11:30 0
Благодарю от души, Надежда, за вашу отзывчивость!
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Кумар Мужуканов # 3 июля 2014 в 16:51 +1
super super super
Алена Викторова # 5 июля 2014 в 06:33 0
Спасибо! faa725e03e0b653ea1c8bae5da7c497d
Ивушка # 16 сентября 2014 в 16:16 +1
Очень интересно послушать,мне понравилось.
Алена Викторова # 16 сентября 2014 в 16:32 +1
Послушала и я себя сейчас...
Спасибо, Машенька! и за величественных птиц - особое...
очень тронута вниманием - приятно)))
5min
valerij reshetnik # 9 апреля 2015 в 20:01 +1
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6 5min 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Алена Викторова # 10 апреля 2015 в 03:49 0
live3 korob
Юлия Дидур # 28 февраля 2016 в 12:11 0
Прослушала с удовольствием! Очень люблю эту книгу. super