крестоносцы

3 января 2015 - Blik


КРЕСТОНОСЦЫ


Мы крестоносцы, мы несём свой крест,
Наш крест и наша вера с нами -

Мы два друга, мы крестоносцы, мясники, мы мясорубы, наши руки в крови по локоть, мы не рубим с плеча, мы всегда прикрываем спину другу, а потом рубим и колем.
Мы прошли плечо к плечу, Европу и Египет.
Скажи, что нас связывает, скажи так-то просто всё, всё…

Мы вернулись, мы вернулись, мы вернулись с войны,
На белом коне, не на щите, мы победители, мы победили.
К нам под ноги вино и хлеб, мы герои и многих героев с нами нет,
Мы идём по этим камням, мы выжившие, мы получившие один шанс из 1-1000,
мы не хотевшие выжить, мы наказанные жизнью жить,
Мы идём в зал, стол накрыт, свечи и вино. Я снимаю с себя плащ и не верю, что, это не просто место в котором я переночую и пойду дальше в поход – это мой дом. Я не был в нём долгих 9 лет, что в нём? Я не знаю.
Моя жена красавица и у неё конечно был кто-то, ну по тому что не было меня, и у меня случалось что-то.
Барабанная дробь зазвучала, кольца серьги, бриллианты блестят, никогда о милая леди не видал такой взгляд, продолжительный, мощный и точный – сокрушительный будто стрела, я хочу с ним остаться, хочу остаться с ним навсегда.
Я, вернулся ДОМОЙ НА БЕЛОМ КОНЕ, ТЫ В длинном вечернем ПЛАТЬЕ,
Как длинные дни разлуки с тобой, я брошу на пол тяжёлые латы, мечи и кинжалы
Мы будем молчать ГЛЯДЯ ДРУГ ДРУГУ В ЛИЦО, БРОСИВ НА ПОЛ мечи и шпаги. Мы будем «громко» молчать,  ГЛЯДЯ ДРУГ ДРУГУ В ЛИЦО, это долгие дни  разлуки с тобой…
Да, мы не можем чувства передать – они у нас застряли в горле, их можно пережить, но вряд ли можно их сказать, ведь сказанное можно и опошлить.
Я, вернулся с войны, я не хочу войны…, но…
Когда мы были на войне

Когда мы были на войне не знали – будем завтра живы и мы делились всем чем есть. Когда, живешь последний раз за цену платишь в трое и не смущаешься ни раз, нас смерть не экономит.

Так вот когда мы были на войне, то женщин не возили с нами  – когда мы брали город, вот тогда нам доставались дамы, но с ними не спешили мы. Каждый искал и находил, мы их садили в дом, вином поили их потом, и если шок страха проходил, тогда я ложе их делил. Я, женщин никогда не бил,  я отпускал их пьяных и дурных. Одну убил, та бросилась с моим кинжалом на меня, я был без лат, всю руку правую порезала она, я левой отобрал кинжал и был таков ее финал.
Так вот с Артуром женщин, мы делили легко, и если вдруг его была податливей и симпатичней, любили мы ее, и некоторые ждали нас, они так говорили на непонятном языке «приходи ко мне солдат», или «забери меня с собой солдат», но по уставу не положено нам баб.
Я, помню нимфу с светло голубыми глазами, глаза как озеро с прозрачною водой, и та вода светилась изнутри, ее глаза мне душу поразили-. Я, возвращаюсь мысленно туда, тону в ее глазах, что если б не война, не знаю где теперь она.
Так нет, в делах любви мы не солдаты, мы уязвимы и больны любовью, мы безоружны перед ней, это то, что в нас осталось – любовь и вера – мы крестоносцы.

–Линда-
Мы ехали домой.., заехали за женою друга –
Это случилось утром, ни кто из нас не ожидал – ...
Мы с Артуром, едем на конях, моя левая рука лежит на правой ноге со сбруей, а правая рука всегда с оружием, нас плавно покачивают кони- кровь на моих руках – засохла, кровь в моих волосах засохла, я оттираю её рукой - ну просто нету бани, мы наверно монстры.


Взяли под узду коня у друга моего,
Взял попрошайка - разбойники с большой дороги,
Он так сказал, когда взял под узду коня – «вешайтесь подонки» - не зная, кто мы.
Меня задели первым, но когда, коня остановили я уже взял в руки меч и поразил подонков,
Ее конечно не пронзил кинжал, дак он не собирался – целились конечно не в неё,
Но свист и холод смерти  - она услышала.
Так получилось, что она попала а, я немного спас её, и то съиграло злую шутку.
Взгляд её меня цепляться стал.


Линда конечно не похожа на тех женщин, которых поили мы вином. Она была совсем другой, она была величественна и сильна, она играла на клавесине, так что дрожь меня брала. Как только я её увидел – понял трудно другу,  с такою не поспоришь, здесь только ты права.

Где нужно узко, где нужно там пышна, а волосы как бурная река игриво вьются. Всё не заладилось у нас с самого начала, она меня считала мясником, а я считал, что мне она мешала общаться с другом, мы как враги смотрели друг на друга. Она как будто говорила мне – благодаря Артуру, ты живой, подчёркивая это многократно.
Я не в восторге был конечно, но красотой и наглостью её, признаюсь восхищался.
И наконец-то мы добрались, до замка – моего друга, Артура –
Вино и мясо и салат, мы так смеялись тому, что 9 лет мы были на войне и вдруг сейчас, не добрались до дома. Мы до смерти упились вина и были рады.

Я, сплю прямо за столом – там,
Так мне привычно, давно я от постелей то отвык, в походах роскошь не найдёшь.
Мне сниться сон, что девушка меня любит, а мне за 9 лет войны не много доставалось ласки. Я прусь как чёрт, мне снились эти сны, но вот я открываю глаза.
О, Линда это вы!
Она, прервавшись на мгновенье, чтоб сказать.
«Молчи или желаешь друга потерять?»

Как так, что делать, и куда бежать, бежать мы не привыкли и нам приходиться молчать, стоять и молча мыслить, Она звезда – она прекрасна и не боится ни чего, но как нам быть наверное не нужно не спрося, иметь подругу – друга своего, тут я запутался простите, извините.
Меня простите - не спросили.
Догадкам места нет, что было  - то и есть.

Но у меня сложилось впечатленье, что он как будто знал, догадывался, просто он позволял, ей всё  – я понял это так, как было на войне, что такова его игра-
Так погостив три дня, домой поехал весь переполненный и дружбой и любовью, я их люблю.
Нет, он мой друг, она ещё игрива. В делах душевных спора нет. Что я могу сказать – мне было мило. Иногда я думаю, что любить наверно, лучше чем ненавидеть.

Я вас люблю обоих, я перед вами безоружен. Пусть, так решил не я.
Любовь наказана должна быть за любовь? Пока не знаю. Я, ничего не понимаю.
Он всё простил? – Не знаю, но он Тебе позволил быть со  мной.
Заметь, как любит он тебя Линда – наверно это есть любовь?

зима
Изморось –  снег вокруг, иней – все белое, мороз, конь теплый, фыркает, я накрыт плащом мне тепло от коня. Утро я приехал домой. Спешиваю коня, ставлю в стойло, даю сено, похлопываю.

Захожу в дом, все спят и началось. Дворецкий мой давай «стучать», что ваша леди имела того и этого, мне безразлично – Уймись, прошу тебя!  На денег, молодец-

Барабанная дробь зазвучала, кольца серьги, бриллианты блестят, никогда о милая леди не видал такой взгляд, продолжительный, мощный и точный – сокрушительный будто стрела, я хочу с ним остаться, хочу остаться с ним навсегда
Я, вернулся ДОМОЙ НА БЕЛОМ КОНЕ, ТЫ В длинном черном ПЛАТЬЕ,
Как длинные дни разлуки с тобой, я брошу на пол тяжёлые латы, мечи и кинжалы
Мы будем молчать, ГЛЯДЯ ДРУГ ДРУГУ В ЛИЦО, БРОСИВ НА ПОЛ мечи и шпаги Мы будем «громко» молчать ГЛЯДЯ ДРУГ ДРУГУ В ГЛАЗА, это долгие дни  разлуки с тобой. 

&

 

© Copyright: Blik, 2015

Регистрационный номер №0262900

от 3 января 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0262900 выдан для произведения:

КРЕСТОНОСЦЫ


Мы крестоносцы, мы несём свой крест,
Наш крест и наша вера с нами -

Мы два друга, мы крестоносцы, мясники, мы мясорубы, наши руки в крови по локоть, мы не рубим с плеча, мы всегда прикрываем спину другу, а потом рубим и колем.
Мы прошли плечо к плечу, Европу и Египет.
Скажи, что нас связывает, скажи так-то просто всё, всё…

Мы вернулись, мы вернулись, мы вернулись с войны,
На белом коне, не на щите, мы победители, мы победили.
К нам под ноги вино и хлеб, мы герои и многих героев с нами нет,
Мы идём по этим камням, мы выжившие, мы получившие один шанс из 1-1000,
мы не хотевшие выжить, мы наказанные жизнью жить,
Мы идём в зал, стол накрыт, свечи и вино. Я снимаю с себя плащ и не верю, что, это не просто место в котором я переночую и пойду дальше в поход – это мой дом. Я не был в нём долгих 9 лет, что в нём? Я не знаю.
Моя жена красавица и у неё конечно был кто-то, ну по тому что не было меня, и у меня случалось что-то.
Барабанная дробь зазвучала, кольца серьги, бриллианты блестят, никогда о милая леди не видал такой взгляд, продолжительный, мощный и точный – сокрушительный будто стрела, я хочу с ним остаться, хочу остаться с ним навсегда.
Я, вернулся ДОМОЙ НА БЕЛОМ КОНЕ, ТЫ В длинном вечернем ПЛАТЬЕ,
Как длинные дни разлуки с тобой, я брошу на пол тяжёлые латы, мечи и кинжалы
Мы будем молчать ГЛЯДЯ ДРУГ ДРУГУ В ЛИЦО, БРОСИВ НА ПОЛ мечи и шпаги. Мы будем «громко» молчать,  ГЛЯДЯ ДРУГ ДРУГУ В ЛИЦО, это долгие дни  разлуки с тобой…
Да, мы не можем чувства передать – они у нас застряли в горле, их можно пережить, но вряд ли можно их сказать, ведь сказанное можно и опошлить.
Я, вернулся с войны, я не хочу войны…, но…
Когда мы были на войне

Когда мы были на войне не знали – будем завтра живы и мы делились всем чем есть. Когда, живешь последний раз за цену платишь в трое и не смущаешься ни раз, нас смерть не экономит.

Так вот когда мы были на войне, то женщин не возили с нами  – когда мы брали город, вот тогда нам доставались дамы, но с ними не спешили мы. Каждый искал и находил, мы их садили в дом, вином поили их потом, и если шок страха проходил, тогда я ложе их делил. Я, женщин никогда не бил,  я отпускал их пьяных и дурных. Одну убил, та бросилась с моим кинжалом на меня, я был без лат, всю руку правую порезала она, я левой отобрал кинжал и был таков ее финал.
Так вот с Артуром женщин, мы делили легко, и если вдруг его была податливей и симпатичней, любили мы ее, и некоторые ждали нас, они так говорили на непонятном языке «приходи ко мне солдат», или «забери меня с собой солдат», но по уставу не положено нам баб.
Я, помню нимфу с светло голубыми глазами, глаза как озеро с прозрачною водой, и та вода светилась изнутри, ее глаза мне душу поразили-. Я, возвращаюсь мысленно туда, тону в ее глазах, что если б не война, не знаю где теперь она.
Так нет, в делах любви мы не солдаты, мы уязвимы и больны любовью, мы безоружны перед ней, это то, что в нас осталось – любовь и вера – мы крестоносцы.

–Линда-
Мы ехали домой.., заехали за женою друга –
Это случилось утром, ни кто из нас не ожидал – ...
Мы с Артуром, едем на конях, моя левая рука лежит на правой ноге со сбруей, а правая рука всегда с оружием, нас плавно покачивают кони- кровь на моих руках – засохла, кровь в моих волосах засохла, я оттираю её рукой - ну просто нету бани, мы наверно монстры.


Взяли под узду коня у друга моего,
Взял попрошайка - разбойники с большой дороги,
Он так сказал, когда взял под узду коня – «вешайтесь подонки» - не зная, кто мы.
Меня задели первым, но когда, коня остановили я уже взял в руки меч и поразил подонков,
Ее конечно не пронзил кинжал, дак он не собирался – целились конечно не в неё,
Но свист и холод смерти  - она услышала.
Так получилось, что она попала а, я немного спас её, и то съиграло злую шутку.
Взгляд её меня цепляться стал.


Линда конечно не похожа на тех женщин, которых поили мы вином. Она была совсем другой, она была величественна и сильна, она играла на клавесине, так что дрожь меня брала. Как только я её увидел – понял трудно другу,  с такою не поспоришь, здесь только ты права.

Где нужно узко, где нужно там пышна, а волосы как бурная река игриво вьются. Всё не заладилось у нас с самого начала, она меня считала мясником, а я считал, что мне она мешала общаться с другом, мы как враги смотрели друг на друга. Она как будто говорила мне – благодаря Артуру, ты живой, подчёркивая это многократно.
Я не в восторге был конечно, но красотой и наглостью её, признаюсь восхищался.
И наконец-то мы добрались, до замка – моего друга, Артура –
Вино и мясо и салат, мы так смеялись тому, что 9 лет мы были на войне и вдруг сейчас, не добрались до дома. Мы до смерти упились вина и были рады.

Я, сплю прямо за столом – там,
Так мне привычно, давно я от постелей то отвык, в походах роскошь не найдёшь.
Мне сниться сон, что девушка меня любит, а мне за 9 лет войны не много доставалось ласки. Я прусь как чёрт, мне снились эти сны, но вот я открываю глаза.
О, Линда это вы!
Она, прервавшись на мгновенье, чтоб сказать.
«Молчи или желаешь друга потерять?»

Как так, что делать, и куда бежать, бежать мы не привыкли и нам приходиться молчать, стоять и молча мыслить, Она звезда – она прекрасна и не боится ни чего, но как нам быть наверное не нужно не спрося, иметь подругу – друга своего, тут я запутался простите, извините.
Меня простите - не спросили.
Догадкам места нет, что было  - то и есть.

Но у меня сложилось впечатленье, что он как будто знал, догадывался, просто он позволял, ей всё  – я понял это так, как было на войне, что такова его игра-
Так погостив три дня, домой поехал весь переполненный и дружбой и любовью, я их люблю.
Нет, он мой друг, она ещё игрива. В делах душевных спора нет. Что я могу сказать – мне было мило. Иногда я думаю, что любить наверно, лучше чем ненавидеть.

Я вас люблю обоих, я перед вами безоружен. Пусть, так решил не я.
Любовь наказана должна быть за любовь? Пока не знаю. Я, ничего не понимаю.
Он всё простил? – Не знаю, но он Тебе позволил быть со  мной.
Заметь, как любит он тебя Линда – наверно это есть любовь?

зима
Изморось –  снег вокруг, иней – все белое, мороз, конь теплый, фыркает, я накрыт плащом мне тепло от коня. Утро я приехал домой. Спешиваю коня, ставлю в стойло, даю сено, похлопываю.

Захожу в дом, все спят и началось. Дворецкий мой давай «стучать», что ваша леди имела того и этого, мне безразлично – Уймись, прошу тебя!  На денег, молодец-

Барабанная дробь зазвучала, кольца серьги, бриллианты блестят, никогда о милая леди не видал такой взгляд, продолжительный, мощный и точный – сокрушительный будто стрела, я хочу с ним остаться, хочу остаться с ним навсегда
Я, вернулся ДОМОЙ НА БЕЛОМ КОНЕ, ТЫ В длинном черном ПЛАТЬЕ,
Как длинные дни разлуки с тобой, я брошу на пол тяжёлые латы, мечи и кинжалы
Мы будем молчать, ГЛЯДЯ ДРУГ ДРУГУ В ЛИЦО, БРОСИВ НА ПОЛ мечи и шпаги Мы будем «громко» молчать ГЛЯДЯ ДРУГ ДРУГУ В ГЛАЗА, это долгие дни  разлуки с тобой. 

&

 
Рейтинг: 0 272 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!