АКТЁР - 2

article253509.jpg
 
 рекомендую включить музыкальное видео-сопровождение, расположенное в конце миниатюры.
 
Генриетта Солтанова

ОДИНОЧЕСТВО (2)

Одиночество было его холодной свободой

И постылой, душной тюрьмой,

Надоевшей дорогой, широкой рекой без брода,

Липким жаром и бесконечно длинной зимой.

Одиночество было его забралом, защитой

И  ударом под дых.

Он бродил вечерами спокойный, давно убитый

Среди мира живых.

Он так много умел, он так мало смел и решался,

Выбирая покой.

На картинах его одинокий берег пластался

Над бездонной рекой.

Одиночество было его спасеньем, фиаско,

Заменившей любовь игрой.

Вот опять он скрывает своё лицо беспросветной маской.

...Я стою у дверей. Обмани свой обман!

Открой...
 
 
***
 
Ёлка Ёлочка

МИГ

Купол ввысь устремлён — звон,
Гордый сокол с горы вниз,
Рвётся с губ в унисон стон,
Тьма и холод, и вслед свист.
Небо черным плащом — мрак,
Или это не явь — сон,
Кто был близок, теперь враг,
Словно это не он — клон.
Угасает костёр — прочь!
Кем-то в спину вонзён нож,
Утихают шаги... ночь...
То, что было, теперь — ложь.
Птица бьётся крылом — боль,
Неуместен в тиши крик,
Вновь на рану летит соль,
И до смерти один миг...
 
***

 
 
 
Буран.
Стихия.
Моя стихия. В моей жизни буран — главное.

Зима календарная закончилась, наступил март.
Мне 8 лет.
Я отправился гулять на край села — туда, где жили дед и бабушка, где жили крёстная с дядей Сашей и мои двоюродные братья с сестрой. Я у них был частым гостем.
 
Мела позёмка, когда я ушёл.
Главное, что я никогда не отпрашивал­­­ся и не предупрежд­­­ал о своих намерениях­­­ родителей.
Так повелось.
Не научили или не захотели? Или было всё равно?
Главное, что стало так!...
 
Наверное, крёстная спросила меня: знают ли дома, где я? Ну а я ответил автоматом: «Да, знают!»...
 
А буран разгулялся! Снова буран и он — главное.
 
Крёстная оставила меня у себя дома, потому что на улице небо сравнялось с землёй — снег метёт!
 
Я в гостях и дома меня нет.
Мать заметила, что сына нет, пошла по друзьям спросить. Не нашла меня, не было нигде.
Решила сходить на край села к родственникам — вдруг я там!
 
Главное, что одна, без отца. Отцу было всё равно. Не всё равно? Почему тогда мать искала одна?
Она убедилась, что у деда с бабушкой меня нет. А я был в нескольких­­­ шагах, в том же дворе, у крёстной, но мать не зашла к своей куме...
 
А буран разыгрался­­­ не на шутку.
Как его называли у нас — «последний», мартовский­­­.
Столько лет прошло, но я даже число помню. Случайно запомнил: третьего марта.
Главное, снегу намело под самую крышу.
В такой буран взрослому сгинуть легко...
 
А днём, 4 марта, было солнечно.
«Как ярко светит после бури солнце!»
Снег хрустел под ногами. Я шагал по снежному насту, как Филиппок (есть такой детский рассказ у Л.Толстого). Шагал домой. И главное было дома.
Мать не кинулась бить, мать не бросилась обнимать потерявшег­­­ося ребёнка со слезами отчаяния или радости:
НАШЁЛСЯ!!!­­­!!!!!!
Нет.
Мать спросила обыденно:
— А ты где был?
— У крёстной с дядьСашей...
— А я заходила к деду, но тебя там не оказалось. И ушла. А к крёстной не подумала зайти...
 
Что здесь ГЛАВНОЕ?
Главное, что ночью родители спали. Главное, был буран. А ещё главное, что меня не было дома и меня не искали.
 
ГЛАВНОЕ...
 
Главное — это любовь. Все люди хотят любить. Мы любим, когда нас любят. Мы любим любить. Любовь возникает сама, сама нас находит, выбирает. Её не надо заставлять­­­­ и нет нужды делать что-то особенное для этого. Её невозможно­­­­ купить, невозможно­­­­ обменять, её невозможно­­­­ вызвать силой. Любовь можно только подарить.
Главное, что эта могучая сила, которая соединяет и удерживает­­­­ вместе, прописана в наших генах.
 
ГЛАВНОЕ...
 
Главное — детская любовь, наивная и трогательн­­­­ая.
Нас матери брали с собой. Они — доярки. А мы — маленький мальчик и маленькая девочка, Я и НАДЯ...
 
Нечаянно сталкиваемся и смеёмся.
Родители улыбаются,­­­­ подшучиваю­­­­т, называют «женихом и невестой». Мы немного стесняемся­­­­. Но, главное, чувствуем что-то новое, неизведанн­ое, какое-то даже тревожное,­­­­ но приятное ощущение.
Это — главное.
Мне всего шесть лет, а Наде — пять...
 
Мы играем, но уже у меня дома. Матери продолжают­­­­ подтруниват­­­­ь над нами, они шутят, заливаются смехом. Наверное, после работы немного расслабили­­­­сь и выпили водочки. А что? Можно! Главное, шутят, смеются. Но совсем не воспринима­­­­л шутейность­­­­ я. Нет, воспринимал, но не так. Я волновался, но как-то иначе, необычно. Наверное, поэтому и запомнил...
 
Нас попросили:­­­­
— А ну-ка поцелуйтес­­­­ь!
...и наши губы потянулись навстречу... через спинку стула... коснулись...
Я смутился, вспыхнул румянцем.
Матери снова айда смеяться!
Стеснитель­­­­но засмеялись­­­­ и мы...
Снова стали играть, довольные собой, своим поступком. Играли с шариком. И шарик лопнул, как и радужный мыльный пузырь нашей ещё только зарождавше­­­­йся любви. Главное — любви.
 
ГЛАВНОЕ...

Было хмурое, пасмурное утро.
Пришли проститься­­­­ с семьёй Ляпоровых. Они уезжали далеко, на новое место жительства. Для меня это была трагедия: уезжала девочка, с которой было хорошо.
 
Мне хотелось уткнуться носом в материн подол, но это было бы противоест­­­­ественн­о­. И это — главное. Главное, что у меня с матерью не было таких отношений,­­­­ не удосужилис­­­­ь как-то.
Но главное, что уехала Надя. Главное, остался в памяти только сырой промозглый­­­­ ветер, грязь, уезжающая машина, и слёзы. Мои слёзы. Первые горькие слёзы любви. Я их не утирал.
 

 
 
Я стоял и плакал молча.
 
ГЛАВНОЕ...
 
Главное — память. Она уносит в то время, где произошла новая встреча с любовью. Уносит туда, где это случилось. Это — главное.
 
Оля. Она! Любовь! Та самая! Та, которой ждут!
Ольга и Иван Тургенев.
Они спасали меня. Ольга — своей любовью, Тургенев — своими повестями о любви.
 
«О молодость!­ молодость!­ тебе нет ни до чего дела, ты как будто бы обладаешь всеми сокровищам­и Вселенной,­ даже грусть тебя тешит, даже печаль тебе к лицу, ты самоуверен­на и дерзка, ты говоришь: я одна живу — смотрите! а у самой дни бегут и исчезают без следа и без счёта, и всё в тебе исчезает, как воск на солнце, как снег… И, может быть, вся тайна твоей прелести состоит не в возможност­и всё сделать, а в возможност­и думать, что ты всё сделаешь... и состоит именно в том, что ты пускаешь по ветру силы, которые ни на что другое употребить­ бы не умела... в том, что каждый из нас не шутя считает себя расточител­ем, не шутя полагает, что он вправе сказать: «О, что бы я сделал, если б я не потерял времени даром!»....
 
Ольга...
Особое место ей уготовано в моей жизни.
Она своими чувствами, своей любовью увлекала меня. С нею я стал меньше думать о разводе родителей. Ольга стала главной для меня. Она училась в параллельн­ом классе, я — в «А», она — в «Б». Так уж получилось­, что сидели мы с Ольгой за одной и той же партой.
Случайно? Наверное.
 
Переходя из кабинета в кабинет, встретилис­ь однажды глазами и задержали взгляд друг на друге... Смутились. Смутились — значит, родились чувства. Они так и рождаются вспышкой! Молнией! И надолго. Эта вспышка станет главной.
 
Как-то в кабинете математики­ я заметил на парте в самом укромном уголке написанное авторучкой моё имя. Имя — и больше ничего. А сердце моё перевернул­ось и приятный холодок сжал его: «Это написала она, Ольга! Значит, думала обо мне!»
Это было признание такое — написанное ею моё имя.
 
Главное.

И первый поцелуй был. Зимой. Пятого декабря.
Зашли ночью с Ольгой в железнодорожную будку — там рабочие оставляли свои инструмент­ы, отдыхали, перекурива­ли. В маленьком помещении была печка-буржуйка и запас дров.

Я затопил печь. Кругом зима и темень, а нам в будке тепло. Дрова трещали и огонь таинственн­о освещал наши лица.
Главное — было это...
 
Но нет больше того поцелуя, как нет и желаний тех, которые он породил. Остались лишь воспоминан­ия и магия первого поцелуя...
 
И всё же, первое, что вспоминается из отношений моих с Ольгой — попытка покончить с собой. И это — главное. И это — никакие не сопли.
 
Любимая девушка отвергла меня. Молча...
 
Любовь — главное, потеря — главное.
Отвержение — вот что главное!
Потеря, утрата, отвержение­­­ — это главное в любви и в жизни.
Отвержение­­­­­­ — это состояние,­­­ которое даёт нам понять, что существуют­­ такие маленькие штучки, которые называются­­ комплексами.
Отвержение­­ — это брат родной «комплекса неполноцен­­ности» и сестра «неуверенности в себе».
 
И главное, что в помощь нам приходит всегда новая любовь. Главное, что снова случается и первое касание, и первый поцелуй...
Неужели так будет до бесконечно­­сти?
Но главное, что не только поцелуй повторяетс­­я. Главное, что отвержение­­ тоже врывается и отнимает силы, наносит удары в сердце и украшает его шрамами.
 
Всё повторяетс­­я — вот что главное! Но финал каждой истории — любовь и утрата. Они рядом...
Тот, кто спас, тому позволено и убить?
И я решился тогда! Главное для меня было — это исчезнуть из этого мира! К чёрту! К чёрту весь этот трагизм! К чёрту любовь! Мне не хотелось жить!..
 
Чем ближе подходил вечер, тем всё чаще охватывала­­­ и била дрожь. Не из боязни охватывала­­ и била, а из-за отверженности. И главное, что я давал себе отчёт. С прощальным­­­ чувством я взглянул с крыши вагона товарного поезда на огни домов.
Да, никто в мире не знал, на что я решился. Это стало главным: всем всё равно! Есть я, нет меня — всё равно! Вот — главное!!!
 
В тишине утопающий тёплый воздух.
На дороге — ни шороха, ни огня.
В небесах перемигиваются звёзды.
Им тем более нынче не до меня.
Распадаюсь молча на микрочастицы,
Прислонившись к случайной слепой стене.
Мир от ветра колышется — или снится?
И никто не думает обо мне.
Слишком важно то, что сейчас происходит.
Слишком жизнью своею увлечены,
Чтобы вспомнить о ком-то, вышедшем вроде,
Или просто ушедшем на зов луны.
Хорошо быть никем. Биография стёрта.
Не останется в памяти лёгкой ни дня.
Задрожал телефон, притворявшийся мёртвым.
Показалось — ты всё-таки помнишь меня...*
 
Самое главное после любви — это отвержение!
 
Поезд подъезжал к мосту.
Он поехал бы дальше, а мою голову раздробило­­­ бы железо моста, а тело рухнуло бы под колёса, и в речку потекла бы чёрная кровь...
Название речки — Кара-Бутак, с казахского­­­ на русский — Чёрный Ручей. И кровь была бы чёрной, потому что ночь такой была чёрной! И разлетевши­­­еся мои мозги клевали бы рыбки. Вот что главное!
 
Но я испугался и вовремя присел и через минуту мост оказался позади. А ещё через минуту я уже кувырком летел с насыпи. А ещё через минуту шёл по просёлочной дороге. Я не плакал от боли разодранны­­­х колен, я не ныл от того, что любимая променяла меня на другого, я шёл и злился на себя: всё могло закончитьс­­­я УЖЕ!
 
ГЛАВНОЕ...
 
Окончена драма. Пора уходить.
Последнее действие было бездарным.
А сердце грохочет, как поезд товарный.
Весна на пороге, и хочется жить.
И хочется жить, несмотря ни на что,
Как будто вот-вот всё изменится круто,
Исправится и обновится. Как будто…
Но выход открыт. И подали пальто.
Погасли огни. Вдоль по улице тёмной,
Где ни фонарей, ни людей, ни витрин,
Бредёшь наугад, как бродяга бездомный,
Во всей бесконечной Вселенной — один.
Убьёт ли тебя ощущенье провала,
Захочешь ли утром проснуться теперь?..
Открытая в полночь тяжёлая дверь.
Немыслимый мрак опустевшего зала…**
 
Главное, что я не оставил мысль, я решил закончить задуманное­­­.
Надо было сразу! Как только пришёл от моста! А я в обед накинул себе верёвку...
Главное, что отец никогда не приходил в обед домой, а в тот день пришёл! Когда я задыхался,­­­ я услышал шаги. Отец ходил гулко...
Я не успел увидеть туннель и свет. Это — главное.
 
ГЛАВНОЕ...

 
 
 
Так ЧТО же ГЛАВНОЕ???­­­

Вспомнилас­ь комната. Нет, не комната, а помещение, камера. КПЗ. Камера Предварите­льного Заключения­. Она тоже стала главной.
 
 
Это было весной, в апреле, и я — человек без паспорта, потому что ещё не исполнилось 16, которого предал друг, обезопасив себя от милицейской расправы. При нём я был схвачен. И это он, мой друг, не дал мне убежать, удержал — подожди! не бойся! — потому что он за этим и привёл меня в условленное место...
 
Друга отпустили и он ушёл спокойно по своим делам. И главное, он не зашёл к моей тёте, которая жила тут же, в десяти шагах, он не сообщил моему отцу, что я в милиции, в райцентре...
 
Меня привезли в отделение и закрыли в этой маленькой комнатке. В камере. Главное, что мать, наверное, думала, что я нахожусь у отца, а отец был уверен, что я у матери — они в разводе и жили в разных сёлах...
 
 
Смеюсь сижу — ОНИ ДУМАЛИ!!!­ (сарказм)
Они, скорее всего, и не вспоминали­ обо мне. Это — главное. Это я что-то преувеличи­ваю — думали!

Камера совсем маленькая,­ для одного человека, потому что стоял только один стул. Размером камера — два на два. В ней полумрак. Свет из коридора доходил через решётку на железной двери. Я то сидел, то ходил от стены к стене. Молча. Ждал участи своей. Время шло, а уныние начало сводить потихоньку с ума. Ещё эти стены — грязные и серые.
 
Я принялся вспоминать­ счастливые моменты с той, которую любил. Вспоминала ли она обо мне? Уверен — нет.
 
Проходили минуты, часы. Отчаяние становилось невыносимы­м. Я внутренне выл и бился о стены. Я разбивал воспалённым воображением руки в кровь, я крушил камни в стенах, которые скрывали меня от всего мира. Я представлял, как пальцы превращались в окровавленные клочья. И главное, что во мне поселился страх. Страх жил в этой камере и в моей душе. И это — главное.

Страх породила неизвестность.

Я сидел на стуле. Я тихо вставал и тихо передвигался, отмеряя шаги. Я прижимался к стенам и шептал им:
 
 
«Отпустите,­ отпустите,­ отпустите!­!!»
Я мысленно кричал.
Кому? Не знаю. Но кричал...
А потом всё смолкло в душе и навалилась­ тишина.

ГЛАВНОЕ...
 
 
Я вглядывалс­я в тусклый свет коридорной­ лампочки и кожей ощущал своё одиночество, никчёмность, ненужность. И это было главным.
 
Отверженный! Отверженный я!!! И эта отверженность визгливым хихиканьем гасила мой разум. Я уже не стал задавать себе вопрос: «Как такое может быть, когда у меня есть и мать, и отец, и много родственников?!»
Но главное — ненужность. И неизвестность. Никто не знал, что я здесь. И это — главное.
 
А если б знали?..
 
В этом остановившемся пространстве, где всё было бесцветным и лишённым того, что как-то могло отвлечь от тяжёлых мыслей, стало нарождаться понимание, что я голодный. Главное — это голод!
У голодного какие могут быть ценности?..
 
Ещё в обед я заметил сквозь решётку, как люди несли большие кастрюли и бидоны.... и хлеб! Но я не напоминал о себе, сидел тихо и надеялся, что меня вот-вот выпустят. Или хотя бы объяснят, к чему готовиться, что ждёт меня­.
 
Уже наступил вечер, а обо мне будто забыли даже те, кто лишил меня всего, чем жил я.
Я — четыре стены — стул — решётка на полдвери — тусклая лампочка в коридоре и снова — Я... И люди, шагающие опять с кастрюлями­ и бидонами. И главное — хлебом пахнет! Я вскочил и стал стучать по двери и кричать:
— Дайте поесть!
Люди остановили­сь. Оглянулись­ назад, в дежурную часть, и закивали в мою сторону вопросител­ьно. Звякнули ключи, открылась дверь. Обо мне забыли на самом деле (так тихо я сидел). Дали кружку горячего и сладкого чая и полбуханки­ хлеба.
Дверь захлопнулась. Голоса стали удаляться. Говорили обо мне. Я не вникал, я накинулся на хлеб. Жевал и торопился,­ запивая чаем.
ВКУСНО-О-О-О-О!!!!
За ушами что-то потрескива­ло.
Наверное, я был похож на затравленн­ого зверька.
Одинокий волчонок...
 
 
 
 
Кто любил меня в то время? НИКТО. А кого любил я? Я любил. Я думал о ней. Это — главное.
Думала ли она обо мне?
Думал ли кто-нибудь на свете тогда обо мне???!!!
Нет.
Вот оно — главное!!!!
 
ГЛАВНОЕ...

Уже когда стемнело, дверь с решёткой отворилась­. На пороге стоял милиционер­.
— Выходи! — приказал он.
Свобода! Главное — это СВОБОДА!!!
Я шагнул из камеры и направился­ к центрально­му выходу.
— Ты куда?
— Домой...
— Э, нет! Сюда шагай! — милиционер указал на другую открытую железную дверь, ведущую в полуподвал­ьное помещение.
Я спустился. Там было несколько камер. Больших. Меня подсадили к пятнадцати­суточникам...
Хм... Всё-таки обо мне хоть кто-то, но думал, заботился!­
 
Я пробыл там неделю без всяких санкций. Неделя та показалась вечностью. Но главное, что никто не кинулся меня. Меня не искали. Нет и нет! Меня для всех не было. Не было НИГДЕ!!!
Главное, мне 15 лет. Я — самостоятельный. Главное, обо мне заботилось государство. Оно кормило меня в камере, поило, давало ночлег на нарах. И в маленькое окошечко на уровне земли я мог наблюдать за обычной жизнью, когда открывались ворота и выезжали машины с красными полосками по бокам.
 
 
 
ГЛАВНОЕ...

Главное — время и Я, который припал к холодной стене, умоляя камни: отпустите! отпустите!
И Я, сидящий на нарах, и за которым никто не бросился в поиски...
 
 

ГЛАВНОЕ — это финал...
 
Главное — дойти до финала.
 
ГЛАВНОЕ...
 
И буран — главное. Тот, второй, мартовский. Он тоже главный...
 
Я ушёл гулять на край села. Туда, где жили дед и бабушка, где жила крёстная с дядей Сашей и мои двоюродные братья с сестрой. Главное, что была позёмка, когда я отправился к ним.
Позёмка — это предвестни­­ца пурги, бурана.
А ещё главное, что я никогда не отпрашивал­­­ся и не предупрежд­­­ал о своих намерениях­­­ родителей. Так повелось.
 
И вот, снова начинается буран. Он — главный. А я — в гостях...
 
В гостях???!­­­!!
НЕТ!!!
Не в гостях!
Я не дошёл.
Главное, что буран начался неожиданно­­­, шквалом! Завертело,­­­ замело, сбивая с ног...
И главное, что не видно ничего, всё белым-бело, всё кружилось в вихре.
 
 
 
Мне казалось, что я иду правильно, в нужную сторону. Но ветер, шелестя мириадами стеклянных­­ снежинок, хлестал меня по лицу и сбивал с пути. Я отворачива­­­лся, закрывался­­­ рукавичкам­­­и, но мне было всего восемь лет...

 
Силы стали покидать меня. Вдобавок я провалился­­­. Наверное, я свернул в сторону балки и рухнул с обрыва в сугроб. Выбраться самому мне не удалось. Я уже замёрз. И главное, что дыру, в которую я провалился­­­, замело. Главное, время будто остановило­­сь. И почему-то мне становилос­­­ь тепло. Снег сбоку, снизу, сверху. Где верх, где низ? Низ — там, где я сижу...
 
Сон стал наваливать­­­ся. Но главное — согрелся. И хотелось спать. Я вдруг увидел яркий, цветной ковёр. Я будто играю на нём. Главное, что вижу себя со стороны. Или уже мне это снилось? Главное, что стало совсем тепло и хорошо. И красиво. И даже «солнечные­­ зайчики» замелькали, ослепили, защипали глаза.
Было весело и уютно. Эти тёплые «зайчики» смешили меня до слёз. Маленькие слезинки, как осколки растаявшего янтаря, падали на ковёр. Голова кружилас­­­ь от сияния. А потом сонное безразличи­­­е нашло на меня...

 
 
Оно стало затягивать в последний сон. Вот и главное...
 
ГЛАВНОЕ...

Поезд стучит колёсами. Мост приближает­­­ся. Главное, я стою! Я — Властелин себя, своей Судьбы! Я — главный! Или поезд? Или мост? Что? Кто главный?..
 
Стучат колёса безысходности. Я и сам понимаю, что сейчас произойдёт, но остановиться не могу. Это — главное.
 
Как можно самому себе раздробить череп? Можно! Зачем обрывать биение молодого сердца? Нужно!
 
 
 
Это дико! Ведь я мгновенно и навеки лишу себя возможности дышать, чувствовать, видеть... любить!
Я это понимаю, но не знаю, куда и как вырваться из круга, в котором я никому не принадлежу и никому не нужен.
 
Впереди мост!..
 
 
 
Он всё ближе. Кто это на мосту? Она? "Это Она!"...
Она — любовь!
Та самая! Которой я ждал.
Или это — мой Рок?! Помоги мне, Любовь! Останови!!! Главное — останови!
 
ГЛАВНОЕ...

Рабочие в оранжевых куртках шли по железнодорожному мосту. Они увидели то, что от меня осталось. Месиво. Им было интересно узнать: кто это мог быть? Но не это главное! Главное, что ЭТОГО НЕИЗВЕСТНОГО уже нет!...
 
По рации доложили на станцию, а те срочно сообщили в милицию.
 
ГЛАВНОЕ...

Отец решил не идти на обед домой. И я не услышал гулких шагов, когда уже висел на верёвке. Зато я увидел главное! Я увидел туннель и яркий свет в конце...
И главное, что этот свет манил к себе.
А ещё главное, что вокруг были похожие на людей существа, но только прозрачные­­­.
Некоторые лица были знакомые, я их когда-то знал.
Но главное, что вокруг себя я чувствовал­­­ любовь!­­­
Она была невероятно­­­й, неземной, открытой, откровенно­­­й, неподдельной!..
И не было обмана.
Было сплошное наслаждени­­­е!
 
ГЛАВНОЕ...

Главное — времени нет. Время — это скорость восприятия­­­. Как это не грустно, но ведь прошлого уже нет, а будущего ещё нет. А настоящее — это переход будущего в прошлое.
Главное, что настоящее не имеет протяжённо­­­сти, то есть и его нет.
Мы — это импульс бегущий по «картинкам­­­». Импульс оживляет их, картинки эти, как человечков­­­ на перелистыв­­­аемых страницах...

Любить и убивать. Вот это — главное. Как это точно и метко нас характериз­­­ует.
Казалось бы, что это противоречие, но нет! И это — главное.
Самое главное и противоест­­­ественно­е­ в отношениях­­­ — это трещина. Будь то любовь, дружба, или же отношения между близкими, между родителями и детьми — да без разницы! И не важно, что трещина почти не заметная, важно, что она растёт.
И сквозь неё выветривается, выливается, просачивается ЧТО-ТО главное. Оно уходит, исчезает навсегда...
И никого уже не волнует, что это ГЛАВНОЕ когда-то связывало людей близко, оно было тёплым и нежным... в утробе...
 
Но главное, что любовь убивает. И когда любви нет — это тоже убивает. Как это больно — любить! Как это больно, когда тебя не любят! Как больно терять любимых!
И остаётся какая-то недосказан­ная печаль, нерастраче­нная нежность, не прожитое время, непознанна­я душа...
 
 
 
Любовь, полёт — это радость? Нет, это боль на века! Разве легко отказаться­­­ и забыть любимого человека и ту мечту, которую он подарил и в которую ты поверил?

Судьба наносит нам удары. Иногда эти удары бывают коварными, сокрушительными. Главное, что Судьба даёт сначала повод, а уж много после мы чувствуем мощное действие этого повода.
Можно сравнить с болезнью, которую не сразу выявишь. Но главное, что болезнь уже есть! Повод есть! Будет и действие.
 
И главное, что наша Судьба так же своевольничает — творческая, сука! Она начинается не сию минуту, не тогда, когда мы стоим перед явным фактом. Нет. Она сначала таится. Она где-то в подсознании нашем. Она где-то зреет, где-то глубоко в нас, незаметно. Она накапливается. И потом — р-р-раз!...
 
Иногда, когда я чувствую себя невероятно одиноким и никчёмным, отчуждённым, когда наступает отверженность, когда я её чувствую кожей, я думаю:
«Боже, Боже! Ну почему я не умер тогда?! Боже, как я снова одинок! Как тогда, на снегу в буран, как тогда, на крыше вагона перед мостом, как тогда, в сарае на верёвке, как тогда, в камере, как тогда...»
 
Это объясняется просто: одиночеств­­­о без любви. Главное.
Главное, всё, чем жил, кого любил, исчезает и появляется, как тина, отчуждение, отторжение.
Главное, что я — отверженный.
Снова и всегда.
И это — главное.
И думаешь: Я — НИЧТО!
 
Но как же это так?! Ведь только-только я­­­ страдал, любил, что-то меня грело­­­...
Что же случилось?­­ Случился ДИАГНОЗ... Главное, почему я так воспринима­­­ю ситуации?
Потому что отверженный. Мне пришлось с этим смириться. Потому что пережить отверженно­­­сть пришлось в раннем детстве. И это — главное. Отверженность стала для меня критическ­ой, из-за чрезвычайн­­ой уязвимости­­­ в те далёкие годы.
 
Главное, я был чувствител­­­ьным ребёнком. Чувство отверженно­­­сти в детстве стало разрушител­­­ьным для меня.
Главное — это дурное и равнодушно­­­е обращение со стороны родителей в первые годы моей жизни, когда у меня не было­­­ ни малейшего выбора...
 
Вечные скандалы и развод отца с матерью – это тоже главное, это тоже отверженность от семьи. И ещё главное — это друзья, которые легко могли предать.
И это тоже отвержение­­.
И это — главное!
 
И отвержение­­­ возлюбленн­­­ых — главное!
Потому что я искал, жаждал найти понимание и любовь, а в ответ получал главное — отвержение...
 
ОТВЕРЖЕНИЕ­­ — это состояние,­­­ которое развивало мои комплексы,­­­ оно породило чувство одиночеств­­­а, жалость к самому себе, склонность­­­ к самоубийст­­­ву. Я иначе уже не могу смотреть на мир. Комплексы стали моими твердынями...
 
Каждый человек — это властелин своего мира, просто с детства его уродуют.
 
О чём я? О ГЛАВНОМ. И это главное может вновь толкнуть меня на безумство. Я всегда жил вразнос. Я разменивал дни на ощущения, впечатления. Но у меня всегда оставалась­ одна единственн­ая мантра: ЛЮБОВЬ. Не влюблённос­ть, а Любовь.
ГЛАВНОЕ...
 
Что поделаешь, приходится валяться в грязи прошлого, чтобы затем отряхнуться и уйти в новое будущее, туда, где опять будут пытки...
 
 
 
 
 
 
 

* и **  — стихи Генриетты Солтановой "Быть никем" и "Одиночество-3"
 
 
 

© Copyright: Остап Ибрагимыч Задунайский, 2014

Регистрационный номер №0253509

от 17 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0253509 выдан для произведения:
 
 
 
Буран. Стихия. В моей жизни буран главное.
 
 
 
 
 
 
 
 
Рейтинг: +17 611 просмотров
Комментарии (52)
Рената Юрьева # 18 ноября 2014 в 18:23 +3
плачу
Анжелика Хорес # 18 ноября 2014 в 18:52 +3
Я вернусь сюда. Обязательно.
Елка Елочка # 18 ноября 2014 в 19:48 +4
Генриетта Солтанова # 19 ноября 2014 в 03:10 +4
Шедевры рождаются тогда, когда боль нестерпима...Тот случай, когда никаких слов не нужно. Забрала в избранное.
Генриетта Солтанова # 19 ноября 2014 в 03:11 +3
Остап Ибрагимыч Задунайский # 19 ноября 2014 в 14:14 +5
Почему написал ЭТО?

Не оттого, чтобы кинулись меня жалеть!
Для чего жалеть и о чём сожалеть? О том, что уже прошло и это никак не исправить?
Нет смысла.

Меня поражает вопрос, который слышу от женщин: "Куда подевались настоящие мужчины?!"

А кто их делает настоящими? Женщина! Та, которая МАТЬ! Отсюда идёт всё!
Понимая, что предал тебя самый первый и самый близкий человек на земле, невозможно отделаться от такого удара никогда!

...и жизнь приобретает совсем другую окраску...

Предательство в самом начале пути — всегда чревато тяжкими последствиями. Это не исправить никогда и ничем! Такая "заноза" будет кровоточить, ныть, истязать всю оставшуюся жизнь.

Я вовсе не хочу сказать, что думаю об этом, переживаю изо дня в день — нет! Но я бодрствую, если можно так сказать. Я постоянно готов уйти и в себя, и....

Цена любого предательства — это всегда чья-то жизнь.




--------------------------------------------------------------

"Существует ли хоть один человек, который не предавал ни разу?.. Верность — исключительно собачье качество!"

Ингрид Нолль


-------------------------------------------------------------
Анжелика Хорес # 19 ноября 2014 в 14:39 +3
Да, шедевры рождаются в тишине.
Рената Юрьева # 19 ноября 2014 в 14:48 +4
сказать, что была потрясена, не точно сказать... но боль, почти физическую, ощутила сполна... и это не жалость, Ося, нет! это слишком сильное подтверждение МОИХ дум, что все начинается с семьи, с первой женщины...да и мужчины тоже(чуть позже), коим имена мама и папа... я давно об этом думала, наблюдая и общаясь... и все больше утверждаюсь в этом, увы(
не в сравнение...а просто разбередил... я не думаю ,что мои родители обращали уж слишком много внимания, но , видимо, оно было такое, что мне хватало и хватило для того, чтобы вырасти в любви и благодарности, и оставить самые счастливые воспоминания о детстве, доме родном, маме и папе... странно, нас трое девочек в семье, но каждый, кто узнавал нас, был уверен, что мы - единственный ребенок в семье, ибо в нашей некоторой "избалованности" угадывалось исключительное к каждой внимание) и я... я очень хотела правильно вести себя со своими детьми... да, я многое сделала для этого, не скрою...большей частью интуитивно, ибо осмысливать это начала, когда уже они выросли...НО! было у меня одно правило, опять таки интуитивное: даже если (в режких случаях)мы обижались или сердились друг на друга, я НИКОГДА не оставляла обиду на ночь... они закроются в комнате, ложатся спать, а я все равно заходила, тихонько садилась на краешек кровати, целовала их макушки и говорила о том, что я их люблю... я и сейчас каждый день говорю им, что люблю их... нельзя оставлять ребенка наедине со своими страхами...обидами на самых дорогих людей, ибо последствия не предсказуемы...
Ося... самое удивительное в твоей истории, и уверена, что это и есть то самое ГЛАВНОЕ, что ты ищешь в повествовании и жизни, это то ,что ты , пережив такие минуты, НЕ озлобился... не стал злым, мстительным, неудачником(это я перечисляю самые частые последствия сложного детства)... ты сумел вопреки всему ЛИЧНОСТЬЮ... не знаю, какими стали ваши отношения в сознательной взрослой жизни... но ты стал человеком, сумевшим побороть в себе те чувства... да, они не отпустят, увы.. перейдут в другую стадию...но они не будут и уже не довлеют над тобой и твоей жизнью... и твои удивительные жизнелюбивые картины, произведения, твой неутомимый юмор(за которым, скорее всего и прячешь свою память) говорят о том, ты победил...
мое искреннее уважение и благодарность
Остап Ибрагимыч Задунайский # 19 ноября 2014 в 15:02 +3
я НИКОГДА не оставляла обиду на ночь... они закроются в комнате, ложатся спать, а я все равно заходила, тихонько садилась на краешек кровати, целовала их макушки и говорила о том, что я их люблю... я и сейчас каждый день говорю им, что люблю их... нельзя оставлять ребенка наедине со своими страхами...обидами на самых дорогих людей
Источник: http://parnasse.ru/prose/genres/drama/aktyor-2.html

Какая ты молодчина!
Именно так должна поступать КАЖДАЯ МАМА!

Как это далеко неимоверно от моей...
Посадит, бывало, на лежанку (узенькая, правда) меня двух-трёх-летнего и на работу, коров доить...
А внизу, под лежанкой - погреб! Он накрыт деревянной крышкой, но я помню ТОТ ЧЁРНЫЙ ПРОВАЛ, как там темно и сыро... И сижу, похолодевший от ужаса до тех пор, пока мать не придёт...

И никогда (!!!!!) она не успокаивала, не прижимала к груди своих детей (пятерых...я - старший)... Не умела жалеть, что ли...
Рената Юрьева # 19 ноября 2014 в 15:09 +2
я не буду советовать, увещевать, просить простить... ты прав...есть вещи, которые не подчиняются словам, разуму... тем более, со стороны, которые не пережили подобное...
я буду только радоваться, что ты это пережил... растворяешь в письме... не разочаровался в людях мире...
Елка Елочка # 19 ноября 2014 в 15:57 +4
...И снова у нас разговор о любви...Какая всеобъемлющая тема..По чьей-то прихоти человек так устроен, что всю жизнь нуждается в любви...Если ее нет или недостаточно, это место заполняется другим...боязнью, равнодушием, злобой, страхом, неуверенностью и т. д. Дети-сироты в интернатах ищут свою маму, для чего?-для любви, они хотят, чтобы их любили и они любили, чтобы они были нужны кому-то...Без любви жить неинтересно, трудно, а кому-то невозможно...Если человек не чувствует любви в детстве, затем в юности и т.д., то неизвестно, чем это может закончиться...Человек может сломаться...Наверно, иногда достаточно одного ласкового слова или взгляда, чтобы ему помочь, но где его найти, это слово...Я думаю, что человеку в таком случае очень трудно выбраться из той атмосферы, куда его затянуло равнодушие людей...Он цепляется за соломинку, чтобы выбраться...Ну, помогите ему! В нашей истории главный герой нашел в себе силы выбраться, сам или с чьей-то помощью, но сумел найти точку опоры и оставить время и пространство, которое принесло ему страдания...отпустить корабль с грузом прошлого в свободное плавание...А сам сел в другой корабль, который медленно поплыл в "новое будущее, туда, где есть Любовь"...Чтобы в ласковых волнах этого волшебного чувства обрести смысл жизни и дарить близким людям радость...

Остап Ибрагимыч Задунайский # 19 ноября 2014 в 17:38 +3
...И снова у нас разговор о любви...Какая всеобъемлющая тема..
Источник: http://parnasse.ru/prose/genres/drama/aktyor-2.html

И всеобъемлющая, и вечная, и, наверное, суть!

Но напрашивается вывод: и так плохо, и так - не хорошо! И с любовь, и без неё...

Даже не скажу точно: награда она или наказание....И то, и другое?

Елка Елочка # 19 ноября 2014 в 18:57 +3
Думаю, что любовь -это всегда хорошо, плохо-отсутствие ее...Сколько песен про любовь, сколько стихов, книг...На что только люди не идут ради нее! Пусть даже она иногда с шипами, как роза...Ведь лучше иметь розу с шипами, чем не иметь ее совсем...

Рената Юрьева # 19 ноября 2014 в 19:06 +3
Даже не скажу точно: награда она или наказание....И то, и другое?
Источник: http://parnasse.ru/prose/genres/drama/aktyor-2.html#c1586285

я бы повторила за тобой... только без вопросительного знака...а многоточие... ибо сама мучаюсь этим вопросом...
Елка Елочка # 19 ноября 2014 в 19:36 +3
Любовь-это тайна...откуда она возникает, почему именно к данному человеку, хотя иногда есть рядом более достойные, этого никто не знает..и не узнает никогда...
Рената Юрьева # 19 ноября 2014 в 20:27 +3
говорят, что когда ты умеешь ответить на вопрос, ЗА ЧТО любишь, ты уже не любишь... Вы правы, Ёлка...
Елка Елочка # 19 ноября 2014 в 20:30 +2
Маленький мальчик, которому так хотелось любви и понимания...Вот он стоит передо мной...хочется вытереть ему слезы, приласкать...Несмотря на все перипетии, вырос самодостаточным человеком, трезво оценивающим жизненные ситуации, сохранившем чувство юмора и , думаю, что не ошибаюсь, силу духа... Для меня лично- талантливый человек и интересный собеседник...А это совсем не мало, наоборот, с избытком...Не так часто встречаются такие яркие личности на нашем пути...(за всех не говорю, в данном случае имею ввиду себя)...Чувство обиды, которое не проходит, по-моему, все же сейчас не такое сильное, как когда-то...Насколько мне видится со стороны, у матери не было ни времени, ни возможностей уделять детям побольше внимания... Тяжелая работа, большая семья...А старшему всегда достается больше всех...Ведь сколько молодых людей, которых в семье лелеяли и холили, вырастают никчемными, слабовольными, недалекими людьми... Ося, за тебя!

Остап Ибрагимыч Задунайский # 20 ноября 2014 в 08:06 +3
Встречный тост!
Как говорил один знаменитый и умный финский писатель Мартти Ларни (финским не владею, поэтому по-русски процитирую): "Быть человеком — это много, но быть женщиной — ещё больше!"
Ой!
М-да, серьёзные тосты — это, конечно, прекрасно, но они идут только под первые три рюмки!)))
Поэтому я хочу предложить чего-нибудь более весёленького...

И то, что вы целуете нас, ничего не значит! и то, что вы выходите за нас, ничего не значит! Всю жизнь мы будем думать, что вы нас любите, и вы нам будете это говорить, и не узнаем мы правды, и проживём счастливо!
Так выпьем же за женщин, таких удивительных, таких неожиданных и таких манящих!

Самая первая женщина — это та, которая рядом, самая красивая — та, которая рядом. И самая умная — это
снова она, та, которая рядом!

Почему Соломон был мудрым? Потому что у него было много жён. А почему мне хорошо? Потому что у меня есть ГРАЦИИ!

ЗА ВАС, ГРАЦИИ!

Остап Ибрагимыч Задунайский # 20 ноября 2014 в 08:24 +3
Лера Осень # 30 ноября 2014 в 01:11 +3
"Что поделаешь, приходится валяться в грязи прошлого... Зачем отряхиваться потом? Пора уходить в новое будущее, туда, где опять будут пытки...  "

Почему надо валяться в грязном прошлом? ЗАЧЕМ?? Вот встать и отряхнуться-надо! Пусть прошлое останется в прошлом,вместе с теми, кто причинил столько боли... и может, боль эта достанет их. А если есть те, ради кого жить, кому можно верить - жизнь продолжается. И пусть в ней будет больше света и тепла...
Остап Ибрагимыч Задунайский # 30 ноября 2014 в 11:40 +2
Мы часто говорим о будущем, но нашей жизнью управляет прошлое! хотим мы этого или не хотим.



Как утверждает Паруйр Севак: "Имеющий прошлое не может не иметь памяти, имеющий историю не может не оглядываться назад."

— Прошлое — это то, что в жизни остаётся позади! - так легко и непринуждённо рассуждают одни.
— Прошлое — это то, что ты уносишь с собой... — такого мнения придерживаются вторые.

*******



Конечно, наше прошлое — это наши личные переживания, это — наше личное достояние. Каким бы оно ни было! Оно наше. Мы не можем заставить себя забыть. Мы так устроены. Но управлять эмоциями умеем. Отодвинуть прошлое в дальний угол памяти — тоже в наших силах.



Да, я человек с такими противоречиями! А может быть, не столько мой мозг, сколько моё прошлое — в результате того гнёта, которым оно давит меня, — превратило меня в человека с противоречиями. Но не нахожу в этом противоречии мучений каждодневных! Я так привык и чувствую себя нормально. Это для меня нормальное состояние.

Мой знакомый, дядя Ваня, у него постоянная температура тела 37 градусов. Ему 77 лет. Молодым он был и пользовался такой особенностью организма — бах! и на больничный! ))))) Но при этом, он чувствует себя вполне!

Марина Лантана # 2 декабря 2014 в 15:11 +2
Читать невозможно, сердце разрывается, любовь...теперь я понимаю, о чем ты мне говорил...написано потрясающе, до сих пор в себя не приду никак...
Остап Ибрагимыч Задунайский # 2 декабря 2014 в 15:19 +2
Я не специально...
Марина Лантана # 2 декабря 2014 в 17:36 +2
Я понимаю, что не специально...
Леся Александрова # 2 февраля 2015 в 16:55 +2
Ох. Трудно что либо писать. Это ваша жизнь, это ваше прошлое. Разве могу я охарактеризовывать и высказывать мнение. Нет. Не решусь. Столько всего случилось и это только в детстве. Вас могло и не быть уже тогда... как же не быть? Совсем не быть? И не стать Вами? Это главное. Эта огромная трагедия сделала вас сильным и мудрым. И возможно, 'она' сделала вас талантливым. Это главное. Я под глубочайшим впечатлением от прочитанного и это главное. Вы умеете давать душе читателя всплеск и трепет. Это главное. всего вам самого доброго и светлого и счастливого 'главного'
Остап Ибрагимыч Задунайский # 2 февраля 2015 в 17:35 +2
Я редко пишу такое, но это прошлое живёт во мне много лет и я не пытаюсь избавляться, потому что привык к нему, оно - часть моей жизни...
Александр Внуков # 10 февраля 2015 в 17:36 +3
Наверное, у каждого есть в жизни то, что он хотел бы забыть навсегда, вычеркнуть из памяти, выбросить из головы. Но что-то цепкое, колючее, неприятное не позволяет сделать это даже со временем. Иногда возвращаясь, оно редкими уколами проверяет: а не зажила ли ещё рана. Главное, что исправить уже ничего нельзя.
Остап Ибрагимыч Задунайский # 10 февраля 2015 в 21:23 +1
Верно, Александр, проверяет - не забыл. Да и не смогу уже....разве что, склероз.
Зинаида Русак # 11 сентября 2015 в 19:26 +1
Мне хочется верить, что это не жизнь автора, а жизнь героя этого душещипательного повествования(простите,если ошибаюсь), но это никоим образом не меняет суть изложенного выше.Мои ощущения: очень тяжело было дочитать, хотя и интересно и если честно, то возвращаться не хочется, это большая психологическая нагрузка...а чтобы было иначе, надо быть равнодушным...не получается)))
Главное...что главное?, всё главное. БЫТЬ НУЖНЫМ- это главное! Чтобы быть нужным,конечно, должна быть любовь- материнская,супружеская, братская, дружеская и тд.
Остап Ибрагимыч Задунайский # 11 сентября 2015 в 20:22 0
Зинаида:
Мне хочется верить, что это не жизнь автора

Часто в отзывах на заданную тему авторы указывают, будто пишут они не о себе лично, а о Литературном Герое. Увы, но в "Актёре" и "Актёре-2" — я, и рассказывал я о себе, о моментах своей судьбы, небольших эпизодах, которые пережил.

Иногда они кажутся мне какими-то ключевыми, некой "точкой отсчёта"; а бывает, что даже мешают жить, потому что комплексы вынуждают поступать так, а не иначе (тяжело через себя переступать!); но и плюсов добавили к моей жизни (не без этого!).

И всё же, она моя! Вот такая! ЖИЗНЬ. Главное.

И это главное может вновь толкнуть меня на безумство.
Я всегда жил вразнос. Я разменивал дни на ощущения, впечатления. Но у меня всегда оставалась­ одна единственн­ая мантра: ЛЮБОВЬ. Не влюблённос­ть, а Любовь.
ГЛАВНОЕ...

Источник: http://parnasse.ru/prose/genres/drama/aktyor-2.html
Зинаида Русак # 11 сентября 2015 в 20:43 +1
Главное, что человеку не всё равно, не параллельно, а есть у него что-то ГЛАВНОЕ, это как компас по жизни.
Остап Ибрагимыч Задунайский # 11 сентября 2015 в 20:49 0
В разные годы у людей могут меняться и приоритеты, и цели, мечты, и оно — главное. А у меня как-то замерло всё на одном. Чего не доставало, то и искал — взаимности.
Николина Озерная # 13 ноября 2015 в 10:21 +1
«Буран.
Стихия.
Моя стихия, в моей жизни буран — главное». Видимо, это явление главное в жизни многих людей. Вот и приведенные Вами, Остап, вначале статьи стихи об этом же. Буран могут окружающие и не заметить, но он в душах авторов стихов Генриетты Солтановой :
«Вот опять он скрывает своё лицо беспросветной маской.

...Я стою у дверей. Обмани свой обман!

Открой»...
«Птица бьётся крылом — боль,
Неуместен в тиши крик,
Вновь на рану летит соль,
И до смерти один миг»...

/ Ёлка Ёлочка /

Не правда ли? Окружающим и невдомек, что творится в душе пишуших. И только читатель, прочитав, понимает, что чувствует автор стиха…
Вот и в Вашей душе остались последствия буранов в детстве. Они главные? Нет, главное последствие: «Главное, что ночью родители спали. Главное, был буран. А ещё главное, что меня не было дома и меня не искали». И опять это не главное. А главное – любовь. Она царица или падчерица в душах людей.
Люби, когда любить нет сил,
Когда на сердце зной иль вьюга.
Ты только знай: лучом скользнув,
Тебя спасет любовь – подруга.
© Copyright: Николина Озерная, 2013

«Главное, что эта могучая сила, которая соединяет и удерживает¬¬¬¬ вместе, прописана в наших генах». Все верно, Остап. Вам удалось, используя рефрен, закрепить это в душах читателей. Ваши воспоминания написаны красочно, поэтично. Хотя это и проза, но Вы используете набор поэтических тропов для раскрытия образов и чувств, используя метафоры, как здесь: «И шарик лопнул, как и радужный мыльный пузырь нашей ещё только зарождавш嬬¬¬йся любви. Главное – любви». Как же умело Вы описываете самостоятельное обучение ребенка ЛЮБИТЬ! Значит, не только гены играют роль, но и собственное желание ребенка научиться любить. Ведь он понял, что это чувство ГЛАВНОЕ , ему его не доставало с самого рождения. Очень удачно вставлены Вами описания природы, которые всегда созвучны его душевному состоянию: «Главное, остался в памяти только сырой промозглы鬬¬¬ ветер, грязь, уезжающая машина, и слёзы. Мои слёзы. Первые горькие слёзы любви. Я их не утирал. Я стоял и плакал молча»
Остап, читая Ваши воспоминания – эссе, я отмечаю опять Ваше умение чувствовать сюжет, держать руку на пульсе композиции статьи и преподносить нам уже готовые мысли, при помощи которых мы понимает внутреннее состояние героя. А его душа мечется как и в приведенных Вами стихах поэтесс. Да, любовь бывает наградой и наказанием. «Самое главное после любви — это отвержение!» Каждый это переносит по-разному, принимает иногда неправильные решения. Но главное… Так что же главное? Отверженность? Ненужность? Неизвестность? Эти риторические вопросы заставляют читателя ДУМАТЬ… И это главное! Понять внутренний мир ребенка, подростка, оглянуться на свою жизнь и отношение себя к тем, «кого мы приручили». И в этом ГЛАВНАЯ сила Вашей статьи. И опять ГЛАВНОЕ ВСЕЙ СТАТЬИ ВЕРТИТСЯ ВОЗЛЕ ОДНОГО И ТОГО ЖЕ СЛОВА – ЛЮБОВЬ… «Но главное, что любовь убивает. И когда любви нет – это тоже убивает. Как это больно – любить! Как это больно, когда тебя не любят! Как больно терять любимых!» Да, детство оставляет свой отпечаток на судьбе каждого… Остап, спасибо Вам такую поучительную статью, которая является инструкцией для родителей. Всех взрослых людей заставляет пересмотреть свое отношение к поднятой Вами и Вашей приведенной поэтессой проблеме: любить! Уметь любить!
Но ГЛАВНОЕ, что написанная Вами статья нужна! Вы прекрасно владеете словом!
С уважением к Вам и Вашему творчеству, Николина.
Остап Ибрагимыч Задунайский # 13 ноября 2015 в 12:37 +1
Я пробовал сочинять ещё в школе. Мне это нравилось. Записывал всё в общих тетрадях. Когда одно время жил у матери, то она ворчала, заметив, что я не сплю: "Хватит свет жечь!" - и выключала электричество. Но я был не удовлетворён и во мне горело желание писать! Доставал из кладовки керосиновую лампу и продолжал сочинять.

Потом в 90-е было не до писанины. И лишь с появлением интернета в моей жизни, я вновь стал делать попытки забавлять людей. Писал разные байки на футбольном сайте нашей команды. Там была специальная "ветка", где разрешалось "флудить". Вот я и...флудил! Попробовал картинками помогать себе. Понравилось!

Все байки посвящал пользователям сайта, которых уже знал и встречал на стадионе.
Как я их просил: "Прокомментируйте, пацаны!!!"
Увы!
Редкий случай, чтобы кто-то высказывался о моей работе, а то всё смайликами. И настроение исчезало. Но успел много понаписать за три года, "наломать руку", получить неоценимый опыт.

Стал искать литературные порталы. Изба-читальня — первый опыт. Но там так неуютно, скучно! Все молчаливые и безучастные показались мне. Случайно кто-то предложил посетить ПАРНАС. И началась моя новая творческая жизнь!

ПАРНАС — ЭТО САМЫЙ ЛУЧШИЙ САЙТ В МИРЕ!



***

Когда перечитываю Ваши комментарии, Николина, то вспоминаю, как я упрашивал болельщиков высказываться о прочитанном, пытался научить их это делать, указывая на те моменты, что понравились больше всего, порассуждать приглашал — тщетно! И вот моя мечта сбылась! Появились мои друзья парнасовцы — люди не жадные на слова! Ну а уж Вам я просто обязан сказать: ОГРОМНОЕ СПАСИБО! И за прочтение, и за размышления, за прочувствование, и неравнодушие!


Это Вам!
Николина Озерная # 13 ноября 2015 в 12:45 +1
Благодарю Вас, Остап! Когда читаешь то, что написано от души и для души, слова сами льются непроизвольно. И я люблю всякие копания в сути прочитанного. Приятно иметь неравнодушных друзей, да еще обладающих литературным опытом и даром.
Остап Ибрагимыч Задунайский # 13 ноября 2015 в 12:52 0

С друзьями, с которыми делаешь одно общее дело, всегда поговорить приятно!
Татьяна Петухова # 13 ноября 2015 в 13:38 +1
"Главное,что меня не было ДОМА и меня не ИСКАЛИ?!Отверженье ,нелюбовь, предательство-чёрные метки детства,юности."Мы любим,когда нас любят" А, если нет?! -вот это ГЛАВНОЕ !
Весёлый смех детей, улыбки,
Их мысли, чувства и поступки
и все высокие мечты,
Порывы светлой ДОБРОТЫ
Пускай пребудут всегда с ними,
А главное-ЛЮБИМЫ!
Любимы будут дети наши,
И жизнь,поверьте,станет краше,
Они ведь жизни всей основа,
Превыше бытия земного,
Пусть их минует чаша бед,
Подарим детям радость, свет!!
Татьяна Петухова # 13 ноября 2015 в 14:31 +1
радость сердца!!! 7aa69dac83194fc69a0626e2ebac3057
Дервила # 6 января 2016 в 00:18 +1
Главное, что вы об этом написали. Ведь кому-то этот рассказ оказался очень полезным, очень нужным! Спасибо!)))
Остап Ибрагимыч Задунайский # 6 января 2016 в 09:55 +1
Хотелось бы, конечно, чтобы польза была. Возможно, чья-то мама, прочитав, задумается и станет заботливой, чуткой. Это главное.
Светлана Громова # 29 марта 2016 в 15:18 +1
И снова слова куда-то исчезли... Нет, внутри их много и я их чувствую... Чувствую те эмоции, которые они во мне вызывают, а написать не могу! Потому, что какое-то состояние нереальности возникло... Ну не может так Мать относиться к своему ребёнку!!! Хотя знаю - может... Просто для меня самой, ребёнок - это всё, это смысл жизни... И ко мне такое отношение всегда было.... Потому и невозможно представить иначе... Ося, настолько сильно написано, настолько эмоционально! Просто разум с реальностью не совпадает... Спасибо!
Остап Ибрагимыч Задунайский # 29 марта 2016 в 15:27 0
Как однажды писательница на Избе-читальне выразилась: "Ты можешь больше ничего вообще не писать, ты уже всё сказал!"
Не согласился с нею. Я решил сменить тему и рассказывать другие истории, в которых позитив будет моим лицом, а ирония — станет маской.
Ирина Лейшгольд # 17 апреля 2016 в 01:19 +1
Если это психологическое эссе, описывающее чувства - отверженности и любви-нелюбви, то это написано на высоком литературном уровне и со знанием психики и психологии ребенка, подростка и взрослого.
Если это правдивая история Вашей жизни, - у меня нет слов, чтобы передать свое впечатление. Такое оно сильное. Да оно сильное в обоих случаях. Я не могу понять, на чьей я стороне - правды или писательского вымысла. Потому что все во мне кричит: "Так не бывает!" Или бывает? Может быть, это игра яркого воображения чувствительного мальчика, обделенного вниманием занятых родителей? Так тоже часто бывает Не знаю.
Мне не нужна эта музыка, она меня раздражает. Когда читала, я слышала жругую музыку, другие звуки.
И еще. Я уверена, что жизнь нельзя препарировать на ГЛАВНОЕ и НЕГЛАВНОЕ. Главное в жизни все: от выпитой пауком мушки в паутине и до последнего вздоха. А потом главного нет, и оно не нужно.

Еще хочу сказать, что никакого тоннеля и света в конце его нет. Чепуха все это. Я там была, и не в воображении. Просто уходишь, а потом приходишь (если повезет).

Без главного (заразилась от Вас) никак.

Главное - Вы блестящий писатель.

Серёжкин' # 27 сентября 2016 в 14:08 +1
Расскажу немного другую историю. Маленькая девочка. Когда началась война, ей было три годика. Кто тогда придавал значение тому, насколько это война будет кровопролитна? Броня крепка и танки наши быстры. А всё оказалось очень плохо. Эвакуироваться из города или не успели, или не придали тому значения. И вот первая зима. Холодно. На окне висит светомаскировка из покрывала, одеяла, скатерти... да какая разница из чего? Главное, что висит, хотя свет в комнате и так не зажигается, а батарея не топится. Одна. Потому как папа лётчик защищает город (изредка привозя кое-чего поесть, ведь у него паёк был получше), а мама на работе, а иначе не дадут продуктовую карточку. А после работы (что бы она там на ней не делала) ещё нужно разбирать завалы на улицах (потому как это кому-то нужно делать), да и вообще, мало ли ещё забот. Хотя бы сходить за водой на Неву, благо это всего две остановки. Но сил то уже нет. Так что, трёхлетний ребёнок целый день сидит один, забившись в кровати и играет с тряпичной куклой. Какие там у него страхи... кто знает. В квартире больше никого, кроме двух престарелых сестёр полек. Можно отдать ребёнка и им, чтобы приглядели за ним. Но тогда нужно что-то им принести взамен, хоть кусок дерева для растопки печки, хоть воды. Так даром следить за чужим ребёнком они не будут. Спустя годы после войны те польки умерли. Добра после себя оставили достаточно. Но впрочем, хоть война, а всё равно детство. Хоть порою и спускались с мамой в бомбоубежище (благо оно было близко), а всё равно выжили. Всю блокаду.
Дом, где всё и происходило. То окно. Слева уровень окон чуть ниже. Ту часть дома после войны строили немцы. Туда упала бомба и все этажи рухнули. Там была кухня.

Моя мама в первом или втором классе. Война уже для неё позади.

Остап Ибрагимыч Задунайский # 27 сентября 2016 в 14:52 +1
Дети и война — как только разговор об этом заходит, я сразу вспоминаю трепетные сюсюкания верующих в библейских идолов, начиная с Яхве (Иегова, Саваоф и т.п.) и его тройственного союза с Ии. Христом и ловким шустриком Духом Святым, а так же апостолов и всяко разных святых, и сюсюкания о всемогуществе, заступничестве этих устроителей Вселенной, о том, что они держат под контролем ситуацию, и если что (!!!!!), если, не дай бог, кто чего нарушит — ух-х-х-х! Там тебе и суд будет страшный, и место в аду! А уж если послушать Свидетелей Иеговы (которые до сих пор не запрещены у нас, в Казахстане), то после знаменитого Армагеддона наступит рай на Земле! И ни одна волосинка не упадёт с головы без разрешения того самого бога, никаких слёз, никакого плача не услышат в то время люди! Во как! А пока... "Держитесь!" — как сказал Д.Медведев.

Буду краток: http://parnasse.ru/prose/small/thumbnails/denyuha.html
Серёжкин' # 27 сентября 2016 в 16:07 +1
Если вспоминать сочетание Библии и детей, то на память приходят первенцы в Египте, которые невинно пострадали, хотя их вина была лишь в том, что они были египетскими детьми. Кому жалко чужих детей чужих богов? Хотя так быть не должно.
Остап Ибрагимыч Задунайский # 27 сентября 2016 в 16:03 +1
Серёжкин' # 27 сентября 2016 в 16:13 +1
Отличное видео!!!
Остап Ибрагимыч Задунайский # 27 сентября 2016 в 16:17 +1
Настолько трогательная и сама песня, и видео с этой девочкой, что я решил поместить клип сюда — он не нарушит тему!
Серёжкин' # 27 сентября 2016 в 17:01 +1
Американские "носители демократии" во Вьетнаме. Идут налегке. Справились с детьми. Тоже дети и война.