ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияПриключения → 05 - Франц-Пастораль ( не для ханжей)

 

05 - Франц-Пастораль ( не для ханжей)

8 декабря 2014 - Виктор Тарасов
article257936.jpg

ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ С ХУЛИГАНО-ЭРОТИЧЕСКИМ УКЛОНОМ.


Пусть никого не пугает словосочетание: Хулигано-эротический уклон. Просто, обыкновенная жизнь обитателей выдуманного городка, сдобренная юмором, эротикой и, малость, фантастикой. Просьба не обращать внимания на несоблюдение хронологии, а также, на появление тех или иных изобретений. Текст написан на жёстком разговорном языке.


Владимир Цветков проснулся в очень хорошем расположении духа, сладко потянулся и глянул на электронные часы. Было уже 8. 00. – 10 июня 2002 года. Жены рядом не оказалось. Лариса каждое утро совершала пробежки, а потом окуналась в бассейн.

Он бодро встал, проделал дыхательные упражнения и упражнения на растяжку мышц и связок. После этого принял стойку опытного спортсмена-каратиста, с шумом выдохнул, и в воздухе замелькали удары рук и ног. Цветков проделывал это с удивительной скоростью и лёгкостью. Борясь с невидимым противником, Владимир в ката каратэ примешивал отдельные элементы и связки из У-Шу. Получался, как бы грациозный танец, с резкими сокрушительными ударами и блоками одного стиля, и мягкими кошачьими движениями – другого. Он, вдруг, то резко замирал, то приседал, исполняя низкие подсечки. Наконец, закончив каскады уходов и блоков, подошёл к макиварэ, и сделал несколько ударов, отчего доска содрогнулась до самого своего основания. После этого он отправился в душ, считая тренировку законченной.

Лариса бежала по дорожке вдоль забора, который окружал их небольшой, но очень красивый коттедж. За ней неотвязно трусил йоркширский терьер, маленькая собачка с красным бантиком на голове.
- Терри, за мной! - крикнула она, и сделала ускорение.

Терьер, заливаясь лаем, на всех парах старался догнать свою хозяйку. Добежав до входа в дом, Лариса, взяв на руки своего питомца, по порожкам взошла на открытую террасу. Оттуда она проникла в бассейн, расположенный внутри коттеджа. Скинув с себя лёгкую тунику, с шумом вошла в голубую подсвеченную воду.

***

Пастору с Французом удалось разбогатеть ещё в семидесятые годы двадцатого столетия, но всё это было тайной. Богатых раньше не любили и даже, изредка, сажали в тюрьму. Как только началась перестройка, они сразу же развернули своё дело, крепко вцепившись в рынок. Их торговый дом имел название «Франц Пастораль» и занимался изготовлением ювелирных изделий. Попутно шла торговля антиквариатом, да таким, какого не было ни у кого и в помине. Антикварные вещи шли единицами и по баснословным ценам.

Индеец Джо вконец спился, немного съехал по фазе и теперь работал в доме Пастора, и сторожем, и дворником, и садоводом. Вообщем, работой перегружен не был. Владимир знал о его страсти к выпивке, но всё равно взял к себе, в память о старой дружбе.

И вот теперь, Джо стоял возле приоткрытой двери в помещение бассейна и подглядывал за купающейся Ларисой. Он достал плоскую фляжечку из кармана, отглотнул из неё, вытирая губы, изрёк:

- Ух, хороша! - вот только не понятно было, то ли содержимое фляги его восхитило, то ли хозяйка дома. Индеец всегда любил наблюдать, как Лора купается, как вытирается и одевается. Ему нравилось её тело, не потерявшее привлекательности с годами. Здоровый образ жизни, это вам не хухры-мухры! Но он смотрел на это просто потому, что ему нравилось. Так обычно смотрят на произведения искусства, сексом здесь и не пахло. Ни один мускул не дрогнул у него в штанах. Спиртное было для него всем, в том числе, и любимой женщиной. Ещё немного постояв, он громко рыгнул, и отправился выполнять свои «обязанности».
                                                                                       ***
Пастор ждал свою жену за столом, накрытым к завтраку. Наконец она появилась, раскрасневшаяся, с красиво уложенной причёской. Владимир смотрел на неё и думал:

- Моя жёнушка так молодо и привлекательно выглядит, а я, дубина стоеросовая, почти не уделяю ей внимания, - вслух же, сказал, - Ларис, каждое утро я встаю, а тебя рядом нет. Ты бы хоть попозже вставала. Куда в такую рань-то?

- А тебя, что-то не устраивает? - с улыбкой ответила жена.
- Вот именно, - кивнул головой Пастор, - Ты вспомни времена, когда мы были чуточку помоложе. Я тогда вставал раньше, чем ты, и, перелезая через тебя, частенько «зацеплялся», и мы отрывались на всю катушку. А сейчас, что-то не получается.

- А-а, милый мой, что ты вспомнил. У нас тогда и кровать-то возле стены стояла. А теперь? Хочешь, через меня перелезай, хочешь – в другую сторону. И потом... Мы не так уж молоды.

- Ладно, ладно, ты не прибедняйся. Посмотри на себя, да и на меня. Нам, по виду, от силы дашь лет тридцать. И по состоянию здоровья, ты, что, не чувствуешь разве сама?

- Да всё я вижу, всё я понимаю. Но, ты вроде, всё время работаешь, устаёшь, и думаю, сорок семь лет что-то, да значат.
- Ну, что ты всё заладила... Годы, возраст. Чем старше бык, тем крепче рог, - и Владимир сам рассмеялся над своей шуткой.

Лариса мило улыбнулась:
- Ну, хорошо, хорошо! Я учту ваши пожелания. И, в конце-то концов, я ведь тоже не железная. Мы будем жить теперь по новому, то есть, не по совсем забытому старому, - скаламбурила она.

- Где сын-то? - поинтересовался глава семейства.
- Да у него сегодня с утра полёты. Засветился ни свет, ни заря... Только его и видали.

- И чего нашего парня в лётчики понесло, ума не приложу.
- Не прикидывайся глупым осликом, - ответила жена, - Ты вспомни друзей-то своих, Кондака да Овечку! Вован, давай на самолёте покатаемся, нюхнём небо, спрячемся за облака, - иронически передразнила она.

- Да, да, именно так оно и было. Кстати, как там у него дела на любовном фронте?
- Ну, ты же знаешь, что у него с самого детства в голове засел какой-то идеал то ли принцессы, то ли княжны, и сколько он его будет искать, одному богу известно, - со вздохом сказала Лариса.

- А мне так кажется, что Французова дочка ему бы очень подошла. Девка вся в соку! Красивая, спортивная, учится в медицинском. Класс!

- Эх, ты! Разошёлся! Слюни подбери, любимый.
- А, что, разве не так? - кипятился Пастор.
- Да так-то оно так, - согласилась жена, - Но у них, только, крепкая дружба и ничего более. А из крепкой дружбы дети не рождаются, так что внуков нам с тобой пока не видать.

В дверях показался Джо. Он слегка покачивался, как камыш из его любимой песни.
- Господа, чтой-то вы всё косточки перемываете моим любимцам? - проговорил индеец на вполне ещё сносном языке, - Да и сидите вы в тишине, хоть бы музыку врубили. Я тут пластинку одну прикупил, называется «Давайте выпьем». Поёт Костя Расторгуев, из группы «Любэ».

- Не Костя, а Коля, - поправил Пастор, - Дубина ты не образованная. Хоть имя запомнил бы, группа ведь известная.
- А мне, всё одно, лишь бы пел хорошо, да песня бы нравилась, - пробурчал Джо, доставая из кармана коробочку с компакт-диском.

Лариса протянула руку:
- Что-то я сильно сомневаюсь в названии, дай-ка сюда. «Давай за...» - прочитала она, - Ну, и где же здесь давай выпьем?
- Ну раз давай за..., значит, выпьем, - с железной логикой ответил индеец, - Да вы ставьте, сейчас сами услышите.
CD поставили в музыкальный центр и из динамиков зазвучала музыка.

- Да, вещь хороша! - сказал Владимир, прослушав песню, - У меня тут тоже зреет одна вещица, скоро будем репетировать. Послушайте припев:

«А в блиндаже сейчас хорошо и уютно.
От буржуйки веет теплом и головы клонит в сон.
Но мы не знаем, все ли вернёмся ранним холодным утром
И надо ли будет оставлять для себя последний патрон».

- Не хило спо-ро-граммированно, - похвалил Джо, еле выдавливая из себя труднопроизносимое слово.
- Браво! - похлопала в ладоши жена.
- Ладно, ладно, - зарделся Пастор, - Мы тоже не лыком шиты, могём ещё кое-чаго.

- Ну, всё, хватит разговоров! - сказала Лариса, - Давайте завтракать. Жень, ты с нами будешь или как?
- Если нальёте, то с вами. Если нет, то или как.
- Да, что ж ты в такую рань пить вздумал? - деланно возмутилась она.

- Для кого рань, а кому, почти что обед. Я-то, встал в пять часов и столько дел переделал, - Джо затряс головой, не в силах сказать о том, сколько же он всего наворотил.

- Ну, хорошо, - сказала Лариса, сделав вид, будто всему поверила, - Садись, Золушок ты наш. Так и быть, налью.
 

© Copyright: Виктор Тарасов, 2014

Регистрационный номер №0257936

от 8 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0257936 выдан для произведения:
ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ С ХУЛИГАНО-ЭРОТИЧЕСКИМ УКЛОНОМ.


Пусть никого не пугает словосочетание: Хулигано-эротический уклон. Просто, обыкновенная жизнь обитателей выдуманного городка, сдобренная юмором, эротикой и, малость, фантастикой. Просьба не обращать внимания на несоблюдение хронологии, а также, на появление тех или иных изобретений. Текст написан на жёстком разговорном языке.


Владимир Цветков проснулся в очень хорошем расположении духа, сладко потянулся и глянул на электронные часы. Было уже 8. 00. – 10 июня 2002 года. Жены рядом не оказалось. Лариса каждое утро совершала пробежки, а потом окуналась в бассейн.

Он бодро встал, проделал дыхательные упражнения и упражнения на растяжку мышц и связок. После этого принял стойку опытного спортсмена-каратиста, с шумом выдохнул, и в воздухе замелькали удары рук и ног. Цветков проделывал это с удивительной скоростью и лёгкостью. Борясь с невидимым противником, Владимир в ката каратэ примешивал отдельные элементы и связки из У-Шу. Получался, как бы грациозный танец, с резкими сокрушительными ударами и блоками одного стиля, и мягкими кошачьими движениями – другого. Он, вдруг, то резко замирал, то приседал, исполняя низкие подсечки. Наконец, закончив каскады уходов и блоков, подошёл к макиварэ, и сделал несколько ударов, отчего доска содрогнулась до самого своего основания. После этого он отправился в душ, считая тренировку законченной.

Лариса бежала по дорожке вдоль забора, который окружал их небольшой, но очень красивый коттедж. За ней неотвязно трусил йоркширский терьер, маленькая собачка с красным бантиком на голове.
- Терри, за мной! - крикнула она, и сделала ускорение.

Терьер, заливаясь лаем, на всех парах старался догнать свою хозяйку. Добежав до входа в дом, Лариса, взяв на руки своего питомца, по порожкам взошла на открытую террасу. Оттуда она проникла в бассейн, расположенный внутри коттеджа. Скинув с себя лёгкую тунику, с шумом вошла в голубую подсвеченную воду.

***

Пастору с Французом удалось разбогатеть ещё в семидесятые годы двадцатого столетия, но всё это было тайной. Богатых раньше не любили и даже, изредка, сажали в тюрьму. Как только началась перестройка, они сразу же развернули своё дело, крепко вцепившись в рынок. Их торговый дом имел название «Франц Пастораль» и занимался изготовлением ювелирных изделий. Попутно шла торговля антиквариатом, да таким, какого не было ни у кого и в помине. Антикварные вещи шли единицами и по баснословным ценам.

Индеец Джо вконец спился, немного съехал по фазе и теперь работал в доме Пастора, и сторожем, и дворником, и садоводом. Вообщем, работой перегружен не был. Владимир знал о его страсти к выпивке, но всё равно взял к себе, в память о старой дружбе.

И вот теперь, Джо стоял возле приоткрытой двери в помещение бассейна и подглядывал за купающейся Ларисой. Он достал плоскую фляжечку из кармана, отглотнул из неё, вытирая губы, изрёк:

- Ух, хороша! - вот только не понятно было, то ли содержимое фляги его восхитило, то ли хозяйка дома. Индеец всегда любил наблюдать, как Лора купается, как вытирается и одевается. Ему нравилось её тело, не потерявшее привлекательности с годами. Здоровый образ жизни, это вам не хухры-мухры! Но он смотрел на это просто потому, что ему нравилось. Так обычно смотрят на произведения искусства, сексом здесь и не пахло. Ни один мускул не дрогнул у него в штанах. Спиртное было для него всем, в том числе, и любимой женщиной. Ещё немного постояв, он громко рыгнул, и отправился выполнять свои «обязанности».
                                                                                       ***
Пастор ждал свою жену за столом, накрытым к завтраку. Наконец она появилась, раскрасневшаяся, с красиво уложенной причёской. Владимир смотрел на неё и думал:

- Моя жёнушка так молодо и привлекательно выглядит, а я, дубина стоеросовая, почти не уделяю ей внимания, - вслух же, сказал, - Ларис, каждое утро я встаю, а тебя рядом нет. Ты бы хоть попозже вставала. Куда в такую рань-то?

- А тебя, что-то не устраивает? - с улыбкой ответила жена.
- Вот именно, - кивнул головой Пастор, - Ты вспомни времена, когда мы были чуточку помоложе. Я тогда вставал раньше, чем ты, и, перелезая через тебя, частенько «зацеплялся», и мы отрывались на всю катушку. А сейчас, что-то не получается.

- А-а, милый мой, что ты вспомнил. У нас тогда и кровать-то возле стены стояла. А теперь? Хочешь, через меня перелезай, хочешь – в другую сторону. И потом... Мы не так уж молоды.

- Ладно, ладно, ты не прибедняйся. Посмотри на себя, да и на меня. Нам, по виду, от силы дашь лет тридцать. И по состоянию здоровья, ты, что, не чувствуешь разве сама?

- Да всё я вижу, всё я понимаю. Но, ты вроде, всё время работаешь, устаёшь, и думаю, сорок семь лет что-то, да значат.
- Ну, что ты всё заладила... Годы, возраст. Чем старше бык, тем крепче рог, - и Владимир сам рассмеялся над своей шуткой.

Лариса мило улыбнулась:
- Ну, хорошо, хорошо! Я учту ваши пожелания. И, в конце-то концов, я ведь тоже не железная. Мы будем жить теперь по новому, то есть, не по совсем забытому старому, - скаламбурила она.

- Где сын-то? - поинтересовался глава семейства.
- Да у него сегодня с утра полёты. Засветился ни свет, ни заря... Только его и видали.

- И чего нашего парня в лётчики понесло, ума не приложу.
- Не прикидывайся глупым осликом, - ответила жена, - Ты вспомни друзей-то своих, Кондака да Овечку! Вован, давай на самолёте покатаемся, нюхнём небо, спрячемся за облака, - иронически передразнила она.

- Да, да, именно так оно и было. Кстати, как там у него дела на любовном фронте?
- Ну, ты же знаешь, что у него с самого детства в голове засел какой-то идеал то ли принцессы, то ли княжны, и сколько он его будет искать, одному богу известно, - со вздохом сказала Лариса.

- А мне так кажется, что Французова дочка ему бы очень подошла. Девка вся в соку! Красивая, спортивная, учится в медицинском. Класс!

- Эх, ты! Разошёлся! Слюни подбери, любимый.
- А, что, разве не так? - кипятился Пастор.
- Да так-то оно так, - согласилась жена, - Но у них, только, крепкая дружба и ничего более. А из крепкой дружбы дети не рождаются, так что внуков нам с тобой пока не видать.

В дверях показался Джо. Он слегка покачивался, как камыш из его любимой песни.
- Господа, чтой-то вы всё косточки перемываете моим любимцам? - проговорил индеец на вполне ещё сносном языке, - Да и сидите вы в тишине, хоть бы музыку врубили. Я тут пластинку одну прикупил, называется «Давайте выпьем». Поёт Костя Расторгуев, из группы «Любэ».

- Не Костя, а Коля, - поправил Пастор, - Дубина ты не образованная. Хоть имя запомнил бы, группа ведь известная.
- А мне, всё одно, лишь бы пел хорошо, да песня бы нравилась, - пробурчал Джо, доставая из кармана коробочку с компакт-диском.

Лариса протянула руку:
- Что-то я сильно сомневаюсь в названии, дай-ка сюда. «Давай за...» - прочитала она, - Ну, и где же здесь давай выпьем?
- Ну раз давай за..., значит, выпьем, - с железной логикой ответил индеец, - Да вы ставьте, сейчас сами услышите.
CD поставили в музыкальный центр и из динамиков зазвучала музыка.

- Да, вещь хороша! - сказал Владимир, прослушав песню, - У меня тут тоже зреет одна вещица, скоро будем репетировать. Послушайте припев:

«А в блиндаже сейчас хорошо и уютно.
От буржуйки веет теплом и головы клонит в сон.
Но мы не знаем, все ли вернёмся ранним холодным утром
И надо ли будет оставлять для себя последний патрон».

- Не хило спо-ро-граммированно, - похвалил Джо, еле выдавливая из себя труднопроизносимое слово.
- Браво! - похлопала в ладоши жена.
- Ладно, ладно, - зарделся Пастор, - Мы тоже не лыком шиты, могём ещё кое-чаго.

- Ну, всё, хватит разговоров! - сказала Лариса, - Давайте завтракать. Жень, ты с нами будешь или как?
- Если нальёте, то с вами. Если нет, то или как.
- Да, что ж ты в такую рань пить вздумал? - деланно возмутилась она.

- Для кого рань, а кому, почти что обед. Я-то, встал в пять часов и столько дел переделал, - Джо затряс головой, не в силах сказать о том, сколько же он всего наворотил.

- Ну, хорошо, - сказала Лариса, сделав вид, будто всему поверила, - Садись, Золушок ты наш. Так и быть, налью.

Рейтинг: +1 186 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!