ГлавнаяПрозаЭссе и статьиФилософия → Мы — избранное, не подозревающее о черновиках

Мы — избранное, не подозревающее о черновиках

Уважаемые гости, настоятельно рекомендую перед чтением включать сопроводительную мелодию, которая находится под произведением. Поверьте, такое чтение расширит эмоциональный фон и поможет понять идею автора, её глубину.
 
 


Sveta Ro

БОЛЬ

Когда кровавый предзакатный луч
Своим явлением
Проводит вдаль изгиб
Пустой дороги,
В отчаяньи ль молить людей
Об избавлении
Или в слезах умолкнуть
Перед Богом?..


***

...Ещё один день против воли меня разбудит,
Снова в себе монохромные слайды неся..
И даже лица в запотевшем окне в нём не будет.
Ещё один день... Ну зачем ты опять начался!


Sveta Ro. «Ещё один день»


***




Алина долго бежала во сне.
Вся одежда на ней превратилась в клочья. Её лёгкие никак не могли захватить воздух, потому что всё вокруг было раскалённо-расплавленным и неистово-жгучим, похожим на бурю в пустыне. Только звук рвался изо рта тяжким шипением с хрипом, как у рассохшейся гармони. Но девушка всё равно пыталась ускорить бег, хотя чувствовала, что сердце вот-вот взорвётся...
«Беги! Беги скорее!» — подгоняла она себя.
Когда позади утих топот преследующих ног, она упала и сравнялась с густой пылью. Очертания рассыпались, силуэт превратился в бесформенное пятно на дороге...

Алина проснулась, задыхаясь, и сделала глубокий громкий вдох. Она не смогла даже заплакать — всё в её сути оказалось сухим и обезвоженным, а сердце переполнялось отчаянным криком: «Беда!»



— Беда, — произнесла она вслух шершавым языком и трясущейся рукой потянулась к стакану с водой.

Беда в её юной душе не имела границ, она была великой, такой, какой ещё никогда не бывало в жизни шестнадцатилетней девушки.
С кем поговорить о случившемся? Куда идти? Некуда. Да и не помогут ей всякие советы, не приняла бы она их. И в утешениях она не нуждалась, потому что эта беда касалась только её и она сама должна справиться с болью.
Потрясение от вчерашнего не отпускало. Глеб, её любимый... Как он мог?!
«Я полюбил другую... по-настоящему... То, что было между нами, это — пустое, ничего не значащее ничто!» — фраза шпагой мягко вошла в нежное сердце Алины.
От неожиданности девушка замерла. Совсем не это она хотела услышать при встрече.
«Пожалуйста, не надо... Это так больно!» — слёзы, навернувшись, застыли в её глазах.
«Прощай!» — сказал Глеб и отмахнулся рукой, словно бросил к её ногам клочок рваного, теперь уже ненужного письма...

Он ушёл...
Алина не двинулась с места, оцепенение сковало её. Она чувствовала в себе шпагу, ощущала её стальной холод и боль, и горячую кровь, вытекающую из колотой раны...
Она ещё долго так стояла, а мир вокруг менялся, становился чужим, ею не воспринимаемым.


***



«То, что было между нами, это — пустое, ничего не значащее ничто! Значит, и я — никто...»

Алина пыталась переступить через свои мучения, но облегчение не приходило. К вечеру она устала, ей надоело мысленно разговаривать с Глебом, снова и снова переживать те мгновения, когда он отвергал её. Отчаяние сменилось унынием, а подавленность вызвала безумие. Оно вдруг стало подавлять разум. Всё казалось ей непоправимым и никчёмным.
«Никогда уже хорошее не наступит, — убеждала себя девушка, — никогда!»



Яркий закатный луч солнца проник в комнату Алины и та потрогала его. «Зовёт меня с собой или прощается? Зовёт. Потому что свою жизнь я всегда измеряла закатами...»



Алина нашла безлюдное место на берегу.
«Правда бывает только настоящей. Хорошая она или хуже некуда, справедливая или стала причиной боли — не важно. Моя настоящая правда — я осталась одна. Мне так одиноко, будто я скоро умру... А может позвонить, рассказать ему, как мне плохо?»

Алина достала телефон, но пальцы стали непослушными, они лихорадочно задрожали.
«Глупо. Он вырезал меня не из своей жизни, из моей... Навсегда!»



Навсегда! Эта мысль связала девушку невидимыми жгутами, сдавила ей душу. Она обречённо глянула вниз с обрыва...
Вдруг голос сзади:
— Простите, Вы не уделите мне минутку внимания? Я батарейку никак не могу вставить в телефон свой... А мне необходимо позвонить по важному делу. Вот, гляньте, пожалуйста.

Мужчина лет пятидесяти протянул телефон Алине. Та медленно подошла и помогла установить батарейку на место... В руках дрожи уже не было. Странно.
— А у Вас дома нет настенных часов? — не умолкал незнакомец. — А мне сын выслал с курьером, надо только его встретить... Я — коллекционер. Ну не такой, чтобы прям гоняющийся за антиквариатом, но мне важно, чтобы часы были оригинальными, необычными. Спасибо, что помогли...

Алина оглянулась на то место, где только что сидела на уступе, — там остались её мысли.
— Ой, кажется, моя батарейка совсем разрядилась... Всегда так случается, когда очень нужно!.. Девушка, позвольте сделать звонок с Вашего телефона? Мне важно. Видите, мой дисплей совсем потух... У меня курьерский номер телефона на листочке записан... Сейчас я его достану, — словоохотливый мужчина стал рыться у себя в карманах, вынул нужный листочек. — Вот он!
Алина предложила ему свой телефон. Тот откровенно разволновался, вытер платочком пот со лба...
— Какой жаркий закат, да? Давайте в тенёк отойдём...

Девушка растерялась и вновь оглянулась в сторону обрыва.
— Простите, а как Ваш телефон разблокировать?

Алина вошла под зонтик плакучей берёзы, а незнакомец подал ей записку.
— Вы, пожалуйста, сами наберите вот этот номер... Благодарю Вас!.. Алло! Здравствуйте! Вы должны передать мне часы... Да, да, хорошо... Да, меня устраивает... Так и сделаем... Ага! — повернувшись к девушке, добавил:
— Ну вот, договорился... Спасибо Вам, милая девушка! Не знаю Вашего имени... Алина? Спасибо, Алиночка!

Мужчина, видимо, ещё куда-то спешил. Однако, как только Алина направила взгляд на каменный уступ, незнакомец обернулся.
— Ёлки-моталки! — воскликнул он и стал возвращаться. — Курьер же теперь перезвонит на Ваш номер... Мой-то телефон того! (мужчина улыбнулся по-доброму) А давайте так: завтра курьер позвонит Вам до обеда и передаст часы. Вы посылку заберёте — она не тяжёлая совсем и не громоздкая, не переживайте, а после обеда мы с Вами встретимся в центре, у городского фонтана — идёт? В пять вечера я буду там ждать — нормально? (Девушка кивнула согласно) Ну вот и хорошо! До завтра! Я побежал...

Мужчина, который, казалось, говорил без умолку, внезапно появился из ниоткуда и так же быстро исчез...
Девушка снова оглянулась в сторону обрыва, но уже спокойно... и даже улыбнулась... Ей всё ещё слышался голос незнакомца...


***




Алина пришла к фонтану, как и договаривались, к пяти часам. Кругом гуляла молодёжь...



Дети кричали, смеялись, плескались водой.



Коллекционер сидел на лавочке и читал книгу.
Алина принесла коробку с часами. Мужчина радостно и нетерпеливо открыл её, заулыбался счастливо:
— Даже не знаю, как отблагодарить Вас за часы!
— Это Вам спасибо.
— Да мне-то за что?
— За то, что подарили мне время...





***


ЭПИЛОГ



— Закат, прости меня и прощай! Я — за рассветы, ими хочу измерять теперь свою жизнь...

 
 

© Copyright: Остап Ибрагимыч Задунайскый, 2019

Регистрационный номер №0453399

от 23 июля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0453399 выдан для произведения:
Уважаемые гости, настоятельно рекомендую перед чтением включать сопроводительную мелодию, которая находится под произведением. Поверьте, такое чтение расширит эмоциональный фон и поможет понять идею автора, её глубину.
 
 


Sveta Ro

БОЛЬ

Когда кровавый предзакатный луч
Своим явлением
Проводит вдаль изгиб
Пустой дороги,
В отчаяньи ль молить людей
Об избавлении
Или в слезах умолкнуть
Перед Богом?..


***

...Ещё один день против воли меня разбудит,
Снова в себе монохромные слайды неся..
И даже лица в запотевшем окне в нём не будет.
Ещё один день... Ну зачем ты опять начался!


Sveta Ro. «Ещё один день»


***




Алина долго бежала во сне.
Вся одежда на ней превратилась в клочья. Её лёгкие никак не могли захватить воздух, потому что всё вокруг было раскалённо-расплавленным и неистово-жгучим, похожим на бурю в пустыне. Только звук рвался изо рта тяжким шипением с хрипом, как у рассохшейся гармони. Но девушка всё равно пыталась ускорить бег, хотя чувствовала, что сердце вот-вот взорвётся...
«Беги! Беги скорее!» — подгоняла она себя.
Когда позади утих топот преследующих ног, она упала и сравнялась с густой пылью. Очертания рассыпались, силуэт превратился в бесформенное пятно на дороге...

Алина проснулась, задыхаясь, и сделала глубокий громкий вдох. Она не смогла даже заплакать — всё в её сути оказалось сухим и обезвоженным, а сердце переполнялось отчаянным криком: «Беда!»



— Беда, — произнесла она вслух шершавым языком и трясущейся рукой потянулась к стакану с водой.

Беда в её юной душе не имела границ, она была великой, такой, какой ещё никогда не бывало в жизни шестнадцатилетней девушки.
С кем поговорить о случившемся? Куда идти? Некуда. Да и не помогут ей всякие советы, не приняла бы она их. И в утешениях она не нуждалась, потому что эта беда касалась только её и она сама должна справиться с болью.
Потрясение от вчерашнего не отпускало. Глеб, её любимый... Как он мог?!
«Я полюбил другую... по-настоящему... То, что было между нами, это — пустое, ничего не значащее ничто!» — фраза шпагой мягко вошла в нежное сердце Алины.
От неожиданности девушка замерла. Совсем не это она хотела услышать при встрече.
«Пожалуйста, не надо... Это так больно!» — слёзы, навернувшись, застыли в её глазах.
«Прощай!» — сказал Глеб и отмахнулся рукой, словно бросил к её ногам клочок рваного, теперь уже ненужного письма...

Он ушёл...
Алина не двинулась с места, оцепенение сковало её. Она чувствовала в себе шпагу, ощущала её стальной холод и боль, и горячую кровь, вытекающую из колотой раны...
Она ещё долго так стояла, а мир вокруг менялся, становился чужим, ею не воспринимаемым.


***



«То, что было между нами, это — пустое, ничего не значащее ничто! Значит, и я — никто...»

Алина пыталась переступить через свои мучения, но облегчение не приходило. К вечеру она устала, ей надоело мысленно разговаривать с Глебом, снова и снова переживать те мгновения, когда он отвергал её. Отчаяние сменилось унынием, а подавленность вызвала безумие. Оно вдруг стало подавлять разум. Всё казалось ей непоправимым и никчёмным.
«Никогда уже хорошее не наступит, — убеждала себя девушка, — никогда!»



Яркий закатный луч солнца проник в комнату Алины и та потрогала его. «Зовёт меня с собой или прощается? Зовёт. Потому что свою жизнь я всегда измеряла закатами...»



Алина нашла безлюдное место на берегу.
«Правда бывает только настоящей. Хорошая она или хуже некуда, справедливая или стала причиной боли — не важно. Моя настоящая правда — я осталась одна. Мне так одиноко, будто я скоро умру... А может позвонить, рассказать ему, как мне плохо?»

Алина достала телефон, но пальцы стали непослушными, они лихорадочно задрожали.
«Глупо. Он вырезал меня не из своей жизни, из моей... Навсегда!»



Навсегда! Эта мысль связала девушку невидимыми жгутами, сдавила ей душу. Она обречённо глянула вниз с обрыва...
Вдруг голос сзади:
— Простите, Вы не уделите мне минутку внимания? Я батарейку никак не могу вставить в телефон свой... А мне необходимо позвонить по важному делу. Вот, гляньте, пожалуйста.

Мужчина лет пятидесяти протянул телефон Алине. Та медленно подошла и помогла установить батарейку на место... В руках дрожи уже не было. Странно.
— А у Вас дома нет настенных часов? — не умолкал незнакомец. — А мне сын выслал с курьером, надо только его встретить... Я — коллекционер. Ну не такой, чтобы прям гоняющийся за антиквариатом, но мне важно, чтобы часы были оригинальными, необычными. Спасибо, что помогли...

Алина оглянулась на то место, где только что сидела на уступе, — там остались её мысли.
— Ой, кажется, моя батарейка совсем разрядилась... Всегда так случается, когда очень нужно!.. Девушка, позвольте сделать звонок с Вашего телефона? Мне важно. Видите, мой дисплей совсем потух... У меня курьерский номер телефона на листочке записан... Сейчас я его достану, — словоохотливый мужчина стал рыться у себя в карманах, вынул нужный листочек. — Вот он!
Алина предложила ему свой телефон. Тот откровенно разволновался, вытер платочком пот со лба...
— Какой жаркий закат, да? Давайте в тенёк отойдём...

Девушка растерялась и вновь оглянулась в сторону обрыва.
— Простите, а как Ваш телефон разблокировать?

Алина вошла под зонтик плакучей берёзы, а незнакомец подал ей записку.
— Вы, пожалуйста, сами наберите вот этот номер... Благодарю Вас!.. Алло! Здравствуйте! Вы должны передать мне часы... Да, да, хорошо... Да, меня устраивает... Так и сделаем... Ага! — повернувшись к девушке, добавил:
— Ну вот, договорился... Спасибо Вам, милая девушка! Не знаю Вашего имени... Алина? Спасибо, Алиночка!

Мужчина, видимо, ещё куда-то спешил. Однако, как только Алина направила взгляд на каменный уступ, незнакомец обернулся.
— Ёлки-моталки! — воскликнул он и стал возвращаться. — Курьер же теперь перезвонит на Ваш номер... Мой-то телефон того! (мужчина улыбнулся по-доброму) А давайте так: завтра курьер позвонит Вам до обеда и передаст часы. Вы посылку заберёте — она не тяжёлая совсем и не громоздкая, не переживайте, а после обеда мы с Вами встретимся в центре, у городского фонтана — идёт? В пять вечера я буду там ждать — нормально? (Девушка кивнула согласно) Ну вот и хорошо! До завтра! Я побежал...

Мужчина, который, казалось, говорил без умолку, внезапно появился из ниоткуда и так же быстро исчез...
Девушка снова оглянулась в сторону обрыва, но уже спокойно... и даже улыбнулась... Ей всё ещё слышался голос незнакомца...


***




Алина пришла к фонтану, как и договаривались, к пяти часам. Кругом гуляла молодёжь...



Дети кричали, смеялись, плескались водой.



Коллекционер сидел на лавочке и читал книгу.
Алина принесла коробку с часами. Мужчина радостно и нетерпеливо открыл её, заулыбался счастливо:
— Даже не знаю, как отблагодарить Вас за часы!
— Это Вам спасибо.
— Да мне-то за что?
— За то, что подарили мне время...





***


ЭПИЛОГ



— Закат, прости меня и прощай! Я — за рассветы, ими хочу измерять теперь свою жизнь...

 
 
 
Рейтинг: +2 139 просмотров
Комментарии (6)
Татьяна Белая # 26 июля 2019 в 12:04 +2
Знаете, мне показалось, что я где-то уже читала эту миниатюру. Но впечатление совсем другое осталось. Музыка творит невероятное! И картинки, конечно. Как вовремя пришло спасение! Ну, что такое шестнадцать лет! Только в этом возрасте расставание с любимым кажется непоправимым горем. Прекрасно выполнена подача материала. Браво, автор!Музыкальный файл, конечно, довольно длинный. Но его всегда можно отключить. Как Вам удается отыскать столько нужных фотографий? У Вас уже какой-то совсем другой жанр искусства получается. musik-16 spasibo-13
Остап Ибрагимыч Задунайскый # 26 июля 2019 в 12:23 +1
Я на Парнасе с февраля 2014 года и здесь много было опубликовано моих сочинений, в том числе, и это. А в январе схлопотал "бан" на полгода. Нет желания разбираться в недоразумении, но мне позволили снова вернуться на страницы творческого портала. Поэтому и предполагаю, что Вы, Татьяна, имели возможность читать это эссе. Музыка, кстати, и тогда была...может, Вы не обратили внимание на эту функцию.
Рад, что понравилась моя работа.
Я не люблю халатность в творчестве. Оттого проверяю и перепроверяю орфографию (привычка со школы). Забочусь о читателях - это правда! - чтобы им было интересно и комфортно читать. Отсюда и фото, музыка - интернет нам в помощь! ))) Про то, что предлагаю читателям такую форму подачи, а она напоминает нам отчасти диафильм, но с мелодичным фоном, мне уже писали, утверждая, что я выдумал новый жанр в искусстве. Я не соглашусь. И, скорее всего, такое уже выделывал хоть кто-нибудь когда-нибудь и я не являюсь первопроходцем. Я - не оригинал ))))
Приходите ко мне ещё, Вы замечательный комментатор, а для меня этот подход очень важен.
cvety-rozy-16
Татьяна Белая # 26 июля 2019 в 12:48 +2
И Вы ко мне заходите в гости, пожалуйста. Я тоже этим грешу. Люблю вставлять в свои произведения и картинки самые разные, и гифки, и музыку. Трудно бывает найти подходящее. Но я стараюсь. Мне, кстати, ваше имя отчество знакомо. Мне даже кажется, Вы мои рассказы на чемпионате по прозе некоторые комментировали. smayliki-prazdniki-34
Остап Ибрагимыч Задунайскый # 26 июля 2019 в 13:01 +2
И комментировал, и два года подряд (2017-2018) был главным судьёй Чемпионата по Прозе.
К Вам непременно зайду!
Но без смайликов. Не люблю этих желторотых и вертлявых баурсаков (баурсак - каз.яз. - колобок). Разве что, цветы )))
Сина д'Хайа # 14 сентября 2019 в 06:59 +2
"
Алина оглянулась на то место, где только что сидела на уступе, — там остались её мысли."

здорово
я так часто делаю)) оглядываюсь,
потому что мне кажется, что я что-то забыла)

что же я забыла?) ну? ведь все взяла
и такое стойкое ощущение еще)
а оказывается да, оставила
не забыла
свои мысли

знаете, Остап Ибрагимович
я поняла, что меня так притягивает сюда, в Ваши эссе
это ведь
это Объяснение

Вы Объясняете что-то
Каждый Раз
не знаю, может мне одной так кажется)
чувствуется))
но в этих строках
вот, что так цепляет
(и далеко не только)
но

Объяснение
)
такое Доброе еще, заботливое еще
)) в примерах

Вы объясняете словно бы свое вИдение,
и возникают эссе
Истории
но самое Главное это Та Мысль,
которую они несут
Остап Ибрагимыч Задунайскый # 14 сентября 2019 в 07:09 +2
Милая Сина, возраст у меня такой, когда я просто обязан давать ответы, если возникают вопросы со стороны или от себя.
Я так рад, что ты вновь размышляешь на моих страницах.
Вот только попробуй исчезнуть! ))) Ты же знаешь, что тебя тут любят.
cvety-rozy-17
Популярная проза за месяц
119
111
107
102
96
94
88
86
84
81
78
77
76
71
69
68
В декабре 1 декабря 2019 (Михаил Забродин)
68
68
68
67
66
МОЖЕТ... 20 ноября 2019 (Рената Юрьева)
65
64
64
61
Милой маме. 23 ноября 2019 (Сергей Акинин)
57
55
54
52
51