ГлавнаяПрозаЭссе и статьиИстория и политика → Русские офицеры и офицеры из кантонистов

Русские офицеры и офицеры из кантонистов


Русские офицеры, ростовщики, революция

Русские офицеры… Когда-то понятие чести офицера было на высоком уровне. Нравственность, достоинство, благородство – качествами этими русские офицеры были наделены словно по праву рождения. Попадали в эту когорту благородных и избранных и не дотягивающие в моральном и нравственном отношении экземпляры. Но они, зная своё место, понимая свою мелкую сущность, тянулись к высокому, во всём подражая своим товарищам, у которых нравственные и моральные начала были на порядок выше.

Многие так и считали, что офицерская честь – это данность, офицерская честь – это крепость. А стало быть, такому положению в офицерской среде ничто не угрожает... И все самоуспокоились, расслабились и пустили всё на самотёк.
Но! Вот висит на ветке дерева яблоко, наливается соками, радует румянцем, все взоры людей устремлены на красивый, здоровый, желанный плод. И никто не обращает внимания на маленького червячка, слившегося окрасом с кроной дерева. Мелкая такая тварь, ну кто её убоится? Но впивается червячок в плоть яблока, и … дальше вы знаете – что дальше… Мелкий невидимый враг уничтожил большое, красивое и здоровое…

Как вползали в жизнь русских офицеров ростовщики, шинкари и сутенеры из одного племени, рассказывать нет нужды. Делали они это, руководствуясь законами мелкого вредителя: слиться с окружающей средой, и тихой сапой, тихой сапой… С какого-то времени жизнь русских офицеров уже невозможно было представить без сопровождения ростовщиков, шинкарей и сутенеров из одного племени, подкладывающих своих дочерей под пьяных, проигравшихся в пух и прах, погрязших в долгах офицеров.

Чтобы уничтожить чужую армию, не нужны танки и самолёты. Надо всего лишь морально разложить офицерский корпус, а дальше - всё как по маслу…

А что же с теми офицерами, которые не дотягивали в моральном и нравственном отношении, но тянулись к высокому? О, нынешняя среда стала для них родной средой. Не надо напрягаться, счищая с себя аморальное и безнравственное, ощущая при этом себя второсортным, не получившим от родителей благородных генов. Долой комплексы неполноценности, долой мучительные философские размышления, самокопания, истязания рефлексией! Потому как нет более образцов для подражания, нет более офицерской чести, нет благородства! Вон они, благородные, валяются пьяными в луже! И какие они теперь благородные, коли пьяные в луже? И дальше – пни упавшего! Растоптать того, кто ещё вчера был образцом для подражания! О, мечта плебса, нежити!

Почему русские офицеры не смогли оказать достойного сопротивления тварям, замутившим революцию в России? Таки вы ещё не поняли – почему?


***
Офицеры из кантонистов

Параллельно с моральным разложением русских офицеров шёл другой процесс…
С подачи пришлых (чужих, других, иных) в Российской империи как грибы после дождя произрастали военные сиротские отделения (батальоны). Пикантность ситуации была в том, что сирот пригрели из одного пришлого племени, которое и стало основным зачинщиком и проводником кровавой революции. И сирот этих в батальонах было не единицы, и не десятки, и не сотни…  К середине 19 века до 300 тысяч кантонистов обучалось по направлению военного министерства. Конечно же, были там и сироты из коренных народов России, но огромная доля сироток была из пришлых (чужих).

Что это? Беспечность? Разгильдяйство? Или происки врагов России?

Вот что о кантонистах писал в своём дневнике Александр Васильевич Никитенко (1804—1877) — цензор, чиновник Министерства народного просвещения, дослужившийся до тайного советника, профессор Петербургского университета и действительный член Академии наук.


«24 марта 1852 года
На место генерала Зедделера назначен генерал Димитрий Сергеевич Левшин. Он призывал меня, и мы много толковали об устройстве кантонистов, которое ему поручено. Действительно, это важное дело, ибо оно касается 35 тысяч кантонистов (всех их в империи 300 тысяч), которые, смотря по обстоятельствам, могут сделаться опасными разбойниками или людьми полезными. Когда Левшин представлялся государю после своего нового назначения, тот сказал ему:

— Займитесь хорошенько кантонистами. Желаю им всем быть фельдмаршалами, но надо прежде, чтобы каждый был хорошо приготовлен к исполнению своей настоящей обязанности. И потому главное тут — дисциплина, основанная на страхе Божием».


Левшин – говорящая фамилия. А государь-то каким наивным оказался! «Желаю им всем быть фельдмаршалами»… Ну да, это ведь и есть мечта чужих – стать фельдмаршалами, а в подчинении иметь тысячи безропотных и покорных из покорённых народов! Да, да, на деньги Российской империи были отлично подготовлены палачи этой самой Российской империи, палачи русского народа. Кантонисты – это «спящие» агенты пришлых (чужих, других, иных). Как только они понадобились, они проявили всю свою звериную сущность. Отлично подготовленные, отлично вооружённые звери!

Посмотрите биографии известных советских военных офицеров. Многие из них – из кантонистов. Яков Свердлов - советский кровавый палач, потомок кантонистов. Или, например Михаил Тухачевский - советский военный деятель, военачальник РККА времён Гражданской войны, палач русского народа.

При подавлении Тамбовского восстания в 1921 году «Тухачевский рассматривал Тамбовскую губернию, землю исконно русскую, как оккупированную Красной Армией территорию. Так и писал: «…военные действия по проведению оккупационного метода борьбы против бандитов (так он называл тамбовских крестьян)». Но крестьяне всё никак не хотели становиться опорой Советской власти. И тогда в Тамбове, Борисоглебске, Кирсанове и других городах губернии спешно создали концлагеря на 15 тысяч человек… Одних только высланных в другие губернии насчитывалось более 70 тысяч человек. Среди них было особенно много женщин, детей и стариков. Несчастных морили голодом в концлагерях, в том числе и под Москвой. Оборванные, исхудавшие дети лазили по помойкам в поисках хоть чего-нибудь съестного». А ещё на совести этого кантониста – «расстрелы безоружных заложников, никогда в восстании не участвовавших. Главным образом благодаря этому бесчеловечному средству, запрещенному международными конвенциями о правилах ведения войны, удалось заставить крестьянские массы «поддержать» Советскую власть». Тамбовских крестьян душили газами, давили танками, морили голодом, расстреливали, гноили в концлагерях – и таки, да, таки установили Советскую власть на обезлюдевшей земле.

А сколько из кантонистов вышло военачальников, которые относились к русским солдатам как к мясу, бросая их в бессмысленные в ходе военных действий атаки. Война крутила мясной фарш из русских людей. А кто были эти мясники? Посмотрите документальные фильмы с русским писателем Виктором Астафьевым «Разговор о войне и русском народе». Некоторым не понравится его окопная правда. Но тут разговор о войне без прикрас, без лакировки. Посмотрите и вы поймёте, почему русские солдаты не любили вспоминать войну, в которой страшным был не немецкий фашизм, а «свой», местного разлива, который гнобил, унижал, истязал русского солдата.

Почему Российская империя не смогла оказать достойного сопротивления тварям, замутившим революцию в России? Ответ очевиден: моральное разложение русской армии и замена её на пришлых зверей, хорошо обученных военному искусству. Но это только часть айсберга. Нельзя забывать и про моральное разложение аристократии… Тут тоже чужие (другие, иные) постарались…

Есть ещё один аспект темы «Русские офицеры и офицеры из кантонистов». Русские офицеры были деморализованы через пьянство, картёжные игры, блуд. На языке врага это означает нейтрализация вражеской силы. Но вот вопрос… Если бы этого разложения не было, смогли бы русские офицеры оказать достойное сопротивление революционерам? Сомнительно…

Здесь нужно подключить психологию, чтобы понять – почему сомнительно. Если внимательно изучить биографии революционеров, офицеров из кантонистов и прочей бандитской шушеры, то обнаружится, что многие из них страдали социопатией, антисоциальным расстройством личности, которое характеризуется импульсивным и преступным поведением, отсутствием стыда и чувства вины, нарушением привязанности и т.д.

Историю вообще надо рассматривать через призму психологии. В любом обществе (из 3-х человек и более), в любом противостоянии всегда побеждают социопаты. В мирное время социопаты становятся лидерами (скорее – навязывают большинству своё лидерство). Несогласных с этим фактом социопаты принуждают согласиться через скрытые угрозы, моральное давление и т.д. В военное время социопаты становятся командирами, революционерами, комиссарами. И в том, и в другом случае их главное оружие - отсутствие совести, отсутствие запретов. В 17-м победили социопаты-революционеры. Русская пословица гласит: «Против лома нет приёма». Вот и против социопатов нет у здоровых нормальных людей защиты. А ведь многие социопаты когда требуется ещё и хорошо маскируются - мимикрируют. «Так ли страшен злодей, если ясен злодей»… Чужие (другие, иные) проявили отличное мастерство, используя социопатов как инструмент уничтожения всего национального здорового чистого.

Государь посчитал, что если применить к кантонистам дисциплину, основанную на страхе Божием, то ИХ можно переделать из опасных разбойников в людей полезных. Чуда не произошло. А русские опять наступают на грабли. Современный аналог кантонистам – суворовцы, нахимовцы, кадеты и пр. Здесь тоже интересно покопаться. Кого прочат в военную элиту России? Неужели опять чужих? Кто управляет этим процессом? Неужели опять Левшины?

© Copyright: Татьяна Воронина, 2019

Регистрационный номер №0451504

от 9 июля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0451504 выдан для произведения:
Русские офицеры, ростовщики, революция

Русские офицеры… Когда-то понятие чести офицера было на высоком уровне. Нравственность, достоинство, благородство – качествами этими русские офицеры были наделены словно по праву рождения. Попадали в эту когорту благородных и избранных и не дотягивающие в моральном и нравственном отношении экземпляры. Но они, зная своё место, понимая свою мелкую сущность, тянулись к высокому, во всём подражая своим товарищам, у которых нравственные и моральные начала были на порядок выше.

Многие так и считали, что офицерская честь – это данность, офицерская честь – это крепость. А стало быть, такому положению в офицерской среде ничто не угрожает... И все самоуспокоились, расслабились и пустили всё на самотёк.
Но! Вот висит на ветке дерева яблоко, наливается соками, радует румянцем, все взоры людей устремлены на красивый, здоровый, желанный плод. И никто не обращает внимания на маленького червячка, слившегося окрасом с кроной дерева. Мелкая такая тварь, ну кто её убоится? Но впивается червячок в плоть яблока, и … дальше вы знаете – что дальше… Мелкий невидимый враг уничтожил большое, красивое и здоровое…

Как вползали в жизнь русских офицеров ростовщики, шинкари и сутенеры из одного племени, рассказывать нет нужды. Делали они это, руководствуясь законами мелкого вредителя: слиться с окружающей средой, и тихой сапой, тихой сапой… С какого-то времени жизнь русских офицеров уже невозможно было представить без сопровождения ростовщиков, шинкарей и сутенеров из одного племени, подкладывающих своих дочерей под пьяных, проигравшихся в пух и прах, погрязших в долгах офицеров.

Чтобы уничтожить чужую армию, не нужны танки и самолёты. Надо всего лишь морально разложить офицерский корпус, а дальше - всё как по маслу…

А что же с теми офицерами, которые не дотягивали в моральном и нравственном отношении, но тянулись к высокому? О, нынешняя среда стала для них родной средой. Не надо напрягаться, счищая с себя аморальное и безнравственное, ощущая при этом себя второсортным, не получившим от родителей благородных генов. Долой комплексы неполноценности, долой мучительные философские размышления, самокопания, истязания рефлексией! Потому как нет более образцов для подражания, нет более офицерской чести, нет благородства! Вон они, благородные, валяются пьяными в луже! И какие они теперь благородные, коли пьяные в луже? И дальше – пни упавшего! Растоптать того, кто ещё вчера был образцом для подражания! О, мечта плебса, нежити!

Почему русские офицеры не смогли оказать достойного сопротивления тварям, замутившим революцию в России? Таки вы ещё не поняли – почему?


***
Офицеры из кантонистов

Параллельно с моральным разложением русских офицеров шёл другой процесс…
С подачи пришлых (чужих, других, иных) в Российской империи как грибы после дождя произрастали военные сиротские отделения (батальоны). Пикантность ситуации была в том, что сирот пригрели из одного пришлого племени, которое и стало основным зачинщиком и проводником кровавой революции. И сирот этих в батальонах было не единицы, и не десятки, и не сотни…  К середине 19 века до 300 тысяч кантонистов обучалось по направлению военного министерства. Конечно же, были там и сироты из коренных народов России, но огромная доля сироток была из пришлых (чужих).

Что это? Беспечность? Разгильдяйство? Или происки врагов России?

Вот что о кантонистах писал в своём дневнике Александр Васильевич Никитенко (1804—1877) — цензор, чиновник Министерства народного просвещения, дослужившийся до тайного советника, профессор Петербургского университета и действительный член Академии наук.


«24 марта 1852 года
На место генерала Зедделера назначен генерал Димитрий Сергеевич Левшин. Он призывал меня, и мы много толковали об устройстве кантонистов, которое ему поручено. Действительно, это важное дело, ибо оно касается 35 тысяч кантонистов (всех их в империи 300 тысяч), которые, смотря по обстоятельствам, могут сделаться опасными разбойниками или людьми полезными. Когда Левшин представлялся государю после своего нового назначения, тот сказал ему:

— Займитесь хорошенько кантонистами. Желаю им всем быть фельдмаршалами, но надо прежде, чтобы каждый был хорошо приготовлен к исполнению своей настоящей обязанности. И потому главное тут — дисциплина, основанная на страхе Божием».


Левшин – говорящая фамилия. А государь-то каким наивным оказался! «Желаю им всем быть фельдмаршалами»… Ну да, это ведь и есть мечта чужих – стать фельдмаршалами, а в подчинении иметь тысячи безропотных и покорных из покорённых народов! Да, да, на деньги Российской империи были отлично подготовлены палачи этой самой Российской империи, палачи русского народа. Кантонисты – это «спящие» агенты пришлых (чужих, других, иных). Как только они понадобились, они проявили всю свою звериную сущность. Отлично подготовленные, отлично вооружённые звери!

Посмотрите биографии известных советских военных офицеров. Многие из них – из кантонистов. Яков Свердлов - советский кровавый палач, потомок кантонистов. Или, например Михаил Тухачевский - советский военный деятель, военачальник РККА времён Гражданской войны, палач русского народа.

При подавлении Тамбовского восстания в 1921 году «Тухачевский рассматривал Тамбовскую губернию, землю исконно русскую, как оккупированную Красной Армией территорию. Так и писал: «…военные действия по проведению оккупационного метода борьбы против бандитов (так он называл тамбовских крестьян)». Но крестьяне всё никак не хотели становиться опорой Советской власти. И тогда в Тамбове, Борисоглебске, Кирсанове и других городах губернии спешно создали концлагеря на 15 тысяч человек… Одних только высланных в другие губернии насчитывалось более 70 тысяч человек. Среди них было особенно много женщин, детей и стариков. Несчастных морили голодом в концлагерях, в том числе и под Москвой. Оборванные, исхудавшие дети лазили по помойкам в поисках хоть чего-нибудь съестного». А ещё на совести этого кантониста – «расстрелы безоружных заложников, никогда в восстании не участвовавших. Главным образом благодаря этому бесчеловечному средству, запрещенному международными конвенциями о правилах ведения войны, удалось заставить крестьянские массы «поддержать» Советскую власть». Тамбовских крестьян душили газами, давили танками, морили голодом, расстреливали, гноили в концлагерях – и таки, да, таки установили Советскую власть на обезлюдевшей земле.

А сколько из кантонистов вышло военачальников, которые относились к русским солдатам как к мясу, бросая их в бессмысленные в ходе военных действий атаки. Война крутила мясной фарш из русских людей. А кто были эти мясники? Посмотрите документальные фильмы с русским писателем Виктором Астафьевым «Разговор о войне и русском народе». Некоторым не понравится его окопная правда. Но тут разговор о войне без прикрас, без лакировки. Посмотрите и вы поймёте, почему русские солдаты не любили вспоминать войну, в которой страшным был не немецкий фашизм, а «свой», местного разлива, который гнобил, унижал, истязал русского солдата.

Почему Российская империя не смогла оказать достойного сопротивления тварям, замутившим революцию в России? Ответ очевиден: моральное разложение русской армии и замена её на пришлых зверей, хорошо обученных военному искусству. Но это только часть айсберга. Нельзя забывать и про моральное разложение аристократии… Тут тоже чужие (другие, иные) постарались…

Есть ещё один аспект темы «Русские офицеры и офицеры из кантонистов». Русские офицеры были деморализованы через пьянство, картёжные игры, блуд. На языке врага это означает нейтрализация вражеской силы. Но вот вопрос… Если бы этого разложения не было, смогли бы русские офицеры оказать достойное сопротивление революционерам? Сомнительно…

Здесь нужно подключить психологию, чтобы понять – почему сомнительно. Если внимательно изучить биографии революционеров, офицеров из кантонистов и прочей бандитской шушеры, то обнаружится, что многие из них страдали социопатией, антисоциальным расстройством личности, которое характеризуется импульсивным и преступным поведением, отсутствием стыда и чувства вины, нарушением привязанности и т.д.

Историю вообще надо рассматривать через призму психологии. В любом обществе (из 3-х человек и более), в любом противостоянии всегда побеждают социопаты. В мирное время социопаты становятся лидерами (скорее – навязывают большинству своё лидерство). Несогласных с этим фактом социопаты принуждают согласиться через скрытые угрозы, моральное давление и т.д. В военное время социопаты становятся командирами, революционерами, комиссарами. И в том, и в другом случае их главное оружие - отсутствие совести, отсутствие запретов. В 17-м победили социопаты-революционеры. Русская пословица гласит: «Против лома нет приёма». Вот и против социопатов нет у здоровых нормальных людей защиты. А ведь многие социопаты когда требуется ещё и хорошо маскируются - мимикрируют. «Так ли страшен злодей, если ясен злодей»… Чужие (другие, иные) проявили отличное мастерство, используя социопатов как инструмент уничтожения всего национального здорового чистого.

Государь посчитал, что если применить к кантонистам дисциплину, основанную на страхе Божием, то ИХ можно переделать из опасных разбойников в людей полезных. Чуда не произошло. А русские опять наступают на грабли. Современный аналог кантонистам – суворовцы, нахимовцы, кадеты и пр. Здесь тоже интересно покопаться. Кого прочат в военную элиту России? Неужели опять чужих? Кто управляет этим процессом? Неужели опять Левшины?
 
Рейтинг: 0 34 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
122
112
110
Пишем письма 19 июня 2019 (Задворки)
106
101
101
83
73
71
70
68
68
64
63
59
59
59
59
56
55
53
52
52
52
49
47
44
42
40
38