Р.Киплинг Благодетели

2 января 2013 - Владимир Блаженнов

 

 

  The Benefactors

 

 

 Ah! What avails the classic bent

      And what the cultured word,

 Against the undoctored incident

   That actually occurred?

 

 And what is Art whereto we press

   Through paint and prose and rhyme--

 When Nature in her nakedness

   Defeats us every time?

 

 It is not learning, grace nor gear,

   Nor easy meat and drink,

 But bitter pinch of pain and fear

   That makes creation think.

 

 When in this world's unpleasing youth

   Our godlike race began,

 The longest arm, the sharpest tooth,

   Gave man control of man;

 

 Till, bruised and bitten to the bone

   And taught by pain and fear,

 He learned to deal the far-off stone,

   And poke the long, safe spear.

 

 So tooth and nail were obsolete

   As means against a foe,

 Till, bored by uniform defeat,

   Some genius built the bow.

 

 Then stone and javelin proved as vain

   As old-time tooth and nail;

 Till, spurred anew by fear and pain,

   Man fashioned coats of mail.

 

 Then was there safety for the rich

   And danger for the poor,

 Till someone mixed a powder which

   Redressed the scale once more.

 

 Helmet and armour disappeared

   With sword and bow and pike,

 And, when the smoke of battle cleared,

   All men were armed alike.   .   .   .

 

 And when ten million such were slain

   To please one crazy king,

 Man, schooled in bulk by fear and pain,

   Grew weary of the thing;

 

 And, at the very hour designed,

   To enslave him past recall,

 His tooth-stone-arrow-gun-shy mind

   Turned and abolished all.

 

 All Power, each Tyrant, every Mob

    Whose head has grown too large,

 Ends by destroying its own job

   And works its own discharge;

 

 And Man, whose mere necessities

   Move all things from his path,

 Trembles meanwhile at their decrees,

   And deprecates their wrath!

Благодетели

 

 

Ах! Что за игры в классицизм,

Что это за слова

Нам обеспечивают жизнь,

Лишь пищей для ума?

 

И что Искусство может дать

И краской и стихом,

Когда придет природа-мать

К победе нагишом?

 

И ни ученость, ни краса,

Ни жажда пить и жрать,

Но боль со страхом – чудеса,

Заставят созидать!

 

Когда наш мир был юн и груб,

То для борьбы за власть

Имей кулак да острый зуб.

И битва началась.

 

Пока, израненный и злой,

От страха с болью, он

Учился действовать пращей

И новеньким копьем.

 

Так что и зубы, и кулак

Твой берегли досуг,

Пока один смешной чудак

Не сделал длинный лук.

 

Копье с пращею пали в прах,

Кагда один нахал,

Превозмогая боль и страх,

Кольчугу отковал.

 

Богач купить доспехи мог,

А бедных – наповал,

Но тут смешали порошок,

Что шансы уравнял.

 

Исчезли меч, копье и лук

И тысячи мужчин

Оружия лишились вдруг,

Когда растаял дым. . . .

 

Шлют миллионы на убой

И гибнут на войне,

В таких объемах страх и боль

Не пропадут втуне.

 

В один рассчитанный момент

Придется отступить,

И зубы-камень-пистолет,

Подумав, отменить!

 

Начнут Тиран и Атаман

Расти, как на дрожжах,

Сдержать  захваченную власть

Не смогут боль и страх.

 

Коль славен бедный Человек,

Сумевший жизнь сберечь,

Дрожать, чтоб не попасть в декрет,

И гнева не навлечь!

 

© Copyright: Владимир Блаженнов, 2013

Регистрационный номер №0106524

от 2 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0106524 выдан для произведения:

 

 

  The Benefactors

 

 

 Ah! What avails the classic bent

      And what the cultured word,

 Against the undoctored incident

   That actually occurred?

 

 And what is Art whereto we press

   Through paint and prose and rhyme--

 When Nature in her nakedness

   Defeats us every time?

 

 It is not learning, grace nor gear,

   Nor easy meat and drink,

 But bitter pinch of pain and fear

   That makes creation think.

 

 When in this world's unpleasing youth

   Our godlike race began,

 The longest arm, the sharpest tooth,

   Gave man control of man;

 

 Till, bruised and bitten to the bone

   And taught by pain and fear,

 He learned to deal the far-off stone,

   And poke the long, safe spear.

 

 So tooth and nail were obsolete

   As means against a foe,

 Till, bored by uniform defeat,

   Some genius built the bow.

 

 Then stone and javelin proved as vain

   As old-time tooth and nail;

 Till, spurred anew by fear and pain,

   Man fashioned coats of mail.

 

 Then was there safety for the rich

   And danger for the poor,

 Till someone mixed a powder which

   Redressed the scale once more.

 

 Helmet and armour disappeared

   With sword and bow and pike,

 And, when the smoke of battle cleared,

   All men were armed alike.   .   .   .

 

 And when ten million such were slain

   To please one crazy king,

 Man, schooled in bulk by fear and pain,

   Grew weary of the thing;

 

 And, at the very hour designed,

   To enslave him past recall,

 His tooth-stone-arrow-gun-shy mind

   Turned and abolished all.

 

 All Power, each Tyrant, every Mob

    Whose head has grown too large,

 Ends by destroying its own job

   And works its own discharge;

 

 And Man, whose mere necessities

   Move all things from his path,

 Trembles meanwhile at their decrees,

   And deprecates their wrath!

Благодетели

 

 

Ах! Что за игры в классицизм,

Что это за слова

Нам обеспечивают жизнь,

Лишь пищей для ума?

 

И что Искусство может дать

И краской и стихом,

Когда придет природа-мать

К победе нагишом?

 

И ни ученость, ни краса,

Ни жажда пить и жрать,

Но боль со страхом – чудеса,

Заставят созидать!

 

Когда наш мир был юн и груб,

То для борьбы за власть

Имей кулак да острый зуб.

И битва началась.

 

Пока, израненный и злой,

От страха с болью, он

Учился действовать пращей

И новеньким копьем.

 

Так что и зубы, и кулак

Твой берегли досуг,

Пока один смешной чудак

Не сделал длинный лук.

 

Копье с пращею пали в прах,

Кагда один нахал,

Превозмогая боль и страх,

Кольчугу отковал.

 

Богач купить доспехи мог,

А бедных – наповал,

Но тут смешали порошок,

Что шансы уравнял.

 

Исчезли меч, копье и лук

И тысячи мужчин

Оружия лишились вдруг,

Когда растаял дым. . . .

 

Шлют миллионы на убой

И гибнут на войне,

В таких объемах страх и боль

Не пропадут втуне.

 

В один рассчитанный момент

Придется отступить,

И зубы-камень-пистолет,

Подумав, отменить!

 

Начнут Тиран и Атаман

Расти, как на дрожжах,

Сдержать  захваченную власть

Не смогут боль и страх.

 

Коль славен бедный Человек,

Сумевший жизнь сберечь,

Дрожать, чтоб не попасть в декрет,

И гнева не навлечь!

 

Рейтинг: 0 534 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!