ГлавнаяСтихиПереводы и стихи на других языкахПоэтические переводы → Переводы с туркменского Огулджемал Чарыевой

Переводы с туркменского Огулджемал Чарыевой

18 февраля 2016 - Дина Немировская
article330838.jpg
ПЕРО

Я в руки взяла тебя, моё перо.
Не знаю, куда ты приведёшь.
Впереди неизвестность.
Пойдём вместе,
Ты же знаешь свою хозяйку –
К утру становится буйной.

Опустимся к броду, поднимемся в горы,
В мире музыки найдём светлый смысл.
Стремясь ко многому, в торопливом беге –
Останемся в словесном саду даже без самого малого.

Давайте не будем спешить – просеем через сито,
В свежем виде желающих много вкусить тонкую лепёшку.
Но если время пройдёт, кто будет её есть –
Молочную лепёшку унесём в завтрашний день.

Послушаем душу,
Не спеши, перо,
Напишем, собрав по стране сокровища мысли.
Если мы в этом деле захромаем, то что скажет народ?
Поддержат нас – если мы сможем осмысленно, с толком, сказать.

Гляди, впереди бушует огромный океан,
Позором будет для нас, если мы не войдём в него.
В нём есть водоворот, куда может попасть невнимательный.
Иди сюда, перо, я стану тебе лодкою.

В словесном пути, ложь не облачится в халат,
Есть одни весы, которые взвешивают отборное зерно.
Как ты утвердишься, твой путь продлится дальше –
Перо, ты видишь, какая сила у этого слова.

(Подстрочный перевод с туркменского Аннаберды Гочаманова)


ПЕРО

Не ведаю, куда ведёшь, перо,
К утру в крови царит извечно буйство
И неизвестность тянет на безумства,
Но путь – вперёд, пока перо остро.

То ввысь возносишь, то, наоборот,
Быть осторожней просишь, ищешь брод.
Нетерпеливым бегом слиты мы -
И в музыке отыщем светлый смысл.

В саду волшебных фраз, цветов, дерев
Замрём на миг, ведь слово – словно хлеб.
Вкусим её, в разбеге присмирев
День завтрашний сулит простор судеб.

К душе прислушайся и не спеши
Открыть свои сокровища души.
И океаны переходят вброд,
Когда поддерживает нас народ.

Перо, я стану лодкою тебе,
И пусть водоворот в моей судьбе,
Преодолеем всё.  Ведь сила слов
Прочнее лжи и давящих оков.

Не облачить в халат лукавство, ложь.
Перо моё! Ты всё переживёшь.
Быть слово цельным, взвешенным должно,
Как на весах отборное зерно.

(Литературный перевод Дины Немировской)

*    *    *

Если бы ты не встретилась мне,
Жаркие твои речи не превратились в шёпот.
Без любви я как завядшее дерево –
С тобой мир красив снаружи –
если бы не было любви
                                 и душа
                                           не звенела.
Если бы не было любви
Волшебное эхо судьба бы не дала.
Судьба бы меня не сплела в верёвку,
Если бы не было этой проклятой разлуки  -
С печалью любви и болью в душе.
Если бы не опустела моя душевная келья
Разве бы не написала, любимый.
От любви, от слов буйное состояние.
Хорошо, что во всём ты есть и я.
                                        Люблю с тех пор.
Я всё пишу,
                              Такая судьба поэтессы.

(Подстрочный перевод с туркменского Аннаберды Гочаманова)

*   *    *

Не будь любви – душа бы не звенела.
Судьба поэта – в эхе голосов
Двух любящих.
Не отыскать предела
Заветным тайнам чувств,
                                        и дум,
                                                  и слов.

Без песен чахлым деревцем поникну.
Минуты бы не пела без мечты!
Когда я без тебя, печальным ликом
Похожа на увядшие цветы.

Проклятая разлука отрезвила,
Сплела верёвку непростой судьбы
И ничего на свете мне не мило,
Когда не слышу шёпота волшбы.

В душевной келье опустевшей, скудной,
Любимый! Я почти схожу с ума.
В тебе есть я. И разве то не чудно,
Что ты наполовину – я сама?

(Литературный перевод Дины Немировской)

МУЗЫКА

Эта музыка напомнила о страданиях души моей.
Разве бросивший в угли дров измерил жар его?
Каждая струна, каждая мелодия говорила о моей любви,
А с неба сыпались букеты звёзд.

Видели бы вы возбуждённого, который нёс бред –
Эти страдания пережили ведь многие.
Любовь, пробудив ото сна моё поникшее сожаление,
В душу полночи влила страсть.

Ранее имевшая на лице пятна,
Взошла, по-особому приукрасившись, луна.
Я была здоровой. После этой музыки стала точно немощной.
Я, вспомнив недостающий день для попытки стать счастливой –
Будить именно в таком состоянии,
                                                                      Именно в эту ночь –
Если ясно говорить,
                                                                      Вдохновляюсь малому.


Настоящая любовь не умирает – не превращается в ничто.
Знаю, что вот-вот явится принц на коне.
Затем придёт вдохновение, как крылья для полёта,
Когда желаешь, что только ни происходит.
Когда я влюблена, я как обезумевшая, говорю, не прекращая,
Служанка поэзии, более в плачевном состоянии, чем Лейли.

Кто, не поверив, скажет: «Сказки»,
От любви жизнь красивее – как ядро мира.
Моя душа как джейран направляется в сторону утёса –
Эта музыка вызвала страдания души моей.

(Подстрочный перевод с туркменского Аннаберды Гочаманова)

МУЗЫКА

Подобно джейрану, стремящемуся к утёсу,
Сравнима с букетом звёзд, долетевших с неба,
Ты, музыка, сотне земных вопросов
Ответишь: «Люблю» -
В этом выдохе – быль и небыль.

Ты, музыка, мне о страданьях души напомнишь –
Нет, жар не измерить, подбросив поленьев в угли.
Звенящей струною наполнишь ты эту полночь,
Всю страсть пробудив, озарив луной ночи смуглость.

Страданья любви многим свойственны.
                                                                      Это правда.
Мы в чувстве прекрасном с безумцами слишком схожи.
Покоя лишившись, ступаю на те же грабли
И чувствую музыку боли всем сердцем, кожей.

Но если любовь непритворна – она бессмертна.
Служанке поэзии чувства Лейли понятны.
Я, музыке внемля, очищу сердца от скверны.
Луна, приукрасившись к полночи, смоет пятна.

Мне кто-то не верит,
Бормочет – мол, это сказки.
Но жизнь от любви только ярче,
Пускай в страданье.
Воскреснут отжившие
Чувства,
                  слова
                                 и ласки,
Придёт вдохновенье,
Зовя за собой признанье.

(Литературный перевод Дины Немировской)


ТЫ ПРЕДСТАВЬ

Ты представь,
              что груз наш состоит из счастья,
Мы строим будущее из любви.
Как два дерева пускаем корни,
Все уголки мира открывают нам счастливый путь.

Если мы беспрерывно продолжим начатое,
Посадим дерево, ветви которого нальются плодами,
Нашёлся бы ответ на все вопросы –
У каждого обстоятельства была бы своя цена.

Решение было,
                                Если судьба прекрасная,
Ты не думал про себя, оставшись в одиночестве.
Если бы судьба так не обошлась,
Ветром бы не раскачивалась опустевшая колыбель.

И дом наш был бы маленьким базаром (полон был бы детьми).
Кто закрыл этот торговый магазин,
Коль заговоришь об этом, то боль в душе воспалится,
Найдётся ли такой ловкач, могущий поймать птицу налету?

Почему всё это выйдя наоборот,
Каждый из нас вышел на разный берег?!
И посмотри же, теперь расхваливаешь мои стихи,
Разве не поздно теперь зацветать замученным жаждой гранатам?!

Если бы было уделено внимание, то плыла бы отделившаяся лодка,
Ослабнет волна, если грести вёслами равномерно.
Знаю, жаль, что вода течёт и не возвращается,
Я удивляюсь, как не разорвалось это сердце.

Обрати внимание на те дни, игра ли, не правда ли –
Дальше этого не продолжится строка.
Годы мечты заложили в тамдыр (глиняную печь для выпечки лепёшек) –
Теперь уже поздно,
                                    Ты только представь.

(Подстрочный перевод с туркменского Аннаберды Гочаманова)

ТЫ ПРЕДСТАВЬ

Представь: груз жизни выкроен из счастья.
Мы будущее строим из любви.
Два дерева пускают корни властно,
Ты за собой в дорогу позови.

Счастливый путь сулят луга, покосы.
Сад плодоносит. Жизнь весны полна.
Единственный ответ на все вопросы,
Всем обстоятельствам одна цена –
Любовь.

Но ветер колыбель качает
Пустую…
Одиночество гнетёт.
Судьба порой жестока.
И лютует,
Потерям горьким открывая счёт.

Найдётся ли ловкач, сумевший птицу
Поймать за хвост на яростном лету?
Жизнь без детей пуста. Боль воспалится,
Когда утрату чуешь за версту.

Не зацветут измученные жаждой
Гранаты. Мы на разных берегах.
Расхваливать стихи умеет каждый.
Так много боли в искренних стихах!

Вспять не воротишь той воды, что прежде
Безжалостно в пучину унесло.
Волна ослабнет, даст простор надежде,
Когда гребём вдвоём: к веслу – весло.

Мечты не выпечь в глиняном тамдыре.
Игры беспечной порванная нить…
Представь: ты опоздал. Вниз тянут гири.
Всё поздно. Только как тебя забыть?

(Литературный перевод Дины Немировской)

ДА БУДУ СИЛОЮ Я

Не так-то здесь всё просто – единое кольцо.
Привязанной к тому неизвестному кольцу, стану силою я.
К пути приведёт – на этом пути поблагодари меня,
Пусть я буду встречена «Среди одолевших попутчиков».

Благих дней достичь коль хочешь, трудовых немало мест.
Время не ждёт, не говори, успокаиваясь, «времени много».
Чтоб раскрыть тайны мира, есть много бесед, -
Если хочешь писать, я стану наконечником твоего поэтического пера.

Если в жизни дела идут на лад,
Будет говорить, не умолкая – а годы – это караван.
Что пройдено тобой, образует путь,
Что посеяно образует харман (ток, гумно), -
На твоих весах пусть я стану собранным урожаем, отборным зерном.

Пусть мысли твои будут собраны, судьба будет ясной.
Я тебя всегда считала другом.
Я как камыш, проросший на берегу,
И изготовленная из него дудочка – играй на ней.

Ты в моей судьбе как светлый рассвет,
Счастье пришло со сладостными днями.
Моя душа, моя судьба, моя Родина,
Если разлучусь с тобой, пусть стану я ничем.

(Подстрочный перевод с туркменского Аннаберды Гочаманова)


ДА БУДУ СИЛОЮ Я

Став силою, привязанной к кольцу,
И наконечником пера поэта,
Зерном отборным, урожаем лета
И дудочкой, покорной игрецу,

Без Родины и без любви – ничто.
Камыш на берегу – ничуть не боле.
За караваном лет меняют роли,
Таких минуют слава и почёт.

Торопит время, никого не ждёт.
Коль мысли собраны – судьба яснее.
Мой друг, я жить иначе не умею,
Стремясь к рассвету в сонме непогод.

Приносят счастье сладостные дни.
Душа поёт о Родине и мире.
О пройденном пути поведай лире
И ясность гордых помыслов храни.

(Литературный перевод Дины Немировской)

ДОЛЯ МОЯ В ЭТОМ МИРЕ

Послушай, много что хочу сказать тебе,
Разве может быть в прекрасной беседе туманность?
От сердца оторвалась песня одна,
Небу это известно,
                                       Земля же лишь предполагает.

Тишина зрит мудрыми глазами на утренний рассвет,
В глубине покусывает язык мелодия,
Я твой попутчик,
                           Прими меня как гостя, когда приду погостить.
Отдохнув, я продолжу свой путь.

Давай вместе полетим,
                          Поднимемся в небеса,
Говоря мне: «Присядь!», не побуждай меня к тому щипками.
Тебя не поняла,
                          Раньше ласкал моё лицо,
Затем в лоб оттолкнул меня,
                          Скажи же, на чьей ты стороне?

То в схватку со мной вступал, в спортивной борьбе горел,
                                                                              то в фишки играл,
Поборов в схватке, победив в игре, привёл в раскаянье.
Ты машешь мне рукой и зовёшь: «Иди сюда»,
Есть ли подтверждение тому, что ты зовёшь меня?!

Если простота – это красота, то виною этому мой облик,
Стеснение опутало меня сильнее.
Моя цель как знамя, вера мне как крепость,
Если я им причиню вред,
Что останется у меня,
                                         Сам скажи об этом,
Тебе раскрыть тайну – намерение моей души.
Я далека от тебя,
                                         Я в строках.
Доля моя в этом мире, тебя целуя, я рыдала.

(Подстрочный перевод с туркменского Аннаберды Гочаманова)



ДОЛЯ МОЯ В ЭТОМ МИРЕ

Не ведает Земля о том, что знает небо.
Напев души моей тебе дарую.
Туманность ни к чему. Беседы ребус
Не возвращает к прежним поцелуям.

Как мудро тишина обозревает
Предутренний рассвет – туманный, мглистый.
Ты оттолкнул меня. И так бывает,
Когда сердца и помыслы нечисты.

Прими как гостью. В лёт, за облаками! -
Воздушными и лёгкими, живыми.
К смирению не побуждай щипками,
Лицо моё ласкай, любви во имя.

Любовь не путай с фишками и схваткой.
Спортивная борьба тут неуместна.
Не верю зову. И живу с оглядкой,
Хоть многое мне наперёд известно.

Стеснением опутанная, знаю,
Что цель – как знамя, вера – точно крепость.
А хочешь, я тебе раскрою тайну?
Мы друг без друга тусклы и нелепы.

Сейчас я вдалеке. Вся в этих строках.
Сурова моя доля в мире этом.
Продолжу путь светло и без упрёка
Во имя торжества добра и света.

(Литературный перевод Дины Немировской)

© Copyright: Дина Немировская, 2016

Регистрационный номер №0330838

от 18 февраля 2016

[Скрыть] Регистрационный номер 0330838 выдан для произведения: ПЕРО

Я в руки взяла тебя, моё перо.
Не знаю, куда ты приведёшь.
Впереди неизвестность.
Пойдём вместе,
Ты же знаешь свою хозяйку –
К утру становится буйной.

Опустимся к броду, поднимемся в горы,
В мире музыки найдём светлый смысл.
Стремясь ко многому, в торопливом беге –
Останемся в словесном саду даже без самого малого.

Давайте не будем спешить – просеем через сито,
В свежем виде желающих много вкусить тонкую лепёшку.
Но если время пройдёт, кто будет её есть –
Молочную лепёшку унесём в завтрашний день.

Послушаем душу,
Не спеши, перо,
Напишем, собрав по стране сокровища мысли.
Если мы в этом деле захромаем, то что скажет народ?
Поддержат нас – если мы сможем осмысленно, с толком, сказать.

Гляди, впереди бушует огромный океан,
Позором будет для нас, если мы не войдём в него.
В нём есть водоворот, куда может попасть невнимательный.
Иди сюда, перо, я стану тебе лодкою.

В словесном пути, ложь не облачится в халат,
Есть одни весы, которые взвешивают отборное зерно.
Как ты утвердишься, твой путь продлится дальше –
Перо, ты видишь, какая сила у этого слова.

(Подстрочный перевод с туркменского Аннаберды Гочаманова)


ПЕРО

Не ведаю, куда ведёшь, перо,
К утру в крови царит извечно буйство
И неизвестность тянет на безумства,
Но путь – вперёд, пока перо остро.

То ввысь возносишь, то, наоборот,
Быть осторожней просишь, ищешь брод.
Нетерпеливым бегом слиты мы -
И в музыке отыщем светлый смысл.

В саду волшебных фраз, цветов, дерев
Замрём на миг, ведь слово – словно хлеб.
Вкусим её, в разбеге присмирев
День завтрашний сулит простор судеб.

К душе прислушайся и не спеши
Открыть свои сокровища души.
И океаны переходят вброд,
Когда поддерживает нас народ.

Перо, я стану лодкою тебе,
И пусть водоворот в моей судьбе,
Преодолеем всё.  Ведь сила слов
Прочнее лжи и давящих оков.

Не облачить в халат лукавство, ложь.
Перо моё! Ты всё переживёшь.
Быть слово цельным, взвешенным должно,
Как на весах отборное зерно.

(Литературный перевод Дины Немировской)

*    *    *

Если бы ты не встретилась мне,
Жаркие твои речи не превратились в шёпот.
Без любви я как завядшее дерево –
С тобой мир красив снаружи –
если бы не было любви
                                 и душа
                                           не звенела.
Если бы не было любви
Волшебное эхо судьба бы не дала.
Судьба бы меня не сплела в верёвку,
Если бы не было этой проклятой разлуки  -
С печалью любви и болью в душе.
Если бы не опустела моя душевная келья
Разве бы не написала, любимый.
От любви, от слов буйное состояние.
Хорошо, что во всём ты есть и я.
                                        Люблю с тех пор.
Я всё пишу,
                              Такая судьба поэтессы.

(Подстрочный перевод с туркменского Аннаберды Гочаманова)

*   *    *

Не будь любви – душа бы не звенела.
Судьба поэта – в эхе голосов
Двух любящих.
Не отыскать предела
Заветным тайнам чувств,
                                        и дум,
                                                  и слов.

Без песен чахлым деревцем поникну.
Минуты бы не пела без мечты!
Когда я без тебя, печальным ликом
Похожа на увядшие цветы.

Проклятая разлука отрезвила,
Сплела верёвку непростой судьбы
И ничего на свете мне не мило,
Когда не слышу шёпота волшбы.

В душевной келье опустевшей, скудной,
Любимый! Я почти схожу с ума.
В тебе есть я. И разве то не чудно,
Что ты наполовину – я сама?

(Литературный перевод Дины Немировской)

МУЗЫКА

Эта музыка напомнила о страданиях души моей.
Разве бросивший в угли дров измерил жар его?
Каждая струна, каждая мелодия говорила о моей любви,
А с неба сыпались букеты звёзд.

Видели бы вы возбуждённого, который нёс бред –
Эти страдания пережили ведь многие.
Любовь, пробудив ото сна моё поникшее сожаление,
В душу полночи влила страсть.

Ранее имевшая на лице пятна,
Взошла, по-особому приукрасившись, луна.
Я была здоровой. После этой музыки стала точно немощной.
Я, вспомнив недостающий день для попытки стать счастливой –
Будить именно в таком состоянии,
                                                                      Именно в эту ночь –
Если ясно говорить,
                                                                      Вдохновляюсь малому.


Настоящая любовь не умирает – не превращается в ничто.
Знаю, что вот-вот явится принц на коне.
Затем придёт вдохновение, как крылья для полёта,
Когда желаешь, что только ни происходит.
Когда я влюблена, я как обезумевшая, говорю, не прекращая,
Служанка поэзии, более в плачевном состоянии, чем Лейли.

Кто, не поверив, скажет: «Сказки»,
От любви жизнь красивее – как ядро мира.
Моя душа как джейран направляется в сторону утёса –
Эта музыка вызвала страдания души моей.

(Подстрочный перевод с туркменского Аннаберды Гочаманова)

МУЗЫКА

Подобно джейрану, стремящемуся к утёсу,
Сравнима с букетом звёзд, долетевших с неба,
Ты, музыка, сотне земных вопросов
Ответишь: «Люблю» -
В этом выдохе – быль и небыль.

Ты, музыка, мне о страданьях души напомнишь –
Нет, жар не измерить, подбросив поленьев в угли.
Звенящей струною наполнишь ты эту полночь,
Всю страсть пробудив, озарив луной ночи смуглость.

Страданья любви многим свойственны.
                                                                      Это правда.
Мы в чувстве прекрасном с безумцами слишком схожи.
Покоя лишившись, ступаю на те же грабли
И чувствую музыку боли всем сердцем, кожей.

Но если любовь непритворна – она бессмертна.
Служанке поэзии чувства Лейли понятны.
Я, музыке внемля, очищу сердца от скверны.
Луна, приукрасившись к полночи, смоет пятна.

Мне кто-то не верит,
Бормочет – мол, это сказки.
Но жизнь от любви только ярче,
Пускай в страданье.
Воскреснут отжившие
Чувства,
                  слова
                                 и ласки,
Придёт вдохновенье,
Зовя за собой признанье.

(Литературный перевод Дины Немировской)


ТЫ ПРЕДСТАВЬ

Ты представь,
              что груз наш состоит из счастья,
Мы строим будущее из любви.
Как два дерева пускаем корни,
Все уголки мира открывают нам счастливый путь.

Если мы беспрерывно продолжим начатое,
Посадим дерево, ветви которого нальются плодами,
Нашёлся бы ответ на все вопросы –
У каждого обстоятельства была бы своя цена.

Решение было,
                                Если судьба прекрасная,
Ты не думал про себя, оставшись в одиночестве.
Если бы судьба так не обошлась,
Ветром бы не раскачивалась опустевшая колыбель.

И дом наш был бы маленьким базаром (полон был бы детьми).
Кто закрыл этот торговый магазин,
Коль заговоришь об этом, то боль в душе воспалится,
Найдётся ли такой ловкач, могущий поймать птицу налету?

Почему всё это выйдя наоборот,
Каждый из нас вышел на разный берег?!
И посмотри же, теперь расхваливаешь мои стихи,
Разве не поздно теперь зацветать замученным жаждой гранатам?!

Если бы было уделено внимание, то плыла бы отделившаяся лодка,
Ослабнет волна, если грести вёслами равномерно.
Знаю, жаль, что вода течёт и не возвращается,
Я удивляюсь, как не разорвалось это сердце.

Обрати внимание на те дни, игра ли, не правда ли –
Дальше этого не продолжится строка.
Годы мечты заложили в тамдыр (глиняную печь для выпечки лепёшек) –
Теперь уже поздно,
                                    Ты только представь.

(Подстрочный перевод с туркменского Аннаберды Гочаманова)

ТЫ ПРЕДСТАВЬ

Представь: груз жизни выкроен из счастья.
Мы будущее строим из любви.
Два дерева пускают корни властно,
Ты за собой в дорогу позови.

Счастливый путь сулят луга, покосы.
Сад плодоносит. Жизнь весны полна.
Единственный ответ на все вопросы,
Всем обстоятельствам одна цена –
Любовь.

Но ветер колыбель качает
Пустую…
Одиночество гнетёт.
Судьба порой жестока.
И лютует,
Потерям горьким открывая счёт.

Найдётся ли ловкач, сумевший птицу
Поймать за хвост на яростном лету?
Жизнь без детей пуста. Боль воспалится,
Когда утрату чуешь за версту.

Не зацветут измученные жаждой
Гранаты. Мы на разных берегах.
Расхваливать стихи умеет каждый.
Так много боли в искренних стихах!

Вспять не воротишь той воды, что прежде
Безжалостно в пучину унесло.
Волна ослабнет, даст простор надежде,
Когда гребём вдвоём: к веслу – весло.

Мечты не выпечь в глиняном тамдыре.
Игры беспечной порванная нить…
Представь: ты опоздал. Вниз тянут гири.
Всё поздно. Только как тебя забыть?

(Литературный перевод Дины Немировской)

ДА БУДУ СИЛОЮ Я

Не так-то здесь всё просто – единое кольцо.
Привязанной к тому неизвестному кольцу, стану силою я.
К пути приведёт – на этом пути поблагодари меня,
Пусть я буду встречена «Среди одолевших попутчиков».

Благих дней достичь коль хочешь, трудовых немало мест.
Время не ждёт, не говори, успокаиваясь, «времени много».
Чтоб раскрыть тайны мира, есть много бесед, -
Если хочешь писать, я стану наконечником твоего поэтического пера.

Если в жизни дела идут на лад,
Будет говорить, не умолкая – а годы – это караван.
Что пройдено тобой, образует путь,
Что посеяно образует харман (ток, гумно), -
На твоих весах пусть я стану собранным урожаем, отборным зерном.

Пусть мысли твои будут собраны, судьба будет ясной.
Я тебя всегда считала другом.
Я как камыш, проросший на берегу,
И изготовленная из него дудочка – играй на ней.

Ты в моей судьбе как светлый рассвет,
Счастье пришло со сладостными днями.
Моя душа, моя судьба, моя Родина,
Если разлучусь с тобой, пусть стану я ничем.

(Подстрочный перевод с туркменского Аннаберды Гочаманова)


ДА БУДУ СИЛОЮ Я

Став силою, привязанной к кольцу,
И наконечником пера поэта,
Зерном отборным, урожаем лета
И дудочкой, покорной игрецу,

Без Родины и без любви – ничто.
Камыш на берегу – ничуть не боле.
За караваном лет меняют роли,
Таких минуют слава и почёт.

Торопит время, никого не ждёт.
Коль мысли собраны – судьба яснее.
Мой друг, я жить иначе не умею,
Стремясь к рассвету в сонме непогод.

Приносят счастье сладостные дни.
Душа поёт о Родине и мире.
О пройденном пути поведай лире
И ясность гордых помыслов храни.

(Литературный перевод Дины Немировской)

ДОЛЯ МОЯ В ЭТОМ МИРЕ

Послушай, много что хочу сказать тебе,
Разве может быть в прекрасной беседе туманность?
От сердца оторвалась песня одна,
Небу это известно,
                                       Земля же лишь предполагает.

Тишина зрит мудрыми глазами на утренний рассвет,
В глубине покусывает язык мелодия,
Я твой попутчик,
                           Прими меня как гостя, когда приду погостить.
Отдохнув, я продолжу свой путь.

Давай вместе полетим,
                          Поднимемся в небеса,
Говоря мне: «Присядь!», не побуждай меня к тому щипками.
Тебя не поняла,
                          Раньше ласкал моё лицо,
Затем в лоб оттолкнул меня,
                          Скажи же, на чьей ты стороне?

То в схватку со мной вступал, в спортивной борьбе горел,
                                                                              то в фишки играл,
Поборов в схватке, победив в игре, привёл в раскаянье.
Ты машешь мне рукой и зовёшь: «Иди сюда»,
Есть ли подтверждение тому, что ты зовёшь меня?!

Если простота – это красота, то виною этому мой облик,
Стеснение опутало меня сильнее.
Моя цель как знамя, вера мне как крепость,
Если я им причиню вред,
Что останется у меня,
                                         Сам скажи об этом,
Тебе раскрыть тайну – намерение моей души.
Я далека от тебя,
                                         Я в строках.
Доля моя в этом мире, тебя целуя, я рыдала.

(Подстрочный перевод с туркменского Аннаберды Гочаманова)



ДОЛЯ МОЯ В ЭТОМ МИРЕ

Не ведает Земля о том, что знает небо.
Напев души моей тебе дарую.
Туманность ни к чему. Беседы ребус
Не возвращает к прежним поцелуям.

Как мудро тишина обозревает
Предутренний рассвет – туманный, мглистый.
Ты оттолкнул меня. И так бывает,
Когда сердца и помыслы нечисты.

Прими как гостью. В лёт, за облаками! -
Воздушными и лёгкими, живыми.
К смирению не побуждай щипками,
Лицо моё ласкай, любви во имя.

Любовь не путай с фишками и схваткой.
Спортивная борьба тут неуместна.
Не верю зову. И живу с оглядкой,
Хоть многое мне наперёд известно.

Стеснением опутанная, знаю,
Что цель – как знамя, вера – точно крепость.
А хочешь, я тебе раскрою тайну?
Мы друг без друга тусклы и нелепы.

Сейчас я вдалеке. Вся в этих строках.
Сурова моя доля в мире этом.
Продолжу путь светло и без упрёка
Во имя торжества добра и света.

(Литературный перевод Дины Немировской)
Рейтинг: 0 266 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

 

Популярные стихи за месяц
126
92
85
71
69
64
63
62
Перчатка 19 ноября 2017 (Виктор Лидин)
59
54
53
51
48
47
46
45
Еще не ночь... 4 декабря 2017 (Виктор Лидин)
44
43
43
43
Синички 20 ноября 2017 (Тая Кузмина)
43
41
41
39
38
36
35
34
34
29