ГлавнаяСтихиЛюбимые стихи классиковЛучшие стихи избранных классиков → Конкурс №2 "Русские храмы. Свет, гармония, духовность"

Конкурс №2 "Русские храмы. Свет, гармония, духовность"

article403180.jpg
Уважаемые авторы!
Приглашаю вас на второй наш конкурс. Его тема -
"Русские храмы. Свет, гармония, духовность".

 
Приём произведений на конкурс - с 1 по 11 декабря в личную почту конкурса. 
Затем 12, 13, и первая половина дня 14 декабря (до 12-00 мск) - голосование.
Во второй половине дня 14 декабря - подведение итогов и чествование призёров.
К участию допускаются как новые стихи, так и ранее опубликованные, кроме тех, что уже участвовали в конкурсах на Парнасе.

Отдельная номинация второго конкурса - прозаические миниатюры на эту же тему. Приглашаются к участию прозаики. Условия те же, что и для стихотворной номинации.

 
***
Вот как писали на эту тему русские поэты.


Пётр Андреевич Вяземский

Люблю проселочной дорогой
В день летний, в праздник храмовой
Попасть на службу в храм убогий,
Почтенный сельской простотой.
Тот храм, построенный из бревен,
Когда-то был села красой,
Теперь он ветх, хотя не древен,
И не отмечен был молвой.
И колокол его не звучно
Разносит благовестный глас,
И самоучка своеручно
Писал его иконостас.
Евангелие позолотой
Не блещет в простоте своей,
И только днями и заботой
Богат смиренный иерей.
Но храм, и паперть, и ограду
Народ усердно обступил,
И пастырь набожному стаду
Мир благодати возвестил.
Но простодушней, но покорней
Молитвы не услышать вам:
Здесь ей свободней, здесь просторней
Ей воскриляться к небесам.
И стар, и млад, творя поклоны,
Спешат свечу свою зажечь;
И блещут местные иконы,
Облитые сияньем свеч.
Открыты окна… в окна дышит
Пахучей свежестью дерeв,
И пешеход с дороги слышит
Крестясь, молитвенный напев.
В согласье с бедностью прихода
Ничто не развлекает взгляд:
Кругом и бедная природа,
И бедных изб стесненный ряд.
Но все святыней и смиреньем
Здесь успокоивает ум,
И сердце полно умиленьем
И светлых чувств, и чистых дум.
Поедешь дальше, - годы минут,
А с ними многое пройдет,
Следы минувшего остынут
И мало что из них всплывет.
Но церковь с низкой колокольней,
Смиренный, набожный народ,
Один другого богомольней,
В глуши затерянный приход,
Две, три березы у кладбища,
Позеленевший тиной пруд,
Селенья, мирные жилища,
Где бодрствует нужда и труд,
Во мне не преданы забвенью!
Их вижу, как в былые дни,
И освежительною тенью
Ложатся на душу они.

***

Борис Чичибабин

Все, что мечтала услышать душа
в всплеске колодезном,
вылилось в возгласе: «Как хороша
церковь в Коломенском!»

Знаешь, любимая, мы — как волхвы:
в поздней обители —
где еще, в самом охвостье Москвы,-
радость увидели,

Здравствуй, царевна средь русских церквей,
бронь от обидчиков!
Шумные лица бездушно мертвей
этих кирпичиков.

Сменой несметных ненастий и ведр
дышат, как дерево.
Как же ты мог, возвеличенный Петр,
съехать отселева?

Пей мою кровушку, пшикай в усы
зелием чертовым.
То-то ты смладу от божьей красы
зенки отвертывал.

Божья краса в суете не видна.
С гари да с ветра я
вижу: стоит над Россией одна
самая светлая.

Чашу страданий испивши до дна,
пальцем не двигая,
вижу: стоит над Россией одна
самая тихая.

Кто ее строил? Пора далека,
слава растерзана…
Помнишь, любимая, лес да река _
вот она, здесь она.

В милой пустыне, вдали от людей
нет одиночества.
Светом сочится, зари золотей,
русское зодчество.

Гибли на плахе, катились на дно,
звали в тоске зарю,
но не умели служить заодно
Богу и Кесарю…

Стань над рекою, слова лепечи,
руки распахивай.
Сердцу чуть слышно журчат кирпичи
тихостью Баховой.

Это из злыдни, из смуты седой
прадеды вынесли
диво, созвучное Анне Святой
в любящем Вильнюсе.

Полные света, стройны и тихи,
чуда глашатаи,-
так вот должны воздвигаться стихи,
книги и статуи.

…Грустно, любимая. Скоро конец
мукам и поискам.
Примем с отрадою тихий венец —
церковь в Коломенском.
***

Иеромонах Роман (Матюшин)

Колокольный звон над землёй плывёт,
А в монастыре братский хор поёт.
- Господи, помилуй!

Инок-канонарх положил поклон.
И тотчас затих колокольный звон .
- Господи, помилуй!

- Господи, воззвах, - тенор возгласил,
Канонарху хор слаженно вторил.
- Господи, помилуй!

Свечи, образа, мантии, кресты,
Братия поёт грустный глас шестый.
- Господи, помилуй!

Странники стоят, молится народ.
Русь ещё жива, Русь ещё поёт:
- Господи, помилуй!

Схимники в крестах, бороды как снег,
Потупив глаза, молятся о всех:
- Господи, помилуй!

С музыкой такой хоть иди на смерть!
Много ли тебе, Русь Святая петь?
- Господи, помилуй!

Твой черёд настал, молодой звонарь,
Пробуди простор, посильней ударь.
- Господи, помилуй!

Братский хор умолк, снова перезвон,
только слышно мне, как со всех сторон:
- Господи, помилуй!
***

Николай Колычев

Здравствуй, церковь! Примешь? Впустишь?
Каюсь, грешен, жил безбожно.
Я пришел, поскольку – русский.
Я пришел, поскольку – тошно.

Гадок плен чужой свободы -
Беспредельной, злобной, ложной.
Я пришел под эти своды
Исцелиться Словом Божьим.

В мире – умопомраченье,
Больше некуда укрыться.
Добрый батюшка-священник, 
Научи меня молиться.

От дурмана истин лживых
Гаснет разум. В сердце – мглисто.
Душен мир. Но души – живы
Ясным светом вечных истин!

Крест кладу я неумело.
Непривычен... Неприучен...
Но душа – переболела.
И на сердце – светлый лучик!
***

Сергей Поликарпов

В нашем храме нет даже купола,
И киотов нет позолоченных.
Все иконочки в лавке куплены
И гвоздями к стене приколочены.
-
И сквозняк, прихожанин непрошенный,
И частенько фальшивят певчие.
Но Пречистая, вся продрогшая,
Греет ручки Свои над печкою.

© Copyright: Конкурс «Размышления у входа в Храм», 2017

Регистрационный номер №0403180

от 30 ноября 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0403180 выдан для произведения:
Уважаемые авторы!
Приглашаю вас на второй наш конкурс. Его тема "Русские храмы. Свет, гармония, духовность".

 
Вот как писали на эту тему русские поэты.

Пётр Андреевич Вяземский

Люблю проселочной дорогой
В день летний, в праздник храмовой
Попасть на службу в храм убогий,
Почтенный сельской простотой.
Тот храм, построенный из бревен,
Когда-то был села красой,
Теперь он ветх, хотя не древен,
И не отмечен был молвой.
И колокол его не звучно
Разносит благовестный глас,
И самоучка своеручно
Писал его иконостас.
Евангелие позолотой
Не блещет в простоте своей,
И только днями и заботой
Богат смиренный иерей.
Но храм, и паперть, и ограду
Народ усердно обступил,
И пастырь набожному стаду
Мир благодати возвестил.
Но простодушней, но покорней
Молитвы не услышать вам:
Здесь ей свободней, здесь просторней
Ей воскриляться к небесам.
И стар, и млад, творя поклоны,
Спешат свечу свою зажечь;
И блещут местные иконы,
Облитые сияньем свеч.
Открыты окна… в окна дышит
Пахучей свежестью дерeв,
И пешеход с дороги слышит
Крестясь, молитвенный напев.
В согласье с бедностью прихода
Ничто не развлекает взгляд:
Кругом и бедная природа,
И бедных изб стесненный ряд.
Но все святыней и смиреньем
Здесь успокоивает ум,
И сердце полно умиленьем
И светлых чувств, и чистых дум.
Поедешь дальше, - годы минут,
А с ними многое пройдет,
Следы минувшего остынут
И мало что из них всплывет.
Но церковь с низкой колокольней,
Смиренный, набожный народ,
Один другого богомольней,
В глуши затерянный приход,
Две, три березы у кладбища,
Позеленевший тиной пруд,
Селенья, мирные жилища,
Где бодрствует нужда и труд,
Во мне не преданы забвенью!
Их вижу, как в былые дни,
И освежительною тенью
Ложатся на душу они.

***

Борис Чичибабин

Все, что мечтала услышать душа
в всплеске колодезном,
вылилось в возгласе: «Как хороша
церковь в Коломенском!»

Знаешь, любимая, мы — как волхвы:
в поздней обители —
где еще, в самом охвостье Москвы,-
радость увидели,

Здравствуй, царевна средь русских церквей,
бронь от обидчиков!
Шумные лица бездушно мертвей
этих кирпичиков.

Сменой несметных ненастий и ведр
дышат, как дерево.
Как же ты мог, возвеличенный Петр,
съехать отселева?

Пей мою кровушку, пшикай в усы
зелием чертовым.
То-то ты смладу от божьей красы
зенки отвертывал.

Божья краса в суете не видна.
С гари да с ветра я
вижу: стоит над Россией одна
самая светлая.

Чашу страданий испивши до дна,
пальцем не двигая,
вижу: стоит над Россией одна
самая тихая.

Кто ее строил? Пора далека,
слава растерзана…
Помнишь, любимая, лес да река _
вот она, здесь она.

В милой пустыне, вдали от людей
нет одиночества.
Светом сочится, зари золотей,
русское зодчество.

Гибли на плахе, катились на дно,
звали в тоске зарю,
но не умели служить заодно
Богу и Кесарю…

Стань над рекою, слова лепечи,
руки распахивай.
Сердцу чуть слышно журчат кирпичи
тихостью Баховой.

Это из злыдни, из смуты седой
прадеды вынесли
диво, созвучное Анне Святой
в любящем Вильнюсе.

Полные света, стройны и тихи,
чуда глашатаи,-
так вот должны воздвигаться стихи,
книги и статуи.

…Грустно, любимая. Скоро конец
мукам и поискам.
Примем с отрадою тихий венец —
церковь в Коломенском.
***

Иеромонах Роман (Матюшин)

Колокольный звон над землёй плывёт,
А в монастыре братский хор поёт.
- Господи, помилуй!

Инок-канонарх положил поклон.
И тотчас затих колокольный звон .
- Господи, помилуй!

- Господи, воззвах, - тенор возгласил,
Канонарху хор слаженно вторил.
- Господи, помилуй!

Свечи, образа, мантии, кресты,
Братия поёт грустный глас шестый.
- Господи, помилуй!

Странники стоят, молится народ.
Русь ещё жива, Русь ещё поёт:
- Господи, помилуй!

Схимники в крестах, бороды как снег,
Потупив глаза, молятся о всех:
- Господи, помилуй!

С музыкой такой хоть иди на смерть!
Много ли тебе, Русь Святая петь?
- Господи, помилуй!

Твой черёд настал, молодой звонарь,
Пробуди простор, посильней ударь.
- Господи, помилуй!

Братский хор умолк, снова перезвон,
только слышно мне, как со всех сторон:
- Господи, помилуй!
***

Николай Колычев

Здравствуй, церковь! Примешь? Впустишь?
Каюсь, грешен, жил безбожно.
Я пришел, поскольку – русский.
Я пришел, поскольку – тошно.

Гадок плен чужой свободы -
Беспредельной, злобной, ложной.
Я пришел под эти своды
Исцелиться Словом Божьим.

В мире – умопомраченье,
Больше некуда укрыться.
Добрый батюшка-священник, 
Научи меня молиться.

От дурмана истин лживых
Гаснет разум. В сердце – мглисто.
Душен мир. Но души – живы
Ясным светом вечных истин!

Крест кладу я неумело.
Непривычен... Неприучен...
Но душа – переболела.
И на сердце – светлый лучик!
***

Сергей Поликарпов

В нашем храме нет даже купола,
И киотов нет позолоченных.
Все иконочки в лавке куплены
И гвоздями к стене приколочены.
-
И сквозняк, прихожанин непрошенный,
И частенько фальшивят певчие.
Но Пречистая, вся продрогшая,
Греет ручки Свои над печкою.
Рейтинг: +9 186 просмотров
Комментарии (1)
Людмила Комашко-Батурина # 30 ноября 2017 в 16:43 +2
Рада, что на Парнасе появился духовный и душевный конкурс!
 

 

Популярные стихи за месяц
130
94
86
76
74
72
​Я И ТЫ 7 декабря 2017 (Эльвира Ищенко)
71
70
64
63
62
Перчатка 19 ноября 2017 (Виктор Лидин)
58
54
53
53
52
Сказка 11 декабря 2017 (Нина Колганова)
51
51
47
47
46
45
45
Еще не ночь... 4 декабря 2017 (Виктор Лидин)
45
44
43
43
Синички 20 ноября 2017 (Тая Кузмина)
40
36
31