ГлавнаяПоэзияЛирикаФилософская → Все умерло

 

Все умерло

23 июня 2012 - Акраш Руинди

Все умерло, все поглотила тишь.

И страсти, оживлявшие  стенанья,

Под сению давно прогнивших крыш,

Под стоны снов и детские вещанья,

Уложены как ветви от ракит,

На плаху всемогущих провидений.

А вечность безучастно сверху зрит,

На горсть тщеславия и крохи озаренья.

 

Здесь милосердия нетронутая дева,

В прискорбный день, омытая росой,

Шагнула босиком, довольно смело,

На стернь колючую за светлою рекой.

 

И оглядев унылую  округу,

Забитую несчастными людьми,

Махнуть забыла солнечному другу,

С кем проводила сказочные дни.

 

Печальный взгляд, постылая тревога,

И долгий путь в ушедшие года.

И каменистая в ушельях гор дорога,

Ведущая, туда же, в никуда.

 

Там робкий шопот на заре трескучей

Морозит сердце, раздражая слух,

Рука сжимает мускулом могучим

Жизнь удаленную от пилигримов двух.

 

Они не ропщут – так судьба велела,

Но только жаль – последние деньки,

Утрачены,  как дань святого дела,

И вновь угасли слова огоньки.

 

Один лишь пепел, да суета от дела,

Да жизни прошлой сладостный угар,

Еще волнует старческое тело,

Не разжигая страстия пожар.

 

Но  им  уже ничто неинтересно:

Кто будет править, иль резцом ваять,

Или по площади пройдет в блаженстве крестном,

Иль ночью заберется, словно тать,

В квартиру убеленную Гогеном.

По воле недоступной  короля,

Обставленную в прихоти гарема…

Там невостребованные ныне трюфеля,

Ждут участи - съедению собакам.

А где-то нехватает молока,

Старухе хворой, во второй палате,

И это зло на долгие века.

 

                   ...Но время, всех сильнее время.

Оно подвластно только лишь Творцу.

И кто бы не держал какое стремя,

Подобно с желтизною огурцу,

Размякнет, поплывет смердящей жижей,

Во власть жирующих червей.

И гонор их,  который судьбы крыжит,

Не стоит прохудившихся лаптей.

 

 

 

© Copyright: Акраш Руинди, 2012

Регистрационный номер №0057755

от 23 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0057755 выдан для произведения:

Все умерло, все поглотила тишь.

И страсти, оживлявшие  стенанья,

Под сению давно прогнивших крыш,

Под стоны снов и детские вещанья,

Уложены как ветви от ракит,

На плаху всемогущих провидений.

А вечность безучастно сверху зрит,

На горсть тщеславия и крохи озаренья.

 

Здесь милосердия нетронутая дева,

В прискорбный день, омытая росой,

Шагнула босиком, довольно смело,

На стернь колючую за светлою рекой.

 

И оглядев унылую  округу,

Забитую несчастными людьми,

Махнуть забыла солнечному другу,

С кем проводила сказочные дни.

 

Печальный взгляд, постылая тревога,

И долгий путь в ушедшие года.

И каменистая в ушельях гор дорога,

Ведущая, туда же, в никуда.

 

Там робкий шопот на заре трескучей

Морозит сердце, раздражая слух,

Рука сжимает мускулом могучим

Жизнь удаленную от пилигримов двух.

 

Они не ропщут – так судьба велела,

Но только жаль – последние деньки,

Утрачены,  как дань святого дела,

И вновь угасли слова огоньки.

 

Один лишь пепел, да суета от дела,

Да жизни прошлой сладостный угар,

Еще волнует старческое тело,

Не разжигая страстия пожар.

 

Но  им  уже ничто неинтересно:

Кто будет править, иль резцом ваять,

Или по площади пройдет в блаженстве крестном,

Иль ночью заберется, словно тать,

В квартиру убеленную Гогеном.

По воле недоступной  короля,

Обставленную в прихоти гарема…

Там невостребованные ныне трюфеля,

Ждут участи - съедению собакам.

А где-то нехватает молока,

Старухе хворой, во второй палате,

И это зло на долгие века.

 

                   ...Но время, всех сильнее время.

Оно подвластно только лишь Творцу.

И кто бы не держал какое стремя,

Подобно с желтизною огурцу,

Размякнет, поплывет смердящей жижей,

Во власть жирующих червей.

И гонор их,  который судьбы крыжит,

Не стоит прохудившихся лаптей.

 

 

 

Рейтинг: 0 191 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!