Ложь

23 июня 2012 - Акраш Руинди

Бессмерта ложь. Ее немой каприз,

Особо  чувствую прожитыми годами...

И  надо было бы ей горло перегрызть

Оставшимися в челюстях зубами.

 

Но как суметь, сей лжи,  противостать?

Она по-прежнему, снимая с женщин юбки,

Зовет меня  на мягкую  кровать,

И там воркует нежностью голубки.

 

Все замирает. И язык – мой враг, молчит,

И воля умирает в зла владеньях.

Лишь, что-то в животе слегка урчит,

И я дрожу по воле провидений,

 

На фоне полированной доски,

Готовый к окончанию романа,

Что разорвал на мелкие куски,

Наследие пропитого стакана.

 

И в пику незаконченной судьбы,

Сумел дать лжи жестокой оборотку.

Когда она от яростной  тоски,

Рвала на людях собственную глотку.

 

 

 

 

 

 

 

 

Бессмерта ложь. Ее немой каприз,

Особо  чувствую прожитыми годами...

И  надо было бы ей горло перегрызть

Оставшимися в челюстях зубами.

 

Но как суметь, сей лжи,  противостать?

Она по-прежнему, снимая с женщин юбки,

Зовет меня  на мягкую  кровать,

И там воркует нежностью голубки.

 

Все замирает. И язык – мой враг, молчит,

И воля умирает в зла владеньях.

Лишь, что-то в животе слегка урчит,

И я дрожу по воле провидений,

 

На фоне полированной доски,

Готовый к окончанию романа,

Что разорвал на мелкие куски,

Наследие пропитого стакана.

 

И в пику незаконченной судьбы,

Сумел дать лжи жестокой оборотку.

Когда она от яростной  тоски,

Рвала на людях собственную глотку.

 

 

 

 

 

 

 

 

Бессмерта ложь. Ее немой каприз,

Особо  чувствую прожитыми годами...

И  надо было бы ей горло перегрызть

Оставшимися в челюстях зубами.

 

Но как суметь, сей лжи,  противостать?

Она по-прежнему, снимая с женщин юбки,

Зовет меня  на мягкую  кровать,

И там воркует нежностью голубки.

 

Все замирает. И язык – мой враг, молчит,

И воля умирает в зла владеньях.

Лишь, что-то в животе слегка урчит,

И я дрожу по воле провидений,

 

На фоне полированной доски,

Готовый к окончанию романа,

Что разорвал на мелкие куски,

Наследие пропитого стакана.

 

И в пику незаконченной судьбы,

Сумел дать лжи жестокой оборотку.

Когда она от яростной  тоски,

Рвала на людях собственную глотку.

 

 

 

 

 

 

 

 

-

 

 

© Copyright: Акраш Руинди, 2012

Регистрационный номер №0057753

от 23 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0057753 выдан для произведения:

Бессмерта ложь. Ее немой каприз,

Особо  чувствую прожитыми годами...

И  надо было бы ей горло перегрызть

Оставшимися в челюстях зубами.

 

Но как суметь, сей лжи,  противостать?

Она по-прежнему, снимая с женщин юбки,

Зовет меня  на мягкую  кровать,

И там воркует нежностью голубки.

 

Все замирает. И язык – мой враг, молчит,

И воля умирает в зла владеньях.

Лишь, что-то в животе слегка урчит,

И я дрожу по воле провидений,

 

На фоне полированной доски,

Готовый к окончанию романа,

Что разорвал на мелкие куски,

Наследие пропитого стакана.

 

И в пику незаконченной судьбы,

Сумел дать лжи жестокой оборотку.

Когда она от яростной  тоски,

Рвала на людях собственную глотку.

 

 

 

 

 

 

 

 

Бессмерта ложь. Ее немой каприз,

Особо  чувствую прожитыми годами...

И  надо было бы ей горло перегрызть

Оставшимися в челюстях зубами.

 

Но как суметь, сей лжи,  противостать?

Она по-прежнему, снимая с женщин юбки,

Зовет меня  на мягкую  кровать,

И там воркует нежностью голубки.

 

Все замирает. И язык – мой враг, молчит,

И воля умирает в зла владеньях.

Лишь, что-то в животе слегка урчит,

И я дрожу по воле провидений,

 

На фоне полированной доски,

Готовый к окончанию романа,

Что разорвал на мелкие куски,

Наследие пропитого стакана.

 

И в пику незаконченной судьбы,

Сумел дать лжи жестокой оборотку.

Когда она от яростной  тоски,

Рвала на людях собственную глотку.

 

 

 

 

 

 

 

 

Бессмерта ложь. Ее немой каприз,

Особо  чувствую прожитыми годами...

И  надо было бы ей горло перегрызть

Оставшимися в челюстях зубами.

 

Но как суметь, сей лжи,  противостать?

Она по-прежнему, снимая с женщин юбки,

Зовет меня  на мягкую  кровать,

И там воркует нежностью голубки.

 

Все замирает. И язык – мой враг, молчит,

И воля умирает в зла владеньях.

Лишь, что-то в животе слегка урчит,

И я дрожу по воле провидений,

 

На фоне полированной доски,

Готовый к окончанию романа,

Что разорвал на мелкие куски,

Наследие пропитого стакана.

 

И в пику незаконченной судьбы,

Сумел дать лжи жестокой оборотку.

Когда она от яростной  тоски,

Рвала на людях собственную глотку.

 

 

 

 

 

 

 

 

-

 

 

Рейтинг: +1 157 просмотров
Комментарии (1)
Владимир Проскуров # 28 апреля 2013 в 20:10 0
Под страхом ложного стыда,
Делам постыдным предаемся …

СПАСИБО!!!