ГлавнаяПоэзияЛирикаФилософская → Яков Есепкин Молчание

 

Яков Есепкин Молчание

9 апреля 2013 - Яков Есепкин

Яков Есепкин

 

МОЛЧАНИЕ

 

Из цикла «Тристии»

 

 

I

 

Был знак ниспослан свыше, и тогда

Всех страждущих и алчущих любови

В небесные собрали города

И отличали их по темной крови.

 

Попала в Ершалаим неземной

И тень твоя, вознесшись из Сорбонны.

Не долетели ангелы за мной,

Разбились о ростральные колонны.

 

И вот, смотри, попадали оне,

Как огненные венчики со вишен,

В призорном источилися огне,

Чу, шелест уст проткнутых еле слышен.

 

Но что всезлатоусты говорят,

О нашем ли успении рыдают,

Ах, туне, туне церкови горят,

Взнесенных здесь убийцы соглядают.

 

Хотели тихо Господу служить

И кровию Его сребрить потиры,

Но аще боле некому изжить

Демонов, пусть витийствуют Зефиры.

 

Пускай они летают в темноте,

Алкают нашей крови черноцветной,

Пусть братия и сестры во Христе

Болеют разве немостью ответной.

 

Почто князь тьмы потщился на блажных,

Шеломы как юродивые снимут,

Всё скажут рты калечные за них,

А сраму эти риторы не имут.

 

Всяк мученик пристрастный судия,

Нас так оговорить и не решились,

Лишь вытечет сквозь губы кровь сия,

Немые и поймут -- кого лишились.

 

 

II

 

Одну задачу помни, Теодор,

Легка она всегда для исполненья,

Тому, кто бытия урок на вздор

Иллюзий легковесных и сомненья

 

Пустого не спешил тотчас менять,

Мечтаньями полночными не грезил,

Курениям бесовским смел не внять

С другими вместе, в свете не лебезил

 

Пред сильными для выгоды любой,

Глупцов учить величию не тщился,

Был честен перед Богом и собой,

У неба молчаливости учился,

 

Умел измену другов пережить

Достойно, им суетски не ответить,

Опять хотел зиждительно служить,

Стремился боль попрания заметить,

 

Могу пространно я такой учет

Вести еще на память, чтобы множить

Достоинств, не отнесенных в почет

Архивов наркотических, итожить

 

Лишь их, читай, достоинств, чинный ряд,

Их перечень и свиток, но довольно

Ко слову упомянутых подряд,

Могущих объяснить краеугольно,

 

О чем была каренинская речь,

Какую вспомнил важную задачу,

Рассказчика желая уберечь,

Я слог свой непростительно иначу.

 

Одно прибавить следует к сему

Унылому тиражу, но молчанье

Здесь вряд ли и уместно, потому

Реку: суетной жизни обещанье

 

Не стоит выдавать за приговор,

Бежать вослед младому Биндеману

К мосту иль на сияющий Фавор

Глядеть с улыбкой праздною, туману

 

Словесному отдав честную дань,

Водою казнь, славление водою

Мирского велеречья иордань

Летейская ссеребрит и слюдою

 

Холодною затянет, ничего

Для взора не оставив и, добавлю,

Я знаю это, более того

Я тождество кривое не исправлю.

 

Засим, бытийный знак не приговор,

Не адская ловушка, но подсказка,

Символ высокий, если разговор

Темнее в сути, музовская связка

 

Найдет всегда возможность упростить

Частицы речи темной и предлоги,

Мирволя ей, въедино совместить

Возьмемся мы разрозненные слоги,

 

Одно еще добавив, как печать,

Внимая знаков фатумных обильность,

Нельзя судьбу иллюзией венчать,

Смотря на даровую ювенильность

 

Из радклифовских замков, у химер

Седых беря софистики уроки,

Свечной эзотеричности пример

Являя в поздневременные сроки.

 

Когда с тобой останемся тверды,

На панн сладкую ложь не отзовемся,

Быть может, экстатической беды

Избегнем, сиречь тще не надорвемся.

 

Задача эта благостней иных,

Юродивым юродивых тиранить,

А хватит нам и кадишей земных,

К чему сердца безумствиями ранить.

 

Терзаются пускай они себе,

Лиют свое искусственные слезы,

На ярмарках тщеславия в гульбе

Лабазникам хмельные дарят грезы,

 

Их ирис королевский не спасет,

Отметины злословья не сопрячет,

Ритор блажное «а» произнесет --

Мгновенно фря блеющая заплачет.

 

Жалеть картинных ведем нам порой

Их кукольник велел с чурным куражем,

Перманент сих мизинцем ткни сырой,

Крушня за тем всбелеет макияжем.

 

 

© Copyright: Яков Есепкин, 2013

Регистрационный номер №0129578

от 9 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0129578 выдан для произведения:

Яков Есепкин

 

МОЛЧАНИЕ

 

Из цикла «Тристии»

 

 

I

 

Был знак ниспослан свыше, и тогда

Всех страждущих и алчущих любови

В небесные собрали города

И отличали их по темной крови.

 

Попала в Ершалаим неземной

И тень твоя, вознесшись из Сорбонны.

Не долетели ангелы за мной,

Разбились о ростральные колонны.

 

И вот, смотри, попадали оне,

Как огненные венчики со вишен,

В призорном источилися огне,

Чу, шелест уст проткнутых еле слышен.

 

Но что всезлатоусты говорят,

О нашем ли успении рыдают,

Ах, туне, туне церкови горят,

Взнесенных здесь убийцы соглядают.

 

Хотели тихо Господу служить

И кровию Его сребрить потиры,

Но аще боле некому изжить

Демонов, пусть витийствуют Зефиры.

 

Пускай они летают в темноте,

Алкают нашей крови черноцветной,

Пусть братия и сестры во Христе

Болеют разве немостью ответной.

 

Почто князь тьмы потщился на блажных,

Шеломы как юродивые снимут,

Всё скажут рты калечные за них,

А сраму эти риторы не имут.

 

Всяк мученик пристрастный судия,

Нас так оговорить и не решились,

Лишь вытечет сквозь губы кровь сия,

Немые и поймут -- кого лишились.

 

 

II

 

Одну задачу помни, Теодор,

Легка она всегда для исполненья,

Тому, кто бытия урок на вздор

Иллюзий легковесных и сомненья

 

Пустого не спешил тотчас менять,

Мечтаньями полночными не грезил,

Курениям бесовским смел не внять

С другими вместе, в свете не лебезил

 

Пред сильными для выгоды любой,

Глупцов учить величию не тщился,

Был честен перед Богом и собой,

У неба молчаливости учился,

 

Умел измену другов пережить

Достойно, им суетски не ответить,

Опять хотел зиждительно служить,

Стремился боль попрания заметить,

 

Могу пространно я такой учет

Вести еще на память, чтобы множить

Достоинств, не отнесенных в почет

Архивов наркотических, итожить

 

Лишь их, читай, достоинств, чинный ряд,

Их перечень и свиток, но довольно

Ко слову упомянутых подряд,

Могущих объяснить краеугольно,

 

О чем была каренинская речь,

Какую вспомнил важную задачу,

Рассказчика желая уберечь,

Я слог свой непростительно иначу.

 

Одно прибавить следует к сему

Унылому тиражу, но молчанье

Здесь вряд ли и уместно, потому

Реку: суетной жизни обещанье

 

Не стоит выдавать за приговор,

Бежать вослед младому Биндеману

К мосту иль на сияющий Фавор

Глядеть с улыбкой праздною, туману

 

Словесному отдав честную дань,

Водою казнь, славление водою

Мирского велеречья иордань

Летейская ссеребрит и слюдою

 

Холодною затянет, ничего

Для взора не оставив и, добавлю,

Я знаю это, более того

Я тождество кривое не исправлю.

 

Засим, бытийный знак не приговор,

Не адская ловушка, но подсказка,

Символ высокий, если разговор

Темнее в сути, музовская связка

 

Найдет всегда возможность упростить

Частицы речи темной и предлоги,

Мирволя ей, въедино совместить

Возьмемся мы разрозненные слоги,

 

Одно еще добавив, как печать,

Внимая знаков фатумных обильность,

Нельзя судьбу иллюзией венчать,

Смотря на даровую ювенильность

 

Из радклифовских замков, у химер

Седых беря софистики уроки,

Свечной эзотеричности пример

Являя в поздневременные сроки.

 

Когда с тобой останемся тверды,

На панн сладкую ложь не отзовемся,

Быть может, экстатической беды

Избегнем, сиречь тще не надорвемся.

 

Задача эта благостней иных,

Юродивым юродивых тиранить,

А хватит нам и кадишей земных,

К чему сердца безумствиями ранить.

 

Терзаются пускай они себе,

Лиют свое искусственные слезы,

На ярмарках тщеславия в гульбе

Лабазникам хмельные дарят грезы,

 

Их ирис королевский не спасет,

Отметины злословья не сопрячет,

Ритор блажное «а» произнесет --

Мгновенно фря блеющая заплачет.

 

Жалеть картинных ведем нам порой

Их кукольник велел с чурным куражем,

Перманент сих мизинцем ткни сырой,

Крушня за тем всбелеет макияжем.

 

 

Рейтинг: 0 101 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!