Изоляция

7 июня 2014 - Яков Есепкин

Яков Есепкин

 

Изоляция

 

Цитадель февраля

 

Скорбь, яко голый провод к Богу.

Дотронулись, ан ток сильней

Ударил, чем эфир -- дорогу,

Чем изоляцию -- Орфей.

 

Напрасно внемлют меццониты

Сейчас гармонию музык,

Они с божественностью слиты,

Но чуден тристии язык.

 

Моцарта реквием высокий

Иль Брамса души холодит,
Взирает ангел темноокий

С небес и ауры следит.

 

А что следить их, духовидцы

Сирени розовые пьют,
В шелка порфирные иль ситцы

Огнь восхищения лиют.

 

Когда певец времен заложник

И разве серебро одно

Считает нощно, как острожник

Лета, грядущие темно.

 

Иль пусто, эта аксиома

Страшнее сказок на крови,

Герою всякому знакома

Цена взыскующей любви.

 

Молчать возбранно псалмоносцам,

Им речь бессмертие велит,

Эдема персть милоголосцам

Близка, но души не целит.

 

Сердечки тлеют музыкантов,

Богопомазанных певцов

Лишить ли участи атлантов,

Косых избавить ли венцов.

 

Тоскуем, Дант, пием цикуту,

Кого ты раем совлекал,

Певец стремится к абсолюту,

А несть чарованных лекал.

 

Тоска царит и в книжных замках.

Где тени роз пьют огнь зимы,

И меловой в картинных рамках

Мир волшебства грозней чумы.

 

Здесь вторглись в злато и фаянсы

Очей алмазны острия,

Как в Царствии земные стансы,

Лишившись тотчас бытия.

 

Тебе и ангел не поможет

Взлететь на миг теперь в зенит,

И умереть зимой не может

Кто был пред осенью убит.

 

© Copyright: Яков Есепкин, 2014

Регистрационный номер №0219710

от 7 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0219710 выдан для произведения:

Яков Есепкин

 

Изоляция

 

Цитадель февраля

 

Скорбь, яко голый провод к Богу.

Дотронулись, ан ток сильней

Ударил, чем эфир -- дорогу,

Чем изоляцию -- Орфей.

 

Напрасно внемлют меццониты

Сейчас гармонию музык,

Они с божественностью слиты,

Но чуден тристии язык.

 

Моцарта реквием высокий

Иль Брамса души холодит,
Взирает ангел темноокий

С небес и ауры следит.

 

А что следить их, духовидцы

Сирени розовые пьют,
В шелка порфирные иль ситцы

Огнь восхищения лиют.

 

Когда певец времен заложник

И разве серебро одно

Считает нощно, как острожник

Лета, грядущие темно.

 

Иль пусто, эта аксиома

Страшнее сказок на крови,

Герою всякому знакома

Цена взыскующей любви.

 

Молчать возбранно псалмоносцам,

Им речь бессмертие велит,

Эдема персть милоголосцам

Близка, но души не целит.

 

Сердечки тлеют музыкантов,

Богопомазанных певцов

Лишить ли участи атлантов,

Косых избавить ли венцов.

 

Тоскуем, Дант, пием цикуту,

Кого ты раем совлекал,

Певец стремится к абсолюту,

А несть чарованных лекал.

 

Тоска царит и в книжных замках.

Где тени роз пьют огнь зимы,

И меловой в картинных рамках

Мир волшебства грозней чумы.

 

Здесь вторглись в злато и фаянсы

Очей алмазны острия,

Как в Царствии земные стансы,

Лишившись тотчас бытия.

 

Тебе и ангел не поможет

Взлететь на миг теперь в зенит,

И умереть зимой не может

Кто был пред осенью убит.

 

Рейтинг: 0 106 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярные стихи за месяц
126
96
93
91
87
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
82
81
80
66
66
66
65
65
65
59
59
58
55
55
55
54
52
52
50
49
46
46
45
45
40