ГлавнаяПоэзияЛирикаФилософская → Ф.Г..Лорка Касыды Пер.Блаженнов В.

 

Ф.Г..Лорка Касыды Пер.Блаженнов В.

7 апреля 2013 - Владимир Блаженнов

 

Federico García Lorca

 

Casida de la muchacha dorada

 

Касида VIII

Девушка золотая.

La muchacha dorada

se bañaba en el agua

y el agua se doraba.

 

Las algas y las ramas

en sombra la asombraban

y el ruiseñor cantaba

por la muchacha blanca.

 

Vino la noche clara,

turbia de plata mata,

con peladas montañas

bajo la brisa parda.

 

La muchacha mojada

era blanca en el agua,

y el agua, llamarada.

 

Vino el alba sin mancha,

con mil caras de vaca,

yerta y amortajada

con heladas guirnaldas.

 

La muchacha de lágrimas

se bañaba entre llamas,

y el ruiseñor lloraba

con las alas quemadas.

 

La muchacha dorada

era una blanca garza

y el agua la doraba.

 

 

Девушка золотая

В темной воде купалась,

И вода позолотой сияет.

 

И лягушки и тина

Сидя в тени дивились –

Пел соловей на закате,

Трели свободно лились.

 

Ясная ночь настала,

Туман серебром растает

Ветром бурого цвета

Его с лысых гор сдувает.

 

Девушка, намокая,

В этой воде побелела,

И вода блестела, сверкая.

 

Ночь сменилась рассветом,

Вышли стада коровьи,

Украшенные с мороза

В иней и лед блестящий

 

Девичьи жаркие слезы

Гасили горячее пламя,

И Соловей заплакал

С обугленными крылами

 

Девушка золотая

Улетела белою цаплей

И  вода позолотой свверкает.

 

 

 


 

 

Ф.Г.Лорка     Касыда о розе

 

А Роза

Вовсе не ищет рассвета:

 с букетом бессмертным

 ищет не это.

А Роза

Вовсе  не ищет ни тени, ни яркого света:

в границах меж духом и телом,

ищет не это.

А Роза

вовсе не ищет привета:

от розы небесной.

Ищет не это!

 

 

La rosa

no buscaba la aurora:

Casi eterna en su ramo

buscaba otra cosa.

 

La rosa

no buscaba ni ciencia ni sombra:

Confín de carne y sueño

buscaba otra cosa.

 

La rosa

no buscaba la rosa:

Inmóvil por el cielo

¡buscaba otra cosa!

 

 

 

Federico García Lorca

 

Casida de la mano imposible

 

 

Yo no quiero más que una mano;

una mano herida, si es posible.

Yo no quiero más que una mano

aunque pase mil noches sin lecho.

 

Sería un pálido lirio de cal.

Sería una paloma amarrada a mi corazón.

Sería el guardián que en la noche de mi tránsito

prohibiera en absoluto la entrada a la luna.

 

Yo no quiero más que esa mano

para los diarios aceites y la sábana blanca de mi agonía.

Yo no quiero más que esa mano

para tener un ala de mi muerte.

 

Lo demás todo pasa.

Rubor sin nombre ya. Astro perpetuo.

Lo demás es lo otro; viento triste,

mientras las hojas huyen en bandadas.

 

 

Lee todo en: 

Не нуждаюсь ни в чем, только руку,

Хоть увечную руку верните.

Не нуждаюсь ни в чем, только руку

И меня простыней оберните.

 

Был бы цвет алебастровых  лилий.

Голубь, знающий к сердцу дорогу.

Лишь бы стража меня проводила,

Заслонив для луны проходы.

 

Не нуждаюсь, но эту руку,

Что не раз меня обмывала, и, помазуя елеем,

 в саван мня обряжала.

Не нуждаюсь, но эту руку

В крыло превращу по смерти.

 

Но сказано – Все проходит.

Румянец погас. Звезды вечны.

И это пройдет, только ветер

Стайки листьев уносит беспечно.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

© Copyright: Владимир Блаженнов, 2013

Регистрационный номер №0128729

от 7 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0128729 выдан для произведения:

 

Federico García Lorca

 

Casida de la muchacha dorada

 

Касида VIII

Девушка золотая.

La muchacha dorada

se bañaba en el agua

y el agua se doraba.

 

Las algas y las ramas

en sombra la asombraban

y el ruiseñor cantaba

por la muchacha blanca.

 

Vino la noche clara,

turbia de plata mata,

con peladas montañas

bajo la brisa parda.

 

La muchacha mojada

era blanca en el agua,

y el agua, llamarada.

 

Vino el alba sin mancha,

con mil caras de vaca,

yerta y amortajada

con heladas guirnaldas.

 

La muchacha de lágrimas

se bañaba entre llamas,

y el ruiseñor lloraba

con las alas quemadas.

 

La muchacha dorada

era una blanca garza

y el agua la doraba.

 

 

Девушка золотая

В темной воде купалась,

И вода позолотой сияет.

 

И лягушки и тина

Сидя в тени дивились –

Пел соловей на закате,

Трели свободно лились.

 

Ясная ночь настала,

Туман серебром растает

Ветром бурого цвета

Его с лысых гор сдувает.

 

Девушка, намокая,

В этой воде побелела,

И вода блестела, сверкая.

 

Ночь сменилась рассветом,

Вышли стада коровьи,

Украшенные с мороза

В иней и лед блестящий

 

Девичьи жаркие слезы

Гасили горячее пламя,

И Соловей заплакал

С обугленными крылами

 

Девушка золотая

Улетела белою цаплей

И  вода позолотой свверкает.

 

 

 


 

 

Ф.Г.Лорка     Касыда о розе

 

А Роза

Вовсе не ищет рассвета:

 с букетом бессмертным

 ищет не это.

А Роза

Вовсе  не ищет ни тени, ни яркого света:

в границах меж духом и телом,

ищет не это.

А Роза

вовсе не ищет привета:

от розы небесной.

Ищет не это!

 

 

La rosa

no buscaba la aurora:

Casi eterna en su ramo

buscaba otra cosa.

 

La rosa

no buscaba ni ciencia ni sombra:

Confín de carne y sueño

buscaba otra cosa.

 

La rosa

no buscaba la rosa:

Inmóvil por el cielo

¡buscaba otra cosa!

 

 

 

Federico García Lorca

 

Casida de la mano imposible

 

 

Yo no quiero más que una mano;

una mano herida, si es posible.

Yo no quiero más que una mano

aunque pase mil noches sin lecho.

 

Sería un pálido lirio de cal.

Sería una paloma amarrada a mi corazón.

Sería el guardián que en la noche de mi tránsito

prohibiera en absoluto la entrada a la luna.

 

Yo no quiero más que esa mano

para los diarios aceites y la sábana blanca de mi agonía.

Yo no quiero más que esa mano

para tener un ala de mi muerte.

 

Lo demás todo pasa.

Rubor sin nombre ya. Astro perpetuo.

Lo demás es lo otro; viento triste,

mientras las hojas huyen en bandadas.

 

 

Lee todo en: 

Не нуждаюсь ни в чем, только руку,

Хоть увечную руку верните.

Не нуждаюсь ни в чем, только руку

И меня простыней оберните.

 

Был бы цвет алебастровых  лилий.

Голубь, знающий к сердцу дорогу.

Лишь бы стража меня проводила,

Заслонив для луны проходы.

 

Не нуждаюсь, но эту руку,

Что не раз меня обмывала, и, помазуя елеем,

 в саван мня обряжала.

Не нуждаюсь, но эту руку

В крыло превращу по смерти.

 

Но сказано – Все проходит.

Румянец погас. Звезды вечны.

И это пройдет, только ветер

Стайки листьев уносит беспечно.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Рейтинг: +1 337 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!