ГлавнаяПоэзияЛирикаФилософская → Девицы ласки

 

Девицы ласки

25 сентября 2012 - Акраш Руинди

 Девицы недоступной ласки

Морщины гладили с лица,

Когда любви моей закваски,

Я гадил запахом вина,

Распитыми с приятелем в подъезде,

Заплеванном исколотой толпой,

Обманутой дебатами на съезде,

Потомков сверхдержавы золотой.

 

И видел я:  таская в кабинеты,

Служителей, безбожное ЧК,

Внедрял на поле маленькой планеты,

Стукачество на долгие века.

 

И голоса вождей  параноидальных,

Прокладывая идеалу путь,

Стреляли от кремля, до стенки крайней,

В несмеющих на этот путь свернуть.

 

В семью царя, в подвале аккуратном,

В наследие помазанья небес.

А грудь девичью ржавыми штыками,

На канибальный стол, как лютый бес,

 

Несли, обогащая сонм идей.

И нацепив на шапку ленты красной,

Безумный содомит прелюбодей,

Епископом соделался над паствой.

 

И  катился по морщине

Слез безудержных поток.

И летел вниз по стремнине

Ветром сорванный листок.

Удаль ранняя узнала

Под давлением годов,

Как душа любовь распяла

На обрывках бранных слов.

 

Благородство, силу, славу-

Все пропила на пиру,

Алчность, крупными глотками,

Ночью в пихтовом бору.

 

Благородный человече –

Гомо сапиенс, сказать,

Сатане на главной встрече

Дал собою управлять.

 

Укрываясь дырявой рогожей,

Отдыхал под ветвями ракит,

С синяками на теле и роже,

И  с продажной душой, сибарит.

 

Вскрывши тайну огня водорода,

На секретных скамейках НИИ,

Беспощадно срабатывал бомбу,

Превращая потомков в больных.

 

А во влажных чащобах Вьетнама,

На худых неокрепших телах,

Проводил испытанья напалма,

Белозубый солдат США.

 

И ранее – во времена веселья,

Попав в открытия струю,

В канун среды иль воскресенья,

Наполнил страхом суть свою,

 

Направив смерть на Хиросиму.

На “пуск” нажал продажный раб,

Подвергнув разумы в пучину,

Где правит боль и стонет прах.

 

И совесть, что приходит свыше,

Срубил у самого корня,

И радиация по крышам,

Летела злобою звеня.

 

Не видел то старик японский –

Трудяга рисовых полей,

Как пламя древности содомской,

Сжигало внуков и детей.

И плакал вкрик скелет сожженный

На углях сказочной страны,

Страны морей, восходов солнца,

И церемоний старины.

 

 

 

 

© Copyright: Акраш Руинди, 2012

Регистрационный номер №0079202

от 25 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0079202 выдан для произведения:

 Девицы недоступной ласки

Морщины гладили с лица,

Когда любви моей закваски,

Я гадил запахом вина,

Распитыми с приятелем в подъезде,

Заплеванном исколотой толпой,

Обманутой дебатами на съезде,

Потомков сверхдержавы золотой.

 

И видел я:  таская в кабинеты,

Служителей, безбожное ЧК,

Внедрял на поле маленькой планеты,

Стукачество на долгие века.

 

И голоса вождей  параноидальных,

Прокладывая идеалу путь,

Стреляли от кремля, до стенки крайней,

В несмеющих на этот путь свернуть.

 

В семью царя, в подвале аккуратном,

В наследие помазанья небес.

А грудь девичью ржавыми штыками,

На канибальный стол, как лютый бес,

 

Несли, обогащая сонм идей.

И нацепив на шапку ленты красной,

Безумный содомит прелюбодей,

Епископом соделался над паствой.

 

И  катился по морщине

Слез безудержных поток.

И летел вниз по стремнине

Ветром сорванный листок.

Удаль ранняя узнала

Под давлением годов,

Как душа любовь распяла

На обрывках бранных слов.

 

Благородство, силу, славу-

Все пропила на пиру,

Алчность, крупными глотками,

Ночью в пихтовом бору.

 

Благородный человече –

Гомо сапиенс, сказать,

Сатане на главной встрече

Дал собою управлять.

 

Укрываясь дырявой рогожей,

Отдыхал под ветвями ракит,

С синяками на теле и роже,

И  с продажной душой, сибарит.

 

Вскрывши тайну огня водорода,

На секретных скамейках НИИ,

Беспощадно срабатывал бомбу,

Превращая потомков в больных.

 

А во влажных чащобах Вьетнама,

На худых неокрепших телах,

Проводил испытанья напалма,

Белозубый солдат США.

 

И ранее – во времена веселья,

Попав в открытия струю,

В канун среды иль воскресенья,

Наполнил страхом суть свою,

 

Направив смерть на Хиросиму.

На “пуск” нажал продажный раб,

Подвергнув разумы в пучину,

Где правит боль и стонет прах.

 

И совесть, что приходит свыше,

Срубил у самого корня,

И радиация по крышам,

Летела злобою звеня.

 

Не видел то старик японский –

Трудяга рисовых полей,

Как пламя древности содомской,

Сжигало внуков и детей.

И плакал вкрик скелет сожженный

На углях сказочной страны,

Страны морей, восходов солнца,

И церемоний старины.

 

 

 

 

Рейтинг: 0 131 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!