ГлавнаяСтихиЛирикаФилософская → Черная белизна на портрете

Черная белизна на портрете

7 мая 2014 - Яков Есепкин

Яков Есепкин

 

Черная белизна на портрете

 

 

Напрасно плел небесный свет

Узор надмирного соцветья.

Нахлынул день из бездны лет

И нет старинного бессмертья.

 

Одна серебряная ось

Сияет в мороке вселенной,

Держа все то, что взорвалось,

Перегорело в жизни бренной.

 

Сырое зеркало весны

Еще хранит отображенье

Сугробов талой целины,

Но в прошлом каждое движенье.

 

Деревьев тусклый фейерверк.

Зенит окрасил и округу.

Рвануло с пенным слитком вверх

Диск Ра -- по золотому кругу.

 

Все так, он зрим земным торгам

Да пилигримам инфантильным,

Но циклос помрачился там,

Где и горел огнем субтильным.

 

Лег рыхлый снег. Под ним листвы

Кровавая помада в цвете.

Размыты блеск и хлябь канвы

На вытекающем портрете.

 

Свечою млечною горит

Фантом пространства и деннице

Пересылает вечный хит

Богоявленья в психбольнице.

 

А там царит амбрэ «Clema»

И аромат амонтильядо

Свергает избранных с ума,

Респект сему, коль так и надо.

 

Искрится, рея тяжело,

Над нами траурное знамя,

Но все, что мраком обожгло,

Не покоробит смерти пламя.

 

На лики блеклый снег налип,

Фигуры полые запали.

Подъяты на колонны лип

Полуразрушенные дали.

 

В грезеток бьют наверняка

Своими стрелами амуры,

Ах, страсть весенняя мелка,

Оне унылы и понуры.

 

Днесь прямо в цоколи гробниц

Смерть залетает и румяна

Опять кладет на мрамор лиц,

Днесь рану сокрывает рана.

 

Взвиваясь, падают назад

Тройные небеса в разводах,

И сквозь листву мерцает ад

В слоистых черно-белых водах.

 

Мы долго Тартар юровой

Лукаво с Дантом воспевали,

Сейчас откликнись, кто живой,

Кому цетрары даровали.

 

Высок притроновый удел,

Ярки небесные чертоги,

Сапфирный князь их соглядел

И свил розницами пороги.

 

Лежат в левкониях они,

Их розным флером застилают

Косые адские огни

И суе ангели пылают.

 

Зачем о мраморниках тлеть,

Когда сие давно пустые,

Нельзя одесным уцелеть,

Хотя пусть гибнут, как святые.

 

А были праведники мы,

Адских садовников корили,

Гореть нельзя в гравирах тьмы,

Созвездно всех миротворили.

 

И что успенным горевать,

Жечь вспоминанием пенаты,

Хоть будем венчики сбивать

С елинок, чары тлить из ваты.

 

Подарят жемчуги светил

Снегам бескровное блистанье,

И полночь крепом тяжких крыл

Покроет наше угасанье.

 

 

 

© Copyright: Яков Есепкин, 2014

Регистрационный номер №0213635

от 7 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0213635 выдан для произведения:

Яков Есепкин

 

Черная белизна на портрете

 

 

Напрасно плел небесный свет

Узор надмирного соцветья.

Нахлынул день из бездны лет

И нет старинного бессмертья.

 

Одна серебряная ось

Сияет в мороке вселенной,

Держа все то, что взорвалось,

Перегорело в жизни бренной.

 

Сырое зеркало весны

Еще хранит отображенье

Сугробов талой целины,

Но в прошлом каждое движенье.

 

Деревьев тусклый фейерверк.

Зенит окрасил и округу.

Рвануло с пенным слитком вверх

Диск Ра -- по золотому кругу.

 

Все так, он зрим земным торгам

Да пилигримам инфантильным,

Но циклос помрачился там,

Где и горел огнем субтильным.

 

Лег рыхлый снег. Под ним листвы

Кровавая помада в цвете.

Размыты блеск и хлябь канвы

На вытекающем портрете.

 

Свечою млечною горит

Фантом пространства и деннице

Пересылает вечный хит

Богоявленья в психбольнице.

 

А там царит амбрэ «Clema»

И аромат амонтильядо

Свергает избранных с ума,

Респект сему, коль так и надо.

 

Искрится, рея тяжело,

Над нами траурное знамя,

Но все, что мраком обожгло,

Не покоробит смерти пламя.

 

На лики блеклый снег налип,

Фигуры полые запали.

Подъяты на колонны лип

Полуразрушенные дали.

 

В грезеток бьют наверняка

Своими стрелами амуры,

Ах, страсть весенняя мелка,

Оне унылы и понуры.

 

Днесь прямо в цоколи гробниц

Смерть залетает и румяна

Опять кладет на мрамор лиц,

Днесь рану сокрывает рана.

 

Взвиваясь, падают назад

Тройные небеса в разводах,

И сквозь листву мерцает ад

В слоистых черно-белых водах.

 

Мы долго Тартар юровой

Лукаво с Дантом воспевали,

Сейчас откликнись, кто живой,

Кому цетрары даровали.

 

Высок притроновый удел,

Ярки небесные чертоги,

Сапфирный князь их соглядел

И свил розницами пороги.

 

Лежат в левкониях они,

Их розным флером застилают

Косые адские огни

И суе ангели пылают.

 

Зачем о мраморниках тлеть,

Когда сие давно пустые,

Нельзя одесным уцелеть,

Хотя пусть гибнут, как святые.

 

А были праведники мы,

Адских садовников корили,

Гореть нельзя в гравирах тьмы,

Созвездно всех миротворили.

 

И что успенным горевать,

Жечь вспоминанием пенаты,

Хоть будем венчики сбивать

С елинок, чары тлить из ваты.

 

Подарят жемчуги светил

Снегам бескровное блистанье,

И полночь крепом тяжких крыл

Покроет наше угасанье.

 

 

 

Рейтинг: +1 98 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярные стихи за месяц
91
80
70
65
64
58
57
56
54
54
52
52
52
51
49
49
48
48
47
47
45
45
40
40
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
40
38
37
34
34
30