берег солнца

10 февраля 2012 - евгений орлов

листья опали
я наконец увидел местность в которой живу
тонкая улица медленно уходит вверх волоча за собой фонари
свет их желт и такая нездоровая желтизна к лицу нынешней осени
- зажги свет но не буди меня я смотрю сны они чудовищны но не буди!
не буду
я конечно помню твой голос но давай считать что это галлюцинация
мне сейчас надо дописывать драму находить слова порождать много образов из одного пережить свою жизнь... вы ведь понимаете о чем я говорю
герой моей драмы человек взволнованный
- ты бросила нас и это не сон! чудовище ты сама и даже женя тебя так называет!
восклицательные знаки здесь лишены восклицания
никто не кричит никто не повышает голос ни для кого ничто не является больше тайной
и пусть моя драма станет литературой одного голого факта пусть так
мы шли по ночной дороге и желтый шахтерский фонарик на голове приманивал бабочек
все лицо было в бабочках
идти держась за руки в чужой дом ставший родным с чужим человеком ставшим на время родным с чужой судьбой ставшей на время твоей
это тоже была осень во всех отношениях
- что ты увидела там на потолке?
позже я узнаю и мне станет грустно
я сделаю вывод что на потолках никогда ничего хорошего написано не будет
что на них карим почерком выписываются желтые замыслы
что там сложив крылья и запрокинув тормашки переживают себя те самые бабочки
грустно иметь весь потолок в них
но времени не было его вообще не существует там где люди превращаются в образы
мой герой доживал последние дни - героям легко доживать особенно литературным
он прощался с собой как дерево осенью прощается с листьями выжав из них последние соки - совсем незаметно для себя
сегодня он наконец видит местность в которой живет
видит тонкую улицу уходящую куда-то вверх
понимает что пережил свою жизнь
и любовь его осталась на дороге в чужой дом ставший родным с чужим человеком ставшим на время родным с чужой судьбой ставшей на время его собственной
потому что любовь это когда все лицо - в ней

*

из тех медуз что сохли на песке
мой выбор пал на самую сухую
едва напоминвшую медуз
скорее - только контур и лучи
внутри его (как шрамы на виске
адепта фехтовального искусства
на день второй в гробу) ее скелет
напомнил иероглиф или слог
системной фразы yi wang chyng shern
которую я выучил не зная
к чему приводит знание ее
зато теперь мне ведомо откуда
(и что сказать дотошливым славянам)
ведет свой род и племя мой скелет
- из тех медуз

*

и это песок? что за влажное слово: песок
и это волна? повторяю: вольна - не вольна...
такая вот гладь - хочешь смейся а хочешь погладь
ту сосну ту скамейку ту лодку ту нервную клетку
в которой живет обожженное сердце улитки
(чур в домике - здесь не проходит)
да здесь и ничто не проходит
здесь все остается таким каким больше не будет
здесь все остается - сосна и скамейка и лодка
и два человека один из которых улитка
второй из которых чур в домике и не вернется
здесь все остается таким каким меньше не будет 

© Copyright: евгений орлов, 2012

Регистрационный номер №0024550

от 10 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0024550 выдан для произведения:

листья опали
я наконец увидел местность в которой живу
тонкая улица медленно уходит вверх волоча за собой фонари
свет их желт и такая нездоровая желтизна к лицу нынешней осени
- зажги свет но не буди меня я смотрю сны они чудовищны но не буди!
не буду
я конечно помню твой голос но давай считать что это галлюцинация
мне сейчас надо дописывать драму находить слова порождать много образов из одного пережить свою жизнь... вы ведь понимаете о чем я говорю
герой моей драмы человек взволнованный
- ты бросила нас и это не сон! чудовище ты сама и даже женя тебя так называет!
восклицательные знаки здесь лишены восклицания
никто не кричит никто не повышает голос ни для кого ничто не является больше тайной
и пусть моя драма станет литературой одного голого факта пусть так
мы шли по ночной дороге и желтый шахтерский фонарик на голове приманивал бабочек
все лицо было в бабочках
идти держась за руки в чужой дом ставший родным с чужим человеком ставшим на время родным с чужой судьбой ставшей на время твоей
это тоже была осень во всех отношениях
- что ты увидела там на потолке?
позже я узнаю и мне станет грустно
я сделаю вывод что на потолках никогда ничего хорошего написано не будет
что на них карим почерком выписываются желтые замыслы
что там сложив крылья и запрокинув тормашки переживают себя те самые бабочки
грустно иметь весь потолок в них
но времени не было его вообще не существует там где люди превращаются в образы
мой герой доживал последние дни - героям легко доживать особенно литературным
он прощался с собой как дерево осенью прощается с листьями выжав из них последние соки - совсем незаметно для себя
сегодня он наконец видит местность в которой живет
видит тонкую улицу уходящую куда-то вверх
понимает что пережил свою жизнь
и любовь его осталась на дороге в чужой дом ставший родным с чужим человеком ставшим на время родным с чужой судьбой ставшей на время его собственной
потому что любовь это когда все лицо - в ней

*

из тех медуз что сохли на песке
мой выбор пал на самую сухую
едва напоминвшую медуз
скорее - только контур и лучи
внутри его (как шрамы на виске
адепта фехтовального искусства
на день второй в гробу) ее скелет
напомнил иероглиф или слог
системной фразы yi wang chyng shern
которую я выучил не зная
к чему приводит знание ее
зато теперь мне ведомо откуда
(и что сказать дотошливым славянам)
ведет свой род и племя мой скелет
- из тех медуз

*

и это песок? что за влажное слово: песок
и это волна? повторяю: вольна - не вольна...
такая вот гладь - хочешь смейся а хочешь погладь
ту сосну ту скамейку ту лодку ту нервную клетку
в которой живет обожженное сердце улитки
(чур в домике - здесь не проходит)
да здесь и ничто не проходит
здесь все остается таким каким больше не будет
здесь все остается - сосна и скамейка и лодка
и два человека один из которых улитка
второй из которых чур в домике и не вернется
здесь все остается таким каким меньше не будет 

Рейтинг: +3 183 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!