ГлавнаяПоэзияЛирикаГражданская лирика → Скромное обаяние оклахомщины

 

Скромное обаяние оклахомщины

21 мая 2013 - Троянда
article137606.jpg

«Редиска» (Евгений Евтушенко)

 

22 января сего года я вылетел на весенний семестр преподавания русской поэзии в университет города Талса в штате Оклахома…..Одна из наших попутчиц описала нам как свидетельница крошечную вроде бы историю, произошедшую в прошлом году, но вырастающую до символа унижения одной безответной пенсионной бабушки, продававшей недалеко от ВДНХ выращенную ею редиску, которую у нее отобрал милиционер….. и я там же, в самолете, написал стихотворение, которое вам и посылаю.

 

А рядом с метро «Алексеевская»

алеют редисок мазки,

как будто бабусями сеются

на серых асфальтах Москвы.

…………………………………..

И мне удивлялись попутчики:

«О чем это плачет поэт?»

Я плакал о Ганзелке, Дубчеке,

о наших надеждах тех лет.

………………………………….

И, танками весь переломанный,

я чувствовал боль в позвонках,

лишь книга — не Ленина — Лёнина

тепло сохраняла в руках.

 

 

22—23 января 2009 г.,

самолет Москва — Талса

 

http://www.stihi.ru/addrec.html?2009/02/15/1001

*****************************************************

 (сменовеховцам посвящается)

 

У поэта на мокром месте глаза -

жалко бабушку с редиской.

Он летел в самолёте Москва – Талса…

Свой комсомол, заменив по моде

на Евангелие и образа.

Нет, не на станцию Зима

поэт летел под облаками.

Он ещё не сошёл с ума -

в российской глубинке

всегда зима, и поэзия там не нужна -

слишком сложна для

бабушек с редиской,

оставшихся умирать

без московской прописки.

В Сибирь не летают самолёты,

туда не идут поезда,

тебя не лишат премиальных,

не разберут собратия.

Да здравствует полёт гениальных!

Да здравствует, демократия!

Подождите, осколки СССР,

общим аршином поэта не меряйте.

Без трибуна, без глашатая,

доживай, пенсионер -

русская поэзия нужна Америке.

Не плакал поэт о Вьетнаме,

о Чили не плакал поэт.

Он плакал, что Дубчек с компаньей,

под шорохи Пражской весны,

не платный открыл туалет,

завод, пивоварню, минздрав

не приватизировал чех,

Словакию отодрав.

Богатый кулак без помех,

как польский слесарь Валенса,

себе не настроил дворцов.

Пусть топчут могилы солдат,

эс-эсовцам – преференция.

Жертвы наших отцов,

не трогают поэтова сердца.

И есть его лепта в том…

Что о Вологде не поют «Песняры»,

а ноют шансоны своих грехов

продолжатели Пражской весны.

Под потный жир хлопков,

под крики «гип-гип, ура!»

наш российский Дубчек –

дубовая голова холопов,

продал не пучок петрушки,

страну разорив дотла.

Поплачь, поэт! Пелена с глаз -

слезами ты лечишь трахому.

Как память твоя избирательна и коротка,

как дальнозорки глаза!

С томиком Ленина не летят в Оклахому…
 

 

 

Фото с сайтов:

http://www.vsluh.ru/news/society/233822

http://ru.wikipedia.org/wiki/Статуя_Свободы

 

 

© Copyright: Троянда, 2013

Регистрационный номер №0137606

от 21 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0137606 выдан для произведения:

«Редиска» (Евгений Евтушенко)

 

22 января сего года я вылетел на весенний семестр преподавания русской поэзии в университет города Талса в штате Оклахома…..Одна из наших попутчиц описала нам как свидетельница крошечную вроде бы историю, произошедшую в прошлом году, но вырастающую до символа унижения одной безответной пенсионной бабушки, продававшей недалеко от ВДНХ выращенную ею редиску, которую у нее отобрал милиционер….. и я там же, в самолете, написал стихотворение, которое вам и посылаю.

 

А рядом с метро «Алексеевская»

алеют редисок мазки,

как будто бабусями сеются

на серых асфальтах Москвы.

…………………………………..

И мне удивлялись попутчики:

«О чем это плачет поэт?»

Я плакал о Ганзелке, Дубчеке,

о наших надеждах тех лет.

………………………………….

И, танками весь переломанный,

я чувствовал боль в позвонках,

лишь книга — не Ленина — Лёнина

тепло сохраняла в руках.

 

 

22—23 января 2009 г.,

самолет Москва — Талса

 

http://www.stihi.ru/addrec.html?2009/02/15/1001

*****************************************************

 

У поэта на мокром месте глаза -

 

жалко бабушку с редиской.

 

Он летел в самолёте Москва – Талса…

 

Свой комсомол, заменив по моде

 

на Евангелие и образа.

 

Нет, не на станцию Зима

 

поэт летел под облаками.

 

Он ещё не сошёл с ума -

 

в российской глубинке

 

всегда зима, и поэзия там не нужна -

 

слишком сложна для

 

бабушек с редиской,

 

оставшихся умирать

 

без московской прописки.

 

В Сибирь не летают самолёты,

 

туда не идут поезда,

 

тебя не лишат премиальных,

 

не разберут собратия.

 

Да здравствует полёт гениальных!

 

Да здравствует, демократия!

 

Подождите, осколки СССР,

 

общим аршином поэта не меряйте.

 

Без трибуна, без глашатая,

 

доживай, пенсионер -

 

русская поэзия нужна Америке.

 

Не плакал поэт о Вьетнаме,

 

о Чили не плакал поэт.

 

Он плакал, что Дубчек с компаньей,

 

под шорохи Пражской весны,

 

не платный открыл туалет,

 

завод, пивоварню, минздрав

 

не приватизировал чех,

 

Словакию отодрав.

 

Богатый кулак без помех,

 

как польский слесарь Валенса,

 

себе не настроил дворцов.

 

Пусть топчут могилы солдат,

 

эс-эсовцам – преференция.

 

Жертвы наших отцов,

 

не трогают поэтова сердца.

 

И есть его лепта в том…

 

Что о Вологде не поют «Песняры»,

 

а ноют шансоны своих грехов

 

продолжатели Пражской весны.

 

Под потный жир хлопков,

 

под крики «гип-гип, ура!»

 

наш российский Дубчек –

 

дубовая голова холопов,

 

продал не пучёк петрушки,

 

страну разорив дотла.

 

Поплачь поэт! Пелена с глаз -

 

слезами ты лечишь трахому.

 

Как память твоя избирательна и коротка,

 

как дальнозорки глаза!

 

С томиком Ленина не летят в Оклахому…

 

Рейтинг: 0 125 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!