БОГ

10 августа 2014 - Елисей Сыроватский
article231760.jpg
Мы дворцы возводим, замки,
Мы кичимся «Я богач»,
Посмотри, в какие дамки
Я пробился, эй скрипач.

Тот скрипач играл у парка
И в одном тряпье сидел,
Прилетит к нему цесарка
Чтоб послушать, как он пел.

Постоит прохожий рядом,
Сразу в сторону уйдет,
И небрежно бросит взгляды
Устранившийся народ.

Он творец душевной оды,
Весь в лохмотьях и бедняк,
Видит красный луч восхода
И поет за просто так.

Ему чуждо зло корысти,
Лишь послушайте Его,
Душу он свою очистил
И теперь Ему легко.

Заиграл тоскливой нотой,
В сердце дрогнула струна,
Здесь, видать, Его работа,
Старый парк и тишина.

Прилетают в гости птицы,
Сизый голубь на руке,
Он взирал на эти лица
В душетреплющей тоске.

Но Его спасает скрипка,
Он творит за просто так,
Но улыбка за улыбкой
И вослед Ему «Бедняк».

Нам не нужно твоих песен,
Только деньги и карат,
Знаешь, ты неинтересен,
И к чему же твой талант…

Посидел бедняк на лавке
У раскидистых берез
И побрел в дырявой шапке,
Не взирая на мороз.

В Его сердце хризантемы,
И душа Его лазурь,
Нежно льются кантилены,
Нипочем порывы бурь.

Он живет одним дыханием
Нежной ноты и любви,
У Него одно желание –
Лишь бы пели соловьи.

Не богат Он вовсе внешне,
Но зато карат внутри,
В нитях порванной одежды
Он блуждает до зари.

Ищет Он души отраду,
Знает Он, что не поймут,
Ничего Ему не надо,
Просто знать, что где-то ждут.

Просто знать, что слышат скрипку,
Просто знать, что Он задел,
Просто видеть их улыбку,
А не черствый беспредел.

Просто чувствовать подмогу
В Его хмурый бренный час,
Он пойдет своей дорогой,
Но помолится за Вас.

Он не балован судьбою,
И душа Его в крови,
Просит только Он покоя
И прекраснейшей любви.

Тот богач, пробившись в дамки
Свою душу растерял,
У него дворцы и замки,
Только путь не тот избрал.

Усмехался он с укором
Не над дряблым бедняком,
В его сердце черный ворон
Точит душу острием.

Упивается он вволю,
Каждый день разгул, дебош,
И кричит «скажите сколько»,
Деньги есть, меня не трожь».

«Я не сяду за разбои,
За постыдные дела,
За спиной браток, нас двое,
За спиною два крыла».

«Вам же, нищие людишки,
Не добраться до высот,
Это я пробился слишком,
Полюбуйтесь, Вы, народ».

«И примите роль успеха,
Посмотрите, как пример,
Как коварство человека
Убивает лик манер».

«Я всего добился в жизни,
Сундуки полны добра,
А вот этот, видно лишний,
Посылает же судьба»…

А Бедняк дошел до сада,
Сел у яблони с тоской,
И под шелест листопада
Он мальца прижал рукой.

А богач своей бравадой
Прям из сердца напрямик,
Так беспечно брел по саду
И услышал детский крик.

Своего узнал ребенка,
Не поверил в эту явь,
И богач промолвил громко
«Моего дитя, оставь».

«Что же делаешь ты, глупый,
У него душа болит,
Он с тоской присел у дуба
И сыграйте, говорит».

Я сыграл ему лирично,
Я исполнил вальс души,
Он сказал «Мне непривычно»,
«Лучше просто помолчи».

Не прошло одной минуты,
Как промолвил он «Играй»,
Кантилены слушать буду,
Ну же, дальше продолжай.

В его сердце рвались звери,
И костер сжигал дотла,
Отворил искусству двери,
Лику счастья и тепла.

А из глаз по капле слезы
Мне скатились на чехол,
Распустилась в сердце роза
И спасла от тяжких зол.

Засопел в плену покоя
И прижался он ко мне,
Я узнал, что счастье стоит
Только с ним наедине.

Он послушал мою песню,
Свою душу исцелил,
А мальчонка то прелестный,
Сразу скрипку полюбил.

Он почуял облик счастья
И убрал весомый груз,
И теперь вот ты, зазнайка,
Но тебя я не боюсь.

Все что хочешь, делай после,
Хочешь, режь иль засуди,
У меня мерцают звезды
В окровавленной груди.

Я познал души отраду,
Я испил ее глоток,
Ничего теперь не надо,
Я все сделал то, что мог.

Я пытался Вас направить
Вновь по верному пути,
Только Вы решили править,
Только золото грести.

Я бросал в толпу миноры
И спасти решался Вас,
Только Вы вослед «Умора»,
Посмотри, беднее нас.

Я взывал к просторам неба,
К стуку чистого дождя,
Только Вы сказали «Небыль»,
Слушать старого нельзя!

Я хотел добавить искры
В угасающий огонь,
Не увидел в этом смысла,
Вы сказали «Ну, не тронь!»

Я грустил небесной каплей,
Следом солнце посылал,
«Убери ты свои грабли,
Я один такой амбал».

Я терпел души презрения,
Я страдал от вашей лжи,
На меня сгустились тени,
Вы сказали «Покажи».

Я молчал, взывая сердце
И на скрипке заиграл,
Я дарил Вам свою терцу,
Но никто ее не брал.

Претерпел я унижения,
Претерпел и жар огней,
Вы кричали «Поражение»,
«Посмотрите, мы сильней».

Посмотрел я в Ваши очи,
Холод в них и пустота,
Слепо жадность чревоточит,
И видны осколки льда.
Было больно и тоскливо
Наблюдать в них вновь и вновь,
Но я верил, что Вы живы,
Что живет и в Вас любовь.

Я кричал в немые дали
И просил у них за Вас,
Я продал свои медали,
И один теперь сейчас.

Били капли больно в спину,
Брел по лужам босиком
И просил у неба сильно
Чтоб вернулись в светлый дом.

Вьюга выла как шальная,
Я озяб на полпути,
Только скрипка золотая
Прошептала мне «Иди».

Дрожь по коже и печали,
Лед, застывший под ногой,
Я страдал, а Вы не знали,
Я просил за Вас покой.

Мне назло смеялись тени,
«Далеко глупец идешь?»
И присел я на колени,
Они мне в грудину нож.

Кровь струилась, рана ныла,
Они прочь бежали вдаль,
Мое сердце защемило,
Да и кровь омыл февраль.

Я дышал, остались силы,
Между тканей нож прошел,
Надо мной орлы кружили,
А один был очень зол.

Он дербанил в клочья рану,
Озверел как сто чертей,
Очень голоден был явно,
Как и чрево у людей.

И с лихвой, напившись крови,
Улетел к закату прочь,
Я увидел месяц квелый,
Попросил Его помочь.

И теплом согрелись руки,
И засохла сразу кровь,
Претерпел я боль и муки
Лишь за веру и любовь.

И челом, прижавшись к камню,
Охладил я теплый пот,
Через боль «Спасибо Мама»,
Не печалься, заживет.

В этот час пестрело солнце
Меж дремучих облаков,
Я увидел, луч смеется,
А улыбка…до зубов.

Трость лежала у дороги,
Я, вдыхая пыль, пополз,
Отказало тело, ноги,
Улыбались кучи звезд.

Я собрался, что есть силы
И сквозь судорожный дерг
Я пополз до той тростины,
Сделать шага я не мог.

На рубашке пятна крови,
На ногах стальная клеть,
Простонал четыре слова
«Только бы не умереть».

Стиснув зубы, проползая,
До той трости по пути,
Меня встретила борзая,
«Эй, людишка, отойди».

В тайнике костей остатки
Залежались у меня,
Я ей кинул для зарядки,
Ну а сам пополз до пня.

Его роща прикрывала,
Не заметен он никем,
У дороги трость лежала,
Изнемог уже совсем.

Я схватился за трухлявый,
Грудью лег и отдохнул,
Гематомы были справа,
Ну а слева тарантул.

Руку дернул, что есть мочи,
Сгинул прочь ночной паук,
Поохотиться он хочет,
«Ну, иди к своим же, друг».

Снова путь и ноздри в землю,
По-пластунски долго полз,
Человечий голос внемлю,
Поднебесный шепот слез.

Стало легче мне, прохлада,
Я вдохнул сырой озон,
Даже в полночь стуки града
Били плоть со всех сторон.

Раны болью изнывали,
Вот остался один шаг,
Камни острые бросали
Упиваясь, что чужак.

Приобнял я трость рукою,
Пальцы взяли в полукруг,
И рукой уже другою,
Прошептал я «Старый друг!»

За кору схватились пальцы,
А в другой – сияла трость,
Закружились листья в вальсе,
На земле собачья кость.

Подбежал мальчонка к дубу,
От чего-то загрустил,
Улыбнулся я в пол зуба,
Сильно душу зацепил.

Заживали томно раны,
Все сильней казалась боль,
Улыбался мне забавно
Будто маленький король.

Из чехла достал я скрипку
И давай ему играть,
И вздохнул мальчонка хлипко,
Вальсом душу затыкать.

Я закончил свою песню,
Поломался мой смычок,
Так живите, люди, вместе,
Я ушел...Все вижу...БОГ...

© Copyright: Елисей Сыроватский, 2014

Регистрационный номер №0231760

от 10 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0231760 выдан для произведения: Мы дворцы возводим, замки,
Мы кичимся «Я богач»,
Посмотри, в какие дамки
Я пробился, эй скрипач.

Тот скрипач играл у парка
И в одном тряпье сидел,
Прилетит к нему цесарка
Чтоб послушать, как он пел.

Постоит прохожий рядом,
Сразу в сторону уйдет,
И небрежно бросит взгляды
Устранившийся народ.

Он творец душевной оды,
Весь в лохмотьях и бедняк,
Видит красный луч восхода
И поет за просто так.

Ему чуждо зло корысти,
Лишь послушайте Его,
Душу он свою очистил
И теперь Ему легко.

Заиграл тоскливой нотой,
В сердце дрогнула струна,
Здесь, видать, Его работа,
Старый парк и тишина.

Прилетают в гости птицы,
Сизый голубь на руке,
Он взирал на эти лица
В душетреплющей тоске.

Но Его спасает скрипка,
Он творит за просто так,
Но улыбка за улыбкой
И вослед Ему «Бедняк».

Нам не нужно твоих песен,
Только деньги и карат,
Знаешь, ты неинтересен,
И к чему же твой талант…

Посидел бедняк на лавке
У раскидистых берез
И побрел в дырявой шапке,
Не взирая на мороз.

В Его сердце хризантемы,
И душа Его лазурь,
Нежно льются кантилены,
Нипочем порывы бурь.

Он живет одним дыханием
Нежной ноты и любви,
У Него одно желание –
Лишь бы пели соловьи.

Не богат Он вовсе внешне,
Но зато карат внутри,
В нитях порванной одежды
Он блуждает до зари.

Ищет Он души отраду,
Знает Он, что не поймут,
Ничего Ему не надо,
Просто знать, что где-то ждут.

Просто знать, что слышат скрипку,
Просто знать, что Он задел,
Просто видеть их улыбку,
А не черствый беспредел.

Просто чувствовать подмогу
В Его хмурый бренный час,
Он пойдет своей дорогой,
Но помолится за Вас.

Он не балован судьбою,
И душа Его в крови,
Просит только Он покоя
И прекраснейшей любви.

Тот богач, пробившись в дамки
Свою душу растерял,
У него дворцы и замки,
Только путь не тот избрал.

Усмехался он с укором
Не над дряблым бедняком,
В его сердце черный ворон
Точит душу острием.

Упивается он вволю,
Каждый день разгул, дебош,
И кричит «скажите сколько»,
Деньги есть, меня не трожь».

«Я не сяду за разбои,
За постыдные дела,
За спиной браток, нас двое,
За спиною два крыла».

«Вам же, нищие людишки,
Не добраться до высот,
Это я пробился слишком,
Полюбуйтесь, Вы, народ».

«И примите роль успеха,
Посмотрите, как пример,
Как коварство человека
Убивает лик манер».

«Я всего добился в жизни,
Сундуки полны добра,
А вот этот, видно лишний,
Посылает же судьба»…

А Бедняк дошел до сада,
Сел у яблони с тоской,
И под шелест листопада
Он мальца прижал рукой.

А богач своей бравадой
Прям из сердца напрямик,
Так беспечно брел по саду
И услышал детский крик.

Своего узнал ребенка,
Не поверил в эту явь,
И богач промолвил громко
«Моего дитя, оставь».

«Что же делаешь ты, глупый,
У него душа болит,
Он с тоской присел у дуба
И сыграйте, говорит».

Я сыграл ему лирично,
Я исполнил вальс души,
Он сказал «Мне непривычно»,
«Лучше просто помолчи».

Не прошло одной минуты,
Как промолвил он «Играй»,
Кантилены слушать буду,
Ну же, дальше продолжай.

В его сердце рвались звери,
И костер сжигал дотла,
Отворил искусству двери,
Лику счастья и тепла.

А из глаз по капле слезы
Мне скатились на чехол,
Распустилась в сердце роза
И спасла от тяжких зол.

Засопел в плену покоя
И прижался он ко мне,
Я узнал, что счастье стоит
Только с ним наедине.

Он послушал мою песню,
Свою душу исцелил,
А мальчонка то прелестный,
Сразу скрипку полюбил.

Он почуял облик счастья
И убрал весомый груз,
И теперь вот ты, зазнайка,
Но тебя я не боюсь.

Все что хочешь, делай после,
Хочешь, режь иль засуди,
У меня мерцают звезды
В окровавленной груди.

Я познал души отраду,
Я испил ее глоток,
Ничего теперь не надо,
Я все сделал то, что мог.

Я пытался Вас направить
Вновь по верному пути,
Только Вы решили править,
Только золото грести.

Я бросал в толпу миноры
И спасти решался Вас,
Только Вы вослед «Умора»,
Посмотри, беднее нас.

Я взывал к просторам неба,
К стуку чистого дождя,
Только Вы сказали «Небыль»,
Слушать старого нельзя!

Я хотел добавить искры
В угасающий огонь,
Не увидел в этом смысла,
Вы сказали «Ну, не тронь!»

Я грустил небесной каплей,
Следом солнце посылал,
«Убери ты свои грабли,
Я один такой амбал».

Я терпел души презрения,
Я страдал от вашей лжи,
На меня сгустились тени,
Вы сказали «Покажи».

Я молчал, взывая сердце
И на скрипке заиграл,
Я дарил Вам свою терцу,
Но никто ее не брал.

Претерпел я унижения,
Претерпел и жар огней,
Вы кричали «Поражение»,
«Посмотрите, мы сильней».

Посмотрел я в Ваши очи,
Холод в них и пустота,
Слепо жадность чревоточит,
И видны осколки льда.
Было больно и тоскливо
Наблюдать в них вновь и вновь,
Но я верил, что Вы живы,
Что живет и в Вас любовь.

Я кричал в немые дали
И просил у них за Вас,
Я продал свои медали,
И один теперь сейчас.

Били капли больно в спину,
Брел по лужам босиком
И просил у неба сильно
Чтоб вернулись в светлый дом.

Вьюга выла как шальная,
Я озяб на полпути,
Только скрипка золотая
Прошептала мне «Иди».

Дрожь по коже и печали,
Лед, застывший под ногой,
Я страдал, а Вы не знали,
Я просил за Вас покой.

Мне назло смеялись тени,
«Далеко глупец идешь?»
И присел я на колени,
Они мне в грудину нож.

Кровь струилась, рана ныла,
Они прочь бежали вдаль,
Мое сердце защемило,
Да и кровь омыл февраль.

Я дышал, остались силы,
Между тканей нож прошел,
Надо мной орлы кружили,
А один был очень зол.

Он дербанил в клочья рану,
Озверел как сто чертей,
Очень голоден был явно,
Как и чрево у людей.

И с лихвой, напившись крови,
Улетел к закату прочь,
Я увидел месяц квелый,
Попросил Его помочь.

И теплом согрелись руки,
И засохла сразу кровь,
Претерпел я боль и муки
Лишь за веру и любовь.

И челом, прижавшись к камню,
Охладил я теплый пот,
Через боль «Спасибо Мама»,
Не печалься, заживет.

В этот час пестрело солнце
Меж дремучих облаков,
Я увидел, луч смеется,
А улыбка…до зубов.

Трость лежала у дороги,
Я, вдыхая пыль, пополз,
Отказало тело, ноги,
Улыбались кучи звезд.

Я собрался, что есть силы
И сквозь судорожный дерг
Я пополз до той тростины,
Сделать шага я не мог.

На рубашке пятна крови,
На ногах стальная клеть,
Простонал четыре слова
«Только бы не умереть».

Стиснув зубы, проползая,
До той трости по пути,
Меня встретила борзая,
«Эй, людишка, отойди».

В тайнике костей остатки
Залежались у меня,
Я ей кинул для зарядки,
Ну а сам пополз до пня.

Его роща прикрывала,
Не заметен он никем,
У дороги трость лежала,
Изнемог уже совсем.

Я схватился за трухлявый,
Грудью лег и отдохнул,
Гематомы были справа,
Ну а слева тарантул.

Руку дернул, что есть мочи,
Сгинул прочь ночной паук,
Поохотиться он хочет,
«Ну, иди к своим же, друг».

Снова путь и ноздри в землю,
По-пластунски долго полз,
Человечий голос внемлю,
Поднебесный шепот слез.

Стало легче мне, прохлада,
Я вдохнул сырой озон,
Даже в полночь стуки града
Били плоть со всех сторон.

Раны болью изнывали,
Вот остался один шаг,
Камни острые бросали
Упиваясь, что чужак.

Приобнял я трость рукою,
Пальцы взяли в полукруг,
И рукой уже другою,
Прошептал я «Старый друг!»

За кору схватились пальцы,
А в другой – сияла трость,
Закружились листья в вальсе,
На земле собачья кость.

Подбежал мальчонка к дубу,
От чего-то загрустил,
Улыбнулся я в пол зуба,
Сильно душу зацепил.

Заживали томно раны,
Все сильней казалась боль,
Улыбался мне забавно
Будто маленький король.

Из чехла достал я скрипку
И давай ему играть,
И вздохнул мальчонка хлипко,
Вальсом душу затыкать.

Я закончил свою песню,
Поломался мой смычок,
Так живите, люди, вместе,
Я ушел...Все вижу...БОГ...
Рейтинг: +1 133 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!