ГлавнаяПоэзияПародии и юморШуточные стихи → Диалоги на пожаре

 

Диалоги на пожаре

15 февраля 2012 - Алексей Греков 2
Вот дом высотный, этаж пятый
квартира дымом вся объята,
сквозь окна, рвутся языки
всёпожирающего пламя,
а на окне как будто знамя,
колышет занавеску жар,
тут пояснения не надо,
здесь начинается пожар.
                  
Огонь смеется, скалит  зубы,
ведь для него преграды нет
внизу кучкуются , уж  люди
найти пытаются ответ.
                  
Судачат, кто мог, положить
начало этому кошмару,
у мужиков, свои догадки
у баб конечно, с пылу с жару
глава семейства закурил,
прилёг с зажженной сигаретой
изрядно водкой подогретый
да задремал, и вот итог,
гнусавил бабий голосок.

Тут, в разговор вступил старик:            
не мог  Витёк напиться  водки,
он к ней пристрастья не имел
Витёк, мужик  не с околотка
ему до водки нету дел,
он больше до вина охочий
в пределах нормы, между прочим,
бутылку две и всё хорош
ни капли больше не зальёшь.
                  
Вдруг  крик раздался,
все притихли,
свой взор, на окна устремив,
смотрите вон в окне смотрите
там,  кто- то мечется,  кажись.

Витёк я вам скажу, не стал бы
ложиться с сигаретой спать,
да он вообще был не курящий,
ему на это наплевать,
ну если только папироску
искурит ради баловства, а так ни ни
никоем случае, отрава эта не нужна,
добавил в разговор старик:
                  
Опять раздался дикий крик
прося о помощи, пощаде.

Всё дело в ней, в евоной бабе,       
как знал, достала  мужика,
нет, не послушал старика,
ведь говорил ему я, Витька
бросай её не баба бес,
чтоб мне сквозь землю провалиться,
а я ведь чуял, что случиться
такое скоро вот вам крест.

Старик тайком перекрестился ,                                        
скажу я вам как на духу,
в неё видать сам чёрт вселился,
ну Витька знать и разозлился,
решив придать её огню.

Он так её заразу хаял
вчера у наших гаражей,
орал, что Нинка потаскуха,
ну мужики его в зашей,
погнали от греха подальше,
чтоб не случилось бы чего,
а он опять, мол, Нинка сука
и что имели все её.

Что, мол, она его не любит,
и что запарила мозги
своими клятвами слезами,
они его и довели,
ведь бабы в большем случае стервы,
я так считаю, жизнь прожил
и повидал немало блудниц
моя бы воля, всех убил.

Я сам всегда за справедливость,
ведь муж с женой это кремень,
а коли баба смотрит в лево
тут не поможет уж ремень,
коль вышла замуж то ни-ни
смотреть на лево не моги.
Вот в наши помню времена
семья,  ячейкою была.

А Нинка та ещё профура,
Витьку про верность всё врала,
что, мол, любила, что страдала
что, мол, ни с кем  и никогда
она ему не изменяла,
но я-то знаю ерунда.

 Всё это, байки отговоры
пускает дым Витьку в глаза,
а то что трахалась с лифтёром,
и не застань я их тогда,
всё было б  может шито крыто
но я измен не потерплю,
всё рассказал своей старухе
ну а она, видать, ему.

Я так считаю за измену,
как ведьму бабу на костёр,
ни жалости не состраданья,
к таким не может быть, ШУСТЁР
.Вступилась в разговор старуха
да ты то сам рыло в пуху,
тебе напомнить, что ли старый
как гнул в колхозе  баб в дугу,
доярку Маньку помнишь сволочь,
а Лизку фельдшера забыл?
а хромоногую дурнушку и то кабель не пропустил.

Всех поимел наверно леший ,
так что заткнись не тарахти,
нашёлся тоже мне святоша
уж лучше стой и  не гуди.
--
Конечно бабы виноваты
всегда везде куда ни глянь,
а мужики они святые;
да Витька твой такая ж пьянь
не удержалася старуха,
меня ты господи прости,
пойдука от греха подальше
чтоб не слыхать всей  этой фальши.
               
Опять раздался дикий крик,
моля  о помощи и сник.

Да жалко Витьку сгинул парень,
не послушал старика,
всё говорил любовь до гроба
теперь уж точно на века.
               
Ты явно дед  умом  свихнулся,               
вступилась дева знойных лет,
я  Нинку  знаю с малолетства
приличней бабы в доме нет.
Она супруга стать от бога
с чего бы это ей скажи,
на Витьку навлекать тревогу
она ж не чаяла души,
она его всегда любила
и жить без Витьки не могла,
ну раза три, ну изменила
и что подумаешь беда.

Измена ведь не преступленье,
а так  немножечко хотенья,
чего- то нового узнать
ну, и конечно испытать
сравнить, почувствовать чего-то,
вкусить запретного плода,
секс без любви, это не повод,
чтоб баб винить в этом всегда.
                        
Вон мой всю жизнь в командировках
нет мужа уже  целый год,
а мне без мужика неловко
и что прикажешь взять морковку
и по зелёному, вперёд.
А я люблю на сон грядущий
рюмашку выпить коньяка,
что бы спалось мне крепче, слаще
чтобы помяли мне бока,
и грудь мою потеребила
мужская сильная рука.
                   
Да ты старик не представляешь,
как трудно быть  порой одной,
проблем гора всё время давит,
и всё приходиться самой
решать мужицкую работу,
то кран потёк, то свет погас,
вон в ванной слив забился нынче
и не смывает унитаз.
                   
Какой-то мистикой здесь пахнет,
я удивляюсь и сама,
что всё ломается так быстро
коль нету дома мужика.
                  
Семёныч благо помогает
он слесарь в нашем ЖКО,
придет, заменит всё поставит
(трубу ) прочистит заодно,
и денег не берёт за это
не хочет брать как не даю
а вот чайку попить, с конфеткой
всегда пожалуйста приду.

Вон Зойка с третьего подъезда
и Машка с пятого, всегда,
когда у них труба забьется,
зовут Семёныча тогда.

Семёныч трубы чистит лихо,
запрошлый  год слыхала  я,
Косой Наташке  так  прочистил
аж задымилася труба.
Потом ходила в раскоряку
неделе две, болит спина,
всё говорила мне при встрече,
а тут  взяла, и родила,
хотя живёт без мужика.
               
Опять раздался крик истошный,
народ  затих, ты посмотри,
ещё кричат, а значит, живы, 
сказал мужик, им бы воды.
                  
Водой им охладится  надо б,
вот я мальчонком был когда,
текла  у нас в селе под Псковом
необычайная река.
               
Вода как лёд зимой и летом,
каким  ни будь ты разогретым
в неё с разбегу с головой,
нырнёшь и все хоть волком вой.
                  
На рубь  поспорил с другом Гришкой,
переплыву, туда- сюда
признаться дал себе я лишку,
что согласился плыть тогда,          
зашёл я в воду ноги стынут,
ну всё пропал, подумал я,
мне бы обратно, отступиться
да видно жадность подвела.
                     
Тогда ведь рубль был деньгою
большой, особо для меня,
с деньгами было у нас туго,
семья большущая была
три брата, две сестры и бабка,
да мать с отцом и я сопляк,
коли дадут деньгу на праздник,
на леденец один пятак.
            
Поплыл, что б было мне неладно,
ну на тот берег плыл и плыл,
зачем я только согласился,
на рубь позарился, купился
уж лучше б   я тогда утоп,
аж щас  берёт меня озноб,
за дурость свою поплатился.
               
Свело от холода, что можно
всё руки, ноги и мозги,
но это были лишь цветочки,
в сравненье с тем, что впереди,
ждало меня, на берег выполз,
не помню как в башке туман,
меж ног не ощутил подвижность,
чего-то не хватает там.

Рукой пощупал, не поверил,
пропали яйца, нету их,
а ведь когда поплыл, болтались,
как в воду канули они.
                
Уже потом мне бабка Марья,
сказала, что у мужиков
как будто яйца исчезают
во время сильных холодов,
а по теплу опять наружу
всё на места свои встаёт,
а вот мои особый случай,
куда девались, не поймёт.

Всё ждал, надеялся и верил,
что вдруг появятся они
так проходили дни, недели
но всё напрасно селяви,
а жизнь текла рекой холодной,
без женской ласки ,и любви.
                 ---
Скрывать не буду, стал бездетным,
к тому же, полный импотент
до женских тел ,нет интереса
как говорят ентелегент.
               
Опять раздался дикий  крик
Спасите  люди, помогите.

Чего орать, спасаться  надо                  
да уж сигали бы в окно ,                     
сказала дряхлая бабулька
вот помню я, ох  как давно
всё это было, юность сила
ух хороша же я была,
всех мужуков с ума сводила,
а за водой когда ходила,
в руке по два ведра носила,
дрова колола и косила,
играла  тогда во мне сила
не то что щас, одна труха.
                
Была я знатной  молодухой
в деревне  первой красотой,
красавец был пастух Петруха,
он всё ухаживал за мной,
липучий был, ну что репейник
всё домогался до меня,
но я себя не позволяла
уж дюже гордая была.
               
Ну, разве только, что полапать
для ощущения любви,
давала иногда и хватит,
ну а да дела, чтоб взлохматить
не доводила упаси,
валялись с ним на сеновале
порой до самого утра
всю ночь меня, бесстыдник лапал
но я поверьте не дала.
            
Ругаю посей день себя за это
вот дура я тогда была,
ну что дала мне моя гордость,
и для кого я берегла
свою девичью невинность
эх кабы я  дала ему,
такого точно не случилось,
и не  пеняла  на судьбу.
Жила бы я щас по другому,
Петруха ведь меня любил,
и не поехала в столицу,
не повстречался мне дебил.

Когда поехала  учиться,
колхоз послал меня в столицу,
чтоб агроном стала, я
ведь мне доверила страна
в то время это  было, что-то
но я колхоз свой подвела,
там повстречала, я судьбину
Игнатом звали сей скотину,
запудрил мне напрочь мозги
уговорил, легла на спину
и тут закончилися  дни,
моей невинности девичей
пошло всё наперекосяк
узнали выше, и погнали
меня с учёбы, вот просак.

Потом работала в столовке,
в колхоз нельзя, ведь засмеют
посуду мыла, а в подсобке,
нашла убежище приют,
жила ютилась, было тесно,
но я терпела, как могла,
а сердце грызло серой мышъю,
зачем на спину я легла.
                  
Бабулька чуть глаза прикрыла
в воспоминания уйдя,
слегка вздохнув слезу, пустила
и прошептала, не дыша,
зачем же я тебя отшила,
и почему же не дала.

О чём-то я,
а, о пожаре,
ух  было это  так давно,
избушка наша загорелась,
так ни орал у нас никто,
а потому, что все смекнули
сигать быстрей через окно.
                  
Ну мать, загнула так загнула
ты явно  старая того,
когда в окошко сиганула
то шибанулась об бревно
своей  башкою ненароком,
не стал пожар тебе уроком,
сказал мужик стоящий рядом,
ума палаты здесь не надо
ты посмотри  какой этаж,
уж пусть на абордаж
берут  входную дверь быстрее,
а то сгорят и не успеют.
                     
Да что вы, дверь  не взять им нет
я точно  знаю,  я сосед
они поставили стальную
  себе дверищу дорогую,
как в сейфе с кодовым замком,
сигнализацией, звонком
задвижки *СТЕНЛИ* автомат,
а для чего теперь сгорят,
боялись видно обкрадут,
а получилось, что мы тут
а они там сгорят с добром ко всем чертям,
я даже пробовал отмычки
к замкам недавно подобрать
не смог измучился весь в доску,
век мне свободы не видать,
мужик рванул в сердцах рубаху
раскинул веером пальцы,
да я в натуре ,чтоб мне здохнуть
с замками был всегда на ты
               
Вот раньше, как орехи щёлкал
я эти хаты, а замки
любой конструкции здавались
под мастерством моей руки,
имела спрос моя работа
порою даже кореша,
когда на хазе зависали
мне говорили Стёпик....ша,         
в натуре  ты по хатам первый
базара нет, ну как Рембрандт,
отмычкой по замкам малюешь
не загуби братан талант.

Менты на цирлах, кипишь в МУРЕ
ищейки рыщут, збились с ног
тыб им подбросил свои шкары,
ну для понта чуток помог.
          
Опять раздался крик истошный
моля о помощи, и тут
вдруг из толпы раздался  мощный
народа  клич, когда придут,
когда приедут разгильдяи
уж час горит им дела нет,
вот так у нас всегда бывает
пожарных надобно, их нет.
                     
Тут бабка вылезла с авоськой
а сколько было им годков,
сходить бы в храм, поставить свечку
за упокой за будь здоров
отпеть бы надобно заочно,
узнать бы надо имена
яб понихидку заказала
а то не гоже  без креста ,                  
хоронить то, нечего знать будет
сгорят истлеют все дотла,
ну пусть земля им будет пухом,
перекрестилась и ушла.
                     
Скорей всего это детишки,
у них их двое сорванцы,
чем дрянь курить, читали б книжки
так нет, дождалися беды.
Акселераты, а не дети
родителей  уже не чтут,
а бить что толку бесполезно,
да все равно ведь не поймут,
сказала стройная  брюнетка
я рядом тут, я их соседка
живу чуть выше этажом
вот доигралися с огнём.
                  
Как выдут оба на площадку
так всё ,туши быстрее свет
достанут коробок с оглядкой,
и убедившись, рядом нет
глаз любопытных папиросу :
забьют из коробка травой ,   
что за вопрос откуда знаю,
пришлось попробовать самой.
                  
На вечеринке у подруги
вот  мы тогда с нею зажгли
по полной стали отрываться,
тут подвалили пацаны
с собой припёрли папиросы,
ну хватит ,ни каких вопросов
все укурились просто в хлам,
сожрали всё  нет мало нам. 
                  
В вдогонку  мы, по коксу дали
дорожка длинная была,
но мы её в двоих умяли,
ну и рассудок потеряли,
накрыло так, что нету слов,
нет мало нам, мы пацанов,
ещё на марки раскрутили
вот с ними мы переборщили,
едва забросив под  язык
мои мозги, зашли в тупик
в который рогом я упёрлась
тогда то  я и поняла,
дорога кончилась, пришла,
да это было лишь начало
потом, по вене героин
                
Опять раздался дикий крик
прося о помощи и сник.

Да сколько можно это слушать,
раздался голос из толпы,
когда приедут и потушат
орал мужик до хрипоты.
                  
Наверно это их машинка,
что давеча купила Нинка
ну что стирает, сушит жмёт
короче полный наворот,
сказала  тужись от испуга
я то уж знаю,  я подруга
вот эта самая машинка
на днях мне  жаловалась Нинка,
так нагревается, что печка
тогда и ёкнуло сердечко
моё в предчувствии беды.
               
Да не пори ты ерунды,
вступился смуглый гражданин
меня звать Гоги, я грузин,
мой бизнес, продавать машинки,
на вашем на центральном рынке
гарантию аж на года ,даю
вы только попросите,
и дам на сколько захотите
но есть предел и у меня,
пятнадцать лет уже нельзя.
Мы их в подвале собираем
у брата в доме, все дела
Китай мы точно обогнали,
мои машинки все фирма.
               
Опять раздался, дикий крик,
прося о помощи, и сник.
                  
Ведь это ж  надо, как поленья сгорят ,
а им бы жить да жить
сказала толстая бабища,
цветы бы надо положить .
            
Там у квартиры,  щас так модно
класть не на кладбище, а тут
где изначально дали дуба,
да вот боюсь, что не поймут
при этом откусив банан,
и изрекла, в толпу людскую          
у мужиков один изъян.

Все очень дружат с головою,
всему, что там, они виною
и пальцем ткнула на пожар,
их всех сожрал зелёный змей.
Вот тут ты врёшь ,возьми, налей.
и поглядим кого сожрали ,                  
вступил в беседу красный нос
да вам бы бабам, дали волю
вы нас живьём всех на погост,
давно снесли и закопали ,
ну а вот это,  вы видали
мужик из пальцев сложил фиг.
                     
Откуда ты ещё возник,
сказала толстая бабища,
доев со шкуркою банан,
защитник тоже мне нашёлся,
ты видишь жизнь через стакан.
                      
Конечно, мужики все братья
ух я бы вас всех  на корню,
как тараканов истребила,
за что вас любят не пойму.                     
Тут красный нос достал бутылку,
налил стакан и пригубил,
занюхав рукавом, и крякнув
толстухе душу, он излил.
                     
Ты посмотри, стоит девица
заноза ей все мужики,
по мне так лучше удавится,
чем жить с такой ,бог упаси
в тебе наверно, пудов восемь
а может быть и весь центнер,
здесь у тебя пожар под носом
а ты всё жрёшь на свой манер.
                      
Иш колбасы набила в сумку
того гляди пойдёт по швам,
домой придёшь, сожрёшь всё разом,
и кинешь зад свой на диван,
и будешь думать чем ещё бы,
себя побаловать занять,
набить кишку свою быстрее,
и как так можно, столько жрать.
                  
Тебе свинью сожрать раз плюнуть,
нет не родился сей мужик
который смог бы осчастливить,
тебя хоть на короткий миг.
пойду, допью свою бутылку,
что бы забыться не орать,
когда в кошмаре  ты приснишься
когда захочешь, ты  сожрать
меня как бутерброд с селёдкой ,
да лучше уж дешевой водкой
упьюсь, и сгину на века.
                   
Прощайте, всё. Пока-пока.
                     
Опять раздался дикий крик,
моля о помощи, и сник.

Старушка сквозь толпу с авоськой
протиснулась в ближайший ряд,
перекрестившись, удивилась,
вы посмотрите, всё горят,
я уж до храма добежала,
всем помолилася святым
и панихиду заказала,
назад иду и вижу дым.
Ох долго, как горят, ох долго
они там верно, что в аду
нечистый знать там  хороводит,
прости ты Господи пойду
                     
Старушка вновь перекрестилась,
сюда бы щас святой воды,
сказав,  и тут же растворилась
среди густой людской толпы.
                      
Народ кипел от возмущенья,
ругая на чём свет стоит
пожарных, власть что не способны,
народ от бед огородить,
ну где, пожарная дружина
орал мужик до хрипоты,
опять наверно нет бензина
да нет, скорей всего воды.                  
сказала юная девица,
хихикая себе под нос
вдруг, кто-то начал матерится
какой то дед гармонь принёс. 
                   
Сыграть им надо, мож услышат,
и легче станет на душе,
а то одни как птицы в клетке
они там мечутся в огне.
                        
В войну бывало как щас  помню,
играл я знатно ,сам КОМБАТ
просил меня сыграть пред боем
чтоб духом крепок был солдат,
он говорил сыграй  Анисим
пускай гармонь их в бой ведёт
вот так, я стал  в полку артистом
и заимел большой почёт.
                     
Тогда, я был уж дюже шустрым
вертлявым, точно, что волчёк
с гармошкой бегал по землянкам,
всегда имел свои полбанки
тушёнку, сало, сахарок.
                     
Знать чёрт меня тогда попутал,
всё не могу никак взять в толк
на грудь принял, пол банки спирта
гармонь в охапку, и побёг.
Любовь во мне тогда взыграла,
без бабы был уж года два,
меня крутило, и ломало,
забыл я даже, что война
и на дворе, была  весна
подперло будто бы кота.
                     
Решил в деревню дёрнуть к бабам
версты  четыре,  и я там
попарить шишку ,оттянуться
и драпанул ко всем чертям,
но ноги стали заплетаться
я падал, но опять вставал,
давай, давай беги Анисим,
вот так до леса добежал.
             
А там прямком через опушку,
и тут конфуз, чтоб меня в ус
как потерял гармонь, не помню,
решил дождаться темноты
в надежде, отыскать родную,
чтоб не заметили враги.    
       
Со спиртом, вышла тут промашка   
переборщил я с ним тогда
срубило враз меня, не вышло
попарить мне тогда конца,
упал на землю будто шпала
потом не помню, знать уснул
очнулся в полной непонятке,
башка трещит да перегнул.

Кругом ни зги не видно, темень
за тучку спряталась луна,
накрылась знать моя гармошка,
не отыщу её, хана
тоской печалью сердце сжало
гармошка, что жена была,
меня кормила согревала
теперь лежит совсем одна.
            
Ну делать нечего, обратно
подался, надобны к своим
успеть бы, засветло добраться,
а то потом не отбодаться,
и с жизнью можно распрощаться.
                     
Я перебежками ,кустами
чтоб не нарваться на врага,
и вдруг , на что-то натыкаюсь
рукой пошарил, вот она
лежит себе моя гармошка
я хвать её, к груди прижал
нечаял уж найти родную
короче дальше побежал.
                   
Бегу и вижу  не далече
горит тихонько костерок
ну всё добрался, слава богу,
и на прямую со всех ног,
в окоп запрыгнул вроде тихо
ну я гармошку в руки взял,
и чтоб комбат меня услышал
так потихоньку заиграл.

Сижу, играю, ночка тиха
сейчас бы спиритку стакан
подумал про себя и слышу
о, я. я. я  ты рус Иван.
                   
Вот так, попал я к немцам в лапы
попутал костерок тогда
когда бежал, к своим обратно
да  виновата темнота,
ну и гармошка подсобила
не потеряй её тогда
всё было б тихо, и красиво
знать такова моя судьба.
             
Но немцы оказались люди
они такие же, как мы,
полбанки выпить тоже любят,
хотя для нас они враги
у них в плену я был полгода,
везде таскали за собой,
а как напьются самогона,
давай для них играй и пой.
               
Когда под Плешкой их разбили
меня за жопу и в штрафбат,
два года бегал без гармошки,
вперёд в атаку, а назад, нельзя:
заград  отряд стоял стеною
кто бёг назад тех полосою,
косили без разбора в ряд
потом победа, жаль КОМБАТ
не дожил пал за Сталинград.
       
Ему обязан, многим я,
так что сейчас сыграю тоже
я для него, услышит, может
оттуда и простит меня
за то что сделал я тогда.
               
Дед растянул гармонь по шире,
и грянул ритм военных лет,
в смертельный бой гармонь играла,
и кто-то крикнул спой нам дед,
и дед запел и прослезился
он не скупился на слезу,
быть может он сейчас гордился ,
что здесь опять он как в войну
и вновь его гармонь играет,
и где-то рядом  здесь комбат
сейчас появится, и скажет
здоров Анисим как я рад.
                   
Но появилася старушка, с авоськой,
дома я была, вот принесла водицы в кружке,
Святая знаете она,
побрызгать надо это дьявол
с огнём завёл свой хоровод,
водица силой обладает
побрызгать надо он уйдёт.

Молиться надо было богу
и сей бы  не было беды,
старушка вновь запричитала
и  отхлебнув святой воды, перекрестилась,
а остатки плеснула в сторону беды,
изыди дьявол, сгинь иуда
ты покалечил много люду
тебе со мной не совладать
Да ты рехнулась видно мать,
раздался голос с хрипотцой
тебе смеренною овцой,
пора пастись уж на лугах
и в поднебесных тех садах,
вкушать плоды, с деревьев рая
а ты устроила обряд
старушка искоса взглянула,
перекрестилась, свят, свят, свят.
                     
Тут влез мужик с бутылкой водки
всех растолкал, и заорал,
добавьте люди на закуску
пить без закуски, всё пропал,
а то в нутрях всё полыхает,
боюсь, сгорю, не потушу,
ведь организм не принимает
пить без закуски не могу.
                  
Вы посмотрите только люди,
что вытворяет, вот свинья
ему ещё подай закуску
сейчас я дам, иди сюда,
взбесилась женщина вот морда,
ведь это надо быть таким
беда, пожар  там люди гибнут.
                
А он у нас такой один.               
вмешалась баба лет за сорок
а ну ка марш, бегом домой            
опять скотина по балконам, спустился
ему не в первой.
Я его дома закрываю, скотине этой я жена,
всю жизнь свою не просыхает
ну альпинист:
                      

Вдруг из окна,
наружу вырвалося пламя,
раздался взрыв, тяжёлый гул
пронёсся эхом над толпою
вот это да, газ саданул,
сказал  мужик:
давно не слышал, такого грохота, порой,
я вспоминаю как с бригадой
тогда отправился в забой,
шахтёром был ,жизнь побросала
меня по разным сторонам
вот там то, и пришлось узнать мне
что есть такое  газ МЕТАН.
                           
Всё Мишка чёрт неугомонный,
ну как пострел, везде успел
его при СТАЛИНЕ за это,
уж подвели бы под расстрел.

Он малый был вообще прикольный
не знал ни меры ни границ,
и жизнью был всегда довольный
к тому же классный гитарист,
поддать любил ,и кстати шибко
потом гитару в руки брал,
так расходился по аккордам
аж грифы :пальцами ломал,
вот помню, как вчера всё было
поддали в шахте мы слегка,
ну по бутылочке на рыло
как говориться для рывка,
оно складней, когда под мухой
всю силу, вложишь в уголёк,
пол нормы в раз берешь с размаху,
потом опять на посошок.

Тогда мы малость перебрали
но норму сделали ,закон,
мы в шахте столько перепили
коль по бутылкам, то вагон,
а он наверное забылся, и закурил
ну как пацан,
тогда то, и пришлось увидеть
на что способен газ метан.

Рвануло так, потом не помню,
очнулся света не видать
подумал всё ,я в преисподней
глаза продрал, давай орать.
                   
Орал, орал да всё бес толку
решил подняться  не могу,
потом смекнул меня тележкой
накрыло сверху, как в гробу,
опять сознания лишился,
потом спасатели нашли,
затем  в больнице очутился,
благодарю их от души.
          
С башкою стало не порядке
бывает, клинет  у меня,
так кукарекаю немножко
ну это правда ерунда.

Бывает рано поутру,
я на балкон свой выхожу,
и широко раскинув руки
всё петухом, пою, пою,
встречаю раннюю зарю.

Вы извените, время деньги
дела зовут я побегу, приятно было пообщаться:            
<<Кука-реку, Кука-реку>>.
          
И кто то крикнул, вон глядите
да вон же, на окне сидит,
ну точно, вон крылами машет
знать птица, жалко ведь, сгорит.
Она ещё и материться, она ещё и всем грозит,
сказала женщина с ребёнком,
ведь этаж  надо, знать цыплёнком
всосала вместе с молоком,
весь мат, пахабщину, дурдом
в сердцах ругнулась ,испарилась.
                   
Тут вновь старушка появилась,
ёщё с собою привела, с десяток дев
царской эпохи, перекрестившись, изрекла.
               
Вот привела я с храма ,Певчих,
сейчас споём за упокой
ведь нужно всё чтоб честь по чести,
покажись есть  кто там живой
они услышат наше пенье,
поймут ,что не забыли их
оно придаст им всем терпенья,
и снизойдет на них прощенье
а мы помолимся за них.
                         
А то сгорят, мы ж не Индусы,
по ветру пепел распылять,
тут голос встрял уже знакомый,
опять проперлась твою мать.

Народ гудел пчелиным ульем,
всем интересно было знать,
сейчас одно всех волновало,
а есть ли там кого спасать.
                  
Вдруг эхом над толпой пронёсся,
сирены вой, давай сюда,
толпа кричала и махала,
ну  помогала, как могла.
                     
Все с облегчением вздохнули,
и в предвкушение конца
народ как будто сговорился
и за скандировал УРА.
                   
Дед из толпы с гармонью вылез,
и закричал вперёд бойцы,
меха набрали кислорода,
дед затянул,
чуть надрываясь,
про  Стеньки Разина челны.
               
Пока пожарников встречали,
пока  тянули рукава,
квартира тихо догорала,
и догорела до конца.

Огонь погас ,толпа притихла
нет больше темы для бесед,
пожарный крикнул ,люди тихо
в квартире к счастью трупов нет.
                      
Как нет, такого быть не может,
донёсся голос из толпы,
а кто орал, и звал на помощь,
ты нам мозги не полощи.

Вот так и нет сказал  пожарный,
мы ничего там не нашли
в квартире пусто Слава Богу,
как говорится ни души.
                                 
В пожаре том, не гибли люди,
но вот вопрос, кто же орал
я вам всё разложил на блюде,
таким вот будет мой финал.
                     
Жаль  попугай утратил голос,
ещё бы, три часа орать
ведь в наше время бесполезно,
когда беда на помощь звать.
 


 

© Copyright: Алексей Греков 2, 2012

Регистрационный номер №0026930

от 15 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0026930 выдан для произведения:
Вот дом высотный, этаж пятый
квартира дымом вся объята,
сквозь окна, рвутся языки
всёпожирающего пламя,
а на окне как будто знамя,
колышет занавеску жар,
тут пояснения не надо,
здесь начинается пожар.
                  
Огонь смеется, скалит  зубы,
ведь для него преграды нет
внизу кучкуются , уж  люди
найти пытаются ответ.
                  
Судачат, кто мог, положить
начало этому кошмару,
у мужиков, свои догадки
у баб конечно, с пылу с жару
глава семейства закурил,
прилёг с зажженной сигаретой
изрядно водкой подогретый
да задремал, и вот итог,
гнусавил бабий голосок.

Тут, в разговор вступил старик:            
не мог  Витёк напиться  водки,
он к ней пристрастья не имел
Витёк, мужик  не с околотка
ему до водки нету дел,
он больше до вина охочий
в пределах нормы, между прочим,
бутылку две и всё хорош
ни капли больше не зальёшь.
                  
Вдруг  крик раздался,
все притихли,
свой взор, на окна устремив,
смотрите вон в окне смотрите
там,  кто- то мечется,  кажись.

Витёк я вам скажу, не стал бы
ложиться с сигаретой спать,
да он вообще был не курящий,
ему на это наплевать,
ну если только папироску
искурит ради баловства, а так ни ни
никоем случае, отрава эта не нужна,
добавил в разговор старик:
                  
Опять раздался дикий крик
прося о помощи, пощаде.

Всё дело в ней, в евоной бабе,       
как знал, достала  мужика,
нет, не послушал старика,
ведь говорил ему я, Витька
бросай её не баба бес,
чтоб мне сквозь землю провалиться,
а я ведь чуял, что случиться
такое скоро вот вам крест.

Старик тайком перекрестился ,                                        
скажу я вам как на духу,
в неё видать сам чёрт вселился,
ну Витька знать и разозлился,
решив придать её огню.

Он так её заразу хаял
вчера у наших гаражей,
орал, что Нинка потаскуха,
ну мужики его в зашей,
погнали от греха подальше,
чтоб не случилось бы чего,
а он опять, мол, Нинка сука
и что имели все её.

Что, мол, она его не любит,
и что запарила мозги
своими клятвами слезами,
они его и довели,
ведь бабы в большем случае стервы,
я так считаю, жизнь прожил
и повидал немало блудниц
моя бы воля, всех убил.

Я сам всегда за справедливость,
ведь муж с женой это кремень,
а коли баба смотрит в лево
тут не поможет уж ремень,
коль вышла замуж то ни-ни
смотреть на лево не моги.
Вот в наши помню времена
семья,  ячейкою была.

А Нинка та ещё профура,
Витьку про верность всё врала,
что, мол, любила, что страдала
что, мол, ни с кем  и никогда
она ему не изменяла,
но я-то знаю ерунда.

 Всё это, байки отговоры
пускает дым Витьку в глаза,
а то что трахалась с лифтёром,
и не застань я их тогда,
всё было б  может шито крыто
но я измен не потерплю,
всё рассказал своей старухе
ну а она, видать, ему.

Я так считаю за измену,
как ведьму бабу на костёр,
ни жалости не состраданья,
к таким не может быть, ШУСТЁР
.Вступилась в разговор старуха
да ты то сам рыло в пуху,
тебе напомнить, что ли старый
как гнул в колхозе  баб в дугу,
доярку Маньку помнишь сволочь,
а Лизку фельдшера забыл?
а хромоногую дурнушку и то кабель не пропустил.

Всех поимел наверно леший ,
так что заткнись не тарахти,
нашёлся тоже мне святоша
уж лучше стой и  не гуди.
--
Конечно бабы виноваты
всегда везде куда ни глянь,
а мужики они святые;
да Витька твой такая ж пьянь
не удержалася старуха,
меня ты господи прости,
пойдука от греха подальше
чтоб не слыхать всей  этой фальши.
               
Опять раздался дикий крик,
моля  о помощи и сник.

Да жалко Витьку сгинул парень,
не послушал старика,
всё говорил любовь до гроба
теперь уж точно на века.
               
Ты явно дед  умом  свихнулся,               
вступилась дева знойных лет,
я  Нинку  знаю с малолетства
приличней бабы в доме нет.
Она супруга стать от бога
с чего бы это ей скажи,
на Витьку навлекать тревогу
она ж не чаяла души,
она его всегда любила
и жить без Витьки не могла,
ну раза три, ну изменила
и что подумаешь беда.

Измена ведь не преступленье,
а так  немножечко хотенья,
чего- то нового узнать
ну, и конечно испытать
сравнить, почувствовать чего-то,
вкусить запретного плода,
секс без любви, это не повод,
чтоб баб винить в этом всегда.
                        
Вон мой всю жизнь в командировках
нет мужа уже  целый год,
а мне без мужика неловко
и что прикажешь взять морковку
и по зелёному, вперёд.
А я люблю на сон грядущий
рюмашку выпить коньяка,
что бы спалось мне крепче, слаще
чтобы помяли мне бока,
и грудь мою потеребила
мужская сильная рука.
                   
Да ты старик не представляешь,
как трудно быть  порой одной,
проблем гора всё время давит,
и всё приходиться самой
решать мужицкую работу,
то кран потёк, то свет погас,
вон в ванной слив забился нынче
и не смывает унитаз.
                   
Какой-то мистикой здесь пахнет,
я удивляюсь и сама,
что всё ломается так быстро
коль нету дома мужика.
                  
Семёныч благо помогает
он слесарь в нашем ЖКО,
придет, заменит всё поставит
(трубу ) прочистит заодно,
и денег не берёт за это
не хочет брать как не даю
а вот чайку попить, с конфеткой
всегда пожалуйста приду.

Вон Зойка с третьего подъезда
и Машка с пятого, всегда,
когда у них труба забьется,
зовут Семёныча тогда.

Семёныч трубы чистит лихо,
запрошлый  год слыхала  я,
Косой Наташке  так  прочистил
аж задымилася труба.
Потом ходила в раскоряку
неделе две, болит спина,
всё говорила мне при встрече,
а тут  взяла, и родила,
хотя живёт без мужика.
               
Опять раздался крик истошный,
народ  затих, ты посмотри,
ещё кричат, а значит, живы, 
сказал мужик, им бы воды.
                  
Водой им охладится  надо б,
вот я мальчонком был когда,
текла  у нас в селе под Псковом
необычайная река.
               
Вода как лёд зимой и летом,
каким  ни будь ты разогретым
в неё с разбегу с головой,
нырнёшь и все хоть волком вой.
                  
На рубь  поспорил с другом Гришкой,
переплыву, туда- сюда
признаться дал себе я лишку,
что согласился плыть тогда,          
зашёл я в воду ноги стынут,
ну всё пропал, подумал я,
мне бы обратно, отступиться
да видно жадность подвела.
                     
Тогда ведь рубль был деньгою
большой, особо для меня,
с деньгами было у нас туго,
семья большущая была
три брата, две сестры и бабка,
да мать с отцом и я сопляк,
коли дадут деньгу на праздник,
на леденец один пятак.
            
Поплыл, что б было мне неладно,
ну на тот берег плыл и плыл,
зачем я только согласился,
на рубь позарился, купился
уж лучше б   я тогда утоп,
аж щас  берёт меня озноб,
за дурость свою поплатился.
               
Свело от холода, что можно
всё руки, ноги и мозги,
но это были лишь цветочки,
в сравненье с тем, что впереди,
ждало меня, на берег выполз,
не помню как в башке туман,
меж ног не ощутил подвижность,
чего-то не хватает там.

Рукой пощупал, не поверил,
пропали яйца, нету их,
а ведь когда поплыл, болтались,
как в воду канули они.
                
Уже потом мне бабка Марья,
сказала, что у мужиков
как будто яйца исчезают
во время сильных холодов,
а по теплу опять наружу
всё на места свои встаёт,
а вот мои особый случай,
куда девались, не поймёт.

Всё ждал, надеялся и верил,
что вдруг появятся они
так проходили дни, недели
но всё напрасно селяви,
а жизнь текла рекой холодной,
без женской ласки ,и любви.
                 ---
Скрывать не буду, стал бездетным,
к тому же, полный импотент
до женских тел ,нет интереса
как говорят ентелегент.
               
Опять раздался дикий  крик
Спасите  люди, помогите.

Чего орать, спасаться  надо                  
да уж сигали бы в окно ,                     
сказала дряхлая бабулька
вот помню я, ох  как давно
всё это было, юность сила
ух хороша же я была,
всех мужуков с ума сводила,
а за водой когда ходила,
в руке по два ведра носила,
дрова колола и косила,
играла  тогда во мне сила
не то что щас, одна труха.
                
Была я знатной  молодухой
в деревне  первой красотой,
красавец был пастух Петруха,
он всё ухаживал за мной,
липучий был, ну что репейник
всё домогался до меня,
но я себя не позволяла
уж дюже гордая была.
               
Ну, разве только, что полапать
для ощущения любви,
давала иногда и хватит,
ну а да дела, чтоб взлохматить
не доводила упаси,
валялись с ним на сеновале
порой до самого утра
всю ночь меня, бесстыдник лапал
но я поверьте не дала.
            
Ругаю посей день себя за это
вот дура я тогда была,
ну что дала мне моя гордость,
и для кого я берегла
свою девичью невинность
эх кабы я  дала ему,
такого точно не случилось,
и не  пеняла  на судьбу.
Жила бы я щас по другому,
Петруха ведь меня любил,
и не поехала в столицу,
не повстречался мне дебил.

Когда поехала  учиться,
колхоз послал меня в столицу,
чтоб агроном стала, я
ведь мне доверила страна
в то время это  было, что-то
но я колхоз свой подвела,
там повстречала, я судьбину
Игнатом звали сей скотину,
запудрил мне напрочь мозги
уговорил, легла на спину
и тут закончилися  дни,
моей невинности девичей
пошло всё наперекосяк
узнали выше, и погнали
меня с учёбы, вот просак.

Потом работала в столовке,
в колхоз нельзя, ведь засмеют
посуду мыла, а в подсобке,
нашла убежище приют,
жила ютилась, было тесно,
но я терпела, как могла,
а сердце грызло серой мышъю,
зачем на спину я легла.
                  
Бабулька чуть глаза прикрыла
в воспоминания уйдя,
слегка вздохнув слезу, пустила
и прошептала, не дыша,
зачем же я тебя отшила,
и почему же не дала.

О чём-то я,
а, о пожаре,
ух  было это  так давно,
избушка наша загорелась,
так ни орал у нас никто,
а потому, что все смекнули
сигать быстрей через окно.
                  
Ну мать, загнула так загнула
ты явно  старая того,
когда в окошко сиганула
то шибанулась об бревно
своей  башкою ненароком,
не стал пожар тебе уроком,
сказал мужик стоящий рядом,
ума палаты здесь не надо
ты посмотри  какой этаж,
уж пусть на абордаж
берут  входную дверь быстрее,
а то сгорят и не успеют.
                     
Да что вы, дверь  не взять им нет
я точно  знаю,  я сосед
они поставили стальную
  себе дверищу дорогую,
как в сейфе с кодовым замком,
сигнализацией, звонком
задвижки *СТЕНЛИ* автомат,
а для чего теперь сгорят,
боялись видно обкрадут,
а получилось, что мы тут
а они там сгорят с добром ко всем чертям,
я даже пробовал отмычки
к замкам недавно подобрать
не смог измучился весь в доску,
век мне свободы не видать,
мужик рванул в сердцах рубаху
раскинул веером пальцы,
да я в натуре ,чтоб мне здохнуть
с замками был всегда на ты
               
Вот раньше, как орехи щёлкал
я эти хаты, а замки
любой конструкции здавались
под мастерством моей руки,
имела спрос моя работа
порою даже кореша,
когда на хазе зависали
мне говорили Стёпик....ша,         
в натуре  ты по хатам первый
базара нет, ну как Рембрандт,
отмычкой по замкам малюешь
не загуби братан талант.

Менты на цирлах, кипишь в МУРЕ
ищейки рыщут, збились с ног
тыб им подбросил свои шкары,
ну для понта чуток помог.
          
Опять раздался крик истошный
моля о помощи, и тут
вдруг из толпы раздался  мощный
народа  клич, когда придут,
когда приедут разгильдяи
уж час горит им дела нет,
вот так у нас всегда бывает
пожарных надобно, их нет.
                     
Тут бабка вылезла с авоськой
а сколько было им годков,
сходить бы в храм, поставить свечку
за упокой за будь здоров
отпеть бы надобно заочно,
узнать бы надо имена
яб понихидку заказала
а то не гоже  без креста ,                  
хоронить то, нечего знать будет
сгорят истлеют все дотла,
ну пусть земля им будет пухом,
перекрестилась и ушла.
                     
Скорей всего это детишки,
у них их двое сорванцы,
чем дрянь курить, читали б книжки
так нет, дождалися беды.
Акселераты, а не дети
родителей  уже не чтут,
а бить что толку бесполезно,
да все равно ведь не поймут,
сказала стройная  брюнетка
я рядом тут, я их соседка
живу чуть выше этажом
вот доигралися с огнём.
                  
Как выдут оба на площадку
так всё ,туши быстрее свет
достанут коробок с оглядкой,
и убедившись, рядом нет
глаз любопытных папиросу :
забьют из коробка травой ,   
что за вопрос откуда знаю,
пришлось попробовать самой.
                  
На вечеринке у подруги
вот  мы тогда с нею зажгли
по полной стали отрываться,
тут подвалили пацаны
с собой припёрли папиросы,
ну хватит ,ни каких вопросов
все укурились просто в хлам,
сожрали всё  нет мало нам. 
                  
В вдогонку  мы, по коксу дали
дорожка длинная была,
но мы её в двоих умяли,
ну и рассудок потеряли,
накрыло так, что нету слов,
нет мало нам, мы пацанов,
ещё на марки раскрутили
вот с ними мы переборщили,
едва забросив под  язык
мои мозги, зашли в тупик
в который рогом я упёрлась
тогда то  я и поняла,
дорога кончилась, пришла,
да это было лишь начало
потом, по вене героин
                
Опять раздался дикий крик
прося о помощи и сник.

Да сколько можно это слушать,
раздался голос из толпы,
когда приедут и потушат
орал мужик до хрипоты.
                  
Наверно это их машинка,
что давеча купила Нинка
ну что стирает, сушит жмёт
короче полный наворот,
сказала  тужись от испуга
я то уж знаю,  я подруга
вот эта самая машинка
на днях мне  жаловалась Нинка,
так нагревается, что печка
тогда и ёкнуло сердечко
моё в предчувствии беды.
               
Да не пори ты ерунды,
вступился смуглый гражданин
меня звать Гоги, я грузин,
мой бизнес, продавать машинки,
на вашем на центральном рынке
гарантию аж на года ,даю
вы только попросите,
и дам на сколько захотите
но есть предел и у меня,
пятнадцать лет уже нельзя.
Мы их в подвале собираем
у брата в доме, все дела
Китай мы точно обогнали,
мои машинки все фирма.
               
Опять раздался, дикий крик,
прося о помощи, и сник.
                  
Ведь это ж  надо, как поленья сгорят ,
а им бы жить да жить
сказала толстая бабища,
цветы бы надо положить .
            
Там у квартиры,  щас так модно
класть не на кладбище, а тут
где изначально дали дуба,
да вот боюсь, что не поймут
при этом откусив банан,
и изрекла, в толпу людскую          
у мужиков один изъян.

Все очень дружат с головою,
всему, что там, они виною
и пальцем ткнула на пожар,
их всех сожрал зелёный змей.
Вот тут ты врёшь ,возьми, налей.
и поглядим кого сожрали ,                  
вступил в беседу красный нос
да вам бы бабам, дали волю
вы нас живьём всех на погост,
давно снесли и закопали ,
ну а вот это,  вы видали
мужик из пальцев сложил фиг.
                     
Откуда ты ещё возник,
сказала толстая бабища,
доев со шкуркою банан,
защитник тоже мне нашёлся,
ты видишь жизнь через стакан.
                      
Конечно, мужики все братья
ух я бы вас всех  на корню,
как тараканов истребила,
за что вас любят не пойму.                     
Тут красный нос достал бутылку,
налил стакан и пригубил,
занюхав рукавом, и крякнув
толстухе душу, он излил.
                     
Ты посмотри, стоит девица
заноза ей все мужики,
по мне так лучше удавится,
чем жить с такой ,бог упаси
в тебе наверно, пудов восемь
а может быть и весь центнер,
здесь у тебя пожар под носом
а ты всё жрёшь на свой манер.
                      
Иш колбасы набила в сумку
того гляди пойдёт по швам,
домой придёшь, сожрёшь всё разом,
и кинешь зад свой на диван,
и будешь думать чем ещё бы,
себя побаловать занять,
набить кишку свою быстрее,
и как так можно, столько жрать.
                  
Тебе свинью сожрать раз плюнуть,
нет не родился сей мужик
который смог бы осчастливить,
тебя хоть на короткий миг.
пойду, допью свою бутылку,
что бы забыться не орать,
когда в кошмаре  ты приснишься
когда захочешь, ты  сожрать
меня как бутерброд с селёдкой ,
да лучше уж дешевой водкой
упьюсь, и сгину на века.
                   
Прощайте, всё. Пока-пока.
                     
Опять раздался дикий крик,
моля о помощи, и сник.

Старушка сквозь толпу с авоськой
протиснулась в ближайший ряд,
перекрестившись, удивилась,
вы посмотрите, всё горят,
я уж до храма добежала,
всем помолилася святым
и панихиду заказала,
назад иду и вижу дым.
Ох долго, как горят, ох долго
они там верно, что в аду
нечистый знать там  хороводит,
прости ты Господи пойду
                     
Старушка вновь перекрестилась,
сюда бы щас святой воды,
сказав,  и тут же растворилась
среди густой людской толпы.
                      
Народ кипел от возмущенья,
ругая на чём свет стоит
пожарных, власть что не способны,
народ от бед огородить,
ну где, пожарная дружина
орал мужик до хрипоты,
опять наверно нет бензина
да нет, скорей всего воды.                  
сказала юная девица,
хихикая себе под нос
вдруг, кто-то начал матерится
какой то дед гармонь принёс. 
                   
Сыграть им надо, мож услышат,
и легче станет на душе,
а то одни как птицы в клетке
они там мечутся в огне.
                        
В войну бывало как щас  помню,
играл я знатно ,сам КОМБАТ
просил меня сыграть пред боем
чтоб духом крепок был солдат,
он говорил сыграй  Анисим
пускай гармонь их в бой ведёт
вот так, я стал  в полку артистом
и заимел большой почёт.
                     
Тогда, я был уж дюже шустрым
вертлявым, точно, что волчёк
с гармошкой бегал по землянкам,
всегда имел свои полбанки
тушёнку, сало, сахарок.
                     
Знать чёрт меня тогда попутал,
всё не могу никак взять в толк
на грудь принял, пол банки спирта
гармонь в охапку, и побёг.
Любовь во мне тогда взыграла,
без бабы был уж года два,
меня крутило, и ломало,
забыл я даже, что война
и на дворе, была  весна
подперло будто бы кота.
                     
Решил в деревню дёрнуть к бабам
версты  четыре,  и я там
попарить шишку ,оттянуться
и драпанул ко всем чертям,
но ноги стали заплетаться
я падал, но опять вставал,
давай, давай беги Анисим,
вот так до леса добежал.
             
А там прямком через опушку,
и тут конфуз, чтоб меня в ус
как потерял гармонь, не помню,
решил дождаться темноты
в надежде, отыскать родную,
чтоб не заметили враги.    
       
Со спиртом, вышла тут промашка   
переборщил я с ним тогда
срубило враз меня, не вышло
попарить мне тогда конца,
упал на землю будто шпала
потом не помню, знать уснул
очнулся в полной непонятке,
башка трещит да перегнул.

Кругом ни зги не видно, темень
за тучку спряталась луна,
накрылась знать моя гармошка,
не отыщу её, хана
тоской печалью сердце сжало
гармошка, что жена была,
меня кормила согревала
теперь лежит совсем одна.
            
Ну делать нечего, обратно
подался, надобны к своим
успеть бы, засветло добраться,
а то потом не отбодаться,
и с жизнью можно распрощаться.
                     
Я перебежками ,кустами
чтоб не нарваться на врага,
и вдруг , на что-то натыкаюсь
рукой пошарил, вот она
лежит себе моя гармошка
я хвать её, к груди прижал
нечаял уж найти родную
короче дальше побежал.
                   
Бегу и вижу  не далече
горит тихонько костерок
ну всё добрался, слава богу,
и на прямую со всех ног,
в окоп запрыгнул вроде тихо
ну я гармошку в руки взял,
и чтоб комбат меня услышал
так потихоньку заиграл.

Сижу, играю, ночка тиха
сейчас бы спиритку стакан
подумал про себя и слышу
о, я. я. я  ты рус Иван.
                   
Вот так, попал я к немцам в лапы
попутал костерок тогда
когда бежал, к своим обратно
да  виновата темнота,
ну и гармошка подсобила
не потеряй её тогда
всё было б тихо, и красиво
знать такова моя судьба.
             
Но немцы оказались люди
они такие же, как мы,
полбанки выпить тоже любят,
хотя для нас они враги
у них в плену я был полгода,
везде таскали за собой,
а как напьются самогона,
давай для них играй и пой.
               
Когда под Плешкой их разбили
меня за жопу и в штрафбат,
два года бегал без гармошки,
вперёд в атаку, а назад, нельзя:
заград  отряд стоял стеною
кто бёг назад тех полосою,
косили без разбора в ряд
потом победа, жаль КОМБАТ
не дожил пал за Сталинград.
       
Ему обязан, многим я,
так что сейчас сыграю тоже
я для него, услышит, может
оттуда и простит меня
за то что сделал я тогда.
               
Дед растянул гармонь по шире,
и грянул ритм военных лет,
в смертельный бой гармонь играла,
и кто-то крикнул спой нам дед,
и дед запел и прослезился
он не скупился на слезу,
быть может он сейчас гордился ,
что здесь опять он как в войну
и вновь его гармонь играет,
и где-то рядом  здесь комбат
сейчас появится, и скажет
здоров Анисим как я рад.
                   
Но появилася старушка, с авоськой,
дома я была, вот принесла водицы в кружке,
Святая знаете она,
побрызгать надо это дьявол
с огнём завёл свой хоровод,
водица силой обладает
побрызгать надо он уйдёт.

Молиться надо было богу
и сей бы  не было беды,
старушка вновь запричитала
и  отхлебнув святой воды, перекрестилась,
а остатки плеснула в сторону беды,
изыди дьявол, сгинь иуда
ты покалечил много люду
тебе со мной не совладать
Да ты рехнулась видно мать,
раздался голос с хрипотцой
тебе смеренною овцой,
пора пастись уж на лугах
и в поднебесных тех садах,
вкушать плоды, с деревьев рая
а ты устроила обряд
старушка искоса взглянула,
перекрестилась, свят, свят, свят.
                     
Тут влез мужик с бутылкой водки
всех растолкал, и заорал,
добавьте люди на закуску
пить без закуски, всё пропал,
а то в нутрях всё полыхает,
боюсь, сгорю, не потушу,
ведь организм не принимает
пить без закуски не могу.
                  
Вы посмотрите только люди,
что вытворяет, вот свинья
ему ещё подай закуску
сейчас я дам, иди сюда,
взбесилась женщина вот морда,
ведь это надо быть таким
беда, пожар  там люди гибнут.
                
А он у нас такой один.               
вмешалась баба лет за сорок
а ну ка марш, бегом домой            
опять скотина по балконам, спустился
ему не в первой.
Я его дома закрываю, скотине этой я жена,
всю жизнь свою не просыхает
ну альпинист:
                      

Вдруг из окна,
наружу вырвалося пламя,
раздался взрыв, тяжёлый гул
пронёсся эхом над толпою
вот это да, газ саданул,
сказал  мужик:
давно не слышал, такого грохота, порой,
я вспоминаю как с бригадой
тогда отправился в забой,
шахтёром был ,жизнь побросала
меня по разным сторонам
вот там то, и пришлось узнать мне
что есть такое  газ МЕТАН.
                           
Всё Мишка чёрт неугомонный,
ну как пострел, везде успел
его при СТАЛИНЕ за это,
уж подвели бы под расстрел.

Он малый был вообще прикольный
не знал ни меры ни границ,
и жизнью был всегда довольный
к тому же классный гитарист,
поддать любил ,и кстати шибко
потом гитару в руки брал,
так расходился по аккордам
аж грифы :пальцами ломал,
вот помню, как вчера всё было
поддали в шахте мы слегка,
ну по бутылочке на рыло
как говориться для рывка,
оно складней, когда под мухой
всю силу, вложишь в уголёк,
пол нормы в раз берешь с размаху,
потом опять на посошок.

Тогда мы малость перебрали
но норму сделали ,закон,
мы в шахте столько перепили
коль по бутылкам, то вагон,
а он наверное забылся, и закурил
ну как пацан,
тогда то, и пришлось увидеть
на что способен газ метан.

Рвануло так, потом не помню,
очнулся света не видать
подумал всё ,я в преисподней
глаза продрал, давай орать.
                   
Орал, орал да всё бес толку
решил подняться  не могу,
потом смекнул меня тележкой
накрыло сверху, как в гробу,
опять сознания лишился,
потом спасатели нашли,
затем  в больнице очутился,
благодарю их от души.
          
С башкою стало не порядке
бывает, клинет  у меня,
так кукарекаю немножко
ну это правда ерунда.

Бывает рано поутру,
я на балкон свой выхожу,
и широко раскинув руки
всё петухом, пою, пою,
встречаю раннюю зарю.

Вы извените, время деньги
дела зовут я побегу, приятно было пообщаться:            
<<Кука-реку, Кука-реку>>.
          
И кто то крикнул, вон глядите
да вон же, на окне сидит,
ну точно, вон крылами машет
знать птица, жалко ведь, сгорит.
Она ещё и материться, она ещё и всем грозит,
сказала женщина с ребёнком,
ведь этаж  надо, знать цыплёнком
всосала вместе с молоком,
весь мат, пахабщину, дурдом
в сердцах ругнулась ,испарилась.
                   
Тут вновь старушка появилась,
ёщё с собою привела, с десяток дев
царской эпохи, перекрестившись, изрекла.
               
Вот привела я с храма ,Певчих,
сейчас споём за упокой
ведь нужно всё чтоб честь по чести,
покажись есть  кто там живой
они услышат наше пенье,
поймут ,что не забыли их
оно придаст им всем терпенья,
и снизойдет на них прощенье
а мы помолимся за них.
                         
А то сгорят, мы ж не Индусы,
по ветру пепел распылять,
тут голос встрял уже знакомый,
опять проперлась твою мать.

Народ гудел пчелиным ульем,
всем интересно было знать,
сейчас одно всех волновало,
а есть ли там кого спасать.
                  
Вдруг эхом над толпой пронёсся,
сирены вой, давай сюда,
толпа кричала и махала,
ну  помогала, как могла.
                     
Все с облегчением вздохнули,
и в предвкушение конца
народ как будто сговорился
и за скандировал УРА.
                   
Дед из толпы с гармонью вылез,
и закричал вперёд бойцы,
меха набрали кислорода,
дед затянул,
чуть надрываясь,
про  Стеньки Разина челны.
               
Пока пожарников встречали,
пока  тянули рукава,
квартира тихо догорала,
и догорела до конца.

Огонь погас ,толпа притихла
нет больше темы для бесед,
пожарный крикнул ,люди тихо
в квартире к счастью трупов нет.
                      
Как нет, такого быть не может,
донёсся голос из толпы,
а кто орал, и звал на помощь,
ты нам мозги не полощи.

Вот так и нет сказал  пожарный,
мы ничего там не нашли
в квартире пусто Слава Богу,
как говорится ни души.
                                 
В пожаре том, не гибли люди,
но вот вопрос, кто же орал
я вам всё разложил на блюде,
таким вот будет мой финал.
                     
Жаль  попугай утратил голос,
ещё бы, три часа орать
ведь в наше время бесполезно,
когда беда на помощь звать.
 


 

Рейтинг: +1 331 просмотр
Комментарии (1)
Сергей Мор # 19 февраля 2012 в 14:47 0
hi