Признаться

19 февраля 2012 - Алексей Греков 2

Ему за шестьдесят  минуло  зим ну ладно та  и быть ещё дополню вёсен осень.

Женатый вроде, а может, нет, в большинстве годов всегда присутствует, увы, один.

На голове  волос годами выжженный облезлый гуталин сменяет  проседь.

Что вспомнить может он, что  врезалось ножом, из миллиона выбранных причин.

---

Наверное, уже не в состояние  вспомнить все свои фрагменты фильма жизни, года.

Любовь была, это так давно наверно было, он сам не помнит, помнит что была.

Она  ценила, обожала,  сама ему об этом говорила, а он ей ни когда.

 Порой жалеет, но не ее, которая   любила и ценила, скорей  себя.

--

Что снится, какие сны он видит, кто знает он, просыпаясь, точно забывает.

В соседних комнатах как прежде  покой и тишина мечта любого старика, но не его.

Его  не крикнут, не позовут к столу,  на кухне лишь  маяк галдит, мелодию играет.

И в  утешение лишь  кот мурлыкает и  задаёт вопрос, что в жизни сделал ты? что.

--

Один он был,  один он будет, сколько времени ещё он честно сам не знает, гадает.

И почему он ей тогда не говорил, что любит, был не готов  сказать соврать.

Он полагал, что жизнь длинна как бесконечная река, но бог располагает и прощает.

Хочется сказать ей это , пускай соврать придётся он готов ей все-таки сказать.
 

© Copyright: Алексей Греков 2, 2012

Регистрационный номер №0028082

от 19 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0028082 выдан для произведения:

Ему за шестьдесят  минуло  зим ну ладно та  и быть ещё дополню вёсен осень.

Женатый вроде, а может, нет, в большинстве годов всегда присутствует, увы, один.

На голове  волос годами выжженный облезлый гуталин сменяет  проседь.

Что вспомнить может он, что  врезалось ножом, из миллиона выбранных причин.

---

Наверное, уже не в состояние  вспомнить все свои фрагменты фильма жизни, года.

Любовь была, это так давно наверно было, он сам не помнит, помнит что была.

Она  ценила, обожала,  сама ему об этом говорила, а он ей ни когда.

 Порой жалеет, но не ее, которая   любила и ценила, скорей  себя.

--

Что снится, какие сны он видит, кто знает он, просыпаясь, точно забывает.

В соседних комнатах как прежде  покой и тишина мечта любого старика, но не его.

Его  не крикнут, не позовут к столу,  на кухне лишь  маяк галдит, мелодию играет.

И в  утешение лишь  кот мурлыкает и  задаёт вопрос, что в жизни сделал ты? что.

--

Один он был,  один он будет, сколько времени ещё он честно сам не знает, гадает.

И почему он ей тогда не говорил, что любит, был не готов  сказать соврать.

Он полагал, что жизнь длинна как бесконечная река, но бог располагает и прощает.

Хочется сказать ей это , пускай соврать придётся он готов ей все-таки сказать.
 

Рейтинг: 0 119 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!