ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → ЭХ. ВОЗЬМУ-КА Я СЕСТРИЦУ-ТАЛЬЯНОЧКУ!

 

ЭХ. ВОЗЬМУ-КА Я СЕСТРИЦУ-ТАЛЬЯНОЧКУ!

27 декабря 2012 - Виолетта Баша
article105240.jpg

 ЭХ, ВОЗЬМУ-КА Я СЕСТРИЦУ-ТАЛЬЯНОЧКУ! 

© Copyright: Виолетта Баша, "Московский литератор", №16, 2007 г. 

Моим дедушке и бабушке - Петру и Насте 


Золотые купола, небо синее,
Здесь березкам хорошо хороводится! 
Только слишком много лет над Россиею
Злые тучи. Ну, когда ж распогодится? 

Эх, возьму-ка я сестрицу- тальяночку, 
Заиграю переливами звонкими,
Синеокая, спляши нам цыганочку, 
Закружись между березками тонкими!

Чтоб веселье разлилось пенной брагою, 
Не вином хмелея - соком березовым, 
Красоту я повенчаю с отвагою, 
Молодецкий чуб с девичьими косами!


***

Домик в три окошка, старая скамейка,
Каждый вечер Петр у крыльца сидит,
Смотрит на дорогу: к горизонту змейкой
Убегает трасса - грузовик пылит. 

А закат - в полнеба, а поля – без края,
Там, за горизонтом, есть другая жизнь. 
- Шурочка там с зятем, как живут, не знаю…
С письмецом, дочурка, ты поторопись.

- Трудно бабке стало, уж и не выходит
Настенька. Картошку нынче докопал. 
На зиму нам хватит. Все тоска находит - 
Схоронить успеешь? Слаб я нынче стал. 

Домик в три окошка. Тихий свет из окон. 
С чугунком у печки бабушка кряхтит. 
В чугунке - картошка. Век, что Богом соткан,
Огоньком в той печке скоро догорит. 


***

Грузовик проедет - и не видно солнца.
Марево укроет полдень в тополях.
И пылит дорога вдаль до горизонта.
И цветет гречихой курская земля.

В песенной сторонке синеглазых много.
Расплескалась в душах поднебесья синь.
Лето. Полдень. Детство. Дальняя дорога.
Колдовские травы. Лебеда-полынь.

В Солнцевском районе вправду много солнца.
За селом Орлянка нежная заря.
Вспыхнет ненадолго низкое оконце.
Ночью за рекою огоньки горят.

Есть одна деревня. Есть село такое...
Может, и сегодня помнят там меня?
Только справлюсь с жизнью, разберусь с судьбою -
Все хочу вернуться. Много лет подряд.

Завари мне, мама, колдовские травы.
Там, где у дороги дом родной стоял,
Лебедой-полынью, горькою отравой,
Поросла бурьяном рана пустыря.

Нищая церквушка. Старая ограда.
Заросли сирени пеною кипят.
Позабыты - брошены две могилки рядом.
Где-то в поднебесье высоко летят.

Схоронили бабушку. Старика забрали.
Все хотел вернуться, да не довелось.
Горевал он молча, тихий и печальный.
…А вернуться только мертвому пришлось.

Ивами расплачется сторона заветная.
Всполыхнет зарницами да прольется в синь.
Две могилки. Родина. Песенка не спетая.
…Вот она какая, лебеда-полынь. 



***
Золотые купола, небо синее,
Здесь березкам хорошо хороводится! 
Только слишком много лет над Россиею
Злые тучи. Ну, когда ж распогодится? 

Что-то слишком много бед нам и горестей,
Видно, выпало - не то, что задумано. 
Нам судьба – делить во всем это горе с ней,
В песнях - плакать, в сказках – счастье придумывать. 

Эх, возьму-ка я сестрицу- тальяночку, 
Заиграю переливами звонкими,
Настя, Настенька, спляши нам цыганочку, 
Закружись между березками тонкими!

Чтоб веселье разлилось пенной брагою, 
Не вином хмелея - соком березовым, 
Красоту я повенчаю с отвагою, 
Молодецкий чуб с девичьими косами!

Только вряд ли я найду ту тальяночку,
Да девчонку где сыскать босоногую?
И не пляшут уж давно здесь цыганочку 
Старый дед да две старухи убогие.

Пьяный сторож лет под сто, в телогреечке - 
Уж не помнит, как зовут его, грешного,
Каждый вечер тут сидит на скамеечке, 
- Выпьем что ли, - говорит, - распотешь меня. 

- Что ты, дедушка, зачем? Мало ль горечи?
Душу выжечь торопиться не следует. 
- Ты не внучка ли Петра Поликарпыча?
Он у нас тут лошаденкой заведует!

- Да когда ж то было… - и замолчала я. 
Двадцать лет уж как в земле дед покоится. 
Ах, березонька моя ты печальная, 

Знать, не скоро на Руси распогодится….

© Copyright: Виолетта Баша, 2012

Регистрационный номер №0105240

от 27 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0105240 выдан для произведения:

 ЭХ, ВОЗЬМУ-КА Я СЕСТРИЦУ-ТАЛЬЯНОЧКУ! 

© Copyright: Виолетта Баша, "Московский литератор", №16, 2007 г. 

Моим дедушке и бабушке - Петру и Насте 


Золотые купола, небо синее,
Здесь березкам хорошо хороводится! 
Только слишком много лет над Россиею
Злые тучи. Ну, когда ж распогодится? 

Эх, возьму-ка я сестрицу- тальяночку, 
Заиграю переливами звонкими,
Синеокая, спляши нам цыганочку, 
Закружись между березками тонкими!

Чтоб веселье разлилось пенной брагою, 
Не вином хмелея - соком березовым, 
Красоту я повенчаю с отвагою, 
Молодецкий чуб с девичьими косами!


***

Домик в три окошка, старая скамейка,
Каждый вечер Петр у крыльца сидит,
Смотрит на дорогу: к горизонту змейкой
Убегает трасса - грузовик пылит. 

А закат - в полнеба, а поля – без края,
Там, за горизонтом, есть другая жизнь. 
- Шурочка там с зятем, как живут, не знаю…
С письмецом, дочурка, ты поторопись.

- Трудно бабке стало, уж и не выходит
Настенька. Картошку нынче докопал. 
На зиму нам хватит. Все тоска находит - 
Схоронить успеешь? Слаб я нынче стал. 

Домик в три окошка. Тихий свет из окон. 
С чугунком у печки бабушка кряхтит. 
В чугунке - картошка. Век, что Богом соткан,
Огоньком в той печке скоро догорит. 


***

Грузовик проедет - и не видно солнца.
Марево укроет полдень в тополях.
И пылит дорога вдаль до горизонта.
И цветет гречихой курская земля.

В песенной сторонке синеглазых много.
Расплескалась в душах поднебесья синь.
Лето. Полдень. Детство. Дальняя дорога.
Колдовские травы. Лебеда-полынь.

В Солнцевском районе вправду много солнца.
За селом Орлянка нежная заря.
Вспыхнет ненадолго низкое оконце.
Ночью за рекою огоньки горят.

Есть одна деревня. Есть село такое...
Может, и сегодня помнят там меня?
Только справлюсь с жизнью, разберусь с судьбою -
Все хочу вернуться. Много лет подряд.

Завари мне, мама, колдовские травы.
Там, где у дороги дом родной стоял,
Лебедой-полынью, горькою отравой,
Поросла бурьяном рана пустыря.

Нищая церквушка. Старая ограда.
Заросли сирени пеною кипят.
Позабыты - брошены две могилки рядом.
Где-то в поднебесье высоко летят.

Схоронили бабушку. Старика забрали.
Все хотел вернуться, да не довелось.
Горевал он молча, тихий и печальный.
…А вернуться только мертвому пришлось.

Ивами расплачется сторона заветная.
Всполыхнет зарницами да прольется в синь.
Две могилки. Родина. Песенка не спетая.
…Вот она какая, лебеда-полынь. 



***
Золотые купола, небо синее,
Здесь березкам хорошо хороводится! 
Только слишком много лет над Россиею
Злые тучи. Ну, когда ж распогодится? 

Что-то слишком много бед нам и горестей,
Видно, выпало - не то, что задумано. 
Нам судьба – делить во всем это горе с ней,
В песнях - плакать, в сказках – счастье придумывать. 

Эх, возьму-ка я сестрицу- тальяночку, 
Заиграю переливами звонкими,
Настя, Настенька, спляши нам цыганочку, 
Закружись между березками тонкими!

Чтоб веселье разлилось пенной брагою, 
Не вином хмелея - соком березовым, 
Красоту я повенчаю с отвагою, 
Молодецкий чуб с девичьими косами!

Только вряд ли я найду ту тальяночку,
Да девчонку где сыскать босоногую?
И не пляшут уж давно здесь цыганочку 
Старый дед да две старухи убогие.

Пьяный сторож лет под сто, в телогреечке - 
Уж не помнит, как зовут его, грешного,
Каждый вечер тут сидит на скамеечке, 
- Выпьем что ли, - говорит, - распотешь меня. 

- Что ты, дедушка, зачем? Мало ль горечи?
Душу выжечь торопиться не следует. 
- Ты не внучка ли Петра Поликарпыча?
Он у нас тут лошаденкой заведует!

- Да когда ж то было… - и замолчала я. 
Двадцать лет уж как в земле дед покоится. 
Ах, березонька моя ты печальная, 

Знать, не скоро на Руси распогодится….
Рейтинг: +2 259 просмотров
Комментарии (3)
Надежда Щеренко # 22 января 2013 в 17:59 0
t7304
Виолетта Баша # 22 января 2013 в 23:59 0
Благодарю
Надежда Щеренко # 22 января 2013 в 17:59 0
t7304