ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → Стучась в сердца...

 

Стучась в сердца...

6 февраля 2015 - Елисей Сыроватский
Я Вам не враг, стучась в сердца,
Каленой дарственной строфою…
Привык бороться до конца,
Но, прежде, думать головою…

Каков мой путь - решает Бог,
Но с добрым чувством восхищенья
Мне дарит Муза вдохновенье
И водопад любовных строк.

Какая быль…загадка, тайна…
Но не напрасно вьется нить…
Я в этом мире не случайно
Хотел бы Вас друзья спросить
«О чем мечтали, где же счастье? -
В густом лесу или в степи?» -
Душа моя от слез хрипит
И жаждет тайного причастья….

Моя стезя на склоне дней
Увидеть, как закат прекрасен…
Сказать любовь лжеца сильней,
Она – исток Народных басен.

Из искры зиждется костер
И в нем душе кружить придется…
Ах, как Она на волю рвется…
Еще с былых далеких пор…

Мне этот танец близок, дорог
И я судьбу благодарю
За то, что из лимонных корок
Вкушаю сладкую зарю…

Вкушаю, как желе из вишни,
Желудок боле не урчит…
Но учащенней пульс стучит
И комментарии излишни…

Гореть, смеяться, сострадать,
Какой судьбою свит навеки? -
Любой удел за благодать,
Сократа вспомнив и Сенеку.

Мне петь на свете суждено,
А может, это все приснилось,
Но не напрасно ночь слезилась,
И месяц щурился в окно…

А вечер в кратере небесном
Созвездьем Душу наградил,
И в тайном вальсе, и прелестном
Я лиру строфами сложил…

Душили горечь, боль и мука,
Как ядовитая стрела…
Но все ж добро милее зла,
Уймись метель, седая злюка…

Стрела вонзилась острием,
Как изувер, изранив сердце,
И утром пламенным и днем
В него молва насыплет перца
И станет грезить и гудеть
О том, что сдамся я без боя,
И, запирая душу в клеть,
Злословит в небо голубое…

Оттуда нимб святой Христа,
Как благодать, и как спасенье,
В блаженный вечер воскресенья
Слезится дальняя звезда….

Невольно памятная дата
Заставит сердце закричать,
Но задрожит нутро опять,
За пригрешения-расплата…

Идти вперед, упасть, лететь,
А в миг немыслимых кружений:
Рожденье, отрочество, смерть
И предрешенный час гонений…

Тупая боль, виски сожмет,
Но буду рад я той минуте,
Когда вкусил гречишный мед
На смолянистом перепутье…

И мне не впервь слагать строку
Под мелодичный шепот терций,
Не плачь теперь дурное сердце
О том, что было на веку…

В речах народных право слова,
Но сыт останусь речью той,
Что мне рогалик чернобровый
Такой веселый, холостой
Излил в мгновенья испытаний,
Скрестив мажоры и минор,
Когда объятия распростер
В момент тревоги и отчаяний.

И звездный дивный вернисаж,
Лучами грусти тайно нежа,
Был таковым забавный страж:
Умен, красив и не невежа…

Восторг души…и реки строф
Ручьем журчащим источились,
И трелью вешней заструились,
И разожглась хладная кровь…

В огне оранжевом и красном,
В сразивших сердце языках
Я долго думал «о прекрасном»,
Я думал «все в моих руках».

Как странник брел я полуночный
Маршрут, еще не зная точный,
Но в переглядках сладких звезд
С луною в вальсе закружился
И с небесами вновь сроднился,
Слагая звездам праздный тост…

Мне стали ближе сновиденья
О тех краях, где жил и рос,
Где черпал тайну вдохновенья
И где отправился в круженья,
И задавал в сердцах вопрос:
«Зачем все это: реки, страны
Мне попадались в некий час,
Зачем мне штиль и ураганы,
Минорный лик уставших глаз?»

Ветрами будучи гонимый
Так дорог край незаменимый,
Но уплывает парус прочь
В немой простор, леса и кущи,
Маяк рыдающий, зовущий,
Слезясь, добавит «чудо-ночь».

Припомню сладкий шум прибоя
И монотонный ветра свист…
Плыву вперед пока без сбоев,
Но от рожденья реалист…

Но сердце глупое не внемлет
Позывы разума во тьме,
То ли покоя не приемлет
То ль, оставаясь в кутерьме,
Забарабанит что есть силы
По нитям чуткого нутра,
Ах, этот танец мне с тара,
Архангел в помощь белокрылый.

И в нем священная печать,
Как переливы вешней трели,
Не стану я теперь молчать:
«Плыви быстрее, парус белый».

Плыви, как будто в первый раз
Ты в буйном море оказался,
С волнами жизни заигрался,
Заворожив матросский класс…

В тельняшках юные матросы
Стремятся мель «не пригубить»,
Но, если море-жизнь любить,
То и луны отрадны слезы…

И меж кружащихся планет
Наедине в кипящем море,
Пролей Душа мажор-сонет,
Ведь Ты волшебна априори.

Молчанье гложет, как тоска,
И в заточеньях подлых сплетен,
С молитвой пишется строка,
И крик души не безответен…

Теперь я знаю, как поплыть
И где маяк сулит удачу…
Но курс на север, обозначив,
Без Черноземья не прожить…

И оттого, так ветер пуще,
И потому, так дождь звенит,
Над атаманской серой кущей
Заходит солнышко в зенит.

В мечтаньях робких, еще юных
О вечерах тех звездных лунных
Не пел с веселым соловьем
И со скворцами и свирелью
Не исполнял тогда кульбит
Теперь, душа от слез хрипит
И, наслаждаясь акварелью,
Гонцам кричит «друзья, поем».

Я с Вами рядом, в полуметре,
Ведь так хотелось тет-а-тет
Поговорить с Великим Мэтро,
Хотя б Ему сказать «привет»

Мечтанья…грезы…наважденье…
Но птица счастья - вдохновенье
Найдет меня в тот самый срок,
Когда в осеннюю прохладу
Мой стан до ниточки промок,
Но солнца прежнего не надо,
Я не ропщу «судьба и рок»…

Еще не раз глазеть на звезды,
И в сердце стразы принимать,
Прошу прощенья, Божья Мать,
Что не живу, как все я просто,
И что меж радужных простор
Я заменяю штиль на смерчи,
Вот потому, скользя люксор,
Волнам не думает перечить…

И по веленью вверх и вниз
С природной волею, смирившись,
Свершит желаемый круиз
В мятеж-кружение влюбившись.

И милю каждую в пути,
Плывя под парусом свободы,
Смотрю, как небо загрустит,
И с прытью ветер засвистит,
И рассерчается природа…

Но разве время отступать? -
На рубеже волнений-счастье,
И, если буря-благодать,
Безумно рад я всем ненастьям.

Хрипи душа, рыдай навзрыд,
А петь, так вместе с соловьями,
Пускай волной накроет быт
И жизнь павлинья – оригами…

Но вместе с нею я – актер
В подобной маске, проплывая,
Спою о меле белых гор
Гостей – актеров, зазывая,
На старый берег и причал
Откуда странствовал по свету
И отдавал поклон рассвету,
И в полнолуние не спал…

Пойми, меня Родной, прохожий,
Что бьется пульс еще под кожей,
А значит, бунт душе – как сласть,
Как неотъемлемая часть
Среди родных морских пучин,
Там где свинец-ультрамарин
Затеют в радуге игру -
В «кулак» терпенье соберу
И поплыву назло ветрам,
Туда где чаек слышен гам,
Туда где жухлая листва
И безрассудная молва…

Там мне опять приснится зов
Из многоликих милых строф,
И я с жар-птицею опять
Отправлюсь танго танцевать
«На суше?» – Нет, а на волнах,
«Когда?» – мгновение и… взмах.

Приблизит время тайный миг,
Где были ямы и тупик,
Где ветр насмешливо свистел
Как будто вторил «не успел»,
И белый парус град бомбил -
Вот под таким я гнетом плыл,
Святыню в лирике воспев
И в «ушко» нить судьбы продев,
Заштопать сердце надо мне
В святом искрящемся огне.

Луне реветь невмоготу
И Ей бы дальнюю звезду
Прижать к себе и приютить,
Чтоб о любови говорить.

Ну что страдать, пойми, луна
Туманом, может быть, пьяна,
И чувств душевных не сдержав,
Ревешь звезде хрустальной «love».

С тобою мне любить, страдать,
Познав круженья в муке, гневе,
Проплыв на запад и на север,
На старт скользить дано опять.

Как все вернулись в эту точку
Из дальних странствий корабли,
Ах, сколько плыли дней и ночек
До предначертанной земли…

И, не страшась земных кружений
И катаклизменных явлений,
Край Черноземный полюбив,
Озон с рассветом пригубив,
Остался с бурною стихией,
Испив глотки страстей и мук,
Свиданий, горестей, разлук,
Гордится славною Россией…

Волнам он друг, молве - не враг,
А словно рыцарь терпеливый:
Такой смешной, такой счастливый
И не поднимет белый флаг…

И песнь звучит на всю округу
«Плыву, живу, творю, пою»,
За мудрость я судьбу-подругу,
Воспев в стихах, благодарю…

За все, что было и что стало
За гарь и серь, туманный смог,
За все, что было много, мало,
Что даровал сюрпризом Бог.

И в день святого воскресенья
Прошу у Всех людей прощенье
За то, что я, стучась в сердца,
Взывал к добру, моральной воле,
Воспев синиц, сорок, скворца,
Восславив край Староосколье,
Прощал ворон за нетерпенье
И кроткий «кар» на пораженье,
А жизнь, как Родину любил,
Мечтал о паре белых крыл
И вальсе льющихся чернил,
И тайной силе вдохновенья.

Иллюстрация: http://fotokto.ru/photo/view/361206.html

© Copyright: Елисей Сыроватский, 2015

Регистрационный номер №0269603

от 6 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0269603 выдан для произведения: Я Вам не враг, стучась в сердца,
Каленой дарственной строфою…
Привык бороться до конца,
Но, прежде, думать головою…

Каков мой путь - решает Бог,
Но с добрым чувством восхищенья
Мне дарит Муза вдохновенье
И водопад любовных строк.

Какая быль…загадка, тайна…
Но не напрасно вьется нить…
Я в этом мире не случайно
Хотел бы Вас друзья спросить
«О чем мечтали, где же счастье? -
В густом лесу или в степи?» -
Душа моя от слез хрипит
И жаждет тайного причастья….

Моя стезя на склоне дней
Увидеть, как закат прекрасен…
Сказать любовь лжеца сильней,
Она – исток Народных басен.

Из искры зиждется костер
И в нем душе кружить придется…
Ах, как Она на волю рвется…
Еще с былых далеких пор…

Мне этот танец близок, дорог
И я судьбу благодарю
За то, что из лимонных корок
Вкушаю сладкую зарю…

Вкушаю, как желе из вишни,
Желудок боле не урчит…
Но учащенней пульс стучит
И комментарии излишни…

Гореть, смеяться, сострадать,
Какой судьбою свит навеки? -
Любой удел за благодать,
Сократа вспомнив и Сенеку.

Мне петь на свете суждено,
А может, это все приснилось,
Но не напрасно ночь слезилась,
И месяц щурился в окно…

А вечер в кратере небесном
Созвездьем Душу наградил,
И в тайном вальсе, и прелестном
Я лиру строфами сложил…

Душили горечь, боль и мука,
Как ядовитая стрела…
Но все ж добро милее зла,
Уймись метель, седая злюка…

Стрела вонзилась острием,
Как изувер, изранив сердце,
И утром пламенным и днем
В него молва насыплет перца
И станет грезить и гудеть
О том, что сдамся я без боя,
И, запирая душу в клеть,
Злословит в небо голубое…

Оттуда нимб святой Христа,
Как благодать, и как спасенье,
В блаженный вечер воскресенья
Слезится дальняя звезда….

Невольно памятная дата
Заставит сердце закричать,
Но задрожит нутро опять,
За пригрешения-расплата…

Идти вперед, упасть, лететь,
А в миг немыслимых кружений:
Рожденье, отрочество, смерть
И предрешенный час гонений…

Тупая боль, виски сожмет,
Но буду рад я той минуте,
Когда вкусил гречишный мед
На смолянистом перепутье…

И мне не впервь слагать строку
Под мелодичный шепот терций,
Не плачь теперь дурное сердце
О том, что было на веку…

В речах народных право слова,
Но сыт останусь речью той,
Что мне рогалик чернобровый
Такой веселый, холостой
Излил в мгновенья испытаний,
Скрестив мажоры и минор,
Когда объятия распростер
В момент тревоги и отчаяний.

И звездный дивный вернисаж,
Лучами грусти тайно нежа,
Был таковым забавный страж:
Умен, красив и не невежа…

Восторг души…и реки строф
Ручьем журчащим источились,
И трелью вешней заструились,
И разожглась хладная кровь…

В огне оранжевом и красном,
В сразивших сердце языках
Я долго думал «о прекрасном»,
Я думал «все в моих руках».

Как странник брел я полуночный
Маршрут, еще не зная точный,
Но в переглядках сладких звезд
С луною в вальсе закружился
И с небесами вновь сроднился,
Слагая звездам праздный тост…

Мне стали ближе сновиденья
О тех краях, где жил и рос,
Где черпал тайну вдохновенья
И где отправился в круженья,
И задавал в сердцах вопрос:
«Зачем все это: реки, страны
Мне попадались в некий час,
Зачем мне штиль и ураганы,
Минорный лик уставших глаз?»

Ветрами будучи гонимый
Так дорог край незаменимый,
Но уплывает парус прочь
В немой простор, леса и кущи,
Маяк рыдающий, зовущий,
Слезясь, добавит «чудо-ночь».

Припомню сладкий шум прибоя
И монотонный ветра свист…
Плыву вперед пока без сбоев,
Но от рожденья реалист…

Но сердце глупое не внемлет
Позывы разума во тьме,
То ли покоя не приемлет
То ль, оставаясь в кутерьме,
Забарабанит что есть силы
По нитям чуткого нутра,
Ах, этот танец мне с тара,
Архангел в помощь белокрылый.

И в нем священная печать,
Как переливы вешней трели,
Не стану я теперь молчать:
«Плыви быстрее, парус белый».

Плыви, как будто в первый раз
Ты в буйном море оказался,
С волнами жизни заигрался,
Заворожив матросский класс…

В тельняшках юные матросы
Стремятся мель «не пригубить»,
Но, если море-жизнь любить,
То и луны отрадны слезы…

И меж кружащихся планет
Наедине в кипящем море,
Пролей Душа мажор-сонет,
Ведь Ты волшебна априори.

Молчанье гложет, как тоска,
И в заточеньях подлых сплетен,
С молитвой пишется строка,
И крик души не безответен…

Теперь я знаю, как поплыть
И где маяк сулит удачу…
Но курс на север, обозначив,
Без Черноземья не прожить…

И оттого, так ветер пуще,
И потому, так дождь звенит,
Над атаманской серой кущей
Заходит солнышко в зенит.

В мечтаньях робких, еще юных
О вечерах тех звездных лунных
Не пел с веселым соловьем
И со скворцами и свирелью
Не исполнял тогда кульбит
Теперь, душа от слез хрипит
И, наслаждаясь акварелью,
Гонцам кричит «друзья, поем».

Я с Вами рядом, в полуметре,
Ведь так хотелось тет-а-тет
Поговорить с Великим Мэтро,
Хотя б Ему сказать «привет»

Мечтанья…грезы…наважденье…
Но птица счастья - вдохновенье
Найдет меня в тот самый срок,
Когда в осеннюю прохладу
Мой стан до ниточки промок,
Но солнца прежнего не надо,
Я не ропщу «судьба и рок»…

Еще не раз глазеть на звезды,
И в сердце стразы принимать,
Прошу прощенья, Божья Мать,
Что не живу, как все я просто,
И что меж радужных простор
Я заменяю штиль на смерчи,
Вот потому, скользя люксор,
Волнам не думает перечить…

И по веленью вверх и вниз
С природной волею, смирившись,
Свершит желаемый круиз
В мятеж-кружение влюбившись.

И милю каждую в пути,
Плывя под парусом свободы,
Смотрю, как небо загрустит,
И с прытью ветер засвистит,
И рассерчается природа…

Но разве время отступать? -
На рубеже волнений-счастье,
И, если буря-благодать,
Безумно рад я всем ненастьям.

Хрипи душа, рыдай навзрыд,
А петь, так вместе с соловьями,
Пускай волной накроет быт
И жизнь павлинья – оригами…

Но вместе с нею я – актер
В подобной маске, проплывая,
Спою о меле белых гор
Гостей – актеров, зазывая,
На старый берег и причал
Откуда странствовал по свету
И отдавал поклон рассвету,
И в полнолуние не спал…

Пойми, меня Родной, прохожий,
Что бьется пульс еще под кожей,
А значит, бунт душе – как сласть,
Как неотъемлемая часть
Среди родных морских пучин,
Там где свинец-ультрамарин
Затеют в радуге игру -
В «кулак» терпенье соберу
И поплыву назло ветрам,
Туда где чаек слышен гам,
Туда где жухлая листва
И безрассудная молва…

Там мне опять приснится зов
Из многоликих милых строф,
И я с жар-птицею опять
Отправлюсь танго танцевать
«На суше?» – Нет, а на волнах,
«Когда?» – мгновение и… взмах.

Приблизит время тайный миг,
Где были ямы и тупик,
Где ветр насмешливо свистел
Как будто вторил «не успел»,
И белый парус град бомбил -
Вот под таким я гнетом плыл,
Святыню в лирике воспев
И в «ушко» нить судьбы продев,
Заштопать сердце надо мне
В святом искрящемся огне.

Луне реветь невмоготу
И Ей бы дальнюю звезду
Прижать к себе и приютить,
Чтоб о любови говорить.

Ну что страдать, пойми, луна
Туманом, может быть, пьяна,
И чувств душевных не сдержав,
Ревешь звезде хрустальной «love».

С тобою мне любить, страдать,
Познав круженья в муке, гневе,
Проплыв на запад и на север,
На старт скользить дано опять.

Как все вернулись в эту точку
Из дальних странствий корабли,
Ах, сколько плыли дней и ночек
До предначертанной земли…

И, не страшась земных кружений
И катаклизменных явлений,
Край Черноземный полюбив,
Озон с рассветом пригубив,
Остался с бурною стихией,
Испив глотки страстей и мук,
Свиданий, горестей, разлук,
Гордится славною Россией…

Волнам он друг, молве - не враг,
А словно рыцарь терпеливый:
Такой смешной, такой счастливый
И не поднимет белый флаг…

И песнь звучит на всю округу
«Плыву, живу, творю, пою»,
За мудрость я судьбу-подругу,
Воспев в стихах, благодарю…

За все, что было и что стало
За гарь и серь, туманный смог,
За все, что было много, мало,
Что даровал сюрпризом Бог.

И в день святого воскресенья
Прошу у Всех людей прощенье
За то, что я, стучась в сердца,
Взывал к добру, моральной воле,
Воспев синиц, сорок, скворца,
Восславив край Староосколье,
Прощал ворон за нетерпенье
И кроткий «кар» на пораженье,
А жизнь, как Родину любил,
Мечтал о паре белых крыл
И вальсе льющихся чернил,
И тайной силе вдохновенья.

Иллюстрация: http://fotokto.ru/photo/view/361206.html
Рейтинг: +2 141 просмотр
Комментарии (4)
Владимир Канюков # 6 февраля 2015 в 08:50 0

Красивый стих !!!

v supersmile


как только Вы успеваете писать столь большие, полные смысла, стихи?
Елисей Сыроватский # 6 февраля 2015 в 21:10 0
Спасибо, Владимир. Раз на раз не приходится... Когда есть вдохновение - пишу. c0137
Екатерина Несынова # 7 февраля 2015 в 17:49 0
Елисей! Это не стих, а поэма или ода. Вы, талант!
Пусть вдохновение чаще посещает Вас.
Елисей Сыроватский # 8 февраля 2015 в 09:49 0
Благодарю Вас, Екатерина. Приятно. 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9