ЛАДЫЖИЧИ

12 февраля 2012 - Владимир Безладнов

ЛАДЫЖИЧИ
(маленькая повесть, длиною в жизнь)

          Тетке моей – Прасковье Корнеевне,
          уроженке села Ладыжичи,
          что в шестнадцати километрах от Чернобыля,
          посвящается.


1.

Узенькие плечики,
Тонкие лодыжечки… –
Щупленькая девочка
Из села Ладыжичи,

Где, на зелени лугов,
Россыпь белых мазанок…
Где, в реке, меж берегов,
Звездный шлях – алмазами…

Где, над этою водой –
Светлою и чистою,
На сосне свое гнездо
Белый бусел выстроил…

2.

Злобы вакханалия…
Слезы и стенания… –
C эшелоном, гнали их
В сторону Германии,

Но вагоны первые
Погребло под задними
(Был состав, наверное,
Взорван партизанами),

И сжигало заживо
Пламя черно-рыжее…
Зацепило каждого –
Только двое выжило…

3.

В детстве – слава Господу! –
Раны быстро лечатся…
Партизанский госпиталь…
И – в отряд… в разведчицы…

Ненависть настырная
Смыслом жизнь наполнила…
Ей тогда четырнадцать
Только что исполнилось,

И казалось счастием
Личное участие
И в боях, и в поиске –
Позже – с частью воинской.

Пол-Европы пройдено!.. –
До Берлина ближе, чем
До семьи… до родины…
До села Ладыжичи…

4.

Летом сорок пятого,
Припятью, вдоль бережка
Шла, войной помятая,
Худенькая девушка…

Щупленькая девушка
С волосами… белыми –
Шрамом стянута щека,
Руки загрубелые…

В порыжелых кирзачах…
В гимнастерке выцветшей…
Вещмешочек на плечах…
Крест на шее высохшей…

Шла «…из иноземщины
В рИдну хату отчую…»
Маленькая женщина
С годовалой дочерью…

Шла по селам выжженным,
Где земля оплавилась…
Встречные – кто выжили –
Молча, в пояс, кланялись.

5.

Пройдено – что выпало…
Долг солдатский выполнен…
Старики-родители
Из землянки выползли…

Снова – в дом, грозой, война!
Вновь – беда на плечи ей:
Мать – парализована,
Батько – покалеченный…

«…Отказался, вишь, служить
Деревенским старостой –
Дом спалили… да и жить… –
Долго ль им осталось-то?..».

Кое-как устроились.
Разобрав пожарище,
Через год отстроились:
Помогли товарищи…

«…Отборолись с голодом,
Тай остались жИвые…», –
Выручали желуди…
Лебеда с крапивою…

6.

Время – горькая река,
Но… не без хорошего:
Желудевая мука
Стала фактом прошлого…

Хлеб – забота общая:
Пережили зиму, и
За дубовой рощею
Поднялись озимые…

А приспело время жать –
Лозунги!.. овации!..
Первый мирный урожай!.. –
Как он доставался им!..

Как для первой посевной
(В поле на пригорочке)
Было собрано зерно –
Из домов – по горсточке…

Как ледащий дед Петро –
Вздорный, непокладистый –
Откопал свой тайный схрон…
То-то было радости!..

Как гуторил сельский сход,
Споря, кто потащится
Не за плугом – за сохой,
От дедов оставшейся…

Как, за ратные труды,
Дружно и уверенно
Право первой борозды
Было ей доверено:

Бабы квелые впряглись
В сбрую лошадиную:
– Ну-ка, Паша, навались!..
Не робей, родимая!..

После жатвы прикатил
«Первый» из Чернобыля –
Сытый, гладкий, полный сил,
С красноватым шнобелем…

Снова – речи целый день,
Грамоты да почести…
Сколько «весил» трудодень –
Вспоминать не хочется!

7.

В общем… кончились деньки
Лихолетья черного –
Возвратились мужики,
В битвах пропеченные.

Ладыжанкам повезло
(всем районом признано):
Воротилась на село
Половина призванных.

Крепкий дух плывет, стелясь –
Самогон с махоркою!..
Полсела пустилось в пляс,
Полсела пьет горькую…

Звон медалей, блеск погон…
Девки-недомерочки
Лихо пляшут под гармонь,
Шерочка с машерочкой…

Втихаря, горилку пьют
Пацаны бедовые…
Над рекою – не поют –
Воют бабы вдовые.

8.

В восемнадцать стать вдовой –
Нет страшнее жребия.
В двадцать, с гаком, – вой, не вой –
Тело ласки требует.

Где искать?.. в какой дали?.. –
Ласкового, доброго…
Пацаны – не подросли,
Мужики – разобраны…

Бабьей зрелости пора
Не сладка – мучительна:
Целовалась пару раз
С молодым учителем,

Да Ладыжицкий «кобель» –
Гришка – под ракитою
Соблазнял на похабель... –
Рыло было битое!..

А еще… – могла отбить
У подружки хахаля…
И – любить… любить... любить,
От восторга ахая!..

Как лелеяла б его!
Как его бы холила!..
Не случилось ничего –
Совесть не позволила.

Знать, и впрямь, судьба – одной
Встретить старость кислую:
Свой-то был убит давно…
Где-то там… за Вислою.

9.

Время тянется само,
Не особо радуя…
Где-то в пятьдесят седьмом
Протянули радио…

Месяц, с раннего утра,
Всем селом горбатились,
Чтобы и по вечерам
Слышать председателя.

По ночам стучал движок
Дизеля треклятого,
Вырабатывая ток
Для аккумуляторов...

Стали строить МТС
С кукурузным профилем…
Вскоре – Киевскую ГЭС
На Днепре построили…

Порубали на столбы
Местное лесничество,
Улучшая сельский быт,
Дали электричество…

Правда, Припять поднялась,
Со стихийной силищей,
Превращая полсела
В дно водохранилища…

Во дворах вода стоит,
Да поля затоплены –
Не колхозные… свои –
С луком да картоплею…

«…Двадцать хат, с закутами,
Плавали, залИтые…
Что-то, знать, напутали
Те – с теодолитами…

Где ж самим – с такой бедой?..
Подсобила Армия…».
Белый бусел над водой
Буселят выкармливал.

10.

Тихо в доме замершем…
С каждым днем – тоскливее:
Дочь давно уж замужем –
За военным… в Киеве…

Вроде бы, и рядышком,
Да не часто видятся:
Не до мамы чадушку…
Как тут не обидеться?

Старики в земле лежат.
Старший брат из Питера
Оба раза приезжал
Хоронить родителей.

Фотографии привез…
Лица – так и светятся!..
Жаль – живьем не довелось
С племяшами встретиться.

Вот и вся ее семья –
Где-то там… далекая…
Жизнь у каждого своя –
Вряд ли, шибко легкая…

Да и ей – судьба, кажись,
Быть навек прикованной
К бесконечному, как жизнь,
Полю буряковому…

11.

Словно полустертая
Странная субстанция –
Мертвый город… мертвая
Атомная станция…

Села опустевшие…
В хатах обесточенных
Окна почерневшие
Накрест заколочены…

На полях заброшенных –
В пояс, травы росные,
Лопухом заросшая
Техника бесхозная…

Сквозь лесные заросли
Не пройдешь и с танками,
Но шныряют запросто
Мародеры-сталкеры...

Ночью крыши светятся –
Не покроешь заново –
Стронция соцветия,
Да пожаров зарево…

Затаясь угрозою,
Время будто замерло:
Нынче – щеки розовы,
Завтра – рухнешь замертво...

К праху – прах… земля – к земле…
Знали бы родители,
Что осталось в их селе
Полдесятка жителей:

Две соседки, пес да кот –
«Коммунизм и равенство»!..
На сосне, уж пятый год,
Не гнездятся аисты…

Но зато по улице
Скачет чья-то курица –
Дура двухголовая,
С перьями лиловыми.

И, как символы судьбы,
Что дана Державою, –
Полусгнившие столбы
С проволокой ржавою.

Это – ограждение
«Зоны отчуждения»:
Скромная дистанция –
Тридцать верст от Станции.

12.

Да… тогда – пять лет назад –
Крепко подкосило их!
Налетели, как гроза:
Выселяли… Силою…

В маскхалатах, как в войну,
Морды в респираторах –
Понаехали – и ну
Щелкать аппаратами,

По дворам да по полям
Пробы грунта скалывать…
– Эй, Павло!.. а ну-ка, глянь!
У меня «зашкаливат»!..

Дом закрыли на пробой
Да забили ставнями…
Что и нажито горбом –
В хате все оставлено…

Разрешили взять с собой
Деньги с документами…
Задаешь вопрос любой –
Сыплют аргументами:

Мол, на «чистые места»,
Да в дома с квартирами
Переедете, а там –
Все вам компенсируют…

Мол, забота общая
О здоровье общества!..
Массовая акция
По эвакуации!..

Что предложено найти
Там – в конце дороги – им?..
Вместе с нею, с полпути
Возвращались многие.

Шли, и – ноль внимания! –
Те, что в оцеплении:
Кончилась кампания
По переселению.

Да и власти строгие –
Что им… с индивидами?..–
Больше их не трогали.
Позабыли, видимо.

Дом разграблен?.. – не беда!..
Да и много ль надо ей?..
Страшно то, что Мир тогда
Был расколот надвое!..

Что понятие «Везде»
Нынче иллюзорное:
Мир разбит на то, что «Здесь»,
И – что «Там» – за Зоною.

13. Эпилог.

Этот путь в ее судьбе
Стал последней вехою.
Дочь звала ее к себе –
Так и не уехала.

Хату бросить не смогла:
Мол, не зря ж построена…
В Зоне век свой дожила.
Там и похоронена

Верившая искренне
В лозунги газетные,
В праведные истины,
В «будущее светлое»,

Полной мерой вымучив
«Счастье», что обещано,
Из села Ладыжичи
Маленькая женщина.

Село Ладыжичи, Чернобыльский район, Киевская область. 1991 год.

©Владимир Безладнов, 2008 г. Саров.

© Copyright: Владимир Безладнов, 2012

Регистрационный номер №0025373

от 12 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0025373 выдан для произведения:

ЛАДЫЖИЧИ
(маленькая повесть, длиною в жизнь)

          Тетке моей – Прасковье Корнеевне,
          уроженке села Ладыжичи,
          что в шестнадцати километрах от Чернобыля,
          посвящается.


1.

Узенькие плечики,
Тонкие лодыжечки… –
Щупленькая девочка
Из села Ладыжичи,

Где, на зелени лугов,
Россыпь белых мазанок…
Где, в реке, меж берегов,
Звездный шлях – алмазами…

Где, над этою водой –
Светлою и чистою,
На сосне свое гнездо
Белый бусел выстроил…

2.

Злобы вакханалия…
Слезы и стенания… –
C эшелоном, гнали их
В сторону Германии,

Но вагоны первые
Погребло под задними
(Был состав, наверное,
Взорван партизанами),

И сжигало заживо
Пламя черно-рыжее…
Зацепило каждого –
Только двое выжило…

3.

В детстве – слава Господу! –
Раны быстро лечатся…
Партизанский госпиталь…
И – в отряд… в разведчицы…

Ненависть настырная
Смыслом жизнь наполнила…
Ей тогда четырнадцать
Только что исполнилось,

И казалось счастием
Личное участие
И в боях, и в поиске –
Позже – с частью воинской.

Пол-Европы пройдено!.. –
До Берлина ближе, чем
До семьи… до родины…
До села Ладыжичи…

4.

Летом сорок пятого,
Припятью, вдоль бережка
Шла, войной помятая,
Худенькая девушка…

Щупленькая девушка
С волосами… белыми –
Шрамом стянута щека,
Руки загрубелые…

В порыжелых кирзачах…
В гимнастерке выцветшей…
Вещмешочек на плечах…
Крест на шее высохшей…

Шла «…из иноземщины
В рИдну хату отчую…»
Маленькая женщина
С годовалой дочерью…

Шла по селам выжженным,
Где земля оплавилась…
Встречные – кто выжили –
Молча, в пояс, кланялись.

5.

Пройдено – что выпало…
Долг солдатский выполнен…
Старики-родители
Из землянки выползли…

Снова – в дом, грозой, война!
Вновь – беда на плечи ей:
Мать – парализована,
Батько – покалеченный…

«…Отказался, вишь, служить
Деревенским старостой –
Дом спалили… да и жить… –
Долго ль им осталось-то?..».

Кое-как устроились.
Разобрав пожарище,
Через год отстроились:
Помогли товарищи…

«…Отборолись с голодом,
Тай остались жИвые…», –
Выручали желуди…
Лебеда с крапивою…

6.

Время – горькая река,
Но… не без хорошего:
Желудевая мука
Стала фактом прошлого…

Хлеб – забота общая:
Пережили зиму, и
За дубовой рощею
Поднялись озимые…

А приспело время жать –
Лозунги!.. овации!..
Первый мирный урожай!.. –
Как он доставался им!..

Как для первой посевной
(В поле на пригорочке)
Было собрано зерно –
Из домов – по горсточке…

Как ледащий дед Петро –
Вздорный, непокладистый –
Откопал свой тайный схрон…
То-то было радости!..

Как гуторил сельский сход,
Споря, кто потащится
Не за плугом – за сохой,
От дедов оставшейся…

Как, за ратные труды,
Дружно и уверенно
Право первой борозды
Было ей доверено:

Бабы квелые впряглись
В сбрую лошадиную:
– Ну-ка, Паша, навались!..
Не робей, родимая!..

После жатвы прикатил
«Первый» из Чернобыля –
Сытый, гладкий, полный сил,
С красноватым шнобелем…

Снова – речи целый день,
Грамоты да почести…
Сколько «весил» трудодень –
Вспоминать не хочется!

7.

В общем… кончились деньки
Лихолетья черного –
Возвратились мужики,
В битвах пропеченные.

Ладыжанкам повезло
(всем районом признано):
Воротилась на село
Половина призванных.

Крепкий дух плывет, стелясь –
Самогон с махоркою!..
Полсела пустилось в пляс,
Полсела пьет горькую…

Звон медалей, блеск погон…
Девки-недомерочки
Лихо пляшут под гармонь,
Шерочка с машерочкой…

Втихаря, горилку пьют
Пацаны бедовые…
Над рекою – не поют –
Воют бабы вдовые.

8.

В восемнадцать стать вдовой –
Нет страшнее жребия.
В двадцать, с гаком, – вой, не вой –
Тело ласки требует.

Где искать?.. в какой дали?.. –
Ласкового, доброго…
Пацаны – не подросли,
Мужики – разобраны…

Бабьей зрелости пора
Не сладка – мучительна:
Целовалась пару раз
С молодым учителем,

Да Ладыжицкий «кобель» –
Гришка – под ракитою
Соблазнял на похабель... –
Рыло было битое!..

А еще… – могла отбить
У подружки хахаля…
И – любить… любить... любить,
От восторга ахая!..

Как лелеяла б его!
Как его бы холила!..
Не случилось ничего –
Совесть не позволила.

Знать, и впрямь, судьба – одной
Встретить старость кислую:
Свой-то был убит давно…
Где-то там… за Вислою.

9.

Время тянется само,
Не особо радуя…
Где-то в пятьдесят седьмом
Протянули радио…

Месяц, с раннего утра,
Всем селом горбатились,
Чтобы и по вечерам
Слышать председателя.

По ночам стучал движок
Дизеля треклятого,
Вырабатывая ток
Для аккумуляторов...

Стали строить МТС
С кукурузным профилем…
Вскоре – Киевскую ГЭС
На Днепре построили…

Порубали на столбы
Местное лесничество,
Улучшая сельский быт,
Дали электричество…

Правда, Припять поднялась,
Со стихийной силищей,
Превращая полсела
В дно водохранилища…

Во дворах вода стоит,
Да поля затоплены –
Не колхозные… свои –
С луком да картоплею…

«…Двадцать хат, с закутами,
Плавали, залИтые…
Что-то, знать, напутали
Те – с теодолитами…

Где ж самим – с такой бедой?..
Подсобила Армия…».
Белый бусел над водой
Буселят выкармливал.

10.

Тихо в доме замершем…
С каждым днем – тоскливее:
Дочь давно уж замужем –
За военным… в Киеве…

Вроде бы, и рядышком,
Да не часто видятся:
Не до мамы чадушку…
Как тут не обидеться?

Старики в земле лежат.
Старший брат из Питера
Оба раза приезжал
Хоронить родителей.

Фотографии привез…
Лица – так и светятся!..
Жаль – живьем не довелось
С племяшами встретиться.

Вот и вся ее семья –
Где-то там… далекая…
Жизнь у каждого своя –
Вряд ли, шибко легкая…

Да и ей – судьба, кажись,
Быть навек прикованной
К бесконечному, как жизнь,
Полю буряковому…

11.

Словно полустертая
Странная субстанция –
Мертвый город… мертвая
Атомная станция…

Села опустевшие…
В хатах обесточенных
Окна почерневшие
Накрест заколочены…

На полях заброшенных –
В пояс, травы росные,
Лопухом заросшая
Техника бесхозная…

Сквозь лесные заросли
Не пройдешь и с танками,
Но шныряют запросто
Мародеры-сталкеры...

Ночью крыши светятся –
Не покроешь заново –
Стронция соцветия,
Да пожаров зарево…

Затаясь угрозою,
Время будто замерло:
Нынче – щеки розовы,
Завтра – рухнешь замертво...

К праху – прах… земля – к земле…
Знали бы родители,
Что осталось в их селе
Полдесятка жителей:

Две соседки, пес да кот –
«Коммунизм и равенство»!..
На сосне, уж пятый год,
Не гнездятся аисты…

Но зато по улице
Скачет чья-то курица –
Дура двухголовая,
С перьями лиловыми.

И, как символы судьбы,
Что дана Державою, –
Полусгнившие столбы
С проволокой ржавою.

Это – ограждение
«Зоны отчуждения»:
Скромная дистанция –
Тридцать верст от Станции.

12.

Да… тогда – пять лет назад –
Крепко подкосило их!
Налетели, как гроза:
Выселяли… Силою…

В маскхалатах, как в войну,
Морды в респираторах –
Понаехали – и ну
Щелкать аппаратами,

По дворам да по полям
Пробы грунта скалывать…
– Эй, Павло!.. а ну-ка, глянь!
У меня «зашкаливат»!..

Дом закрыли на пробой
Да забили ставнями…
Что и нажито горбом –
В хате все оставлено…

Разрешили взять с собой
Деньги с документами…
Задаешь вопрос любой –
Сыплют аргументами:

Мол, на «чистые места»,
Да в дома с квартирами
Переедете, а там –
Все вам компенсируют…

Мол, забота общая
О здоровье общества!..
Массовая акция
По эвакуации!..

Что предложено найти
Там – в конце дороги – им?..
Вместе с нею, с полпути
Возвращались многие.

Шли, и – ноль внимания! –
Те, что в оцеплении:
Кончилась кампания
По переселению.

Да и власти строгие –
Что им… с индивидами?..–
Больше их не трогали.
Позабыли, видимо.

Дом разграблен?.. – не беда!..
Да и много ль надо ей?..
Страшно то, что Мир тогда
Был расколот надвое!..

Что понятие «Везде»
Нынче иллюзорное:
Мир разбит на то, что «Здесь»,
И – что «Там» – за Зоною.

13. Эпилог.

Этот путь в ее судьбе
Стал последней вехою.
Дочь звала ее к себе –
Так и не уехала.

Хату бросить не смогла:
Мол, не зря ж построена…
В Зоне век свой дожила.
Там и похоронена

Верившая искренне
В лозунги газетные,
В праведные истины,
В «будущее светлое»,

Полной мерой вымучив
«Счастье», что обещано,
Из села Ладыжичи
Маленькая женщина.

Село Ладыжичи, Чернобыльский район, Киевская область. 1991 год.

©Владимир Безладнов, 2008 г. Саров.

Рейтинг: 0 612 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярные стихи за месяц
118
88
74
74
Лишь с тобою... 6 октября 2017 (Alexander Ivanov)
70
69
68
Гуляй, душа!.. 24 сентября 2017 (Alexander Ivanov)
68
67
66
63
59
58
57
57
56
54
54
53
Море 16 октября 2017 (Георгий)
53
52
Глубокая осень 9 октября 2017 (Георгий)
52
51
49
Ещё... 25 сентября 2017 (Елена Абесадзе)
49
49
48
Мечты поэта 24 сентября 2017 (Георгий)
43
42
30