Домино

30 мая 2012 - Дон Эллиот
article51967.jpg

«Человек слишком сложен, чтобы не
создать себе Бога, - сказал Дионис, и
разразился слезами.
Бог слишком сложен, чтобы не
создать себе человека, - сказал Аполлон,
и громко рассмеялся.
Оба правы, - сказала Трагедия,
и чуть улыбнулась…

автор


ДОМИНО
(история о жизни лисиц – по мотивам
одноименного произведения в прозе
Эрнеста Сетона-Томпсона)

ЧАСТЬ 1 – «ДИТЯ»

ПЕСНЬ 1

Садилось солнце за холмами
И гнали сумерки прочь день,
Дым поднимался над домами,
Через долину брел олень.

В серебряной озерной глади
Свет отражался и блестел.
И было все как будто кстати,
Как бог природы повелел.

В соснову рощу царство неги,
Покоя, блага принесло
Свои прохладные побеги,
Свое незнойное тепло.

Посредь сей рощи на полянке
Жила-была семья лисиц.
И близ норы в веселой свалке
Трое лисят пугали птиц.

За ними мать-лиса следила,
В сторонке лежа, расслабясь.
С детишек взгляда не сводила,
За их беспечность чуть боясь.

Дети боролись и резвились,
Нюхали мух и пауков,
Объедки грызли и давились,
И кубарем катились в ров.

И вдруг мать вздрогнула и встала,
И устремила взгляд вперед.
Навстречу мужу побежала,
К отцу семейства. Он несет

Своей семье в зубах добычу.
Вот они встретились. И он
На землю бросил тушку птичью,
И снова удалился вон.

Мать принесла добычу детям, -
Те жадно стали ее рвать,
Рыча при том на все на свете,
И друг на дружку, и на мать.

В разгаре трапезы этой
Лиса-отца донесся крик:
«Опасность! Прячьтесь! Рядом где-то
Учуял я собачий лик!»

Лисица-мать быстро загнала
Детей своих во тьму норы.
Впервые так семья узнала,
Чего не знала до поры.

Все малыши, дрожа от страха,
Забились каждый по углам
В норе просторной. Смерти плаха
(В виде собаки) мчалась к нам.

Но мать ничуть не растерялась.
Чтоб он норы пса увести
(Благо уж с ним она встречалась),
Его решила провести.

С лаем истошным пес помчался
За нею в заросли лесов.
И вскоре он себе признался,
Лисицы что умнее псов.

ПЕСНЬ 2

Чрез пару дней отец семейства,
Как еще раньше его мать,
Тому же псу в бесплодном бегстве
Себя никак не дал догнать.

После того, как пес оставил
Попытки след его найти,
Старый хитрец себя заставил
На ферму к курицам пойти.

Пару минут ему хватило
На то, чтоб куру умертвить, -
Большую, белую. И было
Теперь чего семье тащить.

На фоне прерии бескрайней,
Где в основном все тусклый цвет,
Цвет белый был довольно яркий, -
Он символом стал новых бед.

Ибо два мальчика с макушки
Холма следили за лисой,
Тащившей в пасти белу тушку, -
И план у них возник простой.

Теперь они узнали точно,
Где расположена нора.
И ближе к вечеру иль ночью
Они решили, что пора!

С собой кирку взяв и лопату,
Они пришли скоро к норе.
Но только зря, - земля богата
Была камнями в той дыре.

Они ушли. И мать, встревожась,
В других местах рыла нору.
Отец наш допустил оплошность.
И новый дом готов к утру.

Мать взяла первого лисенка
С черной полоской на носу
За шкирку, словно бы котенка,
И скоро скрылась с ним в лесу.

Когда она взяла сестренку
Лисенка первого, то вдруг
Услышала, как по проселке
Мальчишки те к норе идут.

Потом раздался взрыв огромный,
Нору в могилу превратив.
Три дня и ночи матерь томно
И зря пыталась там скрести.

ПЕСНЬ 3

Жизнь в новом доме продолжалась -
В норе большой перед рекой,
Среди осин, что вечно жались
К земле ветвями и листвой.

Воды реки со звонкой песней
Неслись к лугам через леса.
Под песнь сию жилось любезней
Лисятам нашим. Мать-лиса

Теперь учила их охоте.
Отец во всем им помогал, -
Не оставлял он дичь при входе
В нору, а далее бросал.

Лисята, лишь учуяв запах
Добычи, мчались к ней скорей,
И от того зависел завтрак:
Кто первым будет – тот сытей.

Потом отец добычу прятал,
Чтоб дети сами все нашли,
Потом не умертвял, - живую
Им приносил. Так дни и шли.

Собачий лай часто тревожил
Семью лисиц, но всякий раз
Отцу иль матери возможно
Было спастись от псов-зараз.

Родители с пренебреженьем
Ныне к собакам отнеслись.
С самоуверенным решеньем
Теперь от них не береглись.

И это принесло несчастье:
В один из дней, резвясь в лесу,
Сестра-лисица про опасность
Забыв, попала в челюсть псу.

Но Домино успел укрыться,
Пока возился пес с сестрой.
И с одиночеством смириться
Пришлось ему с тою порой.

Беда одна ведь не приходит,
И вечно сразу череда.
На день другой она находит
Отца семейства по следам.

Лис с уткой жирной направлялся
К норе своей, да только вдруг
Увидел пса, что быстро мчался
К нему навстречу. Лай вокруг

Смутил отца, и он рванулся,
И побежал, что силы есть
К деревне. Там-то он наткнулся
На стаю псов: на пять иль шесть.

И Домино, и мать родная
Отца напрасно ждали день, -
Легли голодными, не зная,
Что он погиб, уйдя в мир-тень.

Еще пол месяца мать с сыном
Жили бок о бок в той норе.
Но дружба их уже отныне
С днем каждым близилась к вражде.

Мать становилась все хладнее
И нетерпимее к нему.
Их отношенья все сложнее, -
Природа скажет: почему.

И день настал, и он покинул
Родную мать, - он взрослым стал.
И бремя молодости скинув,
Он дальше жил да поживал.

ПЕСНЬ 4

Теперь в лесу он жил один
Средь бурь житейских и волнений.
Себе сам полный властелин,
Своих надежд, своих велений.

Через опасности идя
По полю жизни расписному,
Себя по-умному ведя,
Не доверял всему дурному.

Наш Домино красавцем стал,
Одетый черно-бурой шерстью.
За осень много повидал
И помудрел, сказать без лести.

К примеру, как-то в день сухой
И знойный день за ним собаки
Помчались сворою лихой
Полные злобы и отваги.

Наш Домино бежал к реке,
К песне ее знакомой с детства,
Оставив свору вдалеке
В стремительном, нелегком бегстве.

Он запыхался, пить желал,
Солнце с небес нещадно грело.
И по воде он побежал,
По отмели, чтоб стыло тело.

Он так бежал, как снова лай
Полный надежды и бессилья
Собак услышал. Ну! Давай,
Беги от них, презрев унынье!

Но Домино в кусты нырнул,
И затаился там в прохладе.
(Я даже видел, - он зевнул,
Глядя на псов, бежавших сзади).

Напрасно псы искали след, -
Вода весь запах разогнала.
Река не раз его от бед
Таким вот образом спасала.

Когда же выпал первый снег,
Когда река покрылась льдами,
Лис выходил тогда на брег,
Спасаяся от песьей стаи.

Кроме того, в любой из дней,
Когда голодным оставался
Наш Домино, то на реке
Всегда он чем-нибудь питался.

То он лягушку здесь найдет,
То рыбу дохлую, то птицу.
Река в друзья ему идет,
Река – подруга и царица.

И после первых холодов,
Морозов первых шуба лиса
Стала пушистей и темней,
Стала охотничьим сюрпризом.

ПЕСНЬ 5

И вскоре слухи поползли
Среди людей о сем красавце,
И все охотники нашли,
Что надо им поймать мерзавца.

И старый враг нашей лисы, -
Пес с кличкой Гекла, часто бегал
За ним по лесу. Только псы
Напрасно бегали за Геклой.

У Геклы голос звонкий был,
И громкий, низкий, очень звучный, -
Лай металлическим прослыл,
Когда бежал пес невезучий.

Собака ся была крупна,
Угрюма, дика, быстронога,
И для хозяина важна
Была в охоте одинокой.

Однажды в тех местах бродил
Я вдоль озер, холмов высоких,
И вдруг услышал Геклы лай, -
Его б я различил из многих.

Я догадался, - Гекла шла
По следу в поисках добычи.
И как обычно люто зла
По настроенью без приличий.

Я стал прислушиваться. Вдруг
Сквозь ветви дерева узрел:
Великолепный черный друг, -
Лис благородный мимо брел.

Потом передней лапой он
На древа ствол лежащий встал,
Как на какой-то царский трон.
Принюхался. А мех блистал!

О, что же это был за мех:
Лишь грудка бела, кончик хвоста,
И все черно. Великий грех
Его убить. Убить ведь просто!

И тут я чмокнул. Домино
Взгляд устремил ко мне навстречу.
Глазами встретились мы. Но
Меня он словно не приметил.

О, этот взгляд не передать!
Глаза горели так лукаво,
Что я готов был жизнь отдать
За этот миг, да будет мало.

И снова звонкий, грубый лай
Уже вблизи вдруг объявился.
Я снова чмокнул. И гут бай!
И с лисом этим я простился.

Наш Домино узнал во мне
Врага – двуногое созданье.
Меж нами пропасть. По вине
Природы ль, Бога ль, мирозданья?

Он повернулся, побежал, -
Я потерял его из виду.
Он на прощанье мне сказал,
Должно быть, что-то не в обиду.

Легко он мчался, не спеша,
Словно стелился вдоль землицы.
Гекла за ним, еле дыша, -
Ой, не догнать ей сей лисицы!

ПЕСНЬ 6

Пришла зима и выпал снег, -
Очередной сезон охоты.
Река покрылась льдом, но брег
Ее блестел и в непогоду.

И страшный лай собак теперь
Уже повсюду доносился.
Но Домино уж взрослый зверь, -
Собак, людей – всех сторонился.

Он жизнь теперь спокойно вел,
Бродил один и одиноко
В своих владениях больших,
Где для него простора много.

Спал только днем. А по ночам
(Таков закон любой лисицы)
Он на охоту выходил.
Его добыча: мыши, птицы.

Бежал рысцой он, против ветра,
Чтоб знать все запахи вокруг.
Лишь где-то шорох, - уши остры:
Откуда знаешь, - враг иль друг?

Теперь герой наш стал хитрее, -
Когда к деревне он бежал
За курицей, то лаял злее, -
Узнать – пес здесь или сбежал?

Если собака отзывалась
На лай лисячий, Домино
Здесь ничего не доставалось, -
Случалось часто это. Но

Если никто не отзывался,
Он делал вывод, что пса нет.
Тогда он сытым возвращался,
Ведь путь к курятнику открыт.

Пять раз в неделю славный ужин
Наш Домино имел всегда.
И он готовился стать мужем,
Простившись с детством навсегда.

ПЕСНЬ 7

Он стал страдать от одиночеств,
И потому бывало так, -
Взобравшись на пригорок ночью,
Выл то луне, то на собак.

Но редко кто-то отзывался,
А если отзывались псы,
То лис погоней развлекался,
Чтобы тоску перенести.

Настал февраль – «месяц голодный»,
И зима стала отступать.
Ветер стал мягче, - тот, который
Весну к нам должен приближать.

И вот однажды, скорбно воя
На все кругом и на луну,
Наш Домино почуял в ветре,-
Чужак забрел в его страну.

И Домино узрел две тени,
Что проскользнули вдоль реки.
Обе чужие. Лис стал злее.
Что делают здесь чужаки?!

И он помчался к ним галопом,
Чуть огрызаясь на ходу.
Он был готов поклясться богом, -
Он призовет их всех к суду.

Так пробежав две-три поляны,
Он на четвертой их нагнал.
Остановился. Только странно:
Такого раньше он не знал.

Один знаком ему – лис Рыжий, -
Его сосед. А вот второй
Был с грудью белой – лис бесстыжий.
И оба заняты игрой.

Второй был самкой. Рыжий прыгал
Вокруг нее взад и вперед.
То же она, - картина дикой
Казалась Домино. Он ждет.

При виде этой страстной сцены
Все в Домино вскипело вмиг.
Злость и обида, буря гнева
Им овладели – он стал дик.

С рычанием он к ним помчался,
И с Рыжим завязался бой.
Наш Домино с ним уж встречался, -
Рыжий слабее был душой.

И вот был Рыжий опрокинут
Спиной на землю. Наш герой
Стоял над ним весь в царской силе,
Как солнце светит над горой.

И вот опять бегут все трое,
Но самка ближе к Домино.
И снова ближе, - в этом споре
Рыжий проигрывал давно.

Вновь Рыжий завязаться в драку
Теперь хотел, но в этот раз
Он был один против обоих, -
Так он любовь свою не спас.

А Домино и Белогрудка
Вдвоем продолжили игру.
Любовь – игра хоть, но не шутка.
Оба устали лишь к утру.

ЧАСТЬ 2 - «МУЖ»

ПЕСНЬ 8

Весна теперь была в разгаре,
В права свои смело вступив.
Мы много нового узнали,
Ведь вид весны красноречив.

Склоны холмов везде темнели,
Реки свободны ото льдов,
Цветы цвели, птицы запели,
И много парных вкруг следов.

И там и сям наши лисицы
Себе жилье искали, чтоб
Нора была ближе к границе, -
К воде, к реке. И вскоре – стоп!

Остановилась Белогрудка,
И Домино узнал вокруг
Ту рощицу, где смех и шутки
Он в детстве знал, не зная мук.

В чаще орешника подруга
Героя нашего теперь
Рыла нору, а в миг досуга:
В любви нуждается и зверь.

Иль Домино сидел на страже, -
На шапке ближнего холма
Пока подруга делом важным
Была довольно занята.

Вход аккуратный в нору эту
Пучком травы был перекрыт.
Трава росла, все больше свету, -
Вокруг весны чудесный вид.

Вблизи норы ныне супруги,
Чтоб враг ее узнать не мог,
Теперь таились. Лик подруги
Преобразился, - видит бог.

ПЕСНЬ 9

«Вороний месяц» отступает,
Ему на смену «травяной»,
И Домино отныне знает,
Что все меняется весной.

Его подруга изменилась,
Рычала на него весь день,
Не подпускала, дерзко злилась…
А Домино бороться лень.

По целым дням наш муж примерный
Не подходил близко к норе.
Подруга раньше была верной.
И он не знал, что делать с ней.

И вот когда наш лис прекрасный
Где-то в лесу охоту вел,
В норе просторной, словно в сказке,
Пять малышей наш мир обрел.

Они малы, нескладны были
И «безобразны» - для людей,
Но матери они казались
Чудесней света и теней.

Лишь день спустя после рожденья
Мать их покинула впервой,
Чтобы воды попить. И зренье
Ее узрело пред собой,

Как Домино лежал поодаль
И ждал ее. Она никак
Его к себе не подпустила,
И возвратилась в нору-мрак.

На третий день после рожденья
Вновь Белогрудка вышла в свет, -
Голод томил ее. Терпенье
Ее закончилось. Но нет,

Охота ей была не в пору, -
Инстинкт в ней матери царит.
И видит, рядом что с норою
Тушка звериная лежит.

То Домино – отец семейства
Принес ей завтрак из лесов.
Дети росли. Смейся – не смейся,
А длилось так много часов.

Недели три так продолжалось.
А после Белогрудка вдруг,
Как Домино к ней приближался,
Уже не злилась, - снова друг

Наш Домино был нашей маме.
А месяц позже малыши
Уже резвились на поляне
Рядом с отцом в царстве тиши.

ПЕСНЬ 10

Однажды Домино с добычей
В зубах своих бежал домой,
Как вдруг раздался неприличный
И дерзкий лай рядом с норой.

Сомненья не было, - тот самый,
Что Гекле-псу принадлежал.
И Домино в ответ залаял.
Бросил добычу. Побежал

Подальше от норы. А Гекла
За ним пустилася бегом.
А Домино бежал к обрыву.
Ему все было ни по чем.

Там, где Шобан из гор выходит,
Река бушует и бурлит.
И Домино наш пса уводит
К обрыву, к тропке, где лимит

Всей ширины ее исчерпан
Лишь полуметром. Пес за ним, -
Все приближался ближе, ближе…
Погоню, знаю я, мы чтим.

Тропа все уже, уже, уже,
Еще скачок и… лис в зубах!
Но Гекле думать так не нужно
Было сейчас. Что делать? Ах!

Она сорвалася с тропинки
И покатилась по земле,
И в реку плюхнулась. Вся спинка
И тело все в бурлистой мгле

Закрылось. И река слепая
О камни пса швыряя зло,
Несла вперед. Но мы то знаем,
Что Гекле все же повезло.

Бурный поток три мили Геклу
Нес на себе, но бог реки,
Как бы с презреньем к ее телу,
Швырнул ее на брег-пески.

Несчастный пес лишь через сутки
Добрел до дома своего.
Такие вот острые шутки
Любил наш славный Домино.

А Домино вернулся к дому,
И всю весну и лето все
Семья его жила спокойно,
Поскольку сильному везет.

Воистину, долиной мира
Стали окрестности норы.
И гимн поет моя им лира!
Но счастье длится до поры…

ПЕСНЬ 11

Лето в разгаре. «Месяц роз»
Сиял во всем великолепье.
Дети росли, не зная гроз,
А Домино забыл о Гекле.

Как и отец в детстве его,
Так он теперь своим детишкам
Добычу приносил живой,
Чтобы они учились быстро.

И ради этого наш лис
Часто в рискованные действа
Себя включал, - оправдан риск
Был не всегда. Случай злодейства,

Что с ним тогда произошел,
Я опишу вам без раскрасок.
Наш Домино следы нашел,
Которых он не знал. Без сказок

Ему никак не обойтись,
В нем любопытство заиграло,
И он решил того найти,
Кто их оставил. Много ль, мало,

Но приключилась с ним беда,-
Попал в историю такую,
Что еле смерти избежал.
Об этом мы и потолкуем.

Гулял по лесу он. И вдруг
Узрел в траве зеленой тело
Как будто мертвое. Испуг
Им овладел, но все же смело,

Свой страх в себе переборов,
Он стал подкрадываться ближе,
Потом еще. Он был готов
Уже к прыжку. Но только вижу,

Как это тело вдруг скачком
Встало на ноги и помчалось.
Был Домино тем поражен.
(А тело это ланью называлось).

Детеныш лани это был.
И просто ради развлеченья
Наш Домино за ним спешил,
Забыв про всяки опасенья.

Вдруг топот рядом услыхал, -
То матерь-лань на помощь сыну
Бежит. А Домино – нахал
Пытался сделать вид невинный.

Но поздно. Матерь-лань за ним
По кочкам, чрез кусты помчалась.
Что делать с лисом мне моим?
Игра со смертью продолжалась.

Копыта лани остры. Дух
Ее был сильно растревожен.
Она быстра. И тут вдруг…ух!
Но промахнулась. Лис ничтожен

Был рядом с нею. А она
За ним две мили люто гналась.
И Домино узнал сполна,
Что чудом жизнь ему осталась.

Теперь он твердо осознал, -
Что незнакомо, что чужое –
Всегда опасно. И финал
Здесь за добром, мы то не скроем…

ПЕСНЬ 12

Что описал я наверху,
То это все не так уж страшно,
Это у всех нас на слуху,
Ведь Домино наш – лис отважный.

Но у беды есть продолженье.
И я о том вам расскажу,
Как лис попал в то положенье,
Я о котором не сужу,

Ибо глупее не придумать,
Не описать его без слез
Восторга. Может, передумать?
Нет, нет. Продолжу я всерьез.

С далеких пор люди капканы
Ставят в лесах, чтобы зверей
Ими ловить, чтобы мехами
Себя накрыть… Но здесь ей-ей,

Среди людей глупцов не мало, -
Закон природы здесь один.
Капканы ставить надо, зная,
Что лис – в лесу есть господин.

Мальчишки Бентона повсюду
(Зла Гекла им принадлежит)
Поставили в лесу иуды –
Капканы. Лис наш обежит

Их всякий раз, поскольку запах
Железа и следов людей
Вонял достаточно противно, -
Наш лис смеялся до ушей.

От их капканов за три мили
Разило запахом плохим.
Наш лис всегда места те метил
С презрением, какое чтим.

Но Бентону один охотник
Однажды зелье предложил,
К которому всяка лисица,
Словно в экстазе, побежит.

Мальчишки Бентона капканы
Смазали зелием своим,
И были рады, как бараны,
Что все лисицы будут к ним

К утру привязаны навеки,
И кур не станут воровать.
И ночью люди спят, их веки
Закрыты. Лисам же вставать,

И на охоту в лес прекрасный.
Наш Домино вышел бродить
Обычно как. И вдруг… о, счастье!
Запах его к себе манить

Стал так волшебно, так лучисто,
Так невозможно, сладко так!
Везде в лесу он так струился!
Не устоять никак, никак!

И Домино к нему навстречу,
Как одержимый, поспешил.
И вот подходит он к местечку,
Которым он не дорожил,

А презирал лишь с наслажденьем.
Но в этот раз он все забыл.
С бьющимся сердцем, с вожделеньем,
С дыханьем частым он весь был

В плену у этого местечка,
Где запах сказочный царил.
Он в душу лез, он грел сердечко,
И Домино наш покатил,

И стал о землю натираться,
Чтоб этот запах весь впитать
Скорей в себя. Я рад признаться –
Капкан его за спину – хвать!

Его за спину. Щелкнул остро.
И в тот же миг наш Домино
Очнулся. Поздно иль не поздно?
Капкан держался крепко. Но

Наш Домино, как сумасшедший,
Бешено прыгал так и сяк, -
Капкан скользнул, наевшись шерсти, -
И Домино спасен… Дурак,

Ох, если бы его за лапу,
Капкан схватил, - ему конец.
А так закончилась ся сага
Опять счастливо. Вот наглец!

С того момента запах чудный
Наш лис возненавидел так,
Как ненавидеть очень трудно,
Как ненавидит только враг.

ПЕСНЬ 13

Лисицы изо всей округи,
Как повелось с давних времен,
Владельцев ферм вводили в муки,
Но старый Бентон был умен.

Он рассердился не на шутку,
Когда в один из летних дней
Не досчитался восемь куриц
В своем сарае средь полей.

Он знал: ловец зверей хороший
Капканы ставит лишь в лесу, -
Не рядом с фермой, так пригоже,
Иначе худо будет псу.

Только собаки, свиньи, кошки,
То есть домашнее зверье
Запах железа переносят,
Всегда их подведет чутье.

Старик окурил капкан каждый
Кедровым дымом, - лучше так,
И запах стали стал не важен, -
Лисица – не всегда дурак.

Затем обрызгал кровью куры
Свои капканы, и их скрыл
В пыли дорожной. Лисы – дуры
Наверняка убавят пыл.

Свои следы кедровой веткой
Он все замел и был таков.
Ловушка сделалась конфеткой
Для наглых лисьих дураков.

И ночь спустя герой наш важный
Здесь как-то мимо проходил.
За метров двести он почуял
Запах, который поманил.

Но чем он ближе приближался,
Тем чутче был настороже.
Все пахло дымом. Он старался
Быть наготове. Но уже

Ни человечьими следами,
Ни сталью – плодом рук людей
Не пахло, только лишь кострами
И курочкой, что всех вкусней.

Он колебался. Только ветер
Вдруг направленье изменил, -
Запах исчез, и осторожность
Наш Домино в тот миг забыл.

Капкан захлопнулся. За ногу,
А не за спину защемил.
Лисице не позвать подмогу.
Лис заметался и заныл.

Он то лежал и задыхался,
То снова в ярость приходил.
Он с бешенством за жизнь сражался,
Весь выбиваяся из сил.

Так целый день он протомился
И ночь другую пролежал.
Он от страданий изменился,
Но злой капкан его держал.

Вот уж рассвет. Шаги он слышит.
Лежит, измученный, в пыли.
Лежит, не стонет, тяжко дышит.
Его инстинкты подвели.

Поднял красавец наш мордашку,
И увидал… лань с малышом!
Ему в мгновенье стало страшно,
Ведь с нею был он подлецом.

Лань его тоже увидала,
Поднялась сразу на дыбы,
Вся ощетинилась, и стала
Предвестником конца судьбы.

Она набросилась на лиса,
Лис увернулся раз, другой.
Но цепь бежать не позволяла,
И лис наш с раненой ногой.

Лань сокрушить его решила,
Будто бы знала, что лис слаб.
Она накинулась всей силой,
Но… счастье! – лис – судьбы не раб.

Но… счастье! Лис вновь увернулся,
И… лань ударила в капкан.
А тот вдруг резко разомкнулся,
И Домино бежит в бурьян.

А лань за ним, не отставая.
Но тут позвал ее малыш.
Она назад. А лис, зевая,
Бежал вперед, забыв престиж.

Этот второй урок бедняга
С тех пор запомнил навсегда.
Теперь подруга – не отвага,
А осторожность без стыда.

ПЕСНЬ 14

В начале лета рядом с фермой
Бродил наш славный молодец.
Ему приспичило, наверно,
Узнать, - что это за дворец?

Ферма была с обширным садом,
А огород ее большой
Был так велик, что был он рядом
С опушкой леса расписной.

В сии владенья всяк лисица
Проникнуть может без труда.
И Домино, презрев границу,
И страх забыв, пришел сюда.

Он в огороде долго крался
Среди картофельной ботвы,
И средь кустов малины красной,
И средь салатовой листвы.

Вдруг он увидел впереди,
Крадясь спокойно, осторожно,
Индюшки черный глаз среди
Других индюшек. Ему можно

В два-три прыжка ее нагнать,
И перегрызть в мгновенье горло.
Но Домино стал наблюдать,
Хоть сердце билось в нем не ровно.

Она сидела неподвижно
И грела яйца во гнезде.
Наш Домино тут встал небрежно.
Индюшка та в большой беде.

Вдруг Домино услышал голос:
- Лисичка, хочешь птичку съесть? –
Сказала девочка счастливцу,
И тот, опешив, решил сесть.

В нем страх боролся и охотник:
Индюшка рядом, человек
Довольно мал и очень робок.
Девочка в крик – лисица в бег.

Таким вот образом индюшка
Осталась жить, сидя в гнезде.
Не удалась лисе пирушка.
Везет герою не везде.

И в тот же вечер дочь спросила
Отца: «Как сделать, чтоб лиса,
Оставшись целой, не вредила
Птице сидящей у гнезда?»

И папа ей ответил: «Дочка!
Вокруг гнезда ты разложи
Куски железа». Вот уж ночка,
И Домино опять спешит

К гнезду с индюшкой очень вкусной.
Но стоп! Железа запах здесь!
И Домино покинул грустно
Сие гнездо во страхе весь.

Так был обманут наш проказник.
Но скоро он нашел себе
Другой обед, попав в курятник.
Подкрался к куре на гнезде.

Одним укусом горло куре
Он перегрыз и поспешил
Обратно в лес. Но помня бури, -
Вся жизнь – борьба, он тут решил,

Оставив куру на поляне,
Все яйца из гнезда украсть.
Он вырыл яму. В этой яме
Он схоронил их. Голодать,

Когда придет зимнее время,
Не будет он, - запас его
Нелегкое облегчит бремя,
Не так уж будет тяжело.

Сейчас он был и сыт, и жирен,
Но если голод будет ждать,
Он яйца даже в тухлом виде
Будет готов зимой сожрать.

ПЕСНЬ 15

В то лето Домино, хромой,
Не был так быстр, как бывало.
И потому он брел домой -
К норе, к лисятам очень рано.

И Гекла – враг его, сейчас
Тоже еще была калекой.
Поэтому и в этот раз
Счастливец жил в спокойном беге.

В то лето с дичью повезло, -
Кругом ее было обильно.
И Домино к норе носил
Ее лисятам, что уж сильно

И очень даже подросли.
Семья готовилась к распаду.
Спокойно дни ее текли,
И все в семействе были рады.

Бывало он к лисятам нес
В зубах лягушку, и лисятам,
Чтобы поймать ее, пришлось
За нею прыгать, как крольчатам.

Бывало полевую мышь
Он приносил, тогда лисята
Рты набивали все травой,
Песком и пылью, поросята.

Но вот однажды Домино
Принес иную им добычу,
С ней справиться им тяжело,
И тут я повесть увеличу.

Лис наш бродил возле реки
В тумане утреннем, в прохладе,
Его шаги были легки,
Как у солдата на параде.

Он выхухоль узрел в воде.
Потом она, сев на колоду,
Вся приготовилась к еде.
Обед – он в раковинах с роду.

Услышать Домино она,
Поскольку шумно грызла створки
Той раковины, не могла,
И Домино подкрался к норке.

Мелькнул пушистый черный мех,
И чрез мгновенье лис за шею
Схватил ее, и без помех
К норе понесся в зубах с нею.

Услышав фырканье отца,
Лисята из норы навстречу
Все выскочили, и конца
Не долго ждать, он недалече.

Лисята ринулися к ней.
Но это выхухоль живая.
И потому убить ее –
Для них задача не простая.

Она бросалась то туда,
То в эту сторону в испуге,
И огрызалась, - без труда
Не справиться им с ней на луге.

Она была не меньше их,
И агрессивнее гораздо,
И покусала уж двоих,
Но третий был сметлив опасно.

Лисенок впился в горло ей, -
То поединок был жестокий.
И придушил ее скорей,
И пир великий был в итоге.

То был лисенок не большой,
Но шерстью был он темный самый, -
Наследник своего отца,
Потом покроется он славой.

И «месяц роз» к концу спешил,
Лисята выросли довольно.
Уж бог природы так решил, -
Семья распалася невольно.

В норе остались лишь они:
Наш Домино и Белогрудка.
Спокойны были эти дни.
Счастливы были эти сутки.

К началу осени наш лис
Совсем здоров стал. Как и прежде,
Стал самым быстроногим здесь.
Догнать его – нету надежды.

ЧАСТЬ 3 – «ВОИН»

ПЕСНЬ 16

Всякую осень и весну
Сюда, в владения лисицы,
На си Голдерские холмы
Летают перелетны птицы.

Гусей наш лис давненько знал,
И знал, что гусь – добыча сладка.
Вот и теперь он их видал,
Их плаванье, полет, посадки.

Он изучал повадки их,
Но к ним приблизиться не просто.
Из стаи всей кто-то из них
Всегда как сторож очень жесткий.

Гуси паслись в болоте, в поле,
Люди охоту тут вели,
И многих истребили, коли
Их ружья здесь не подвели.

Вот так однажды наш красавец
Гуся попробовал на вкус.
Гусь этот был уж мертв, мерзавец,
Поскольку, видно, был не трус.

Его охотники убили,
Но он упал, где не найти –
Среди болота, и забыли
О нем, им лень было идти.

В тот день наш Домино с подругой
Заполучили сей обед.
И, чтобы не томиться скукой,
Создать гусям решили бед.

По одиночке к птичьей стае
Не подобраться никому,
Лисы ж охотилися парой
И с превосходством по уму.

Стайка гусей паслась на поле, -
Лисы затеяли игру:
Лис-Домино в кустах таится,
А Белогрудка на виду.

Катается перед гусями
Туда-сюда уж вся в пыли,
И в изумленье те глазами
Ее сверлят, - смотри, смотри!

Но Белогрудка представленье
Устроила не просто так, -
Она их гнала в изумленье
К краешку поля – гусь-дурак

Не понимал игры значенье,
А Домино ждал их в кустах.
Вот они близко – лис в движенье,
Бросок, прыжок, и… гусь в зубах!

Прочие гуси в страхе лютом
Взлетели вверх, гогот подняв.
А Белогрудка с лучшим другом,
Гуся убив, им вслед: «тяв-тяв!»…

Охота та удачней многих,
Что они парой провели,
Их сблизила еще намного, -
Плечом к плечу по жизни шли.

ПЕСНЬ 17

Зима, что рано наступила,
Прошла благополучней всех.
Ведь наша пара затаила
Много запасов, - то успех.

И это нам, конечно, ясно,
Ведь Домино – опытный лис:
Он знал теперь, где тут опасно,
А где и проявить каприз.

Он по холму бежал к вершине,
И тут на самой высоте
Увидел то, что и поныне
Его волнует – быть беде.

Увидел он овечье стадо
И Геклу черную узрел.
Стадо металось в страхе ада,
А пес за ними, озверев.

Уж трех овец убила псина,
К четвертой близилась она.
Тут изменилася картина:
Раздался выстрел. Гекла зла

Мигом умчалась по равнине,
И незамечена была.
А Домино, сбежав с вершины,
Замечен был, - пуля прошла

Рядом с главой, но не задела.
И Домино понесся прочь.
Унес он ноги еле-еле,
И беспокойно прожил ночь.

И до того овец не мало
Погибло здесь, но Домино
Не виноват, что их не стало.
Виновна в этом Гекла, но…

Тот человек, что видел лиса,
Решил, что он во всем подлец.
И он решил весь лисий список
Стереть, устроив им конец.

Люди готовились к облаве
По всем владеньям Домино.
А Домино готов был к славе,
Иль ему было все равно.

ПЕСНЬ 18

И той весною утром ранним
На лис облава началась.
Все населенье было с нами,
Здесь вся округа собралась.

Сорок собак самых жестоких
И столько ж ружей и людей
На лошадях самых высоких
И самых лучших из мастей.

Один кричал: «Я много денег
За шкуру лиса получу!»,
Другой кричал: «Здесь узкий берег!
Сюда загнать его хочу!».

Третий кричал: «За шкурку лиса
Куплю себе двух лошадей!».
Короче, множество сюрпризов
На лис посыпалось с людей.

А в это время наши други
Снова готовились к семье –
Беременной была подруга,
И тяжело пришлося ей.

Собаки след ее узнали
И понеслись за ней бегом.
Она от них бежит ручьями,
С брега на берег; в горле ком.

Бежит, уж хвост ее поникнут,
А это значит, что сил нет.
Бежит все тише, вот настигнут.
Нет, не спастися ей от бед!

К тому же снег уж начал таять,
И рыхлый он – вязнет она.
Не успевает, - это значит,
Не друг ее – эта весна.

И, наконец, в изнеможенье,
С отчаяньем в своей груди,
Тут Белогрудка закричала,
Чтоб друг пришел ее спасти.

И Домино услышал крики.
Примчался, понял все без слов.
И побежал навстречу диким
Собакам, и увел всех псов

От Белогрудки за собою.
Вот он бежит, а псы за ним.
В нем много мужества, не скрою,
Но о дальнейшем промолчим.

ПЕСНЬ 19

Погоня длится все и длится.
Раздался громкий выстрел вдруг, -
Пуля попала в бок лисице,
Но не всерьез задела. Круг

За кругом он бежит и лает,
Свора за ним, но отстает.
Наш Домино, конечно, знает,
Чего всем псам недостает…

Он их запутал и умчался.
Голодный, он пошел в тайник,
Где пищей ране запасался.
Он ранен был, но он не сник.

И тут собак увидел снова, -
Не тех, что раньше, а других.
И вот погоня уж готова,
Но лис теперь слабее их.

Он свору вел часа четыре
Без вдохновения, без зла,
Без хитрости. Все в этом мире
Против него. Псам нет числа.

А солнце грело все сильнее,
Снег таял, лапы задевал.
В боку болит, бежать труднее.
Наверно, это есть финал.

Он жаждал ночи, ибо ночью
Мороз прохладу принесет, -
Коркой покроется дорога,
И темнота его спасет.

Он был уж далеко от дома,
Его владенья позади,
А эта местность незнакома.
Но что же будет впереди?

Вот он бежит, и вдруг увидел –
С корзинкой девочка стоит.
Лис человека ненавидит,
Но лис уж к девочке бежит.

И вот к ногам ее прижался.
Она взяла его к себе
На руки, и он весь отдался
Во власть ее, во власть тебе.

Пред носом псов осатаневших
Захлопнула девочка дверь
В доме своем. Псам обалдевшим
Стал недоступен этот зверь.

Но тут охотники примчались
И в дом к хозяину вошли.
- Лис наш, собаки за ним гнались.
Четыре часа за ним шли.

И фермер, как дочь ни кричала,
Лисицу все же им отдал:
«Поступим честно. Лис сначала
Бежит вперед, чтобы финал

Охоты вашей был не скоро.
Согласны вы?» - Согласны мы».
И Домино в глазах с укором
Снова бежит от песьей тьмы.

ПЕСНЬ 20

Вновь местность огласилась лаем, -
Десять собак бегут за ним.
Что будет дальше, - мы не знаем,
Но как об этом промолчим?

Вдруг с сворой псов соединилась
Враг Домино уж с детских лет, -
Гекла за ним бежать пустилась…
Глубоким, рыхлым был тот снег.

Как мог теперь спастись наш странник,
Когда бежит Гекла за ним?!
Не то, что лис, но псы устали!
А Гекла свежа, полна сил.

У Домино одна надежда, -
Что ночь прохладу принесет.
Но ветер к ночи стал теплее…
Воды Шобана шли вперед.

Река-Шобан несла с собою
Разбитый лед, как лепестки,
Льды разбивая с сладким воем.
Наш Домино был у реки.

А над рекой закат прекрасен, -
Он благороден, как конец
Жизни героя, что так ясен.
Закат – был Домино венец.

Но им никто не любовался.
Спешили все вперед, вперед.
Никто друг другу не признался,
Что красота к себе влечет.

Наш молодец теперь стал слабым:
Шерсть вся в грязи, хвост опустив, -
Виду его не были б рады
Никто на свете. И мотив

Сейчас звучал очень печально.
Остались все псы позади.
И только Геклы изваянье
Он видел. Нет, уж не уйти

Нашему лису от злой псины!
Она бежит уж по пятам
За ним, желая впиться в спину,
И всю свободу дать клыкам.

Теперь бежал он по косе,
Что полуостровом вдавалась
В воды реки. И все, все-все
Знали уже – ему осталось

Не долго жить, - он в западне.
Собаки с бешенством завыли.
А Домино бежал к реке
Уже почти совсем без силы.

И псы усеяли весь берег
Так же, как льдины гладь реки.
И Домино прыгнул на льдину
Всему на свете вопреки.

Вся свора здесь остановилась,
И провожала вдаль его
С лаем, которого не снилось.
Лис был от них уж далеко.

Но Гекла не остановилась, -
Прыгнув на льдину, понеслась
За Домино. Река явилась
Бурным потоком. Геклы пасть

Была полна бешенством злобы.
А впереди ждал водопад.
И тут река вдруг повернула.
Дальше никто не видел ад.

- Прощай, дружище! – крик раздался, -
Ты жил, как истинный герой!
Как воин истинный сражался.
Судьбы ж не избежать порой…

А Домино на одной льдине,
И Гекла на льдине другой
В водовороте очень сильном
Были в аду одной ногой.

Все приближалося к развязке, -
Шум водопада впереди
Влек за собою конец сказки.
Тела их будет не найти.

Но льдина нашего героя,
Что раньше посреди реки
Плыла, теперь совсем готова
Прибиться к берегу. Шаги,

Собрав последние все силы,
Ускорил славный Домино,
И, разогнавшись, прыгнул с льдины,
А Геклу дальше понесло.

И там, среди нагроможденья
Шума реки и льдов ее,
Раздался рев остервененья…
Погибла Гекла. Это все.

из 9 альбома

музыкальное приложение к поэме:
группа Сплин, композиция "Жертва талого льда"

© Copyright: Дон Эллиот, 2012

Регистрационный номер №0051967

от 30 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0051967 выдан для произведения:

«Человек слишком сложен, чтобы не
создать себе Бога, - сказал Дионис, и
разразился слезами.
Бог слишком сложен, чтобы не
создать себе человека, - сказал Аполлон,
и громко рассмеялся.
Оба правы, - сказала Трагедия,
и чуть улыбнулась…

автор


ДОМИНО
(история о жизни лисиц – по мотивам
одноименного произведения в прозе
Эрнеста Сетона-Томпсона)

ЧАСТЬ 1 – «ДИТЯ»

ПЕСНЬ 1

Садилось солнце за холмами
И гнали сумерки прочь день,
Дым поднимался над домами,
Через долину брел олень.

В серебряной озерной глади
Свет отражался и блестел.
И было все как будто кстати,
Как бог природы повелел.

В соснову рощу царство неги,
Покоя, блага принесло
Свои прохладные побеги,
Свое незнойное тепло.

Посредь сей рощи на полянке
Жила-была семья лисиц.
И близ норы в веселой свалке
Трое лисят пугали птиц.

За ними мать-лиса следила,
В сторонке лежа, расслабясь.
С детишек взгляда не сводила,
За их беспечность чуть боясь.

Дети боролись и резвились,
Нюхали мух и пауков,
Объедки грызли и давились,
И кубарем катились в ров.

И вдруг мать вздрогнула и встала,
И устремила взгляд вперед.
Навстречу мужу побежала,
К отцу семейства. Он несет

Своей семье в зубах добычу.
Вот они встретились. И он
На землю бросил тушку птичью,
И снова удалился вон.

Мать принесла добычу детям, -
Те жадно стали ее рвать,
Рыча при том на все на свете,
И друг на дружку, и на мать.

В разгаре трапезы этой
Лиса-отца донесся крик:
«Опасность! Прячьтесь! Рядом где-то
Учуял я собачий лик!»

Лисица-мать быстро загнала
Детей своих во тьму норы.
Впервые так семья узнала,
Чего не знала до поры.

Все малыши, дрожа от страха,
Забились каждый по углам
В норе просторной. Смерти плаха
(В виде собаки) мчалась к нам.

Но мать ничуть не растерялась.
Чтоб он норы пса увести
(Благо уж с ним она встречалась),
Его решила провести.

С лаем истошным пес помчался
За нею в заросли лесов.
И вскоре он себе признался,
Лисицы что умнее псов.

ПЕСНЬ 2

Чрез пару дней отец семейства,
Как еще раньше его мать,
Тому же псу в бесплодном бегстве
Себя никак не дал догнать.

После того, как пес оставил
Попытки след его найти,
Старый хитрец себя заставил
На ферму к курицам пойти.

Пару минут ему хватило
На то, чтоб куру умертвить, -
Большую, белую. И было
Теперь чего семье тащить.

На фоне прерии бескрайней,
Где в основном все тусклый цвет,
Цвет белый был довольно яркий, -
Он символом стал новых бед.

Ибо два мальчика с макушки
Холма следили за лисой,
Тащившей в пасти белу тушку, -
И план у них возник простой.

Теперь они узнали точно,
Где расположена нора.
И ближе к вечеру иль ночью
Они решили, что пора!

С собой кирку взяв и лопату,
Они пришли скоро к норе.
Но только зря, - земля богата
Была камнями в той дыре.

Они ушли. И мать, встревожась,
В других местах рыла нору.
Отец наш допустил оплошность.
И новый дом готов к утру.

Мать взяла первого лисенка
С черной полоской на носу
За шкирку, словно бы котенка,
И скоро скрылась с ним в лесу.

Когда она взяла сестренку
Лисенка первого, то вдруг
Услышала, как по проселке
Мальчишки те к норе идут.

Потом раздался взрыв огромный,
Нору в могилу превратив.
Три дня и ночи матерь томно
И зря пыталась там скрести.

ПЕСНЬ 3

Жизнь в новом доме продолжалась -
В норе большой перед рекой,
Среди осин, что вечно жались
К земле ветвями и листвой.

Воды реки со звонкой песней
Неслись к лугам через леса.
Под песнь сию жилось любезней
Лисятам нашим. Мать-лиса

Теперь учила их охоте.
Отец во всем им помогал, -
Не оставлял он дичь при входе
В нору, а далее бросал.

Лисята, лишь учуяв запах
Добычи, мчались к ней скорей,
И от того зависел завтрак:
Кто первым будет – тот сытей.

Потом отец добычу прятал,
Чтоб дети сами все нашли,
Потом не умертвял, - живую
Им приносил. Так дни и шли.

Собачий лай часто тревожил
Семью лисиц, но всякий раз
Отцу иль матери возможно
Было спастись от псов-зараз.

Родители с пренебреженьем
Ныне к собакам отнеслись.
С самоуверенным решеньем
Теперь от них не береглись.

И это принесло несчастье:
В один из дней, резвясь в лесу,
Сестра-лисица про опасность
Забыв, попала в челюсть псу.

Но Домино успел укрыться,
Пока возился пес с сестрой.
И с одиночеством смириться
Пришлось ему с тою порой.

Беда одна ведь не приходит,
И вечно сразу череда.
На день другой она находит
Отца семейства по следам.

Лис с уткой жирной направлялся
К норе своей, да только вдруг
Увидел пса, что быстро мчался
К нему навстречу. Лай вокруг

Смутил отца, и он рванулся,
И побежал, что силы есть
К деревне. Там-то он наткнулся
На стаю псов: на пять иль шесть.

И Домино, и мать родная
Отца напрасно ждали день, -
Легли голодными, не зная,
Что он погиб, уйдя в мир-тень.

Еще пол месяца мать с сыном
Жили бок о бок в той норе.
Но дружба их уже отныне
С днем каждым близилась к вражде.

Мать становилась все хладнее
И нетерпимее к нему.
Их отношенья все сложнее, -
Природа скажет: почему.

И день настал, и он покинул
Родную мать, - он взрослым стал.
И бремя молодости скинув,
Он дальше жил да поживал.

ПЕСНЬ 4

Теперь в лесу он жил один
Средь бурь житейских и волнений.
Себе сам полный властелин,
Своих надежд, своих велений.

Через опасности идя
По полю жизни расписному,
Себя по-умному ведя,
Не доверял всему дурному.

Наш Домино красавцем стал,
Одетый черно-бурой шерстью.
За осень много повидал
И помудрел, сказать без лести.

К примеру, как-то в день сухой
И знойный день за ним собаки
Помчались сворою лихой
Полные злобы и отваги.

Наш Домино бежал к реке,
К песне ее знакомой с детства,
Оставив свору вдалеке
В стремительном, нелегком бегстве.

Он запыхался, пить желал,
Солнце с небес нещадно грело.
И по воде он побежал,
По отмели, чтоб стыло тело.

Он так бежал, как снова лай
Полный надежды и бессилья
Собак услышал. Ну! Давай,
Беги от них, презрев унынье!

Но Домино в кусты нырнул,
И затаился там в прохладе.
(Я даже видел, - он зевнул,
Глядя на псов, бежавших сзади).

Напрасно псы искали след, -
Вода весь запах разогнала.
Река не раз его от бед
Таким вот образом спасала.

Когда же выпал первый снег,
Когда река покрылась льдами,
Лис выходил тогда на брег,
Спасаяся от песьей стаи.

Кроме того, в любой из дней,
Когда голодным оставался
Наш Домино, то на реке
Всегда он чем-нибудь питался.

То он лягушку здесь найдет,
То рыбу дохлую, то птицу.
Река в друзья ему идет,
Река – подруга и царица.

И после первых холодов,
Морозов первых шуба лиса
Стала пушистей и темней,
Стала охотничьим сюрпризом.

ПЕСНЬ 5

И вскоре слухи поползли
Среди людей о сем красавце,
И все охотники нашли,
Что надо им поймать мерзавца.

И старый враг нашей лисы, -
Пес с кличкой Гекла, часто бегал
За ним по лесу. Только псы
Напрасно бегали за Геклой.

У Геклы голос звонкий был,
И громкий, низкий, очень звучный, -
Лай металлическим прослыл,
Когда бежал пес невезучий.

Собака ся была крупна,
Угрюма, дика, быстронога,
И для хозяина важна
Была в охоте одинокой.

Однажды в тех местах бродил
Я вдоль озер, холмов высоких,
И вдруг услышал Геклы лай, -
Его б я различил из многих.

Я догадался, - Гекла шла
По следу в поисках добычи.
И как обычно люто зла
По настроенью без приличий.

Я стал прислушиваться. Вдруг
Сквозь ветви дерева узрел:
Великолепный черный друг, -
Лис благородный мимо брел.

Потом передней лапой он
На древа ствол лежащий встал,
Как на какой-то царский трон.
Принюхался. А мех блистал!

О, что же это был за мех:
Лишь грудка бела, кончик хвоста,
И все черно. Великий грех
Его убить. Убить ведь просто!

И тут я чмокнул. Домино
Взгляд устремил ко мне навстречу.
Глазами встретились мы. Но
Меня он словно не приметил.

О, этот взгляд не передать!
Глаза горели так лукаво,
Что я готов был жизнь отдать
За этот миг, да будет мало.

И снова звонкий, грубый лай
Уже вблизи вдруг объявился.
Я снова чмокнул. И гут бай!
И с лисом этим я простился.

Наш Домино узнал во мне
Врага – двуногое созданье.
Меж нами пропасть. По вине
Природы ль, Бога ль, мирозданья?

Он повернулся, побежал, -
Я потерял его из виду.
Он на прощанье мне сказал,
Должно быть, что-то не в обиду.

Легко он мчался, не спеша,
Словно стелился вдоль землицы.
Гекла за ним, еле дыша, -
Ой, не догнать ей сей лисицы!

ПЕСНЬ 6

Пришла зима и выпал снег, -
Очередной сезон охоты.
Река покрылась льдом, но брег
Ее блестел и в непогоду.

И страшный лай собак теперь
Уже повсюду доносился.
Но Домино уж взрослый зверь, -
Собак, людей – всех сторонился.

Он жизнь теперь спокойно вел,
Бродил один и одиноко
В своих владениях больших,
Где для него простора много.

Спал только днем. А по ночам
(Таков закон любой лисицы)
Он на охоту выходил.
Его добыча: мыши, птицы.

Бежал рысцой он, против ветра,
Чтоб знать все запахи вокруг.
Лишь где-то шорох, - уши остры:
Откуда знаешь, - враг иль друг?

Теперь герой наш стал хитрее, -
Когда к деревне он бежал
За курицей, то лаял злее, -
Узнать – пес здесь или сбежал?

Если собака отзывалась
На лай лисячий, Домино
Здесь ничего не доставалось, -
Случалось часто это. Но

Если никто не отзывался,
Он делал вывод, что пса нет.
Тогда он сытым возвращался,
Ведь путь к курятнику открыт.

Пять раз в неделю славный ужин
Наш Домино имел всегда.
И он готовился стать мужем,
Простившись с детством навсегда.

ПЕСНЬ 7

Он стал страдать от одиночеств,
И потому бывало так, -
Взобравшись на пригорок ночью,
Выл то луне, то на собак.

Но редко кто-то отзывался,
А если отзывались псы,
То лис погоней развлекался,
Чтобы тоску перенести.

Настал февраль – «месяц голодный»,
И зима стала отступать.
Ветер стал мягче, - тот, который
Весну к нам должен приближать.

И вот однажды, скорбно воя
На все кругом и на луну,
Наш Домино почуял в ветре,-
Чужак забрел в его страну.

И Домино узрел две тени,
Что проскользнули вдоль реки.
Обе чужие. Лис стал злее.
Что делают здесь чужаки?!

И он помчался к ним галопом,
Чуть огрызаясь на ходу.
Он был готов поклясться богом, -
Он призовет их всех к суду.

Так пробежав две-три поляны,
Он на четвертой их нагнал.
Остановился. Только странно:
Такого раньше он не знал.

Один знаком ему – лис Рыжий, -
Его сосед. А вот второй
Был с грудью белой – лис бесстыжий.
И оба заняты игрой.

Второй был самкой. Рыжий прыгал
Вокруг нее взад и вперед.
То же она, - картина дикой
Казалась Домино. Он ждет.

При виде этой страстной сцены
Все в Домино вскипело вмиг.
Злость и обида, буря гнева
Им овладели – он стал дик.

С рычанием он к ним помчался,
И с Рыжим завязался бой.
Наш Домино с ним уж встречался, -
Рыжий слабее был душой.

И вот был Рыжий опрокинут
Спиной на землю. Наш герой
Стоял над ним весь в царской силе,
Как солнце светит над горой.

И вот опять бегут все трое,
Но самка ближе к Домино.
И снова ближе, - в этом споре
Рыжий проигрывал давно.

Вновь Рыжий завязаться в драку
Теперь хотел, но в этот раз
Он был один против обоих, -
Так он любовь свою не спас.

А Домино и Белогрудка
Вдвоем продолжили игру.
Любовь – игра хоть, но не шутка.
Оба устали лишь к утру.

ЧАСТЬ 2 - «МУЖ»

ПЕСНЬ 8

Весна теперь была в разгаре,
В права свои смело вступив.
Мы много нового узнали,
Ведь вид весны красноречив.

Склоны холмов везде темнели,
Реки свободны ото льдов,
Цветы цвели, птицы запели,
И много парных вкруг следов.

И там и сям наши лисицы
Себе жилье искали, чтоб
Нора была ближе к границе, -
К воде, к реке. И вскоре – стоп!

Остановилась Белогрудка,
И Домино узнал вокруг
Ту рощицу, где смех и шутки
Он в детстве знал, не зная мук.

В чаще орешника подруга
Героя нашего теперь
Рыла нору, а в миг досуга:
В любви нуждается и зверь.

Иль Домино сидел на страже, -
На шапке ближнего холма
Пока подруга делом важным
Была довольно занята.

Вход аккуратный в нору эту
Пучком травы был перекрыт.
Трава росла, все больше свету, -
Вокруг весны чудесный вид.

Вблизи норы ныне супруги,
Чтоб враг ее узнать не мог,
Теперь таились. Лик подруги
Преобразился, - видит бог.

ПЕСНЬ 9

«Вороний месяц» отступает,
Ему на смену «травяной»,
И Домино отныне знает,
Что все меняется весной.

Его подруга изменилась,
Рычала на него весь день,
Не подпускала, дерзко злилась…
А Домино бороться лень.

По целым дням наш муж примерный
Не подходил близко к норе.
Подруга раньше была верной.
И он не знал, что делать с ней.

И вот когда наш лис прекрасный
Где-то в лесу охоту вел,
В норе просторной, словно в сказке,
Пять малышей наш мир обрел.

Они малы, нескладны были
И «безобразны» - для людей,
Но матери они казались
Чудесней света и теней.

Лишь день спустя после рожденья
Мать их покинула впервой,
Чтобы воды попить. И зренье
Ее узрело пред собой,

Как Домино лежал поодаль
И ждал ее. Она никак
Его к себе не подпустила,
И возвратилась в нору-мрак.

На третий день после рожденья
Вновь Белогрудка вышла в свет, -
Голод томил ее. Терпенье
Ее закончилось. Но нет,

Охота ей была не в пору, -
Инстинкт в ней матери царит.
И видит, рядом что с норою
Тушка звериная лежит.

То Домино – отец семейства
Принес ей завтрак из лесов.
Дети росли. Смейся – не смейся,
А длилось так много часов.

Недели три так продолжалось.
А после Белогрудка вдруг,
Как Домино к ней приближался,
Уже не злилась, - снова друг

Наш Домино был нашей маме.
А месяц позже малыши
Уже резвились на поляне
Рядом с отцом в царстве тиши.

ПЕСНЬ 10

Однажды Домино с добычей
В зубах своих бежал домой,
Как вдруг раздался неприличный
И дерзкий лай рядом с норой.

Сомненья не было, - тот самый,
Что Гекле-псу принадлежал.
И Домино в ответ залаял.
Бросил добычу. Побежал

Подальше от норы. А Гекла
За ним пустилася бегом.
А Домино бежал к обрыву.
Ему все было ни по чем.

Там, где Шобан из гор выходит,
Река бушует и бурлит.
И Домино наш пса уводит
К обрыву, к тропке, где лимит

Всей ширины ее исчерпан
Лишь полуметром. Пес за ним, -
Все приближался ближе, ближе…
Погоню, знаю я, мы чтим.

Тропа все уже, уже, уже,
Еще скачок и… лис в зубах!
Но Гекле думать так не нужно
Было сейчас. Что делать? Ах!

Она сорвалася с тропинки
И покатилась по земле,
И в реку плюхнулась. Вся спинка
И тело все в бурлистой мгле

Закрылось. И река слепая
О камни пса швыряя зло,
Несла вперед. Но мы то знаем,
Что Гекле все же повезло.

Бурный поток три мили Геклу
Нес на себе, но бог реки,
Как бы с презреньем к ее телу,
Швырнул ее на брег-пески.

Несчастный пес лишь через сутки
Добрел до дома своего.
Такие вот острые шутки
Любил наш славный Домино.

А Домино вернулся к дому,
И всю весну и лето все
Семья его жила спокойно,
Поскольку сильному везет.

Воистину, долиной мира
Стали окрестности норы.
И гимн поет моя им лира!
Но счастье длится до поры…

ПЕСНЬ 11

Лето в разгаре. «Месяц роз»
Сиял во всем великолепье.
Дети росли, не зная гроз,
А Домино забыл о Гекле.

Как и отец в детстве его,
Так он теперь своим детишкам
Добычу приносил живой,
Чтобы они учились быстро.

И ради этого наш лис
Часто в рискованные действа
Себя включал, - оправдан риск
Был не всегда. Случай злодейства,

Что с ним тогда произошел,
Я опишу вам без раскрасок.
Наш Домино следы нашел,
Которых он не знал. Без сказок

Ему никак не обойтись,
В нем любопытство заиграло,
И он решил того найти,
Кто их оставил. Много ль, мало,

Но приключилась с ним беда,-
Попал в историю такую,
Что еле смерти избежал.
Об этом мы и потолкуем.

Гулял по лесу он. И вдруг
Узрел в траве зеленой тело
Как будто мертвое. Испуг
Им овладел, но все же смело,

Свой страх в себе переборов,
Он стал подкрадываться ближе,
Потом еще. Он был готов
Уже к прыжку. Но только вижу,

Как это тело вдруг скачком
Встало на ноги и помчалось.
Был Домино тем поражен.
(А тело это ланью называлось).

Детеныш лани это был.
И просто ради развлеченья
Наш Домино за ним спешил,
Забыв про всяки опасенья.

Вдруг топот рядом услыхал, -
То матерь-лань на помощь сыну
Бежит. А Домино – нахал
Пытался сделать вид невинный.

Но поздно. Матерь-лань за ним
По кочкам, чрез кусты помчалась.
Что делать с лисом мне моим?
Игра со смертью продолжалась.

Копыта лани остры. Дух
Ее был сильно растревожен.
Она быстра. И тут вдруг…ух!
Но промахнулась. Лис ничтожен

Был рядом с нею. А она
За ним две мили люто гналась.
И Домино узнал сполна,
Что чудом жизнь ему осталась.

Теперь он твердо осознал, -
Что незнакомо, что чужое –
Всегда опасно. И финал
Здесь за добром, мы то не скроем…

ПЕСНЬ 12

Что описал я наверху,
То это все не так уж страшно,
Это у всех нас на слуху,
Ведь Домино наш – лис отважный.

Но у беды есть продолженье.
И я о том вам расскажу,
Как лис попал в то положенье,
Я о котором не сужу,

Ибо глупее не придумать,
Не описать его без слез
Восторга. Может, передумать?
Нет, нет. Продолжу я всерьез.

С далеких пор люди капканы
Ставят в лесах, чтобы зверей
Ими ловить, чтобы мехами
Себя накрыть… Но здесь ей-ей,

Среди людей глупцов не мало, -
Закон природы здесь один.
Капканы ставить надо, зная,
Что лис – в лесу есть господин.

Мальчишки Бентона повсюду
(Зла Гекла им принадлежит)
Поставили в лесу иуды –
Капканы. Лис наш обежит

Их всякий раз, поскольку запах
Железа и следов людей
Вонял достаточно противно, -
Наш лис смеялся до ушей.

От их капканов за три мили
Разило запахом плохим.
Наш лис всегда места те метил
С презрением, какое чтим.

Но Бентону один охотник
Однажды зелье предложил,
К которому всяка лисица,
Словно в экстазе, побежит.

Мальчишки Бентона капканы
Смазали зелием своим,
И были рады, как бараны,
Что все лисицы будут к ним

К утру привязаны навеки,
И кур не станут воровать.
И ночью люди спят, их веки
Закрыты. Лисам же вставать,

И на охоту в лес прекрасный.
Наш Домино вышел бродить
Обычно как. И вдруг… о, счастье!
Запах его к себе манить

Стал так волшебно, так лучисто,
Так невозможно, сладко так!
Везде в лесу он так струился!
Не устоять никак, никак!

И Домино к нему навстречу,
Как одержимый, поспешил.
И вот подходит он к местечку,
Которым он не дорожил,

А презирал лишь с наслажденьем.
Но в этот раз он все забыл.
С бьющимся сердцем, с вожделеньем,
С дыханьем частым он весь был

В плену у этого местечка,
Где запах сказочный царил.
Он в душу лез, он грел сердечко,
И Домино наш покатил,

И стал о землю натираться,
Чтоб этот запах весь впитать
Скорей в себя. Я рад признаться –
Капкан его за спину – хвать!

Его за спину. Щелкнул остро.
И в тот же миг наш Домино
Очнулся. Поздно иль не поздно?
Капкан держался крепко. Но

Наш Домино, как сумасшедший,
Бешено прыгал так и сяк, -
Капкан скользнул, наевшись шерсти, -
И Домино спасен… Дурак,

Ох, если бы его за лапу,
Капкан схватил, - ему конец.
А так закончилась ся сага
Опять счастливо. Вот наглец!

С того момента запах чудный
Наш лис возненавидел так,
Как ненавидеть очень трудно,
Как ненавидит только враг.

ПЕСНЬ 13

Лисицы изо всей округи,
Как повелось с давних времен,
Владельцев ферм вводили в муки,
Но старый Бентон был умен.

Он рассердился не на шутку,
Когда в один из летних дней
Не досчитался восемь куриц
В своем сарае средь полей.

Он знал: ловец зверей хороший
Капканы ставит лишь в лесу, -
Не рядом с фермой, так пригоже,
Иначе худо будет псу.

Только собаки, свиньи, кошки,
То есть домашнее зверье
Запах железа переносят,
Всегда их подведет чутье.

Старик окурил капкан каждый
Кедровым дымом, - лучше так,
И запах стали стал не важен, -
Лисица – не всегда дурак.

Затем обрызгал кровью куры
Свои капканы, и их скрыл
В пыли дорожной. Лисы – дуры
Наверняка убавят пыл.

Свои следы кедровой веткой
Он все замел и был таков.
Ловушка сделалась конфеткой
Для наглых лисьих дураков.

И ночь спустя герой наш важный
Здесь как-то мимо проходил.
За метров двести он почуял
Запах, который поманил.

Но чем он ближе приближался,
Тем чутче был настороже.
Все пахло дымом. Он старался
Быть наготове. Но уже

Ни человечьими следами,
Ни сталью – плодом рук людей
Не пахло, только лишь кострами
И курочкой, что всех вкусней.

Он колебался. Только ветер
Вдруг направленье изменил, -
Запах исчез, и осторожность
Наш Домино в тот миг забыл.

Капкан захлопнулся. За ногу,
А не за спину защемил.
Лисице не позвать подмогу.
Лис заметался и заныл.

Он то лежал и задыхался,
То снова в ярость приходил.
Он с бешенством за жизнь сражался,
Весь выбиваяся из сил.

Так целый день он протомился
И ночь другую пролежал.
Он от страданий изменился,
Но злой капкан его держал.

Вот уж рассвет. Шаги он слышит.
Лежит, измученный, в пыли.
Лежит, не стонет, тяжко дышит.
Его инстинкты подвели.

Поднял красавец наш мордашку,
И увидал… лань с малышом!
Ему в мгновенье стало страшно,
Ведь с нею был он подлецом.

Лань его тоже увидала,
Поднялась сразу на дыбы,
Вся ощетинилась, и стала
Предвестником конца судьбы.

Она набросилась на лиса,
Лис увернулся раз, другой.
Но цепь бежать не позволяла,
И лис наш с раненой ногой.

Лань сокрушить его решила,
Будто бы знала, что лис слаб.
Она накинулась всей силой,
Но… счастье! – лис – судьбы не раб.

Но… счастье! Лис вновь увернулся,
И… лань ударила в капкан.
А тот вдруг резко разомкнулся,
И Домино бежит в бурьян.

А лань за ним, не отставая.
Но тут позвал ее малыш.
Она назад. А лис, зевая,
Бежал вперед, забыв престиж.

Этот второй урок бедняга
С тех пор запомнил навсегда.
Теперь подруга – не отвага,
А осторожность без стыда.

ПЕСНЬ 14

В начале лета рядом с фермой
Бродил наш славный молодец.
Ему приспичило, наверно,
Узнать, - что это за дворец?

Ферма была с обширным садом,
А огород ее большой
Был так велик, что был он рядом
С опушкой леса расписной.

В сии владенья всяк лисица
Проникнуть может без труда.
И Домино, презрев границу,
И страх забыв, пришел сюда.

Он в огороде долго крался
Среди картофельной ботвы,
И средь кустов малины красной,
И средь салатовой листвы.

Вдруг он увидел впереди,
Крадясь спокойно, осторожно,
Индюшки черный глаз среди
Других индюшек. Ему можно

В два-три прыжка ее нагнать,
И перегрызть в мгновенье горло.
Но Домино стал наблюдать,
Хоть сердце билось в нем не ровно.

Она сидела неподвижно
И грела яйца во гнезде.
Наш Домино тут встал небрежно.
Индюшка та в большой беде.

Вдруг Домино услышал голос:
- Лисичка, хочешь птичку съесть? –
Сказала девочка счастливцу,
И тот, опешив, решил сесть.

В нем страх боролся и охотник:
Индюшка рядом, человек
Довольно мал и очень робок.
Девочка в крик – лисица в бег.

Таким вот образом индюшка
Осталась жить, сидя в гнезде.
Не удалась лисе пирушка.
Везет герою не везде.

И в тот же вечер дочь спросила
Отца: «Как сделать, чтоб лиса,
Оставшись целой, не вредила
Птице сидящей у гнезда?»

И папа ей ответил: «Дочка!
Вокруг гнезда ты разложи
Куски железа». Вот уж ночка,
И Домино опять спешит

К гнезду с индюшкой очень вкусной.
Но стоп! Железа запах здесь!
И Домино покинул грустно
Сие гнездо во страхе весь.

Так был обманут наш проказник.
Но скоро он нашел себе
Другой обед, попав в курятник.
Подкрался к куре на гнезде.

Одним укусом горло куре
Он перегрыз и поспешил
Обратно в лес. Но помня бури, -
Вся жизнь – борьба, он тут решил,

Оставив куру на поляне,
Все яйца из гнезда украсть.
Он вырыл яму. В этой яме
Он схоронил их. Голодать,

Когда придет зимнее время,
Не будет он, - запас его
Нелегкое облегчит бремя,
Не так уж будет тяжело.

Сейчас он был и сыт, и жирен,
Но если голод будет ждать,
Он яйца даже в тухлом виде
Будет готов зимой сожрать.

ПЕСНЬ 15

В то лето Домино, хромой,
Не был так быстр, как бывало.
И потому он брел домой -
К норе, к лисятам очень рано.

И Гекла – враг его, сейчас
Тоже еще была калекой.
Поэтому и в этот раз
Счастливец жил в спокойном беге.

В то лето с дичью повезло, -
Кругом ее было обильно.
И Домино к норе носил
Ее лисятам, что уж сильно

И очень даже подросли.
Семья готовилась к распаду.
Спокойно дни ее текли,
И все в семействе были рады.

Бывало он к лисятам нес
В зубах лягушку, и лисятам,
Чтобы поймать ее, пришлось
За нею прыгать, как крольчатам.

Бывало полевую мышь
Он приносил, тогда лисята
Рты набивали все травой,
Песком и пылью, поросята.

Но вот однажды Домино
Принес иную им добычу,
С ней справиться им тяжело,
И тут я повесть увеличу.

Лис наш бродил возле реки
В тумане утреннем, в прохладе,
Его шаги были легки,
Как у солдата на параде.

Он выхухоль узрел в воде.
Потом она, сев на колоду,
Вся приготовилась к еде.
Обед – он в раковинах с роду.

Услышать Домино она,
Поскольку шумно грызла створки
Той раковины, не могла,
И Домино подкрался к норке.

Мелькнул пушистый черный мех,
И чрез мгновенье лис за шею
Схватил ее, и без помех
К норе понесся в зубах с нею.

Услышав фырканье отца,
Лисята из норы навстречу
Все выскочили, и конца
Не долго ждать, он недалече.

Лисята ринулися к ней.
Но это выхухоль живая.
И потому убить ее –
Для них задача не простая.

Она бросалась то туда,
То в эту сторону в испуге,
И огрызалась, - без труда
Не справиться им с ней на луге.

Она была не меньше их,
И агрессивнее гораздо,
И покусала уж двоих,
Но третий был сметлив опасно.

Лисенок впился в горло ей, -
То поединок был жестокий.
И придушил ее скорей,
И пир великий был в итоге.

То был лисенок не большой,
Но шерстью был он темный самый, -
Наследник своего отца,
Потом покроется он славой.

И «месяц роз» к концу спешил,
Лисята выросли довольно.
Уж бог природы так решил, -
Семья распалася невольно.

В норе остались лишь они:
Наш Домино и Белогрудка.
Спокойны были эти дни.
Счастливы были эти сутки.

К началу осени наш лис
Совсем здоров стал. Как и прежде,
Стал самым быстроногим здесь.
Догнать его – нету надежды.

ЧАСТЬ 3 – «ВОИН»

ПЕСНЬ 16

Всякую осень и весну
Сюда, в владения лисицы,
На си Голдерские холмы
Летают перелетны птицы.

Гусей наш лис давненько знал,
И знал, что гусь – добыча сладка.
Вот и теперь он их видал,
Их плаванье, полет, посадки.

Он изучал повадки их,
Но к ним приблизиться не просто.
Из стаи всей кто-то из них
Всегда как сторож очень жесткий.

Гуси паслись в болоте, в поле,
Люди охоту тут вели,
И многих истребили, коли
Их ружья здесь не подвели.

Вот так однажды наш красавец
Гуся попробовал на вкус.
Гусь этот был уж мертв, мерзавец,
Поскольку, видно, был не трус.

Его охотники убили,
Но он упал, где не найти –
Среди болота, и забыли
О нем, им лень было идти.

В тот день наш Домино с подругой
Заполучили сей обед.
И, чтобы не томиться скукой,
Создать гусям решили бед.

По одиночке к птичьей стае
Не подобраться никому,
Лисы ж охотилися парой
И с превосходством по уму.

Стайка гусей паслась на поле, -
Лисы затеяли игру:
Лис-Домино в кустах таится,
А Белогрудка на виду.

Катается перед гусями
Туда-сюда уж вся в пыли,
И в изумленье те глазами
Ее сверлят, - смотри, смотри!

Но Белогрудка представленье
Устроила не просто так, -
Она их гнала в изумленье
К краешку поля – гусь-дурак

Не понимал игры значенье,
А Домино ждал их в кустах.
Вот они близко – лис в движенье,
Бросок, прыжок, и… гусь в зубах!

Прочие гуси в страхе лютом
Взлетели вверх, гогот подняв.
А Белогрудка с лучшим другом,
Гуся убив, им вслед: «тяв-тяв!»…

Охота та удачней многих,
Что они парой провели,
Их сблизила еще намного, -
Плечом к плечу по жизни шли.

ПЕСНЬ 17

Зима, что рано наступила,
Прошла благополучней всех.
Ведь наша пара затаила
Много запасов, - то успех.

И это нам, конечно, ясно,
Ведь Домино – опытный лис:
Он знал теперь, где тут опасно,
А где и проявить каприз.

Он по холму бежал к вершине,
И тут на самой высоте
Увидел то, что и поныне
Его волнует – быть беде.

Увидел он овечье стадо
И Геклу черную узрел.
Стадо металось в страхе ада,
А пес за ними, озверев.

Уж трех овец убила псина,
К четвертой близилась она.
Тут изменилася картина:
Раздался выстрел. Гекла зла

Мигом умчалась по равнине,
И незамечена была.
А Домино, сбежав с вершины,
Замечен был, - пуля прошла

Рядом с главой, но не задела.
И Домино понесся прочь.
Унес он ноги еле-еле,
И беспокойно прожил ночь.

И до того овец не мало
Погибло здесь, но Домино
Не виноват, что их не стало.
Виновна в этом Гекла, но…

Тот человек, что видел лиса,
Решил, что он во всем подлец.
И он решил весь лисий список
Стереть, устроив им конец.

Люди готовились к облаве
По всем владеньям Домино.
А Домино готов был к славе,
Иль ему было все равно.

ПЕСНЬ 18

И той весною утром ранним
На лис облава началась.
Все населенье было с нами,
Здесь вся округа собралась.

Сорок собак самых жестоких
И столько ж ружей и людей
На лошадях самых высоких
И самых лучших из мастей.

Один кричал: «Я много денег
За шкуру лиса получу!»,
Другой кричал: «Здесь узкий берег!
Сюда загнать его хочу!».

Третий кричал: «За шкурку лиса
Куплю себе двух лошадей!».
Короче, множество сюрпризов
На лис посыпалось с людей.

А в это время наши други
Снова готовились к семье –
Беременной была подруга,
И тяжело пришлося ей.

Собаки след ее узнали
И понеслись за ней бегом.
Она от них бежит ручьями,
С брега на берег; в горле ком.

Бежит, уж хвост ее поникнут,
А это значит, что сил нет.
Бежит все тише, вот настигнут.
Нет, не спастися ей от бед!

К тому же снег уж начал таять,
И рыхлый он – вязнет она.
Не успевает, - это значит,
Не друг ее – эта весна.

И, наконец, в изнеможенье,
С отчаяньем в своей груди,
Тут Белогрудка закричала,
Чтоб друг пришел ее спасти.

И Домино услышал крики.
Примчался, понял все без слов.
И побежал навстречу диким
Собакам, и увел всех псов

От Белогрудки за собою.
Вот он бежит, а псы за ним.
В нем много мужества, не скрою,
Но о дальнейшем промолчим.

ПЕСНЬ 19

Погоня длится все и длится.
Раздался громкий выстрел вдруг, -
Пуля попала в бок лисице,
Но не всерьез задела. Круг

За кругом он бежит и лает,
Свора за ним, но отстает.
Наш Домино, конечно, знает,
Чего всем псам недостает…

Он их запутал и умчался.
Голодный, он пошел в тайник,
Где пищей ране запасался.
Он ранен был, но он не сник.

И тут собак увидел снова, -
Не тех, что раньше, а других.
И вот погоня уж готова,
Но лис теперь слабее их.

Он свору вел часа четыре
Без вдохновения, без зла,
Без хитрости. Все в этом мире
Против него. Псам нет числа.

А солнце грело все сильнее,
Снег таял, лапы задевал.
В боку болит, бежать труднее.
Наверно, это есть финал.

Он жаждал ночи, ибо ночью
Мороз прохладу принесет, -
Коркой покроется дорога,
И темнота его спасет.

Он был уж далеко от дома,
Его владенья позади,
А эта местность незнакома.
Но что же будет впереди?

Вот он бежит, и вдруг увидел –
С корзинкой девочка стоит.
Лис человека ненавидит,
Но лис уж к девочке бежит.

И вот к ногам ее прижался.
Она взяла его к себе
На руки, и он весь отдался
Во власть ее, во власть тебе.

Пред носом псов осатаневших
Захлопнула девочка дверь
В доме своем. Псам обалдевшим
Стал недоступен этот зверь.

Но тут охотники примчались
И в дом к хозяину вошли.
- Лис наш, собаки за ним гнались.
Четыре часа за ним шли.

И фермер, как дочь ни кричала,
Лисицу все же им отдал:
«Поступим честно. Лис сначала
Бежит вперед, чтобы финал

Охоты вашей был не скоро.
Согласны вы?» - Согласны мы».
И Домино в глазах с укором
Снова бежит от песьей тьмы.

ПЕСНЬ 20

Вновь местность огласилась лаем, -
Десять собак бегут за ним.
Что будет дальше, - мы не знаем,
Но как об этом промолчим?

Вдруг с сворой псов соединилась
Враг Домино уж с детских лет, -
Гекла за ним бежать пустилась…
Глубоким, рыхлым был тот снег.

Как мог теперь спастись наш странник,
Когда бежит Гекла за ним?!
Не то, что лис, но псы устали!
А Гекла свежа, полна сил.

У Домино одна надежда, -
Что ночь прохладу принесет.
Но ветер к ночи стал теплее…
Воды Шобана шли вперед.

Река-Шобан несла с собою
Разбитый лед, как лепестки,
Льды разбивая с сладким воем.
Наш Домино был у реки.

А над рекой закат прекрасен, -
Он благороден, как конец
Жизни героя, что так ясен.
Закат – был Домино венец.

Но им никто не любовался.
Спешили все вперед, вперед.
Никто друг другу не признался,
Что красота к себе влечет.

Наш молодец теперь стал слабым:
Шерсть вся в грязи, хвост опустив, -
Виду его не были б рады
Никто на свете. И мотив

Сейчас звучал очень печально.
Остались все псы позади.
И только Геклы изваянье
Он видел. Нет, уж не уйти

Нашему лису от злой псины!
Она бежит уж по пятам
За ним, желая впиться в спину,
И всю свободу дать клыкам.

Теперь бежал он по косе,
Что полуостровом вдавалась
В воды реки. И все, все-все
Знали уже – ему осталось

Не долго жить, - он в западне.
Собаки с бешенством завыли.
А Домино бежал к реке
Уже почти совсем без силы.

И псы усеяли весь берег
Так же, как льдины гладь реки.
И Домино прыгнул на льдину
Всему на свете вопреки.

Вся свора здесь остановилась,
И провожала вдаль его
С лаем, которого не снилось.
Лис был от них уж далеко.

Но Гекла не остановилась, -
Прыгнув на льдину, понеслась
За Домино. Река явилась
Бурным потоком. Геклы пасть

Была полна бешенством злобы.
А впереди ждал водопад.
И тут река вдруг повернула.
Дальше никто не видел ад.

- Прощай, дружище! – крик раздался, -
Ты жил, как истинный герой!
Как воин истинный сражался.
Судьбы ж не избежать порой…

А Домино на одной льдине,
И Гекла на льдине другой
В водовороте очень сильном
Были в аду одной ногой.

Все приближалося к развязке, -
Шум водопада впереди
Влек за собою конец сказки.
Тела их будет не найти.

Но льдина нашего героя,
Что раньше посреди реки
Плыла, теперь совсем готова
Прибиться к берегу. Шаги,

Собрав последние все силы,
Ускорил славный Домино,
И, разогнавшись, прыгнул с льдины,
А Геклу дальше понесло.

И там, среди нагроможденья
Шума реки и льдов ее,
Раздался рев остервененья…
Погибла Гекла. Это все.

из 9 альбома

музыкальное приложение к поэме:
группа Сплин, композиция "Жертва талого льда"

Рейтинг: 0 412 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!