Поцелуй небес

27 января 2015 - Дина Немировская
article267495.jpg
ДЕЛЬФИНЫ

В добродушном поклоне
Выгнув влажные спины,
К берегам Ашкелона
Подплывают дельфины.
И поют песни людям,
Ошалевшим от взрывов,
В гулком скопище будней
С элементом наива.
Как посланники Бога
Эти добрые знаки.
Пусть вселяют тревогу
Гулким лаем собаки,
Но дельфины – поэты!
И они знают точно:
Этим давящим летом
Ход времён не закончат
Те, кто смерть насылает
На холмы и просторы.
О, посланники рая,
Кто же с вами поспорит?
Песни их – как молитвы.
В них – единство и сила,
Чтоб кровавая битва
Больше нас не крушила.
В единении этом
Нет ни фальши, ни тлена.
Да, дельфины – поэты!
Нам они – соплеменны!

***

В подъезде элитного дома
Такой на окне солнцепёк!
Здесь вянет до боли знакомый
Совсем не элитный цветок.
Он листья сомкнул, как ракита,
К воде устремляя порыв.
Вы знаете, что хлорофитум
До трепета неприхотлив?
Ему бы хоть капельку влаги,
Лишь малость заботы – и он
Украсит смиренной отвагой
Просторный престижный балкон.
Но лифты проносятся мимо
И лязгают нервно замки
В чаду сигаретного дыма
И непроходимой тоски.
Уж лучше бы сразу – на свалку!
Что будет грядущей зимой?..
Полейте цветок, если жалко!
А лучше – возьмите домой.

***

Дождинка – это поцелуй небес.
Услышанные временем, пространством,
Мы в странах разных ощущаем странность
И равнодушье к звукам местных месс.
Впав в запределье таинств облаков,
Щекой прильнув я – к тополю, ты – к пальме,
Одномоментно чуем звон хрустальный.
Пространство дали.
Чуткий гул веков.
Кто высотой целован – тот храним
Прикосновеньем мысли вдохновенной.
И – властью Слова.
И – юдолью плена.
Послушай, мой блаженный пилигрим,
Как музыка дождя сближает нас
Друг с другом.
С посвящёнными.
С былыми.
Всё это называется «во имя».
Внезапно и потом.
Здесь и сейчас.

***

Ковш Большой Медведицы так близок!
Не кори вином, не грей виной.
Ночь с улыбкой томной Моны Лизы
Ковш подносит нам с тобой штрафной.
В тёмный шарф укутывая звёзды,
Правит бал насмешливый июнь.
Над Землёй, растерянной и грозной,
Вещей птицей кружит Гамаюн.
Летний дождь бежит по водостоку,
Всхлипывая раненым зверьком.
Не с восхода, только лишь с востока
Нам грозят Гоморра и Содом.
Мир сошёл с ума? Не стало правды?
Мы не прячем виноватых глаз,
Точно зная: августейший август
Вновь подарит Яблоневый Спас.

***

Глаза полны солёной влагой.
Движенья сонны и тихи.
Пока не кончится бумага,
Печатаю твои стихи.

А за порогом – вечер. Вечность.
Вокзал. Оставленный перрон.
Начало странствий. Нам до встречи
Ночей и дней – за миллион.

Поманит ожиданьем чуда
Святая странная страна.
Не стоит плакать. Я не буду.
Ты не один. Я не одна.

Он с нами. Он стоит над бездной.
Пошлёт и отведёт грозу.
Он с кающихся глаз отверзнет
Любую горькую слезу.

Исполнит всякое желанье.
Научит, как в разлуке жить.
Пока не кончится дыханье,
Я буду верить и любить.

ЛЕВИТАН

Вечернее небо над Плёсом
Наполнено гордой тоской.
Прощай, левитановский остров,
Где только зимою покой.

Пестрит сувенирами пристань.
Вздыхает печально утёс.
Всё новых и новых туристов
Встречает рассеянно Плёс.

Собака по имени Веста
Бежит за хозяином вслед,
Виляя хвостом с интересом
Так много размеренных лет.

Лик мастера иконописен.
Создатель осенней порой
Вручил ему краски и кисти,
Водил его правой рукой.

НА КРЫШЕ

Почти в зените жаждущего лета
Мы замечаем унесённых ветром.
На облаках, за гранями, мирами,
Знакомые несутся очертанья.
Нам и вдвоём с тобой не слишком тесно,
Не давят узнавание, известность.
Здесь, наверху, не свысока – иначе
Решать легко глобальные задачи.
Выходит, мы с тобой – одной породы.
…А там, внизу – пространства, дни и годы,
Дела, хула, восторги и обиды,
Надежды, что распяты и убиты.
Той жилки, что пульсирует на шее,
Я ничего не видела роднее.
Спуститься или вознестись? – дилемма.
За абсолютной пустотою Лема
Следим с высот земных,
С низин небесных.
Вот здорово! -
Хоть что-то интересно…

НА ТРЕТЬЕ…

Вновь истории вехи
Нам пророчат беду.
Тени Третьего Рейха
Нервно курят в аду.
Третий Храм и не начат,
Отчего ж Сатана
Жуткую сверхзадачу
Довершает сполна?
Почему водостоки
Горькой крови полны?
Там, на Ближнем Востоке,
Не слыхать тишины.
Майданулась Украйна.
Охамасел ислам.
Рушат разные страны
Непостроенный Храм.
Времена – половинны.
Что скрывает Коран?
Привкус Герцеговины
Устремится с Балкан.

***

Нам некогда молчать!
Сказать так много нужно,
Что мысли - вперехлёст,
Накатами, вразлад.
Перед тобой была
И буду безоружна,
Не в силах отвести
Заворожённый взгляд.
Всё тянется давно.
Щекочет снова пятку
Заползший в башмачок
Тихоня-муравей.
Наверное, бежать
Мне нужно без оглядки.
Но твой порыв сильней,
Чем гулкий шум ветвей.
Грохочет нервный мост
У нас над головами.
Уже почти у звёзд
Рассветных ты и я.
Без устали, вне снов
Так пристально за нами
Следят мои-твои
Погибшие друзья.

***
Не бойся! Я прошу всего лишь отблеска.
Дождинки. А грозу оставь для будущей.
Не нужно неба. Дай всего лишь облако!
Обнимемся.
Отнимемся.
Забудемся.
Всё утрясётся. Примет очертания
Чертей рогатых и румяных яблочек.
Мне всё известно наперёд, заранее –
Я в общем-то совсем тебе до лампочки!
Я в общем-то совсем тебе до фенечки.
Сейчас гляжусь в тебя и носом хлюпаю.
А утречком возьму-ка в руки веничек
И вымету тебя из сердца глупого!

***
Не вдохновляет снег,
Ни высь, ни птичьи стаи.
Высь может потускнеть,
А снег приучен таять.
Вновь захотелось в край
Торжественный и синий,
Где вечен птичий грай
В просторе пальм и пиний.
Но стоит побывать
Вдали хотя бы в грёзах –
Захочется опять
И снега, и мороза.

ВТОРОСТЕПЕННЫЕ ГЕРОИ

Они бредут нечётким строем,
Сливаясь с зеленью ветвей,
Второстепенные герои
Судьбы изломанной моей.
Не у меня одной такое.
И часто, вовсе не со зла,
Твердим лишённому покоя:
«Вот нехотя с ума свела!»
Кому и сколько на подмостках
Царить – не нами решено.
И равнодушье отголоском
Горчит, как терпкое вино.
Невнятен и немногословен
Порой бывает переход.
Сегодня ты – герой-любовник,
А завтра станешь – эпизод.
И с той, что царствует на троне
сейчас,
через случайный час
Слетает с грохотом корона.
И заглушает зелень кроны
Отчаянье зелёных глаз.

ПОДСОЛНУХИ

Внезапно сошедши с полотен Ван Гога,
Подсолнухи страстью пленили дорогу.
Они в середине палящего лета
Несут в себе ярость азарта и света,
Который так резок,
столь пристально-ярок,
Сколь долго желанный и сочный подарок.

В пыли, безрассудны и дикорастущи,
Они завлекают то в чащи, то в кущи.
Мы, им повинуясь, почуем провинность
Лишь в том, что невнятны, слегка половинны.
Они – нам пример безрассудства и прыти,
Особость манер завлекает: «Смотрите!»

Да что говорить!
Лишь слепой не заметит,
Как рядом с тобой
Солнце жарит – не светит!
Не просто сияет – сжигает восторгом,
что,
испепеляясь,
сгораю покорно…

… Возможно, вот так же само-незабвенно
Винсент оживлял их к приезду Гогена.

© Copyright: Дина Немировская, 2015

Регистрационный номер №0267495

от 27 января 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0267495 выдан для произведения: ДЕЛЬФИНЫ

В добродушном поклоне
Выгнув влажные спины,
К берегам Ашкелона
Подплывают дельфины.
И поют песни людям,
Ошалевшим от взрывов,
В гулком скопище будней
С элементом наива.
Как посланники Бога
Эти добрые знаки.
Пусть вселяют тревогу
Гулким лаем собаки,
Но дельфины – поэты!
И они знают точно:
Этим давящим летом
Ход времён не закончат
Те, кто смерть насылает
На холмы и просторы.
О, посланники рая,
Кто же с вами поспорит?
Песни их – как молитвы.
В них – единство и сила,
Чтоб кровавая битва
Больше нас не крушила.
В единении этом
Нет ни фальши, ни тлена.
Да, дельфины – поэты!
Нам они – соплеменны!

***

В подъезде элитного дома
Такой на окне солнцепёк!
Здесь вянет до боли знакомый
Совсем не элитный цветок.
Он листья сомкнул, как ракита,
К воде устремляя порыв.
Вы знаете, что хлорофитум
До трепета неприхотлив?
Ему бы хоть капельку влаги,
Лишь малость заботы – и он
Украсит смиренной отвагой
Просторный престижный балкон.
Но лифты проносятся мимо
И лязгают нервно замки
В чаду сигаретного дыма
И непроходимой тоски.
Уж лучше бы сразу – на свалку!
Что будет грядущей зимой?..
Полейте цветок, если жалко!
А лучше – возьмите домой.

***

Дождинка – это поцелуй небес.
Услышанные временем, пространством,
Мы в странах разных ощущаем странность
И равнодушье к звукам местных месс.
Впав в запределье таинств облаков,
Щекой прильнув я – к тополю, ты – к пальме,
Одномоментно чуем звон хрустальный.
Пространство дали.
Чуткий гул веков.
Кто высотой целован – тот храним
Прикосновеньем мысли вдохновенной.
И – властью Слова.
И – юдолью плена.
Послушай, мой блаженный пилигрим,
Как музыка дождя сближает нас
Друг с другом.
С посвящёнными.
С былыми.
Всё это называется «во имя».
Внезапно и потом.
Здесь и сейчас.

***

Ковш Большой Медведицы так близок!
Не кори вином, не грей виной.
Ночь с улыбкой томной Моны Лизы
Ковш подносит нам с тобой штрафной.
В тёмный шарф укутывая звёзды,
Правит бал насмешливый июнь.
Над Землёй, растерянной и грозной,
Вещей птицей кружит Гамаюн.
Летний дождь бежит по водостоку,
Всхлипывая раненым зверьком.
Не с восхода, только лишь с востока
Нам грозят Гоморра и Содом.
Мир сошёл с ума? Не стало правды?
Мы не прячем виноватых глаз,
Точно зная: августейший август
Вновь подарит Яблоневый Спас.

***

Глаза полны солёной влагой.
Движенья сонны и тихи.
Пока не кончится бумага,
Печатаю твои стихи.

А за порогом – вечер. Вечность.
Вокзал. Оставленный перрон.
Начало странствий. Нам до встречи
Ночей и дней – за миллион.

Поманит ожиданьем чуда
Святая странная страна.
Не стоит плакать. Я не буду.
Ты не один. Я не одна.

Он с нами. Он стоит над бездной.
Пошлёт и отведёт грозу.
Он с кающихся глаз отверзнет
Любую горькую слезу.

Исполнит всякое желанье.
Научит, как в разлуке жить.
Пока не кончится дыханье,
Я буду верить и любить.

ЛЕВИТАН

Вечернее небо над Плёсом
Наполнено гордой тоской.
Прощай, левитановский остров,
Где только зимою покой.

Пестрит сувенирами пристань.
Вздыхает печально утёс.
Всё новых и новых туристов
Встречает рассеянно Плёс.

Собака по имени Веста
Бежит за хозяином вслед,
Виляя хвостом с интересом
Так много размеренных лет.

Лик мастера иконописен.
Создатель осенней порой
Вручил ему краски и кисти,
Водил его правой рукой.

НА КРЫШЕ

Почти в зените жаждущего лета
Мы замечаем унесённых ветром.
На облаках, за гранями, мирами,
Знакомые несутся очертанья.
Нам и вдвоём с тобой не слишком тесно,
Не давят узнавание, известность.
Здесь, наверху, не свысока – иначе
Решать легко глобальные задачи.
Выходит, мы с тобой – одной породы.
…А там, внизу – пространства, дни и годы,
Дела, хула, восторги и обиды,
Надежды, что распяты и убиты.
Той жилки, что пульсирует на шее,
Я ничего не видела роднее.
Спуститься или вознестись? – дилемма.
За абсолютной пустотою Лема
Следим с высот земных,
С низин небесных.
Вот здорово! -
Хоть что-то интересно…

НА ТРЕТЬЕ…

Вновь истории вехи
Нам пророчат беду.
Тени Третьего Рейха
Нервно курят в аду.
Третий Храм и не начат,
Отчего ж Сатана
Жуткую сверхзадачу
Довершает сполна?
Почему водостоки
Горькой крови полны?
Там, на Ближнем Востоке,
Не слыхать тишины.
Майданулась Украйна.
Охамасел ислам.
Рушат разные страны
Непостроенный Храм.
Времена – половинны.
Что скрывает Коран?
Привкус Герцеговины
Устремится с Балкан.

***

Нам некогда молчать!
Сказать так много нужно,
Что мысли - вперехлёст,
Накатами, вразлад.
Перед тобой была
И буду безоружна,
Не в силах отвести
Заворожённый взгляд.
Всё тянется давно.
Щекочет снова пятку
Заползший в башмачок
Тихоня-муравей.
Наверное, бежать
Мне нужно без оглядки.
Но твой порыв сильней,
Чем гулкий шум ветвей.
Грохочет нервный мост
У нас над головами.
Уже почти у звёзд
Рассветных ты и я.
Без устали, вне снов
Так пристально за нами
Следят мои-твои
Погибшие друзья.

***
Не бойся! Я прошу всего лишь отблеска.
Дождинки. А грозу оставь для будущей.
Не нужно неба. Дай всего лишь облако!
Обнимемся.
Отнимемся.
Забудемся.
Всё утрясётся. Примет очертания
Чертей рогатых и румяных яблочек.
Мне всё известно наперёд, заранее –
Я в общем-то совсем тебе до лампочки!
Я в общем-то совсем тебе до фенечки.
Сейчас гляжусь в тебя и носом хлюпаю.
А утречком возьму-ка в руки веничек
И вымету тебя из сердца глупого!

***
Не вдохновляет снег,
Ни высь, ни птичьи стаи.
Высь может потускнеть,
А снег приучен таять.
Вновь захотелось в край
Торжественный и синий,
Где вечен птичий грай
В просторе пальм и пиний.
Но стоит побывать
Вдали хотя бы в грёзах –
Захочется опять
И снега, и мороза.

ВТОРОСТЕПЕННЫЕ ГЕРОИ

Они бредут нечётким строем,
Сливаясь с зеленью ветвей,
Второстепенные герои
Судьбы изломанной моей.
Не у меня одной такое.
И часто, вовсе не со зла,
Твердим лишённому покоя:
«Вот нехотя с ума свела!»
Кому и сколько на подмостках
Царить – не нами решено.
И равнодушье отголоском
Горчит, как терпкое вино.
Невнятен и немногословен
Порой бывает переход.
Сегодня ты – герой-любовник,
А завтра станешь – эпизод.
И с той, что царствует на троне
сейчас,
через случайный час
Слетает с грохотом корона.
И заглушает зелень кроны
Отчаянье зелёных глаз.

ПОДСОЛНУХИ

Внезапно сошедши с полотен Ван Гога,
Подсолнухи страстью пленили дорогу.
Они в середине палящего лета
Несут в себе ярость азарта и света,
Который так резок,
столь пристально-ярок,
Сколь долго желанный и сочный подарок.

В пыли, безрассудны и дикорастущи,
Они завлекают то в чащи, то в кущи.
Мы, им повинуясь, почуем провинность
Лишь в том, что невнятны, слегка половинны.
Они – нам пример безрассудства и прыти,
Особость манер завлекает: «Смотрите!»

Да что говорить!
Лишь слепой не заметит,
Как рядом с тобой
Солнце жарит – не светит!
Не просто сияет – сжигает восторгом,
что,
испепеляясь,
сгораю покорно…

… Возможно, вот так же само-незабвенно
Винсент оживлял их к приезду Гогена.
Рейтинг: +1 245 просмотров
Комментарии (1)
Марина Попенова # 7 февраля 2015 в 15:36 0
8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9 live1
 

 

Популярные стихи за месяц
158
125
93
93
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
91
88
81
71
70
70
66
УЧИТЕЛЬ 24 октября 2017 (Николина ОзернАя)
60
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
59
57
56
56
55
Красота 25 октября 2017 (Ольга Боровикова)
54
52
Осеннее 11 ноября 2017 (Нина Колганова)
50
49
49
44
Наши мысли... 10 ноября 2017 (Виктор Лидин)
41
40
40
39
39
37
В ДОРОГЕ 1 ноября 2017 (Рената Юрьева)