ГлавнаяПоэзияКрупные формыЦиклы стихов → НАМ ОСЕНЬ ДАРИТ НОВОЕ СВИДАНЬЕ (лирический цикл)

 

НАМ ОСЕНЬ ДАРИТ НОВОЕ СВИДАНЬЕ (лирический цикл)

16 сентября 2013 - Дина Немировская
article159255.jpg
Песня на мои стихи (муз. и исп. Ка Сандры) звучит здесь:  http://www.chitalnya.ru/work/56247/

* * *

Чуть только начнут листать
Ветра тополиную проседь,
В мой город лиловый опять
На цыпочках входит осень.

Приходит незримо, как тень –
А небо уже суровей.
И вот уже хмурит день
Свои удивлённые брови.

Вот, бросив насмешливый взгляд,
Сентябрь прикинулся маем.
Деревьям сменил наряд –
И город неузнаваем!

РОЩИЦА

Зимой совсем разденется,
Пугая облака.
Но рощица-роженица
Зелёная пока.

Когда в своих скитаниях
Поймёшь, что одинок,
И ближнего, и дальнего
Утешит тополёк.

Всплакнуть захочешь – с ивою.
Она слезу утрёт.
Поверьте, нет красивее,
Чем рощицин народ.

И вот уже не плачется.
Не обманул прогноз,
А в хороводе пляшется
В кругу подруг-берёз.


* * *

Осенний лист. Твой аккуратный почерк –
Записочка, просунутая в дверь.
В ней уместилась ровно пара строчек:
С кем ты сейчас, где ждёшь меня теперь.

На летнем и зелёном не напишешь
И пары слов. А этот сохраню.
Кто в нашей жизни станет третьим лишним?
Я не себя и не тебя виню.

Нам осень дарит новое свиданье.
Мы рядом, несмотря на суету.
А вот и я! Бегу без опозданья!
И благодарна жёлтому листу.

* * *

Сравните линии руки
С прожилками листа кленового,
Но не того, что стал сухим,
Безжизненным и заколдованным.
Нет! С клейким новеньким листом
Ладонь сравните – и узнаете:
Пустых обид ненужный ком
Растает дымкой, в небе тающей.
Дарует нам познанье суть
Вселенского и настоящего.
И в этом – ежедневный путь
Всего и сущего, и вящего.

* * *

Я сегодня – Осень. Ты – в небесной власти.
Значит, наступают времена ненастий.
Всё переиначу! Пусть – никто не любит!
Быть сегодня в плаче водосточным трубам!

Всё я понимаю, всё прекрасно слышу.
Тучи отжимаю над твоею крышей.
Град в окно забьётся, как в немом кошмаре,
А захочешь солнца – молнией ударю!

Я сегодня – Осень. У меня – экзамен.
Небо захлебнётся глупыми слезами.
В исподлобном взгляде – отзвуки трамваев.
Я с деревьев пряди рыжие срываю.

Я сегодня – буря. У меня – экзамен.
Пусть тебя нахмурит огненная память!
За окном фонарь горит немым вопросом.
Мне сегодня грустно. Я сегодня – Осень.

* * *

Осень ревёт водосточными трубами.
Тучи терзают набухшую синь.
Было – и не было. Прибыло – убыло.
Всё хорошо. Успокойся. Остынь.

Белые кролики. «Крестики-нолики».
Вечность медлительна, сонна… Хотя
Мимо стремительно едет на роликах
Красный октябрь. Распрекрасный октябрь.

Осень, я плачу! Свернёмся калачиком.
Станет спокойно и очень легко.
Ну погрози мне, пожалуйста, пальчиком
С наманикюренным коготком!

ТРАВА

Сентябрь, казалось, списанный с картин
Взволнованною кистью Левитана,
Был обновлённым и немного странным.
Всё ластился, зализывая раны,
Не постигая между тем глубин.

Ночь морщилась дождём в урочный час,
Мигая сонно звёздами-глазами.
И то, что начиналось между нами,
Всё проплывало как бы мимо нас.

Печальны были звуки и слова.
И всякий раз с предутренним ознобом
Мой разум повторял с усмешкой сноба,
Что я – ничто. Что я – трава. Трава?!..

Полуденным упрёком: « Ты – трава!»
Дышали пенопленовые стены
И запах безалаберной измены
Качал свои непрочные права.

Но я живу рассудку вопреки
И осязаю этот мир лучистым.
По-прежнему проносятся со свистом
Насмешливые шарики тоски.

По-прежнему приходят сентябри.
Они, как ни крути, во многом правы,
И к солнцу тянутся цветы и травы,
Порой не отличаясь кротким нравом
Растерянной, растерзанной зари.

ПОДРУГА

Размывая горизонты,
Шпарит дождь порочным кругом.
Надо мной раскрыла зонтик
Наша давняя подруга.

Я разгадываю ребус:
Для чего привёз, не знаю,
К дому старому троллейбус,
Оправдавшись: «Окружная!»

В наших лицах грусть, усталость,
Сеть морщин на лицах наших.
Вас когда-то ревновала
Я к красавице Наташе.

Чем-то мы теперь похожи.
И она, конечно, помнит:
Пятилетием моложе
Мы шагали рядом к дому.

Саксофонные уроки,
Недомытые тарелки…
Обсуждали по дороге
Наши новые проделки.

А потом два года было
Нам с Наташкой не до смеха.
Письма. Новые могилы.
Он уехал. Ты уехал.

Чем он грезит? Чем ты дышишь?
Как вокруг разит бензином!
Каждая в письме опишет
Эту встречу утром длинным.


СОВСЕМ ДРУГАЯ ОСЕНЬ

Осень на иврите - просто "став".
Односложно-краткий всполох зноя.
Солнца и хамсина душный сплав,
Время ожиданья и покоя.

Здесь совсем иные сентябри,
Мало чем от летних отличимы.
В ноябре дыхание зари
Никогда не предвещает зиму.

Радостно сияет небосвод
Постоянно, вечно - круглый год.

Но чего-то всё же не хватает.
Птицы на зимовье прилетают
Отогреться от ветров и тьмы.

А дожди здесь с декабря - не раньше.
Осень тут ласкает, а не ранит.
Паутинки бабье-летней тканью
Кружат в хороводе кутерьмы.

Невзирая на мельканье ящериц,
Осень кажется ненастоящею.

Медоносно-яблочный устав
Новогодним тостом произносит
Осень. На иврите - просто "став".
Не моя. Совсем другая осень...

СТАЯ

Стая чаек на реке.
Чинно, смирно, не печалясь,
Мы с моста – рука в руке –
Наблюдаем стаю чаек.

Белый день, вчерашний снег
Среди осени блаженной
Присмиряет вечный бег
Этой трогательной сценой.

Не взлетай, волшебный миг!
Мост пружинится от гуда
Тех, кто в спешке не постиг
Это маленькое чудо.

И когда в ночи у звёзд
Примешься просить случайность,
Я напомню: шумный мост,
Первый снег. И стая чаек.


* * *

Памяти Анатолия Резанова

В этой осени рыже-зелёной
Заблудиться почти не боюсь.
Оказалось: могу быть влюблённой
И доверить тебе боль и грусть.

Что тебе до меня, граф Резанов?
Я крылатой давно не была.
Приземлили далёкие страны.
Отрезвила разлукою мгла.

В недостроенной брошенной шхуне
С терпким запахом прелой листвы
Я читаю стихи об июне,
Не страшась потерять головы.

Закружила, совсем как девчонку,
Осень вихрем воскресших надежд.
Ты влюбился в пушистую чёлку.
Ты мне снишься – хоть охай, хоть режь!

Просыпаюсь почти что со стоном
Одинокой и злой поутру.
А в блокноте – пароль телефонный
Да ещё: твой e-mail. Точка. Ру.

* * *

Вот и некому больше
за мной докурить сигарету.
Я на Дарвинский мост,
как на давешний пирс,
выхожу
И кидаю в Канаву 
немелкую ныне монету,
Оттого, что роднюсь с этим городом,
ибо дружу
с белой чайкой.
Не ты ли в нечаянном
странном обличье
Воспарил надо мной и мостом,
Убиенный мой? 
Ты?..
А во всём остальном –
маета, суета и двуличье
И почти что размыты
пространные дни и мосты,
нас связавшие некогда.
Осень вступает в кварталы
полноправной хозяйкой
слегка порыжевшей листвы.
В подсознании я
отмечаю привычно оскалы,
Что дарили нам прежде
фасадные старые львы.
Мне с проплывшего облака
облик кивает знакомый.
Прислонюсь головою бедовой,
как прежде учил ты, к стволу.
Тут и там – не твоя.
Там и тут – всё равно я не дома.
Бабьелетние тайны 
заметны
на каждом углу…

* * *

Я страшусь этих кладбищ, разросшихся, пасмурных, жадных,
Понимая, что тлеет в могиле лишь бренная плоть,
Приезжаю сюда, оттого, что вселенская жалость
Вкупе с памятью душит за тех, кого встретил Господь.

Их не нужно жалеть – тех, кто ныне и присно – у Трона.
Только знать бы – у Трона ли, или – неведомо где?
На осенних погостах жиреют и бродят вороны,
Да белеют кресты, как последняя метка в беде.

Ты с бедою – один на один. И ничем не поможешь –
Ни молитвой, поскольку за мёртвых молиться – табу,
Ни мотивом из юности – этого дважды не сложишь,
Ни порывом твою и свою переделать судьбу.

А над строем могил простирается гулкое небо,
Нам аукать в него из пространной печали-тоски
Навсегда суждено. Для себя. Вовсе не на потребу –
Что сейчас далеки, оказались предельно близки.

Я страшусь тех погостов, где правит зажравшийся Молох.
Город юности стал ханакой пепелищ да гробов.
Пёс скулит на могиле. И в этом обиженном соло –
То, чего не отнять и которому имя – Любовь.

* * *

Казалось: нам друг друга дарит осень -
Всё та же горечь одиноких глаз.
Ровесник всех моих несносных вёсен,
Куда девался ты на этот раз?

Что сказано за две недолгих встречи?
Дела, дела! – сгорели б вы дотла!
Иных из наших нет. Других – долечат.
В полёт готовься, ведьмина метла!

По ближним и далёким зарубежьям
За яствами и прочим багажом
Разъехались ровесники. А нежность
Стоит в плаще лиловом за углом.

Живём-летим по склону вырожденья.
Ошибки обоюдные круты.
И потонуло чудное мгновенье
Под грудой суеты и пустоты.

Слабо завлечь Пегаса в наши сани!
Поверь, теперь не долго ждать зари.
Ты блоковскими умными глазами
Смелей на Незнакомку посмотри.

© Copyright: Дина Немировская, 2013

Регистрационный номер №0159255

от 16 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0159255 выдан для произведения: Песня на мои стихи (муз. и исп. Ка Сандры) звучит здесь:  http://www.chitalnya.ru/work/56247/

* * *

Чуть только начнут листать
Ветра тополиную проседь,
В мой город лиловый опять
На цыпочках входит осень.

Приходит незримо, как тень –
А небо уже суровей.
И вот уже хмурит день
Свои удивлённые брови.

Вот, бросив насмешливый взгляд,
Сентябрь прикинулся маем.
Деревьям сменил наряд –
И город неузнаваем!

РОЩИЦА

Зимой совсем разденется,
Пугая облака.
Но рощица-роженица
Зелёная пока.

Когда в своих скитаниях
Поймёшь, что одинок,
И ближнего, и дальнего
Утешит тополёк.

Всплакнуть захочешь – с ивою.
Она слезу утрёт.
Поверьте, нет красивее,
Чем рощицин народ.

И вот уже не плачется.
Не обманул прогноз,
А в хороводе пляшется
В кругу подруг-берёз.


* * *

Осенний лист. Твой аккуратный почерк –
Записочка, просунутая в дверь.
В ней уместилась ровно пара строчек:
С кем ты сейчас, где ждёшь меня теперь.

На летнем и зелёном не напишешь
И пары слов. А этот сохраню.
Кто в нашей жизни станет третьим лишним?
Я не себя и не тебя виню.

Нам осень дарит новое свиданье.
Мы рядом, несмотря на суету.
А вот и я! Бегу без опозданья!
И благодарна жёлтому листу.

* * *

Сравните линии руки
С прожилками листа кленового,
Но не того, что стал сухим,
Безжизненным и заколдованным.
Нет! С клейким новеньким листом
Ладонь сравните – и узнаете:
Пустых обид ненужный ком
Растает дымкой, в небе тающей.
Дарует нам познанье суть
Вселенского и настоящего.
И в этом – ежедневный путь
Всего и сущего, и вящего.

* * *

Я сегодня – Осень. Ты – в небесной власти.
Значит, наступают времена ненастий.
Всё переиначу! Пусть – никто не любит!
Быть сегодня в плаче водосточным трубам!

Всё я понимаю, всё прекрасно слышу.
Тучи отжимаю над твоею крышей.
Град в окно забьётся, как в немом кошмаре,
А захочешь солнца – молнией ударю!

Я сегодня – Осень. У меня – экзамен.
Небо захлебнётся глупыми слезами.
В исподлобном взгляде – отзвуки трамваев.
Я с деревьев пряди рыжие срываю.

Я сегодня – буря. У меня – экзамен.
Пусть тебя нахмурит огненная память!
За окном фонарь горит немым вопросом.
Мне сегодня грустно. Я сегодня – Осень.

* * *

Осень ревёт водосточными трубами.
Тучи терзают набухшую синь.
Было – и не было. Прибыло – убыло.
Всё хорошо. Успокойся. Остынь.

Белые кролики. «Крестики-нолики».
Вечность медлительна, сонна… Хотя
Мимо стремительно едет на роликах
Красный октябрь. Распрекрасный октябрь.

Осень, я плачу! Свернёмся калачиком.
Станет спокойно и очень легко.
Ну погрози мне, пожалуйста, пальчиком
С наманикюренным коготком!

ТРАВА

Сентябрь, казалось, списанный с картин
Взволнованною кистью Левитана,
Был обновлённым и немного странным.
Всё ластился, зализывая раны,
Не постигая между тем глубин.

Ночь морщилась дождём в урочный час,
Мигая сонно звёздами-глазами.
И то, что начиналось между нами,
Всё проплывало как бы мимо нас.

Печальны были звуки и слова.
И всякий раз с предутренним ознобом
Мой разум повторял с усмешкой сноба,
Что я – ничто. Что я – трава. Трава?!..

Полуденным упрёком: « Ты – трава!»
Дышали пенопленовые стены
И запах безалаберной измены
Качал свои непрочные права.

Но я живу рассудку вопреки
И осязаю этот мир лучистым.
По-прежнему проносятся со свистом
Насмешливые шарики тоски.

По-прежнему приходят сентябри.
Они, как ни крути, во многом правы,
И к солнцу тянутся цветы и травы,
Порой не отличаясь кротким нравом
Растерянной, растерзанной зари.

ПОДРУГА

Размывая горизонты,
Шпарит дождь порочным кругом.
Надо мной раскрыла зонтик
Наша давняя подруга.

Я разгадываю ребус:
Для чего привёз, не знаю,
К дому старому троллейбус,
Оправдавшись: «Окружная!»

В наших лицах грусть, усталость,
Сеть морщин на лицах наших.
Вас когда-то ревновала
Я к красавице Наташе.

Чем-то мы теперь похожи.
И она, конечно, помнит:
Пятилетием моложе
Мы шагали рядом к дому.

Саксофонные уроки,
Недомытые тарелки…
Обсуждали по дороге
Наши новые проделки.

А потом два года было
Нам с Наташкой не до смеха.
Письма. Новые могилы.
Он уехал. Ты уехал.

Чем он грезит? Чем ты дышишь?
Как вокруг разит бензином!
Каждая в письме опишет
Эту встречу утром длинным.


СОВСЕМ ДРУГАЯ ОСЕНЬ

Осень на иврите - просто "став".
Односложно-краткий всполох зноя.
Солнца и хамсина душный сплав,
Время ожиданья и покоя.

Здесь совсем иные сентябри,
Мало чем от летних отличимы.
В ноябре дыхание зари
Никогда не предвещает зиму.

Радостно сияет небосвод
Постоянно, вечно - круглый год.

Но чего-то всё же не хватает.
Птицы на зимовье прилетают
Отогреться от ветров и тьмы.

А дожди здесь с декабря - не раньше.
Осень тут ласкает, а не ранит.
Паутинки бабье-летней тканью
Кружат в хороводе кутерьмы.

Невзирая на мельканье ящериц,
Осень кажется ненастоящею.

Медоносно-яблочный устав
Новогодним тостом произносит
Осень. На иврите - просто "став".
Не моя. Совсем другая осень...

СТАЯ

Стая чаек на реке.
Чинно, смирно, не печалясь,
Мы с моста – рука в руке –
Наблюдаем стаю чаек.

Белый день, вчерашний снег
Среди осени блаженной
Присмиряет вечный бег
Этой трогательной сценой.

Не взлетай, волшебный миг!
Мост пружинится от гуда
Тех, кто в спешке не постиг
Это маленькое чудо.

И когда в ночи у звёзд
Примешься просить случайность,
Я напомню: шумный мост,
Первый снег. И стая чаек.


* * *

Памяти Анатолия Резанова

В этой осени рыже-зелёной
Заблудиться почти не боюсь.
Оказалось: могу быть влюблённой
И доверить тебе боль и грусть.

Что тебе до меня, граф Резанов?
Я крылатой давно не была.
Приземлили далёкие страны.
Отрезвила разлукою мгла.

В недостроенной брошенной шхуне
С терпким запахом прелой листвы
Я читаю стихи об июне,
Не страшась потерять головы.

Закружила, совсем как девчонку,
Осень вихрем воскресших надежд.
Ты влюбился в пушистую чёлку.
Ты мне снишься – хоть охай, хоть режь!

Просыпаюсь почти что со стоном
Одинокой и злой поутру.
А в блокноте – пароль телефонный
Да ещё: твой e-mail. Точка. Ру.

* * *

Вот и некому больше
за мной докурить сигарету.
Я на Дарвинский мост,
как на давешний пирс,
выхожу
И кидаю в Канаву 
немелкую ныне монету,
Оттого, что роднюсь с этим городом,
ибо дружу
с белой чайкой.
Не ты ли в нечаянном
странном обличье
Воспарил надо мной и мостом,
Убиенный мой? 
Ты?..
А во всём остальном –
маета, суета и двуличье
И почти что размыты
пространные дни и мосты,
нас связавшие некогда.
Осень вступает в кварталы
полноправной хозяйкой
слегка порыжевшей листвы.
В подсознании я
отмечаю привычно оскалы,
Что дарили нам прежде
фасадные старые львы.
Мне с проплывшего облака
облик кивает знакомый.
Прислонюсь головою бедовой,
как прежде учил ты, к стволу.
Тут и там – не твоя.
Там и тут – всё равно я не дома.
Бабьелетние тайны 
заметны
на каждом углу…

* * *

Я страшусь этих кладбищ, разросшихся, пасмурных, жадных,
Понимая, что тлеет в могиле лишь бренная плоть,
Приезжаю сюда, оттого, что вселенская жалость
Вкупе с памятью душит за тех, кого встретил Господь.

Их не нужно жалеть – тех, кто ныне и присно – у Трона.
Только знать бы – у Трона ли, или – неведомо где?
На осенних погостах жиреют и бродят вороны,
Да белеют кресты, как последняя метка в беде.

Ты с бедою – один на один. И ничем не поможешь –
Ни молитвой, поскольку за мёртвых молиться – табу,
Ни мотивом из юности – этого дважды не сложишь,
Ни порывом твою и свою переделать судьбу.

А над строем могил простирается гулкое небо,
Нам аукать в него из пространной печали-тоски
Навсегда суждено. Для себя. Вовсе не на потребу –
Что сейчас далеки, оказались предельно близки.

Я страшусь тех погостов, где правит зажравшийся Молох.
Город юности стал ханакой пепелищ да гробов.
Пёс скулит на могиле. И в этом обиженном соло –
То, чего не отнять и которому имя – Любовь.

* * *

Казалось: нам друг друга дарит осень -
Всё та же горечь одиноких глаз.
Ровесник всех моих несносных вёсен,
Куда девался ты на этот раз?

Что сказано за две недолгих встречи?
Дела, дела! – сгорели б вы дотла!
Иных из наших нет. Других – долечат.
В полёт готовься, ведьмина метла!

По ближним и далёким зарубежьям
За яствами и прочим багажом
Разъехались ровесники. А нежность
Стоит в плаще лиловом за углом.

Живём-летим по склону вырожденья.
Ошибки обоюдные круты.
И потонуло чудное мгновенье
Под грудой суеты и пустоты.

Слабо завлечь Пегаса в наши сани!
Поверь, теперь не долго ждать зари.
Ты блоковскими умными глазами
Смелей на Незнакомку посмотри.
Рейтинг: 0 285 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!