ГлавнаяПоэзияКрупные формыЦиклы стихов → НАЧАЛО (Первая половина 1970-хх)

 

НАЧАЛО (Первая половина 1970-хх)

 

НАЧАЛО

 

(Первая половина 1970-хх)

 

 

  1. Почему-то в любви…
  2. НА БЕРЕГУ
  3. МЕЖ НАМИ СТАРАЯ ЗЕМЛЯ
  4. ДУША ГОРОДА
  5. А может, из подземных переходов
  6. Коль одинок на свете
  7. Которую неделю
  8. Не приду к тебе утренним…
  9. ИЗ ШКУРНОЙ ЖИЗНИ
  10. А ведь бывает так всерьез…
  11. И от любви сбежал…
  12. НЕОКОНЧЕННЫЕ ТЕТРАДИ
  13. Были же рядом…
  14. Мы с тобою расстанемся…
  15. И судьба мне дадена…
  16. А сиреневый взляд…
  17. ПРЕДЧУВСТВИЕ РАССТАВАНИЯ
  18. Не хочу я тебя забыть…
  19. Может, сердцем оттаю…
  20. Все это, все было…
  21. И осознав минуты вещность…
  22. ТЫ УХОДИШЬ, ВЕЧНОСТЬ ПРИХВАТИВ
  23. ТЫ ИЗМЕНИЛАСЬ
  24. Лишь в романтике…
  25. Раз истощается душа…
  26. Да здравствует температура…      

                                           

1             

Почему-то в любви (так бывает всю жизнь)

Все мы верим в начало хорошего.

Все хотим, чтобы где-то паслись

Настроенья лиловые лошади…

2

НА БЕРЕГУ

Как вымпел отзовется

Порывов струйный сток.

А голос оборвется,

Как будто бы платок.

 

В природе не бывает

Спокойным струнный звон.

Стремительно стихает

Уставшей стали стон.

 

А ветер, словно вечер

По солнечным часам,

Заката краской плещет

По черным парусам.

 

И весело в погоне

Мне падал звездопад.

Подставьте же ладони!

Я звездами богат!

3

МЕЖ НАМИ СТАРАЯ ЗЕМЛЯ

Меж нами старая Земля,

Планета, ровным счетом.

Мне до тебя лететь три дня

Хвостатым самолетом.

Весь мир – пустыня без тебя,

А я – посередине.

Мне до тебя лететь три дня,

С сегодняшним – четыре.

Привета очень долго жду.

Своей рукой, на счастье,

Я тихо-тихо дни кладу

В почтовый долгий ящик.

4

ДУША ГОРОДА

А мы с тобой счастливые такие!

Открытой  лаской, щедростью, добром,

Как внуков нас встречает древний Киев,

Дорожки посыпая серебром.

 

Нас обнимает теплое барокко,

И кланяется вычурный ампир.

Таким домашним светом дарят окна

Загадочно зашторенных  квартир!

 

Нам улыбнутся старые фасады,

Зажмурятся лукаво фонари.

А нам сегодня лишь того и надо,

Играть друг с другом  в сладкое  “Замри!”

 

На шапке и на шубке искры света,

Вечерняя метелица  нежна.

Рука в руке, я так мечтал об этом,

Русалочка, снегурочка, княжна!

 

Взлетим наверх по лестнице винтажной,

В даль времени вглядимся чуть дыша.

Я здесь  тебе скажу о самом важном.

В том месте, где у города душа.

5

А может, из подземных переходов

Выходит грусть-тоска?

Двадцатый век.

А ей и дела нет до теплоходов,

До самолетов наших, до ракет.

И притяжение забот преодолев,

Подкрадываясь мягко и внезапно,

Она берет за сердце, словно лев,

Мохнатой и когтистой, теплой лапой.

Влюбленные! Что смотрите на снег?

Не спится вам полночною порою?

Вы, может быть, сейчас счастливей всех,

Живущих в этом мире под луною.

А может быть, с днепровских куполов,

Их позолотой сказочной расцвечен,

Прекрасней самых чудных слов

Приходит песня в этот зимний вечер.

 

Сказать тебе все сразу не могу.

Любить – как жить, и нелегко и просто.

А я тебе возьму и подарю

Труханов остров, Труханов остров.

 

Труханов остров – он не для строки.

Что в памяти моей его дороже?

На острове пески, пески, пески,

И в памяти пески и ветер тоже.

 

А счастье рядом, вот оно, взгляни!

Протянешь руку – бьется на ладони…

А за мостом огни, огни, огни

В воде застывшей, тихой и спокойной.

 

Ах, это время! Этот блеск реки!

А счастье? Вдруг оно не повторится?

Но где-то здесь, нахохлившись, сидит

Угрюмой вечности презрительная птица!

6

Коль одинок на свете,

Как отзвук давних бедствий,

Закон нарушив этим

Взаимных соответствий,

В плену непостоянства,

Познаньем утомлен,

Поймешь и связь пространства,

И двойственность времен.

И в прожитом до дырок

Догадка забрезжит:

Зачем же дан нам мир?

А для того, чтоб жить!

7

Которую неделю

Вот так и живу.

Ни во что не верю,

Ничего не жду.

В противоречивость

Погрузился весь.

Может, справедливость

Где-то в мире есть?

Может, на планете,

Там, на островах,

Есть весна в рассвете,

В травах и цветах?

И где нет измены,

Счастливо живут,

Где любовь священна,

Благодарен труд.

Благосклонно поле

К тем, кто сеет рожь.

А посеешь горе,

Что пожнешь?

8

Не приду к тебе утренним светом

И погаснет надежда, когда

В расставания сумрак одетым

Ты запомнишь меня навсегда.

 

Тишину потревожив немного

И стремительно, с легкой ноги,

Уходя  от родного порога,

Тихим шелестом смолкнут шаги.

 

А любовь меня, все же, достанет,

И, почувствовав муку втройне…

Милая! Вдруг она станет

Добровольным распятием  мне?

9

ИЗ ШКУРНОЙ ЖИЗНИ

И тут таков закон, быть может:

Чем выше и трудней полет,

Как только кто-то крылья сложит,

Так и падет!

 

… и вот, медвежьей шкурой,  лежу я на полу

и  по мне люди ходят, как будто по ковру!

 

Страшась зубастой пасти –

Хоть шкура, был же зверь!

К моей хозяйке часто

Стучатся гости в дверь.

 

Одни приходят чинно,

Садятся на диван

И рассуждают длинно

Про моды и экран.

 

Другие грустью модной

Всего себя связав,

Придут и мутно смотрят

В стеклянные глаза.

 

А третьи силой горды, -

Грозе лесов привет!

Бывает, плюнут в морду,

Когда хозяйки нет.

 

Да и она, забывшись,

Спешит когда куда,

Об мой когтище бывший

Споткнется иногда.

 

И не поймет, родная,

Вглядевшись свысока.

Что там лежит живая,

Не лапа, а рука.

 

Одни лишь шкуры знают:

Смирился, так лежи!

Когда в тебя вонзают

Не каблуки, ножи.

10

А ведь бывает так всерьез,

Что рано поутру,

В секунду рушатся мечты, надежды, планы,

И ты, как битый пес,

Ползешь в свою нору

Обиженно скуля, зализывая раны.

11

И от любви сбежал, как от заразы,

В бумаги белой разлинованную клеть.

С пера сползают строчки-дикобразы

Кричать, бороться, думать и гореть!

 

О, вдохновите, дайте  жить надежде!

Перевернется мир и зазвенит капель,

Все будет так и не таким, как  прежде

 Весна наступит вовремя, не подведет апрель!

 

Я докажу, я должен и достоин

Любви не только вашей, но других.

Я только силой побежденный воин.

Но духом крепок,  мощен и правдив!

12

НЕОКОНЧЕННЫЕ ТЕТРАДИ

Не все это шутки ради,

Жизни моей рубежи:

Неоконченные тетради,

Неначатые чертежи.

 

Мой жизненный счет не отсрочен.

И нужно успеть, не устать.

За двойственным контуром общим

Простые слова отыскать.

 

Когда-нибудь, лет через двести,

Копаясь в архивной тиши,

Историк нащупает вместе

Две строчки моей души.

 

Найдет и отложит все это,

Минутно  взгляд задержав:

Он, вроде бы, слышал где-то,

И, вроде бы,  где-то читал.

 

Подумает:  “Это не ново”,

Его повторяли  стократ.

Ведь это давно знакомо,

Об этом все говорят!

 

Не надо мне славы вечной.

Нет мысли мне этой милей:

Хотя бы одним словечком

Жить в памяти, в сердце людей.

13

Были же рядом,             

Были же вместе,

Что помешало весне?

Демоном памяти,

Демоном мести,

Ты прилетаешь во сне.

 

Слушай признание,

Девушка-песня:

Не покоряясь судьбе,

Силой, надеждою,

Верою, честью,

Я присягаю тебе.

14

Мы с тобою расстанемся,

Нам такая судьба.

Легче было б покаяться

И забыть навсегда.

 

Будто кто-то в троллейбусе

Незнакомый, стоял.

Хочешь плачь, исповедуйся,

Образ был и пропал,

 

В синей дымке растаяло

Обаянье его.

А в душе не оставило

Ничего, ничего.

 

Мы с тобой не повенчаны,

Только в памяти след.

Радость, девочка, женщина –

Что-нибудь бы в ответ!

 

Будто что-то не высказал,

Будто что-то забыл.

И, как будто, воистину

Оглянуться нет сил.

 

Попрощаться - да где уж там!

И бежишь от себя,

Словно юная девушка

Поглядит на тебя.

15

И судьба мне дадена...

Путь-дорожка дальняя,

Вместо сна залетного - полуночный бред.

Счастие украдено, болью сердце ранено...

А любовь-то ранняя,

Незаживший след.

 

С чьей не знаю, помощью,

В ласковые речи

Я поверил заново - в  утренний рассвет…

Будут сниться полночью

Девичии плечи

И виски усеивать яблоневый цвет...

16

А сиреневый взгляд вопросом

От наивности так и жжет:

Что же,  юноша медноголосый,

Что же ждет тебя, что же ждет?

 

А я осеннюю песню поэта

На один бы лишь взгляд променял.

Точно также глядит с портрета

Моя молодость на меня…

17

ПРЕДЧУВСТВИЕ РАССТАВАНИЯ

Поцелуй меня ты на прощанье!

Навсегда придется мне уйти.

О тебе цветы воспоминаний

Растеряю где-то на пути.

 

И придет щемящая разлука.

Новый день родится и умрет.

А тебя вечерней жизни скука

От меня оттянет, оторвет.

 

В сожалении, обиде и заботе

Зашагаю молча,  далеко.

Оглянусь мельком на повороте,

Ты взмахни мне бережно рукой!

 

Широко, спокойно и беспечно

Заживешь, не помня обо мне.

Верю, нам судьба готовит встречу

В затуманной, дальней стороне.

 

И скажу, полуседой от пыли

Неудач и жизни суеты:

Как хочу, чтобы меня любили,

Как хочу, чтобы любила ты!

18

Не хочу я тебя забыть,

Без тебя ничего не мило.

Ни  писать, ни страдать, ни жить

Ни любить не могу вполсилы.

 

И не знаю я чувства полней,

И себя лишь в одном виню,

Что не смог отыскать нежней

И прекраснее слова люблю.

 

Что поделаешь, наши пути

Повстречавшись, расходятся где-то.

То, что сразу не смог уйти

Ты пойми и прости за это.

 

Ведь пройдет еще столько дней,

Незаметно сменяя даты,

Пока станет любви сильней

Нестерпимое чувство утраты.

19

Может, сердцем оттаю.

Грусть стихом продолбив.

Словно жуткую книгу читаю,

Чьей-то первой любви.

 

Ты, услышав сегодня,

Что я где-то погиб,

Улыбнулась, - теперь я свободна

От упреков любых

 

Что, не видное глазу,

Стало сердцу бы в рост?

Ты избавилась сразу

Ото всех неудобств.

 

Только память застыла:

Поцелуями губы связав,

Тихо шепчешь мне: Милый,

Ты не прав, ведь не прав?

20

Все это, все было прежде…

Проходит в вишенном цвете

Поезд Доброй Надежды, -

Самый медленный поезд на свете.

21

…и осознав минуты вещность,

В делах обычных видеть вечность…

 

Узнав не только из газет,

Про мост, что на ДВРЗ.

 

Мне очень нравится  настрой

Вернуться в Сахалинморстрой!

 

Мы  там  с друзьями  вчетвером

Дадим  стране второй  паром. (1)

 

Забыв, что на углу Владимирской

Зеваки бродят день-деньской.

 

Не вспомнив, что и днем и ночью

Там за поэзиями очередь.

 

Или, мечты рассеяв дым,

Уехать бы опять в Надым,

 

Предпочитая всем местам

Стихи свои читать бы там?

 

О, как хочу, забыв про вечность,

В делах обычных видеть вещность!

 

22

ТЫ УХОДИШЬ, ВЕЧНОСТЬ ПРИХВАТИВ

 

…Жду, чтобы вселенский примитив

Навсегда движенье прекратил.

 

И планеты, соскочив с орбит,

Всковыряли  каплями зенит.

 

Ты уходишь, вечность прихватив…

 

А на рожь упал метеорит,

Ветра вихрь, и вот она горит.

 

Хлеб, взращенный мукою труда,

Просто уничтожить навсегда.

 

Слезы плавят камень и металл!

И в Анголе применен напалм. (2)

 

И детей выносят из огня

Там, конечно, тоже без меня.

 

Ты уходишь, вечность прихватив…

 

А французский новый термояд

Австралийцы не предотвратят.  (2)

 

Может, потому-то в  Ле-Бурже

Гибнут самолеты в вираже. (2)

 

С N-ской базы поднялся “Фантом”,

На Камбоджу, а в Лаос потом. (2)

 

У дороги №5 начался бой.

Что еще уносишь ты с собой? (2)

 

Мне приснилась черная звезда,

Черный камень, мертвая вода.  (3)

 

Я кричу тебе в сегодня из вчера:

“Ну  пускай любовь обречена,

 

Не был бы радиоактивен снег,

А печаль мы разделили бы на всех! ” (3)

 

Слаб, наверное,  был голос мой и тих.

Боль планеты делим на двоих.

23

ТЫ ИЗМЕНИЛАСЬ…

Ты изменилась,

Ты мне изменилась так,

Что в милой женщине моей

Уже не вижу больше изменений.

На стене

Огней вечерних светотени.

Оттуда, где нет света – тени,

Измятые две параллели

Того, чего давно уж нет…

Я сквозь решетки строк протягиваю руки,

Свои когда-то ласковые руки,

Черты лица твои, как звуки

Сквозь пальцы протекли.

Шагов стихающие капли

Упали, а слова иссякли

И, вместо встречных звуков в такте

Слеза печальная катилась…

Ты изменилась.

24

Я в романтике красных суббот

Нахожу оправдание будням.

Тем, кому это скучно и трудно

Оправданья вовек не дано.

 

Есть потребность у русской души,

Чтобы дело вертелось, горело.

Жаждут руки добро совершить,

И усталости требует тело.

 

Я о молодости, о судьбе,

О ночах соловьиного свиста.

Я о том, что разбудят в тебе

Предрассветные трубы горнистов.

 

Что истории тонкая  нить,

Что мне славить и что мне  узнать, (4)

Что мне спрашивать, как  сохранить

Неоконченную эту  тетрадь?

 

Водопад полустертых имен

Захлестнет со страницы упрямо.

А в окна врывается прямо

Мозаика алых знамен!

25

Раз истощается душа,

Нельзя позволить отдых телу.

Я буду жить, добро верша,

Ворочать горы, делать дело.

 

Учиться и других учить,

Разбегу в жизнь и в час – полету.

Попробую судьбу вложить

В день инженера, в ночь поэта.

 

По вечерам валиться с ног,

Благословлять свою усталость,

Как хлеб, как песню, как итог,

Как высшую от Бога данность.

26

Да здравствует температура

Высоких чувств, высоких дней!

Да сбудется литература

Судьбы моей, страны моей!

 

Одушевление машин –

Так называется работа.

Все для нее, но есть забота,

Особая потребность у души:

 

Так рассказать, чтобы узнали

И обо мне, и о других.

В каких безбрежных дальних далях

Работают друзья мои.

 

Про труд их, что высок и вечен,

За что дают им ордена.

Как ждет нас наш ДалекоРеченск, (5)

И акварельные дома.

 

Как мы выходим,

                до умопомраченья современные!

Из самолетов,

                постоянно не стареющих,

И у барьеров нержавеющих

Мы вещи ждем, проверенные, верные…

 

1970-1975

 

ПРИМЕЧАНИЯ.

(1)     -12 апреля 1973 паром "Сахалин-1" пришвартовался у причала Холмского порта. В конце 1976 года, с

прибытием на линию парома "Сахалин-5", первая очередь переправы вышла на проектную мощность. Вторая очередь железнодорожной переправы вошла в действие в 1983;

(2)     – факты из газетных сообщений;

(3)     – написано в 1973 г. (!). Чернобыльская катастрофа произошла в апреле 1986 г., через 13 лет;

(4)     – История (греч.) – исследование,  расспросы. Муза истории  - Клио (от слова прославлять);

(5)     – г.ДалекоРеченск = г.Северодвинск Архангельской обл.

 

 

© Copyright: Александр Петруша, 2012

Регистрационный номер №0048391

от 16 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0048391 выдан для произведения:

 

НАЧАЛО

 

(Первая половина 1970-хх)

 

 

  1. Почему-то в любви…
  2. НА БЕРЕГУ
  3. МЕЖ НАМИ СТАРАЯ ЗЕМЛЯ
  4. ДУША ГОРОДА
  5. А может, из подземных переходов
  6. Коль одинок на свете
  7. Которую неделю
  8. Не приду к тебе утренним…
  9. ИЗ ШКУРНОЙ ЖИЗНИ
  10. А ведь бывает так всерьез…
  11. И от любви сбежал…
  12. НЕОКОНЧЕННЫЕ ТЕТРАДИ
  13. Были же рядом…
  14. Мы с тобою расстанемся…
  15. И судьба мне дадена…
  16. А сиреневый взляд…
  17. ПРЕДЧУВСТВИЕ РАССТАВАНИЯ
  18. Не хочу я тебя забыть…
  19. Может, сердцем оттаю…
  20. Все это, все было…
  21. И осознав минуты вещность…
  22. ТЫ УХОДИШЬ, ВЕЧНОСТЬ ПРИХВАТИВ
  23. ТЫ ИЗМЕНИЛАСЬ
  24. Лишь в романтике…
  25. Раз истощается душа…
  26. Да здравствует температура…      

                                           

1             

Почему-то в любви (так бывает всю жизнь)

Все мы верим в начало хорошего.

Все хотим, чтобы где-то паслись

Настроенья лиловые лошади…

2

НА БЕРЕГУ

Как вымпел отзовется

Порывов струйный сток.

А голос оборвется,

Как будто бы платок.

 

В природе не бывает

Спокойным струнный звон.

Стремительно стихает

Уставшей стали стон.

 

А ветер, словно вечер

По солнечным часам,

Заката краской плещет

По черным парусам.

 

И весело в погоне

Мне падал звездопад.

Подставьте же ладони!

Я звездами богат!

3

МЕЖ НАМИ СТАРАЯ ЗЕМЛЯ

Меж нами старая Земля,

Планета, ровным счетом.

Мне до тебя лететь три дня

Хвостатым самолетом.

Весь мир – пустыня без тебя,

А я – посередине.

Мне до тебя лететь три дня,

С сегодняшним – четыре.

Привета очень долго жду.

Своей рукой, на счастье,

Я тихо-тихо дни кладу

В почтовый долгий ящик.

4

ДУША ГОРОДА

А мы с тобой счастливые такие!

Открытой  лаской, щедростью, добром,

Как внуков нас встречает древний Киев,

Дорожки посыпая серебром.

 

Нас обнимает теплое барокко,

И кланяется вычурный ампир.

Таким домашним светом дарят окна

Загадочно зашторенных  квартир!

 

Нам улыбнутся старые фасады,

Зажмурятся лукаво фонари.

А нам сегодня лишь того и надо,

Играть друг с другом  в сладкое  “Замри!”

 

На шапке и на шубке искры света,

Вечерняя метелица  нежна.

Рука в руке, я так мечтал об этом,

Русалочка, снегурочка, княжна!

 

Взлетим наверх по лестнице винтажной,

В даль времени вглядимся чуть дыша.

Я здесь  тебе скажу о самом важном.

В том месте, где у города душа.

5

А может, из подземных переходов

Выходит грусть-тоска?

Двадцатый век.

А ей и дела нет до теплоходов,

До самолетов наших, до ракет.

И притяжение забот преодолев,

Подкрадываясь мягко и внезапно,

Она берет за сердце, словно лев,

Мохнатой и когтистой, теплой лапой.

Влюбленные! Что смотрите на снег?

Не спится вам полночною порою?

Вы, может быть, сейчас счастливей всех,

Живущих в этом мире под луною.

А может быть, с днепровских куполов,

Их позолотой сказочной расцвечен,

Прекрасней самых чудных слов

Приходит песня в этот зимний вечер.

 

Сказать тебе все сразу не могу.

Любить – как жить, и нелегко и просто.

А я тебе возьму и подарю

Труханов остров, Труханов остров.

 

Труханов остров – он не для строки.

Что в памяти моей его дороже?

На острове пески, пески, пески,

И в памяти пески и ветер тоже.

 

А счастье рядом, вот оно, взгляни!

Протянешь руку – бьется на ладони…

А за мостом огни, огни, огни

В воде застывшей, тихой и спокойной.

 

Ах, это время! Этот блеск реки!

А счастье? Вдруг оно не повторится?

Но где-то здесь, нахохлившись, сидит

Угрюмой вечности презрительная птица!

6

Коль одинок на свете,

Как отзвук давних бедствий,

Закон нарушив этим

Взаимных соответствий,

В плену непостоянства,

Познаньем утомлен,

Поймешь и связь пространства,

И двойственность времен.

И в прожитом до дырок

Догадка забрезжит:

Зачем же дан нам мир?

А для того, чтоб жить!

7

Которую неделю

Вот так и живу.

Ни во что не верю,

Ничего не жду.

В противоречивость

Погрузился весь.

Может, справедливость

Где-то в мире есть?

Может, на планете,

Там, на островах,

Есть весна в рассвете,

В травах и цветах?

И где нет измены,

Счастливо живут,

Где любовь священна,

Благодарен труд.

Благосклонно поле

К тем, кто сеет рожь.

А посеешь горе,

Что пожнешь?

8

Не приду к тебе утренним светом

И погаснет надежда, когда

В расставания сумрак одетым

Ты запомнишь меня навсегда.

 

Тишину потревожив немного

И стремительно, с легкой ноги,

Уходя  от родного порога,

Тихим шелестом смолкнут шаги.

 

А любовь меня, все же, достанет,

И, почувствовав муку втройне…

Милая! Вдруг она станет

Добровольным распятием  мне?

9

ИЗ ШКУРНОЙ ЖИЗНИ

И тут таков закон, быть может:

Чем выше и трудней полет,

Как только кто-то крылья сложит,

Так и падет!

 

… и вот, медвежьей шкурой,  лежу я на полу

и  по мне люди ходят, как будто по ковру!

 

Страшась зубастой пасти –

Хоть шкура, был же зверь!

К моей хозяйке часто

Стучатся гости в дверь.

 

Одни приходят чинно,

Садятся на диван

И рассуждают длинно

Про моды и экран.

 

Другие грустью модной

Всего себя связав,

Придут и мутно смотрят

В стеклянные глаза.

 

А третьи силой горды, -

Грозе лесов привет!

Бывает, плюнут в морду,

Когда хозяйки нет.

 

Да и она, забывшись,

Спешит когда куда,

Об мой когтище бывший

Споткнется иногда.

 

И не поймет, родная,

Вглядевшись свысока.

Что там лежит живая,

Не лапа, а рука.

 

Одни лишь шкуры знают:

Смирился, так лежи!

Когда в тебя вонзают

Не каблуки, ножи.

10

А ведь бывает так всерьез,

Что рано поутру,

В секунду рушатся мечты, надежды, планы,

И ты, как битый пес,

Ползешь в свою нору

Обиженно скуля, зализывая раны.

11

И от любви сбежал, как от заразы,

В бумаги белой разлинованную клеть.

С пера сползают строчки-дикобразы

Кричать, бороться, думать и гореть!

 

О, вдохновите, дайте  жить надежде!

Перевернется мир и зазвенит капель,

Все будет так и не таким, как  прежде

 Весна наступит вовремя, не подведет апрель!

 

Я докажу, я должен и достоин

Любви не только вашей, но других.

Я только силой побежденный воин.

Но духом крепок,  мощен и правдив!

12

НЕОКОНЧЕННЫЕ ТЕТРАДИ

Не все это шутки ради,

Жизни моей рубежи:

Неоконченные тетради,

Неначатые чертежи.

 

Мой жизненный счет не отсрочен.

И нужно успеть, не устать.

За двойственным контуром общим

Простые слова отыскать.

 

Когда-нибудь, лет через двести,

Копаясь в архивной тиши,

Историк нащупает вместе

Две строчки моей души.

 

Найдет и отложит все это,

Минутно  взгляд задержав:

Он, вроде бы, слышал где-то,

И, вроде бы,  где-то читал.

 

Подумает:  “Это не ново”,

Его повторяли  стократ.

Ведь это давно знакомо,

Об этом все говорят!

 

Не надо мне славы вечной.

Нет мысли мне этой милей:

Хотя бы одним словечком

Жить в памяти, в сердце людей.

13

Были же рядом,             

Были же вместе,

Что помешало весне?

Демоном памяти,

Демоном мести,

Ты прилетаешь во сне.

 

Слушай признание,

Девушка-песня:

Не покоряясь судьбе,

Силой, надеждою,

Верою, честью,

Я присягаю тебе.

14

Мы с тобою расстанемся,

Нам такая судьба.

Легче было б покаяться

И забыть навсегда.

 

Будто кто-то в троллейбусе

Незнакомый, стоял.

Хочешь плачь, исповедуйся,

Образ был и пропал,

 

В синей дымке растаяло

Обаянье его.

А в душе не оставило

Ничего, ничего.

 

Мы с тобой не повенчаны,

Только в памяти след.

Радость, девочка, женщина –

Что-нибудь бы в ответ!

 

Будто что-то не высказал,

Будто что-то забыл.

И, как будто, воистину

Оглянуться нет сил.

 

Попрощаться - да где уж там!

И бежишь от себя,

Словно юная девушка

Поглядит на тебя.

15

И судьба мне дадена...

Путь-дорожка дальняя,

Вместо сна залетного - полуночный бред.

Счастие украдено, болью сердце ранено...

А любовь-то ранняя,

Незаживший след.

 

С чьей не знаю, помощью,

В ласковые речи

Я поверил заново - в  утренний рассвет…

Будут сниться полночью

Девичии плечи

И виски усеивать яблоневый цвет...

16

А сиреневый взгляд вопросом

От наивности так и жжет:

Что же,  юноша медноголосый,

Что же ждет тебя, что же ждет?

 

А я осеннюю песню поэта

На один бы лишь взгляд променял.

Точно также глядит с портрета

Моя молодость на меня…

17

ПРЕДЧУВСТВИЕ РАССТАВАНИЯ

Поцелуй меня ты на прощанье!

Навсегда придется мне уйти.

О тебе цветы воспоминаний

Растеряю где-то на пути.

 

И придет щемящая разлука.

Новый день родится и умрет.

А тебя вечерней жизни скука

От меня оттянет, оторвет.

 

В сожалении, обиде и заботе

Зашагаю молча,  далеко.

Оглянусь мельком на повороте,

Ты взмахни мне бережно рукой!

 

Широко, спокойно и беспечно

Заживешь, не помня обо мне.

Верю, нам судьба готовит встречу

В затуманной, дальней стороне.

 

И скажу, полуседой от пыли

Неудач и жизни суеты:

Как хочу, чтобы меня любили,

Как хочу, чтобы любила ты!

18

Не хочу я тебя забыть,

Без тебя ничего не мило.

Ни  писать, ни страдать, ни жить

Ни любить не могу вполсилы.

 

И не знаю я чувства полней,

И себя лишь в одном виню,

Что не смог отыскать нежней

И прекраснее слова люблю.

 

Что поделаешь, наши пути

Повстречавшись, расходятся где-то.

То, что сразу не смог уйти

Ты пойми и прости за это.

 

Ведь пройдет еще столько дней,

Незаметно сменяя даты,

Пока станет любви сильней

Нестерпимое чувство утраты.

19

Может, сердцем оттаю.

Грусть стихом продолбив.

Словно жуткую книгу читаю,

Чьей-то первой любви.

 

Ты, услышав сегодня,

Что я где-то погиб,

Улыбнулась, - теперь я свободна

От упреков любых

 

Что, не видное глазу,

Стало сердцу бы в рост?

Ты избавилась сразу

Ото всех неудобств.

 

Только память застыла:

Поцелуями губы связав,

Тихо шепчешь мне: Милый,

Ты не прав, ведь не прав?

20

Все это, все было прежде…

Проходит в вишенном цвете

Поезд Доброй Надежды, -

Самый медленный поезд на свете.

21

…и осознав минуты вещность,

В делах обычных видеть вечность…

 

Узнав не только из газет,

Про мост, что на ДВРЗ.

 

Мне очень нравится  настрой

Вернуться в Сахалинморстрой!

 

Мы  там  с друзьями  вчетвером

Дадим  стране второй  паром. (1)

 

Забыв, что на углу Владимирской

Зеваки бродят день-деньской.

 

Не вспомнив, что и днем и ночью

Там за поэзиями очередь.

 

Или, мечты рассеяв дым,

Уехать бы опять в Надым,

 

Предпочитая всем местам

Стихи свои читать бы там?

 

О, как хочу, забыв про вечность,

В делах обычных видеть вещность!

 

22

ТЫ УХОДИШЬ, ВЕЧНОСТЬ ПРИХВАТИВ

 

…Жду, чтобы вселенский примитив

Навсегда движенье прекратил.

 

И планеты, соскочив с орбит,

Всковыряли  каплями зенит.

 

Ты уходишь, вечность прихватив…

 

А на рожь упал метеорит,

Ветра вихрь, и вот она горит.

 

Хлеб, взращенный мукою труда,

Просто уничтожить навсегда.

 

Слезы плавят камень и металл!

И в Анголе применен напалм. (2)

 

И детей выносят из огня

Там, конечно, тоже без меня.

 

Ты уходишь, вечность прихватив…

 

А французский новый термояд

Австралийцы не предотвратят.  (2)

 

Может, потому-то в  Ле-Бурже

Гибнут самолеты в вираже. (2)

 

С N-ской базы поднялся “Фантом”,

На Камбоджу, а в Лаос потом. (2)

 

У дороги №5 начался бой.

Что еще уносишь ты с собой? (2)

 

Мне приснилась черная звезда,

Черный камень, мертвая вода.  (3)

 

Я кричу тебе в сегодня из вчера:

“Ну  пускай любовь обречена,

 

Не был бы радиоактивен снег,

А печаль мы разделили бы на всех! ” (3)

 

Слаб, наверное,  был голос мой и тих.

Боль планеты делим на двоих.

23

ТЫ ИЗМЕНИЛАСЬ…

Ты изменилась,

Ты мне изменилась так,

Что в милой женщине моей

Уже не вижу больше изменений.

На стене

Огней вечерних светотени.

Оттуда, где нет света – тени,

Измятые две параллели

Того, чего давно уж нет…

Я сквозь решетки строк протягиваю руки,

Свои когда-то ласковые руки,

Черты лица твои, как звуки

Сквозь пальцы протекли.

Шагов стихающие капли

Упали, а слова иссякли

И, вместо встречных звуков в такте

Слеза печальная катилась…

Ты изменилась.

24

Я в романтике красных суббот

Нахожу оправдание будням.

Тем, кому это скучно и трудно

Оправданья вовек не дано.

 

Есть потребность у русской души,

Чтобы дело вертелось, горело.

Жаждут руки добро совершить,

И усталости требует тело.

 

Я о молодости, о судьбе,

О ночах соловьиного свиста.

Я о том, что разбудят в тебе

Предрассветные трубы горнистов.

 

Что истории тонкая  нить,

Что мне славить и что мне  узнать, (4)

Что мне спрашивать, как  сохранить

Неоконченную эту  тетрадь?

 

Водопад полустертых имен

Захлестнет со страницы упрямо.

А в окна врывается прямо

Мозаика алых знамен!

25

Раз истощается душа,

Нельзя позволить отдых телу.

Я буду жить, добро верша,

Ворочать горы, делать дело.

 

Учиться и других учить,

Разбегу в жизнь и в час – полету.

Попробую судьбу вложить

В день инженера, в ночь поэта.

 

По вечерам валиться с ног,

Благословлять свою усталость,

Как хлеб, как песню, как итог,

Как высшую от Бога данность.

26

Да здравствует температура

Высоких чувств, высоких дней!

Да сбудется литература

Судьбы моей, страны моей!

 

Одушевление машин –

Так называется работа.

Все для нее, но есть забота,

Особая потребность у души:

 

Так рассказать, чтобы узнали

И обо мне, и о других.

В каких безбрежных дальних далях

Работают друзья мои.

 

Про труд их, что высок и вечен,

За что дают им ордена.

Как ждет нас наш ДалекоРеченск, (5)

И акварельные дома.

 

Как мы выходим,

                до умопомраченья современные!

Из самолетов,

                постоянно не стареющих,

И у барьеров нержавеющих

Мы вещи ждем, проверенные, верные…

 

1970-1975

 

ПРИМЕЧАНИЯ.

(1)     -12 апреля 1973 паром "Сахалин-1" пришвартовался у причала Холмского порта. В конце 1976 года, с

прибытием на линию парома "Сахалин-5", первая очередь переправы вышла на проектную мощность. Вторая очередь железнодорожной переправы вошла в действие в 1983;

(2)     – факты из газетных сообщений;

(3)     – написано в 1973 г. (!). Чернобыльская катастрофа произошла в апреле 1986 г., через 13 лет;

(4)     – История (греч.) – исследование,  расспросы. Муза истории  - Клио (от слова прославлять);

(5)     – г.ДалекоРеченск = г.Северодвинск Архангельской обл.

 

 

Рейтинг: 0 1085 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!