Стрекоза

9 августа 2014 - Галина Карташова
article231575.jpg

     

       Дверь он открыл сразу, не заглядывая в глазок и не спрашивая «кто там?». Время вечернее, но не позднее. На пороге стояла девушка, вид не вульгарный, внешность обыкновенная. Единственное, что сразу бросилось в глаза, огромные глаза, то ли серого, то ли голубого цвета, и очень тоненькая талия.

- Стрекоза, - усмехнулся про себя Олег и, в ожидании объяснений, молча, смотрел на визитёршу.

- Понимаете, у меня сейчас на улице хулиганы вырвали сумочку из рук, а там всё: ключи, деньги. Тётя на дежурстве, и домой я не могу попасть. Я живу в этом доме, мне бы только до утра посидеть где-нибудь. На улице холодно и страшно.

 

Мелко-занудный дождь за окном подтверждал её слова.

 

- А что к соседям не пошла, к друзьям?

- Мы недавно въехали, ещё никого не знаем, а во всём доме только у вас горит окно. Вы не беспокойтесь, я не помешаю, вот здесь в прихожей посижу. Вот только, извините, - она покраснела, - мне бы в туалет.

- Проходи. Как тебя зовут-то?

- Э-э-э… Эмма.

Ну, кто бы сомневался, самое подходящее имя для стрекозы.

 

Олег всегда поражался басне Крылова про стрекозу и муравья. Жлоб этот муравей, зачем было выгонять на явную погибель «девицу», пусть даже такую ветреную и бестолковую. Пустил бы перезимовать. Короче, плохая басня, ничему доброму не учит.

 

В конце концов, решил он, что ему сделает девчонка, чужих она впустить не сможет, если это наводчица, он вынул из замочной скважины ключ, положил в карман. Сомнения всё же ворошились где-то в подсознании. Почему девочка сухая? На улице дождь, зонтика у неё в руках нет. Ладно, может быть, в подъезде давно стоит, обсохла. Насчет единственно освещённого окна тоже сомнения. В 11-то вечера.

Стараясь не зацикливаться на своих сомнениях, предложил неожиданной гостье чай, ужин. Поболтали ни о чём, вернее, говорил-то, в основном, Олег, девушка только смущенно улыбалась, изредка вставляя ничего не значащие реплики. Он же, чтобы не допустить неловкости молчания, рассказывал о себе, о работе, о жене, уехавшей навестить родителей.

 

Утром, извинившись, что ему пора на работу, проводил девицу до дверей, предварительно осмотрев лестничные пролёты, нет ли где соседского дозора. Шурочка, жена, конечно, поверит его рассказу и объяснениям, но иногда лучше избежать всяких объяснений. А так, ничего не было, никого не было.

 

Через два дня обстоятельства вынудили его заскочить домой на несколько минут средь бела дня. Открывая замок, удивился, что заперт он только на один оборот ключа.

- Старею, - подумал Олег, - промашку дал, хотя такие мелочи делаются на автомате.

Чужого в квартире он почувствовал раньше, чем увидел. Хотелось открыть перед чужаком дверь настежь и сказать:

- Катись, я тебя не видел.

Но дверь уже заперта на ключ, чтобы открыть её, нужно повернуться спиной, а вот этого не хотелось делать категорически. От мобильника сейчас никакого проку. Молнией мелькнула мысль, почему не оснастить мобильники тревожной кнопкой, нажал бы сейчас, и вот к нему на выручку летят… Кто там должен лететь, спасатели, полиция? Ну, хоть кто-нибудь.

А парнишка, кажется, настроен вполне серьёзно, вот и нож у него в руке, почему-то в левой, правая рука в кармане. Что у него там?

 

Инстинктивно Олег пошарил у себя за спиной, не сумеет ли выскочить за дверь. В руку попалась палка, пристроенная в углу. В прошлом году Шурочка сломала плечо. Чтобы после гипса разработать руку, он принёс ей эту палку для гимнастики. С размаху, ни о чём не задумываясь, вломил этой палкой по башке незваному гостю. Тот рухнул, как-то странно крякнув. Всё произошло молниеносно.

 

Никаких сомнений, что парень мёртв, не было.

У Олега резко заломило затылок, что делать. Что же теперь делать? В ушах стоял звон, и даже мысли просачивались, словно сквозь вату.

- Чёрт! Чёрт… И зачем этот дурак вынул ключ из скважины? Я бы подошёл, подумал, что заклинило, вызвал бы слесаря или ещё кого-нибудь... Наверное, нужно вызвать полицию. Спросят, кто это, как сюда попал. А я откуда знаю. Но, предполагаю, что без Эммы-стрекозы дело не обошлось. Много странностей и нестыковок было в её появлении.

 

Олег, с трудом превозмогая накатывающую тошноту, осмотрел карманы незнакомца. Совершенно пусто, если не считать ключа от его, олеговой, двери. Ни мобильника, ни денег. Что ему было надо? Кто знает о его визите сюда. Видел ли кто-нибудь, как он входил в квартиру? Вот это вряд ли. На «стрёме» тоже, скорее всего, никого нет, раз Олег застал его врасплох.

 

В детективах, которые так любил читать Олег, всё было просто – есть преступление, есть преступник, которого специалисты непременно вычисляют.

 

А тут… Олег даже застонал… Он же сам теперь убийца. Что же делать, что же делать? Одному ему никак не справиться с этим делом. Друзья? Ни в коем случае. Жена? Она всё равно в отъезде, да и не захотел бы он жену грузить такой проблемой. Как она воспримет, как отнесётся к тому, что нужно жить в квартире, где лежал труп, что её муж, нежно любимый Олежка, пусть невольный, но убийца. Сможет ли она, как прежде, смеясь, целовать его руки?

Палку нужно немедленно выбросить. Или нельзя, это же улика для следствия. Следствие… Острая боль ввинтилась в виски. Следствие. Поймут ли, оправдают ли его Олега? И как долго всё это будет длиться? Через неделю он собирался в отпуск, ехать за Шурочкой.

 

Может быть, вывезти труп, где-нибудь закопать. Нет трупа, нет проблемы. Физически в одиночку это дело не провернуть. Да и морально… Вот опять тошнота стоит в горле. Невольно, как в детстве, вырвался невольный зов: «Мама!», а рука уже тянулась к мобильному:

- Мама, ты мне нужна.

- Элементарно, Ватсон! Ты где?

- Дома.

Её голос посерьёзнел:

- Буду через 20 минут. Деньги нужны?

- Пока не знаю.

 

Людмила Тимофеевна, выслушав рассказ Олега, убедила его представить для полицейских произошедшее в следующей версии. Это ОНА пришла к нему в квартиру и застала там неизвестного, это ОНА нанесла роковой удар. Обговорив детали, они проделали несколько корректирующих манипуляций. Удалили в памяти своих мобильников его последний звонок. Потом записали разговор инсценированный. Она набрала его номер и, задыхаясь от волнения, впрочем, совершенно искреннего, заговорила:

- Олег! Я в твоей квартире, в общем… Приезжай скорее.

Они не думали, что кто-то будет проверять время их звонков, но на всякий случай решили подстраховаться.

Потом он набрал номер шефа:

- Алексей Иванович, тут такое дело, мать звонит, что-то у неё там стряслось. Я отлучусь ненадолго.

- Конечно, конечно, Олег Николаевич. Родителям нужно помогать. Всяческих благ Вашей матушке.

 

Олег объяснил в малейших подробностях, как он пятился, как брал палку, как замахивался. Людмила Тимофеевна воспроизвела все эти действия сама.

 

Вызвали полицию. Всё прошло благополучно. Оперативники были предельно вежливы и внимательны. Никто не выразил ни малейшего удивления по поводу рассказанной ими истории. Порекомендовали Людмиле Тимофеевне обратиться к врачу, мало ли, как могла повлиять на неё такая встряска. Спрашивали, не знаком ли им этот человек, какие у него могли быть цели для проникновения в их квартиру, откуда у него ключ от квартиры. Мать и сын на все вопросы отвечали честно:

- Не знаем, никогда не видели. Зачем он явился, понятия не имеем. Антикварных ценностей нет, валютных сбережений нет. Средний финансовый достаток.

 

Про Стрекозу они заранее уговорились не упоминать, рассказывать вроде не о чем. Но для себя Олег решил, что постарается найти эту девицу, чтобы задать ей несколько вопросов.

 

Людмила Тимофеевна предлагала поехать к ней, но он отказался. Ему хотелось остаться одному.

 

Шурочка позвонила, когда по времени он должен был бы вернуться с работы:

- Вася у тебя?

- Какой ещё Вася?

- Ну, это маминой подруги сын. Ему нужен слуховой аппарат, ты ему помоги. От ЛОРа у него все выписки есть, отвези его в сурдологический центр. Он такой стеснительный, сам ничего не сможет пробить. Видишь, и к тебе ещё не добрался, а я ему дала ключ от квартиры.

Липкий пот стекал по лопаткам Олега:

- А Стрекоза?...

- Олег, ты слушаешь, что я тебе говорю?  Ты посмотри, может быть, он во дворе сидит. Такой с виду простоватый парень, портфель у него приметный, с такими давно уже никто не ходит. Кстати, не забудь забрать у него мой ключ. Причём тут стрекоза?

- Стрекоза ни при чём. Это совсем другая басня.

 

Олег прошёл на кухню, машинально отметив на столике возле мойки частично ошкуренное яблоко. Потянул за шнур жалюзи, чтобы закрыть окно, левая часть не закрывалась, что-то её зажимало. Олег нагнулся, чтобы расправить пластинки, за угловым диванчиком, прижимая занавесь, стоял неказистого вида портфельчик.

 

  

 


 


© Copyright: Галина Карташова, 2014

Регистрационный номер №0231575

от 9 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0231575 выдан для произведения:

        Дверь он открыл сразу, не заглядывая в глазок и не спрашивая «кто там?». Время вечернее, но не позднее. На пороге стояла девушка, вид не вульгарный, внешность обыкновенная. Единственное, что сразу бросилось в глаза, огромные глаза, то ли серого, то ли голубого цвета, и очень тоненькая талия.

- Стрекоза, - усмехнулся про себя Олег, и в ожидании объяснений, молча, смотрел на визитёршу.

- Понимаете, у меня сейчас на улице хулиганы вырвали сумочку из рук, а там всё: ключи, деньги. Тётя на дежурстве, и домой я не могу попасть. Я живу в этом доме, мне бы только до утра посидеть где-нибудь. На улице холодно и страшно.

 

Мелко-занудный дождь за окном подтверждал её слова.

 

- А что к соседям не пошла, к друзьям?

- Мы недавно въехали, ещё никого не знаем, а во всём доме только у вас горит окно. Вы не беспокойтесь, я не помешаю, вот здесь в прихожей посижу. Вот только, извините, - она покраснела, - мне бы в туалет.

- Проходи. Как тебя зовут-то?

- Э-э-э… Эмма.

Ну, кто бы сомневался, самое подходящее имя для стрекозы.

 

Олег всегда поражался басне Крылова про стрекозу и муравья. Жлоб этот муравей, зачем было выгонять на явную погибель «девицу», пусть даже такую ветреную и бестолковую. Пустил бы перезимовать. Короче, плохая басня, ничему доброму не учит.

 

В конце концов, решил он, что ему сделает девчонка, чужих она впустить не сможет, если это наводчица, он вынул из замочной скважины ключ, положил в карман. Сомнения всё же ворошились где-то в подсознании. Почему девочка сухая? На улице дождь, зонтика у неё в руках нет. Ладно, может быть, в подъезде давно стоит, обсохла. Насчет единственно освещённого окна тоже сомнения. В 11-то вечера.

Стараясь не зацикливаться на своих сомнениях, предложил неожиданной гостье чай, ужин. Поболтали ни о чём, вернее, говорил-то, в основном, Олег, девушка только смущенно улыбалась, изредка вставляя ничего не значащие реплики. Он же, чтобы не допустить неловкости молчания, рассказывал о себе, о работе, о жене, уехавшей навестить родителей.

 

Утром, извинившись, что ему пора на работу, проводил девицу до дверей, предварительно осмотрев лестничные пролёты, нет ли где соседского дозора. Шурочка, жена, конечно, поверит его рассказу и объяснениям, но иногда лучше избежать всяких объяснений. А так, ничего не было, никого не было.

 

Через пару дней обстоятельства вынудили его вернуться домой внепланово, средь бела дня. Открывая замок, удивился, что заперт он только на один оборот ключа.

- Старею, - подумал Олег, - промашку дал, хотя такие мелочи делаются на автомате.

Чужого в квартире он почувствовал раньше, чем увидел. Хотелось открыть перед чужаком дверь настежь и сказать:

- Катись, я тебя не видел.

Но дверь уже заперта на ключ, чтобы открыть её, нужно повернуться спиной, а вот этого не хотелось делать категорически. От мобильника сейчас никакого проку. Молнией мелькнула мысль, почему не оснастить мобильники тревожной кнопкой, нажал бы сейчас, и вот к нему на выручку летят… Кто там должен лететь, спасатели, полиция? Ну, хоть кто-нибудь.

А парниша-то настроен вполне серьёзно, вот и нож у него в руке, почему-то в левой, правая рука в кармане. Что у него там?

 

Инстинктивно Олег пошарил у себя за спиной, не сумеет ли выскочить за дверь. В руку попалась палка, пристроенная в углу. В прошлом году Шурочка сломала плечо. Чтобы после гипса разработать руку, он принёс ей эту палку для гимнастики. С размаху, ни о чём не задумываясь, вломил этой палкой по башке незваному гостю. Тот рухнул, как-то странно крякнув.

 

Никаких сомнений, что парень мёртв, не было.

У Олега резко заломило затылок, что делать. Что же теперь делать? В ушах стоял звон, и даже мысли просачивались, словно сквозь вату.

- Чёрт! Чёрт… И зачем этот дурак вынул ключ из скважины? Я бы подошёл, подумал, что заклинило, вызвал бы слесаря или ещё кого-нибудь... Наверное, нужно вызвать полицию. Спросят, кто это, как сюда попал. А я откуда знаю. Но, предполагаю, что без Эммы-стрекозы дело не обошлось. Много странностей и нестыковок было в её появлении.

 

Олег, с трудом превозмогая накатывающую тошноту, осмотрел карманы незнакомца. Совершенно пусто, если не считать ключа от его, олеговой, двери. Ни мобильника, ни денег. Что ему было надо? Кто знает о его визите сюда. Видел ли кто-нибудь, как он входил в квартиру? Вот это вряд ли. На «стрёме» тоже, скорее всего, никого нет, раз Олег застал его врасплох.

 

В детективах, которые так любил читать Олег, всё было просто – есть преступление, есть преступник, которого специалисты непременно вычисляют.

 

А тут… Олег даже застонал… Он же сам теперь убийца. Что же делать, что же делать? Одному ему никак не справиться с этим делом. Друзья? Ни в коем случае. Жена? Она всё равно в отъезде, да и не захотел бы он жену грузить такой проблемой. Как она воспримет, как отнесётся к тому, что нужно жить в квартире, где лежал труп, что её муж, нежно любимый Олежка, пусть невольный, но убийца. Сможет ли она, как прежде, смеясь, целовать его руки?

Палку нужно немедленно выбросить. Или нельзя, это же улика для следствия. Следствие… Острая боль ввинтилась в виски. Следствие. Поймут ли, оправдают ли его Олега? И как долго всё это будет длиться? Через неделю он собирался в отпуск, ехать за Шурочкой.

 

Может быть, вывезти труп, где-нибудь закопать. Нет трупа, нет проблемы. Физически в одиночку это дело не провернуть. Да и морально… Вот опять тошнота стоит в горле. Невольно, как в детстве, вырвался невольный зов: «Мама!», а рука уже тянулась к мобильному:

- Мама, мне нужна помощь.

И, как всегда в трудную минуту, её весёлый голос:

- Элементарно, Ватсон! Ты где?

- Дома.

И тут же её голос посерьёзнел:

- Буду через 20 минут. Деньги нужны?

- Пока не знаю.

 

Он ещё совершенно не представлял, чем закончится дело, как всё сложится в его жизни дальше. Он знал, что ещё будет больно, тяжело и непредсказуемо, но чуть-чуть стало легче, мама «подула на ранку».

Рейтинг: +6 222 просмотра
Комментарии (10)
Серов Владимир # 9 августа 2014 в 18:40 0
А как же нож в руках преступника?
Ирина Перепелица # 31 августа 2014 в 18:15 +2
Да это же он яблоко от кожуры очищал))!
Грустный дедектив, да и можно было предупредить мужа по телефону, но...
Тогда бы не было этого дедектива.
Людмила Комашко-Батурина # 26 августа 2014 в 00:59 +2
Мне очень понравился рассказ, особенно непредсказуемый конец! Случайное стечение обстоятельств и ты... уже преступник... Удачи автору!
Вячеслав Светлов # 7 сентября 2014 в 17:48 +2
Отличный рассказ!
Успехов Вам!

50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e flower
Alexander Ivanov # 10 сентября 2014 в 22:03 +2
Класс! Очень понравилось! Интересный сюжет и прекрасно написано!

Галина Карташова # 10 сентября 2014 в 22:13 0
zst Засмущалась от похвалы такого литературного мастера. Спасибо!
Наталья Тоток # 10 сентября 2014 в 22:33 +1
Прочитала с интересом. Спасибо. elka2
Галина Карташова # 11 сентября 2014 в 19:41 0
Спасибо за отзыв ura
Николай Георгиевич Голендухин # 26 сентября 2014 в 14:56 +1
Тут даже и сказать нечего, хотя сюжет так закручен... 36
Трагичная история... nogt
Галина Карташова # 26 сентября 2014 в 19:55 +1
Чего только в нашей жизни не бывает, никогда не знаешь, какой она сюжет закрутит.